Проблемы сотрудничества стран – участников ШОС как фактор экономической безопасности Казахстана 

За время своего существования ШОС стала крупной региональной структурой с широкими возможностями для взаимовыгодных отношений в торгово-экономической области. Важным фактором успешного взаимодействия в этом направлении, на наш взгляд, является значительный территориальный, человеческий, ресурсно-сырьевой и транспортно-транзитный потенциал.  Эта  структура  предусматривает  сотрудничество в области внешней торговли, инвестиций, транспорта и коммуникаций, энергетики, кредитно-банковских отношений, сельского хозяйства, экологии, в научно-технической и социальной сферах.

В настоящее время, по международным меркам, общий объем торговли между странами Шанхайской организации сотрудничества невелик. Как показывают расчеты, для стран-участниц значение ШОС в этом смысле различно. Что касается центральноазиатских участников – значение ШОС достаточно велико, поскольку их доля во внешнеторговом обороте, к примеру, Казахстана составила 39%, Кыргызстана – 47%, Таджикистана – 43%, Узбекистана – 25%, при этом для России этот показатель равняется только 9 %, а для Китая – всего 6%.

В целом укрепление торгово-экономического взаимодействия в пределах границ ШОС находится пока лишь на стадии формулирования механизмов взаимопонимания. При этом данный процесс осложняется как существующими противоречиями экономического характера, так и его тесной увязкой с другими направлениями сотрудничества.

Противоречия, возникающие в процессе экономического сотрудничества между участниками ШОС, характеризуются как внешними, так и внутренними факторами.

К внешним можно отнести экономическое и политическое влияние Запада на государства члены ШОС.

В силу ряда объективных обстоятельств, как и в случае с Китаем и Россией, Казахстан также поставлен в условия частичной экономической зависимости от Запада, в частности, от США. С момента обретения независимости руководство РК избрало путь либерализации экономики, как модель проведения глубинных рыночных реформ. Отказ от государственного протекционизмавсфереэкономикинапримереразвитыхстранозначалпринятиеправил«игры» общемировой практики экономических отношений. Эксперты отмечают, что Казахстан, как и большинство развивающихся стран, вошел в систему «Центра и Периферии».

Казахстан, осознавая место, роль и значимость Соединенных Штатов в современной мировой экономике и политике, придает первостепенное  значение  учету  позиции  и взглядов Вашингтона на тот или иной международный проект. Адекватным последствием международной зависимости от США для Казахстана является согласование значимых международных проектов с американской стороной при разработке альтернативных вариантов транспортировки углеводородного сырья из страны, к чему прикован американский интерес. В данном случае речь идет о принятии казахстанской стороной варианта транспортировки каспийской нефти Казахстана, Азербайджана и Туркменистана по маршруту Азербайджан–Грузия (действующий) и далее по новой трассе – через территорию Турции в один из портов в Средиземном море (Джейхан) [1].

Общеизвестно, что с экономической  точки  зрения  этот  вариант  не  выгоден,  а его альтернативный характер по отношению к действующим трубопроводам вызван политическими задачами Запада, что осложняет позицию Казахстана на внешнем рынке. Так, несложно предположить, что именно под влиянием Запада руководство РК длительное время «тормозило» строительство Новороссийского нефтепровода. Подобная практика, как и в случае с остальными членами, может оказаться негативной для налаживания взаимовыгодного сотрудничества членов ШОС.

До сих пор за период организационного становления ШОС влияние Запада на членов организации в отдельности, либо на развитие объединения в целом не имело негативных последствий, однако возможное негативное воздействие внешнего фактора не следует исключать. Между тем, кроме возможных реакций со стороны Запада, существуют и внутренние противоречия между государствами-участниками ШОС.

Внутренние противоречия в ШОС характеризуются, в одном случае, общностью экономических препятствий, а в другом – частным порядком межгосударственных проблем во взаимоотношениях. Учитывая то обстоятельство, что с момента перехода к многопрофильному сотрудничеству основу организации составляет также экономический блок вопросов, отдельно следует остановиться на объективно существующих противоречиях между сторонами в данной сфере.

