К вопросу о единой сущности права и о многообразии форм ее проявления: информационно-когнитивная (квантовая) теория права (часть 1)

В статье, состоящей из двух частей, рассматривается проблема дефиниции права, раскрываются научные подходы к правопониманию как в традиционном ключе, так и на основе новейшей правовой информационно-квантовой (когнитивной) парадигмы исследователя.

  1. От эпохи монизма в понимании права (модерн) к эпохе плюрализма правопонимания (постмодерн)

Эпоха, где социальные ценности способствуют развитию самодовлеющего принципа индивидуальности, свойственна индустриальному обществу (модерну). Такое состояние культуры предполагает двойственность, заключающуюся, с одной стороны, в достижениях научно-технического прогресса, а с другой – в отчужденности и в замкнутости человека. Назрела необходимость в коренной философской трансформации, которая бы пересмотрела основополагающие принципы социальной картины мира и место в ней человека. Несомненно, это не могло не сказаться и на состоянии юридической науки.

Постмодернистский тип философствования изменил восприятие самого права ‒ его признаков и принципов. Сегодня оно воспринимается  в общественном сознании как многомерный, противоречивый феномен с постоянно изменчивой структурой. Новая философская парадигма постмодерна основана на том, что: во-первых, противостоит всем формам монизма и унификации; во-вторых, позиционирует себя в качестве идеи множественности и разнообразия: не все может быть «показано», «изображено», «иконизировано»; в-третьих, одновременно сосуществуют разнородные идеи: смешение и скрещивание различных жанров искусства, заимствование одними жанрами творческих стилей и методов других.

Следовательно, постмодернизм отрицает не науку как таковую, а сциентизм, в соответствии с которым лишь данным современных естественных наук позволено конструировать наше мировоззрение.

Несложно проследить влияние указанных процессов на право и динамику его понимания, выразившееся в возрастающем числе концепций понимания права, согласующиеся с общей критичностью, многополярностью и плюрализмом мира постмодерна. Постмодерн в праве означает ситуацию, когда право претерпевает такие изменения, которые оказывают  влияние на восприятие права, основанное не на мироощущении, а на мирочувствовании. Другими словами, модерн базировался на правосознании, доминирующим аспектом которого была правовая идеология (мировоззрение), а для постмодерна превалирующим состоянием правосознания стала правовая психология. Поэтому для постмодернистских исследователей права свойственно восприятие права в качестве тесно интегрированного с иными общественными отношениями – политикой, экономикой, финансами и т.д. Похожая интеграция имеет место и в науке. Но если на первых этапах постмодерна характерна интеграция с гуманитарным (общественным) циклом наук, то сейчас просматриваются тенденции к объединению с естествознанием, особенно с квантовой  физикой, кибернетикой и информатикой. Такое близкое «сотрудничество» наук будет способствовать познанию сущности разнообразных ипостасей права, которая, на наш взгляд, имеет единую информационноэнергетическую природу. По прогнозу автора, открытия о единой сущности права будут пестрить во многих научных публикациях в эпоху пост-постмодерна.

В связи с вышесказанным, весьма важным направлением развития юридического познания является уже не только формирование философии права, социологии права, правовой кибернетики, юридической антропологии, юридической логики, правовой информатики и других дисциплин, но и развитие правовой квантовой информатики, правовой когнитивистики. Эти и другие юридические дисциплины формируются на стыке юриспруденции со смежными науками. Их появление свидетельствует о том, что прежние междисциплинарные связи юриспруденции со смежными науками уже не удовлетворяют теоретико-познавательным потребностям юриспруденции, и она нуждается в систематической разработке соответствующего круга проблем в рамках новой самостоятельной юридической науки.

Преодолеть отмеченную выше ограниченность мировоззрения эпохи модерна в российском правоведении в состоянии только философские концепции, являющиеся междисциплинарным сцепляющим компонентом. Помимо этого, необходимо направить интеллектуальный потенциал научного сообщества на установление и развитие новых связей с несмежными   с юриспруденцией междисциплинарными областями. Все вышеуказанное может послужить основанием нового типа правопонимания, способного ответить на вызов постмодерна.

Следует отметить, что самым важным фактором, определяющим доминирующий тип правопонимания в обществе, на наш взгляд, является научно-технический прогресс (НТП), точнее, его революционная форма развития материально-технической базы общества ‒ научно-техническая революция (НТР). Мы не будем анализировать влияние научно-технических революций (НТР) [См. напр.: 1], имевших место в истории человечества, на понимание права, а остановимся лишь на НТР XX столетия в русле зарождения новой правовой парадигмы ‒ информационно-квантовой (когнитивной) теории права.