Здесь можно выделить следующие неблагоприятные факторы в сфере экономики, имеющие место в организации:

  1. Общий уровень развития экономик государств – участников ШОС невысок, в то время как разница в экономической мощи весьма велика.
  2. Страны не уделяют должного внимания торговле в рамках организации, поэтому масштабы ее низки.
  3. В странах-участницах различным образом регулируется процесс либерализации торговли и инвестиций.
  4. В регионе действуют и другие экономические форумы (ЕврАзЭС, а также структуры, поддерживаемые Азиатским банком развития), что во многом ослабляет притягательность ШОС в качестве основы для регионального экономического сотрудничества [2].

Перечисленные общие препятствия на пути налаживания эффективного сотрудничества на практике отражаются в следующем порядке.

Так, по мнению отдельных специалистов, у членов ШОС практически не существует взаимных таможенных барьеров, однако, средняя ставка таможенных пошлин составляет

  • в Китае – 11%; в России – 10,5%; в Казахстане – 12%; в Киргизии – 5,2%; в Узбекистане
  • 20%; в Таджикистане – 10%. Видно, что проблемы в данной области все же имеются.

В частности, Россия, Казахстан, Беларусь установили таможенные ставки на 60- 70% товаров, а торговлю между собой договорились вести без таможенных платежей.

Автоматически ввозные пошлины трех стран призваны препятствовать импорту из государств, не являющихся членами Таможенного союза, в том числе Китая.

Таможенные барьеры являются основным препятствием развития взаимовыгодного сотрудничества стран. Функционирование неэффективной системы таможенного и пограничного контроля существенно задерживает продвижение транспортных средств к пункту назначения.

По оценкам экспертов, около 20% полезного времени работы вагона и локомотива тратится на пограничные и таможенные процедуры, что в конечном итоге приводит к снижению эффективности и конкурентоспособности железнодорожных грузоперевозок.

Например,  автомобильные  перевозчики  для  перехода  границы  между   Казахстаном и Россией тратят в среднем два-четыре дня. Для сравнения, в странах, относящихся к Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), это требует нескольких часов.

По данным официальной статистики, для перевозки грузов требуется 30% общего времени доставки, а на прохождение таможенных формальностей 70%.

Кроме того, в области автомобильного транспорта серьезной проблемой также является незаконное взимание с перевозчиков стран ШОС различных сборов, что противоречит Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП от 14 ноября 1975 г. (Конвенция МДП).

Данное обстоятельство свидетельствует о несовершенстве и неэффективности соответствующих механизмов сотрудничества государств ШОС в транспортной сфере.

Серьезной проблемой транспортного взаимодействия является низкий уровень технического состояния инфраструктуры. По качеству многие автомобильные магистрали, в т.ч. входящие в международные транспортные коридоры, не соответствуют международным стандартам. Дороги, построенные с расчетом устаревших требований нагрузки до 6 т. на ось, нуждаются в усилении дорожного покрытия, расширении проезжей части.

Состояние железнодорожных путей стран ШОС также вызывает серьезную озабоченность. Большая часть путей нуждается в реконструкции и модернизации, приближении к международным стандартам, что требует привлечения крупномасштабных инвестиций. А это, в свою очередь, затруднено ввиду усиления кризисных явлений на мировых финансовых рынках.

Проведенный анализ состояния и проблем интеграционного сотрудничества государств ШОС в области энергетики позволил сделать вывод о наличии позитивных факторов в этой сфере. Активно реализуются совместные проекты в нефтегазовой и электроэнергетической сферах. Проводится работа по реализации выдвинутых президентами Казахстана и России актуальных инициатив по разработке Азиатской энергетической стратегии и формированию Энергетического клуба ШОС. Реализация указанных направлений, безусловно, будет способствовать активизации интеграционного сотрудничества в топливно-энергетической сфере.

Однако пока остаются нерешенными вопросы тарифной и таможенной политики государств ШОС в области энергетики. Сдерживающими факторами являются:

  • несогласованность при формировании тарифов на транзит углеводородного сырья;
  • наличие неэффективной системы таможенного контроля поставок энергоресурсов; 
  • неразвитость нефтегазотранспортной инфраструктуры;
  • износ энергетического оборудования;
  • дефицит генерирующих мощностей.

Нередко для решения своих национальных интересов со стороны некоторых участников организации, в частности Китая, ведется односторонняя политика по отношению к сопредельным государствам.

В настоящее время в рамках реализации плана «поддержания баланса между различнымирегионами» руководством Китаяосуществляетсяразвитиенефтехимической отрасли в СУАР. По данным Центра научно-технической и экономической информации Центральной Азии, в СУАР действует ряд крупных предприятий по переработке нефти и природного газа, выпускающих более 300 наименований химической продукции. К ним относятся – завод по переработке нефти Майтаг, Урумчинское объединение по нефтяной и химической промышленности, завод по переработке нефти Карамай, завод нефтяной и химической промышленности Поскам, завод по производству этилена Майтаг и др.  [3].

Между тем казахстанские аналитики  отмечают  возможность  неблагоприятного для Казахстана развития сценария, когда продукция нефтеперерабатывающей отрасли Западного Китая будет поступать на рынок Казахстана по заниженным ценам, что может привести к снижению спроса на продукцию казахстанских нефтеперерабатывающих предприятий и негативно отразиться на отрасли в целом  [4].

Казахстану в определении планов на среднесрочный период необходимо учитывать, что в ближайшие 10 лет сохранится зависимость участников ШОС от сотрудничества в области энергетики, которая в развитии организации станет одним из приоритетных направлений. Это обусловлено тем, что Китай будет использовать энергетику для получения от остальных членов ощутимых для себя выгод.

В этой связи возможно использование Китаем приграничного расположения с Казахстаном, исключающего дополнительные транспортные расходы по транспортировке в сторону снижения цены  на  импортируемые  углеводороды. Кроме того, Пекин  будет в состоянии использовать экономические и политические рычаги для осуществления выгодного энергетического обмена со странами ШОС вплоть до делимитации границы.

Москва, которая воздерживается от прямых поставок углеводородов на китайский рынок, возможно, в скором времени согласится с вариантом транспортировки своего сырья в Китай, встав в один ряд с нашей республикой. В итоге Россия и Казахстан могут оказаться, с одной стороны, в равно уязвимом состоянии, а с другой – уже конкурирующими между собой, что станет инструментом для политических игр Пекина.

В складывающейся ситуации РФ и РК необходимо выработать единую энергетическую политику по отношению к Китаю, в том числе в рамках ШОС, поскольку отношения между членами в сфере энергетики во многом будут зависеть от политики КНР.

Ещеоднимпримеромнекорректногоотношения Пекинаксвоимпартнерампоальянсу является введение антидемпинговых тарифов на ввоз холоднокатаной сталелитейной продукции из ряда стран, включая Казахстан и Россию, для которых максимальная ставка пошлин установлена соответственно в 48% и 29% (для Тайваня – в 55%).

Эти шаги Китая показательны тем, что, отменив в 2003 г. квоты на транзит, он фактически  признал  перепродажу  по  рыночным  ценам  другим  третьим государствам импортируемой из Казахстана и других стран-экспортеров стали. Таким образом, наращивая объем экспорта стали, Китай развивает свою национальную сталелитейную промышленность. Вполне возможно использование Пекином тех же методов и в отношении углеводородного сырья, экспортируемого из Казахстана. Введение же высоких пошлин в отношении партнеров по ШОС, в том числе и для Казахстана, с позиций добросовестного соблюдения договоренностей о развитии экономического сотрудничества, выглядит весьма нелогичным.