Во второй половине ХХ в. мир вступил в новый этап научно-технической революции, которая усилила и углубила взаимосвязь  науки, производства и человека в целом, она также в рамках самой науки создала условия для междисциплинарных научных взаимодействий. Другими словами, НТР вывела науку на другой качественный уровень ее формата – тесное сотрудничество гуманитарных (общественных) и естественных (технических) наук.

ХХ в. называют «веком физики». Это век, когда наука и техника получили революционное развитие, которое началось с физики и базируется на новых результатах, достигнутых в ходе революции в ней. Если в конце XIX в. многие ученые пришли к выводу, что исследования в области физики дошли до своего предела – неделимых атомов, то в 30-х гг. ХХ столетия была обнаружена структура атома – ядро, электроны, протоны и нейтроны. В результате появилась новейшая физическая теория ‒ квантовая физика, которая  углубила  представления ученых о материальном мире и приоткрыла невидимый для органов чувств человека мир тонкой материи. Таким образом, создание квантовой физики не только привело к значительному углублению представлений о мире, например, познанию материального единства мира, происхождения и эволюции Вселенной, но и к исследованию самого человека, в части воздействия НТР на его мировоззрение (сознание).

Масштабность и чрезвычайно мощный потенциал НТР инициировал импульс к познанию внутреннего мира человека, его правосознания. Поэтому неслучайно научные открытия стали объектом изучения психологии, социологии, физики, которые кардинально трансформируют не только социальную структуру общества, но и коренным образом меняют положение человека, его восприятие действительности (мировоззрение). Так, открытие в начале XX века квантовой физики оказало огромное влияние на проведение научных изысканий в новом наиболее перспективном для правоведения направлении ‒ области правосознания человека. Пионерами, которые ввели в научный оборот категорию «правосознание», были П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, И.А. Ильин, Н.Н. Алексеев и др. [см.: 2; 3; 4; 5 и др.]. Научные открытия становятся также и системой правовых взглядов и представлений, которые теоретически усвоил индивид, и являющиеся реальным практическим ориентиром его конкретной жизнедеятельности. Следовательно, во-первых, научно-технический прогресс ‒ это непрерывный, сложный процесс открытия и использования новых знаний в различных областях науки; во-вторых, можно говорить о роли науки как системы знаний, влияющей на формирование мировоззрения человека и общества; в-третьих, существующая связь между наукой и восприятием человеком окружающего мира является взаимной; в-четвертых, открытие квантовой физики создало, своего рода, «мост» между естествознанием и общественными науками (в том числе и правоведением), что привело к введению в научный оборот новых междисциплинарных понятий (синергетика, правосознание, правовая  информатика,  юридическая психология и др.); в-пятых, каждая новая НТР влияет не только на формирование мировоззрения человека и общества, но ее открытия являются стартовой площадкой для различных научных воззрений в понимании права – плюрализма правопонимания.

Многообразные подходы к пониманию права в так называемую эпоху постмодерна отнюдь не свидетельствуют о кризисе правовой науки,  а лишь отражают общие тенденции поступательного развития НТП. А потому отказ от их использования в процессе познания сущности права нанес бы несомненный урон отечественной теоретико-правовой науке [6].

Кризис, на наш взгляд, может выражаться только в том, что, с одной стороны, методология исследования классических типов правопонимания уже не отвечает требованиям познания правовой действительности эпохи постмодерна, а, с другой новое правопонимание, отражающее многогранность правового бытия, еще до сих пор не сложилось. Поэтому важнейший этап в формировании современной теории права составляет поиск подходов к праву, пересмотр и анализ уже известных теорий права, а также разработка новых моделей правопонимания, основанных  на использовании методологии и понятийного аппарата других, несмежных с правом, фундаментальных наук. Процесс переосмысления основных юридических понятий, в том числе категории «право», предопределяет формулировку и разработку основных теоретических конструкций и моделей правового регулирования.