Неудивительно, что впоследствии Казахстан и страны СНГ с настороженностью восприняли предложение Пекина о создании в рамках ШОС «свободной торговой зоны», поскольку уже сейчас на рынке товаров и услуг Центральной Азии и России многие китайские фирмы являются бесспорными лидерами.

Высказанное предложение китайской стороны свидетельствует о стремлении Пекина найти новые рынки для китайских товаров и о его желании содействовать развитию своего отсталого Западного региона, граничащего со странами Центральной Азии [5].

Актуальной проблемой остается односторонняя деятельность Китая в отношении Казахстана и в вопросах использования трансграничных рек. Вопрос эффективного использования трансграничных рек является одним из важнейших для Казахстана. В последние годы китайское руководство планирует строительство проекта по использованию трансграничных рек Иртыш – Карамай, по которому часть воды из верховья Иртыша будет перебрасываться в район нефтяного месторождения Карамай. В случае расширенного использования водных ресурсов Иртыша в Казахстане нарушится природное равновесие в зоне озера Зайсан. Тяжелый удар может быть нанесен экономике Восточно-Казахстанской и Павлодарской областей Казахстана и Омской области РФ. По оценкам отечественных экспертов, в результате ввода в действие канала и уменьшения уровня воды в Иртыше может увеличиться естественная  концентрация  в  воде  вредных  веществ,  что сделает ее непригодной для использования в хозяйственных целях в низовьях Иртыша.  При заборе китайской  стороной  свыше  10%  вод  Иртыша  пагубные  последствия  скажутся на экономическом развитии четырех областей. Пострадает Астана и некоторые другие крупные города республики.

К аналогичным последствиям может привести и отвод воды из другой трансграничной реки – Или. Эта река обеспечивает пресной водой озеро Балхаш, которое играет важную роль в экономике Казахстана. Оно обеспечивает водой население Прибалхашья, а также предприятия металлургической и энергетической отраслей народного хозяйства страны [6].

В целом, проблеме использования трансграничных рек в двусторонних отношениях с Китаем уже сегодня казахстанская сторона должна уделять большое внимание. По некоторым сведениям, китайские власти рассматривают возможность отведения вод из многих других трансграничных рек, в общей сложности из 30 рек, которые текут в направлении из Синьцзяна в Казахстан.

Между тем в Пекине не могут не понимать возможный масштаб ущерба экономике и экологии Казахстана и России в результате реализации планов переброски этих рек. Естественно, что китайские власти попытаются утаить от своих соседей более детальную информацию об этих проектах. Подобная практика одностороннего решения вопросов китайской стороной, безусловно, является негативной, в том числе для налаживания взаимовыгодного сотрудничества в рамках ШОС. 

Отсутствие комплексного подхода в освоении и использовании водно-энергетических ресурсов привело к обострению экологических проблем в ЦАР. Свидетельством тому является катастрофическая ситуация в бассейне Аральского моря. Кроме того, ежегодно происходят затопления южных регионов Казахстана и некоторых областей Узбекистана, что приводит к немалым материальным и моральным потерям и оказывает отрицательное влияние на развитие экономики и, в частности, отраслей сельского хозяйства. Переполнение озерной системы Казахстана и Узбекистана с последующим испарением, по мнению многих экспертов, приводит к значительному увеличению доли солей в атмосфере, что негативно сказывается на экологическом состоянии региона и даже может усилить таяние ледников на вершинах Памира.

С другой стороны, государства верхнего течения в условиях холодных зим 2007–2009 гг. оказались весьма уязвимыми в плане своей энергетической безопасности. В  Таджикистане в этот период наблюдался сильнейший энергетический кризис, вызванный дефицитом энергоресурсов и проблемами теплоснабжения.

Следует также отметить, что данные государства, реализуя национальную энергетическую политику, уделяют основное внимание созданию дополнительных гидроэнергетических сооружений. По мнению многих экспертов, это может негативно сказаться на обеспечении водными ресурсами Казахстана в вегетационный период.

Регулирование существующих конфликтов представляется возможным, прежде всего, через развитие взаимовыгодного сотрудничества в этой области, активизацию инвести- ционной политики в водно-энергетической сфере, разработку механизма, позволяющего объединить противоречивые интересы государств региона в сфере освоения гидроэнергети- ческого потенциала и создать условия для устойчивого развития стран ШОС.

Другая опасность для стран-членов ШОС – увеличение в структуре трудовых ресурсов доли китайского населения, которое, по оценкам экспертов, в Казахстане и Кыргызстане за последние 10 лет увеличилось в несколько раз, а в России – в 10 раз.

Вместе с тем, необходимо особо подчеркнуть, что на сегодняшний день неразрешенным остается вопрос о расхождении статистических данных относительно двусторонней торговли между Казахстаном и Китаем.

Так, по данным таможенной статистики Казахстана, внешнеторговый оборот между РК и КНР в 2005 г. составил 3,7 млрд долл. США (экспорт – 2,4 млрд долл. США, импорт – 1,3 млрд.), по китайским же данным – 6,8 млрд долл. США (экспорт – 2,9 млрд долл. США, импорт – 3,9 млрд).

Финансовое сотрудничество государств ШОС находится на стадии своего становления. Углублению интеграционного взаимодействия стран ШОС в финансовой сфере будет способствовать создание Межбанковского объединения ШОС, формирование соответствующей нормативно-правовой базы.

Вместе с тем, расширению финансового сотрудничества стран ШОС препятствует ряд проблем, к которым относится весьма низкий уровень развития банковской сферы, фондового рынка в некоторых государствах ШОС (Киргизии, Узбекистане, Таджикистане), нестабильная политическая ситуация в Центральноазиатском регионе.

Так, в настоящее время в Казахстане действует лишь по два предприятия Китая и России, оказывающие услуги банков и вексельных контор. Это акционерное общество «Дочерний банк Китая в Казахстане» и акционерное общество «Торгово-промышленный банк Китая в Алматы», «Сберегательный банк России» и «Метро банк России» а также предприятие, оказывающее прочее финансовое посредничество.

В связи с этим существенное значение приобретает разработка механизма расширения связей государств ШОС в финансовой, торгово-экономической сферах, важным элементом которого, на наш взгляд, должно стать принятие мер по гармонизации рыночных преобразований в странах ШОС, создание условий для устойчивого их развития.

Конечно, Китай, выступающий за развертывание торгово-экономического сотрудничества в рамках ШОС, будет стремиться к разрешению противоречий организации с ЕврАзЭС. В частности, Пекин уже высказывал недовольство дублированием приоритетов в области торгово-экономического сотрудничества.

Для преодоления противоречий Пекин желает интегрироваться в ЕврАзЭС, что будет означать поглощение ШОС Евразийским экономическим форумом. Россия не заинтересо- вана в усилении экономической составляющей ШОС за счет ослабления ЕврАзЭС, и поэтому не поддерживает настоящие инициативы Пекина. Для Москвы более выгодно сохранить конкретные интеграционные функции за ЕврАзЭС, чем более абстрактные – за ШОС. В этой связи призывы Пекина к созданию зоны свободной торговли на пространстве ШОС не получают одобрения со стороны Москвы.

Следует отметить, что конкретизируя по инициативе России и Казахстана поле деятельности ЕврАзЭС, участники Межгосударственного  Совета  подписали  соглашение о взаимодействии пограничных ведомств стран-членов ЕврАзЭС при возникновении кризисных ситуаций на внешних границах стран Сообщества. Кроме того, были рассмотрены Концепция сотрудничества в валютной сфере, Положение о порядке формирования и использования средств специального фонда для финансирования межгосударственных целевых программ ЕврАзЭС.