Таким образом, переход от эпохи модерна, в которой доминировал монизм в понимании права, к постмодерну характеризуется следующими тенденциями:

  • историческая изменчивость права, обусловленная различными потребностями и интересами социальных групп;
  • множественность подходов и определений категории «право»;
  • межнаучные интеграционные процессы. Бурное развитие различных наук, как естественных, так и общественных и гуманитарных, привело к тому, что классические варианты правопонимания не в состоянии охватить все факты современной правовой реальности. Особенностью развития юриспруденции в этих условиях является усиление ее интеграции с гуманитарными (социальными) науками, а также ярко наметившиеся тенденции заимствования методологии и понятийного тезауруса несмежных с ней наук ‒ квантовой физики, информатики и психологии. Несомненно, при этом потребуется научная «осторожность», чтобы не смешивать разнопорядковые научные категории при изучении права. Но, вместе с тем, попытки использования достижений одних областей научных знаний для исследования других становятся все более частыми, вследствие чего возникают новые научные направления на стыках разных наук, а нередко и новые междисциплинарные науки как, например, правовая когнитивистика и квантовая психология;
  • потребность в единой правовой теории, интегрирующей, с одной стороны, информационно-энергетический аспект бытия  права, а с другой – использование методологического инструментария, разработанного не только в гуманитарных, и социальных науках, но и в естественных. Применение феноменологического, герменевтического, синергетического и когнитивно-квантового подходов [См. подр.: 7; 8 и др.] позволяют исследовать структуру правового «Я» субъекта как основного элемента информационно-когнитивной (квантовой) теории права. 
  1. От информационно-когнитивного (квантового) понимания права к критериям его классификации (типологии)

Понимание права представляет собой метод конструирования или порождения смысла права, предваряющий любую дальнейшую аналитическую познавательную деятельность, связанную с реконструкцией личностных измерений объективированных явлений [9, с. 7].

А.В. Поляков писал о понимании права как целостного явления, возникающего в форме непрерывной социальной коммуникации и имеющего текстуальную (семиотическую), аксиологическую, психическую и функционально-поведенческую составляющие [10]. Как представляется  Ю.Н.  Оборотову,  если правопонимание это отображение в юриспруденции основоположных характеристик правовой реальности,  то понимание права ‒ это процесс формирования образа права на основе предпонимания и использования знаний, умений, навыков и т.п. Вместе с тем понимание в правовой сфере выступает как познание или переосмысление всего того, что связано с правом [11, с. 108].

На наш взгляд, понимание права представляет собой двойственный когнитивный механизм, являющийся, с одной стороны, средством постижения смысла права, запечатленного в памяти индивида (паттернах), а с другой ‒ способом наполнения его смыслом посредством усвоения системой «Я» субъекта внешней информации. Следовательно, правопонимание можно определить как отражение в сознании человека через призму ментальной конструкции «право» (правового паттерна) того явления, которое является полезным для удовлетворения потребностей существования и развития субъекта. Вырисовывается определенная картина механизма правопонимания:

1) человек осознает определенные явления путем квантового схватывания их смысла (контекста);

2) отражает их в сознании посредством паттерна, именуемым «право», которым обозначается информационная структура, представляющая собой определенную последовательность символов этих явлений;

3) конституирование «Я»-образа (концепта) индивида на основе правового паттерна (правовое «Я»); объективация правового «Я» в языке в качестве юридического контекста.

Такое понимание права именуется информационно-когнитивным. Таким образом, под информационно-когнитивным правопониманием фактически понимается специфический вид отражения определенных явлений в сознании, когда с помощью паттерна «право» осуществляется идентификация явлений в качестве правовых.

Типология правопонимания ‒ метод научного познания, основу которого составляет теоретическое расчленение правопонимания как целостного системного феномена на элементы  и группировка этих элементов по типам [12, с. 14]. К настоящему времени можно выделить более десяти принципиально различных типологий правопонимания, отличающихся критериями, положенными в их основу. Например, критерием типологии правопонимания В.В. Гриба выступает соотношение права и закона [13, с. 8-9], в соответствии с которым он рассматривает юридический и социологический позитивизм, а также юснатурализм. Различение и отождествление права и закона в качестве критерия типологии использует также В.А. Четвернин [14, с. 8] и В.С. Нерсесянц [15, с. 54]. П.А. Оль предлагает типологию, в которой все подходы к правопониманию  можно  классифицировать по волевому критерию (фаталистический и волюнтаристический подходы к пониманию права) [16, с. 177–178].