Таким образом, проведенный анализ проблем интеграционных и торгово- экономических процессов в рамках ШОС позволил сделать вывод о наличии у ее членов большого потенциала для дальнейшего развития экономического сотрудничества.

В этой связи автором предлагаются перспективные направления развития и совершенствования внешнеэкономической деятельности Казахстана в рамках  ШОС:

  1. В целях ускорения транспортных перевозок и снижения их себестоимости необходима выработка согласованной политики в этой области и разработка программы сотрудничества ШОС в области транспорта. Формирование единого рынка транспортных услуг в регионе ШОС предполагает разработку межгосударственной программы сотрудничества в области транспорта, содержащей комплекс мер, и проектов. В программе следует предусмотреть процедуры гармонизации национальных законодательств в области транспорта и участия хозяйствующих субъектов не только из стран-членов организации, но и других государств.
  2. Проведение совместной деятельности по защите экономик стран-членов ШОС от влияния внешнеэкономических угроз и преодолению их последствий. В этой связи весьма актуальным представляется проведение на многосторонней основе нового для ШОС направления деятельности, нацеленного на защиту национальных экономик от негативных влияний внешнеэкономических угроз и преодолению их возможных последствий. Для этого следует создать Региональный центр ШОС, который бы занимался мониторингом мировых финансовых рынков и макроэкономических процессов, оценкой финансовых рисков. Он должен формировать прогнозы состояния, как различных рынков, так и мировой экономики в целом. При негативном прогнозе Центр может готовить соответствующие предложения и рекомендации по защите стран организации от влияния внешних угроз.
  1. В целях совершенствования внешнеэкономической деятельности организации определить основные направления развития такие, как:
  • проведение мониторинга внешнеэкономического сотрудничества (с позиций крите- риев состояния таможенных процедур, динамики бизнеса и др.);
  • совершенствование процедур госрегулирования внешнеэкономической деятель- ностью;
  • оптимальная увязка внешнеэкономического сотрудничества с другими направлени- ями; модификация правил, процедур принятия решений на основе «консенсуса».
  1. В рамках оптимизации и повышения эффективности деятельности ШОС целесообразно расширение и углубление всесторонних отношений с крупными международными экономическими организациями  и интеграционными  объединениями. В их числе должны быть ООН и его институты, ОЭС, ЕврАзЭС, АТЭС и др.
  2. Для совершенствования  деятельности  госструктур  Казахстана  по  сотрудничеству с организацией предлагается создать Комиссию по взаимодействию Казахстана с ШОС в рамках Совета по развитию внешнеэкономической деятельности при Правительстве. Комиссия могла бы рассматривать весь комплекс вопросов, связанных с координацией взаимодействия Казахстана с ШОС, таких как разработка предложений, планов, проведение и контроль исполнения запланированных мероприятий, решение организации.

 

ЛИТЕРАТУРА 

  1. Егоров О., Чигаркина О., Баймуканов А. Нефтегазовый комплекс Казахстана: проблемы развития и эффективного функционирования. – Алматы: Институт Экономики, 2003. – С.
  2. Бурамов В. «ШОС-КНР» // Весь Китай. – 2003. – №8. – www.allchina.ru/rus/bis- ness/eco/blocks/21, htm.
  3. Инвестиционный справочник Синьцзяна. – Народное издательство «Синьцзян».– 2004. С.
  4. Егоров О.И. Восточный эксцесс. Почему невыгодно продавать нефть в Китай? //Партнер. – № 39. – 14 декабря 2006 г.
  5. Каукенов А.С. Экономическое сотрудничество в ШОС: состояние и проблемы// Материалы международной научно-практической конференции «ШОС в поисках нового понимания безопасности» (Алматы, 4 окт.2007 г.) – Алматы: КИСИ при Президенте РК, – 192 с.
  6. Бабак В. Астана в треугольнике Москва–Вашингтон–Пекин //Центральная Азия и Кавказ. – №7.-http://www.cac.org/journal/cac07_2000/19.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Экономика