О.Э. Лейст подчеркивает наличие трех основных концепций  права  [17]  в  соответствии с критерием формы выражения права: нормативной, социологической и нравственной. Н.Н. Алексеев предложил типологию, в основе классификации которой лежит критерий «формы выражения общественного сознания ‒ реальных общественных отношений» [18, с.20-45]. В соответствии с данным критерием выделяется три основных подхода к правопониманию: юридическая догматика, юридический социологизм и теория естественного права. Типология, предложенная Ю.Я. Баскиным, созданная на основании  выявления  системообразующего критерия «природа ‒ человек ‒ общество» [19], фиксирует устойчивые признаки правовых проявлений, показывает их сходства и различия (метафизическое правопонимание; антропологическое правопонимание; социологическое правопонимание).

В современной юридической науке была предложена теоретическая типология правопонимания, классифицирующая право по критерию «теория ‒ практика» (практический и теоретический типы правопонимания) [10, с. 46]. И.Л. Честнов выделяет три критерия классификации правопонимания: философский, социологический и культурно-исторический [20]. Кроме того, можно выделить и другие критерии, но уже комплексного подхода к типологии правопонимания: господствующая картина мира и общенаучная парадигма эпохи; философская доктрина и юридическое мировоззрение субъекта правопонимания; методы анализа феномена права. Такая типология позволяет выделить два основных подхода к правопониманию: классическое правопонимание и постклассическое правопонимание (интегративное и постмодернистское) [12, с. 118-153].

Современные достижения в области науки  и техники позволяют говорить о новой онтологической основе не только понимания права, но, прежде всего, человека. На взгляд автора статьи, нужно искать точку опоры не во внешних проявлениях права ‒ в следствии, а в самом человеке, в его сознании ‒ в причине. Исследованию правосознания посвящено немало научных работ, в которых  представлены различные воззрения на его природу, в том числе, и в качестве источника правотворчества [21]. Подход к пониманию сущности права, которая может быть раскрыта посредством правотворчества, считаем наиболее перспективным в научном плане, особенно  в рамках информационно-когнитивного (квантового) метода исследования. Существует и такой подход к пониманию права, который предполагает раскрытие категории «правотворчества» как основополагающей и интегрирующей при изучении самого феномена права [22]. То есть, основания и критерии многообразия типов правопонимания кроются не в их научном определении, выявлении принципов и методов классификации, а в понимании информационно-когнитивной и квантовой природы права – правового «Я» субъекта как  источника  правотворчества. В русле информационно-когнитивной (квантовой) концепции разнообразие видов понимания права определяется направленностью движения энергии (эмоции) «Я» индивида: внутренней или  внешней.  Направление  движения энергии «Я» задается такими когнитивными составляющими «Я» как воля (мотив) и паттерн (память).

Такая постановка проблемы означает следующее: тип правопонимания ‒ это подход к пониманию сущности права как взятых в единстве взаимодействующих и взаимосвязанных когнитивных  состояний  элементов  систем правовых «Я» субъектов, конституирующих ментальную норму права:

1) состояния потенциальности, которое представлено  недифференцированным и несепарабельным состоянием правовых «Я»образов индивидуумов (концептов) того или иного социума, в основе которых лежат паттерны;

2) состояния актуализации правовых образов «Я» этого социума, которое является стадией декогеренции и локализации их ментальноправовой сущности, под воздействием контекста (внутренней информации (паттерна) и внешней), который в квантоподобном когнитивном процессе обеспечивает переход правового образа «Я» субъектов из потенциального состояния в контекстно-актуализированное состояние;

3) появление дифференцированного и сепарабельного состояния их взаимодействующих правовых смыслов. Иными словами, элементами системы «Я»  являются:  паттерн;  «Я»-образ   (концепт);«Я»-образ (контекст). Итак, поступающая в систему «Я» индивида информация отражается в сознании человека посредством паттерна  «право», в результате которого формируется новый правовой контекст концепта «Я» субъекта; 4) необходимым условием для конституирования ментальной нормы права является достижение дифференцированного и несепарабельного состояния контекстов коллективного «Я», полученного в результате единой резонансной частоты вибраций состояний правовых концептов «Я» субъектов одного этноса.

Эпоха постмодерна представляет собой развитие права как междисциплинарного знания. В рамках информационно-когнитивной концепции право формируется на стыке квантовой физики, психологии, информатики и семиотики. Такая теория рассматривает право как информационно-энергетический   механизм   взаимодействия «Я» субъектов социума, связанный с конституированием ментальной нормы права, с последующей ее объективацией в тексте юридического документа. Несмотря на то, что объективация носит различные внешние формы выражения ментальной нормы права, сущность права имеет единую информационно-когнитивную природу. Научный подход, отражающий внутренний и внешний процессы образования права как неотъемлемые атрибуты единого права, именуют интегративным.

Все многообразие теорий понимания  права следует классифицировать в зависимости от вида и направленности энергии в формировании права на три группы: интровертивные, экстравертивные и интегративные. Экстравертивный тип правопонимания проявляется в конструировании права потоками социальной или божественной энергий. Интровертивный тип правопонимания предполагает процесс погружения в мир эйдоса права, в мир размышлений и воображений, а также постижение  правового опыта сознания. Другими словами, формирование права осуществляется на основе психической энергии. Помимо сказанного, интровертивный подход к пониманию права включает постижение архетипических проявлений коллективного бессознательного и лежащих в их основе правовых паттернов индивида, влияющих на внешний процесс правообразования. Интегративный тип правопонимания представляет собой возведенный мост, соединяющий экстравертивную и интровертивную модели понимания права. Иными словами, интегративный поход подразумевает существование имманентной связи между  внутренними и внешними процессами образования права как единого целого, заключающейся  в трансформации психической энергии в социальную, а также социальной энергии в психическую. Следовательно, если интровертивная модель понимания права предусматривает поиск источника механизма правообразования во внутреннем мире человека, его правосознании, то представители экстравертивного вида правопонимания рассматривают право только в социальном контексте.

Таким образом, все подходы к правопониманию можно классифицировать по такому критерию как вид и вектор (направление) энергии, связанные с конструированием права. В связи с этим автор выделяет интровертивный подход к пониманию права, в котором право понимается как психический феномен, связанный с волевым импульсом «Я» субъекта по конструированию правового концепта («Я»-образа) на основе правового паттерна, представляющего собой самоорганизующуюся ментальную конструкцию, состоящую из эйдоса, архетипов, а также правового опыта индивида [16]. Фундамент данного правопонимания составляет психическая энергия индивида. К данному направлению следует отнести следующих представителей: П.И. Новгородцев (определение внутренней сущности права как нормы и принципа личности. Право рассматривается «как явление личной жизни, как  внутренняя  абсолютная   ценность»)   [23, с. 270], Н.Н. Алексеев (право есть «основное направление сознания») [18, с. 53], Л.И. Петражицкий (всякая эмоция императивноатрибутивного свойства) [24], М.А. Рейснер [25] и др.

Экстравертивный подход, где право понимается как социальное либо божественное явление, выражающееся в объективных фактах и не зависящее от воли (сознания) человека, и отождествляющееся с социальным фактом (порядком взаимоотношения людей), должным (общеобязательным) правилом поведения (нормативным предписанием) либо с Божественным провидением (откровением, предопределением), и предусматривающее угрозу (меру ответственности) на случай нарушения известным страданием (неблагоприятными последствиями). К этому подходу следует отнести следующих ученых: К. Маркс и Ф. Энгельс («буржуазное право ‒  возведенная  в  закон  воля  буржуазии»)  [26] С.А. Муромцев (право ‒ порядок человеческих взаимоотношений) [27],  П.А.  Оль  (право  ‒ это «нормативная система сознательного социального управления, функционирование которой обеспечивается институтами публичной политической власти») [16, с. 207], И.Л. Честнов [20, с. 88], В.А. Четвернин [12, с. 8-18] и др.

Интегративный (квантовый аспект), в котором право определяется в качестве психосоциального субстрата, образуемого в единстве взаимодействующих и взаимосвязанных когнитивных состояний элементов системы «Я», конституируемых ментальную норму права, и находящую свою материализацию посредством слова, которое находит свое выражение в юридическом документе в качестве его номинанты. Следствием такого взаимодействия «Я» субъектов является формирование нового эмерджентного правового «Я»-образа (концепта) социума на основе трансформации психической энергии в социальную, а также социальной энергии в психическую при условии достижения ими одной сепарабельного состояния как фактора, устанавливающего единую смысловую связь.

Интегративный (когнитивный аспект), в котором право определяется в качестве психосоциального субстрата, образуемого коммуникацией «Я» субъектов одного этноса, заключающейся во взаимном квантовом «схватывании» правового смысла «Я»-образов (концептов) индивидуумов, тем самым, формируя единое семантическое пространство этноса, в котором конституируются ментальные нормы права, впоследствии объективируемые в текстах юридических документов, являющихся нормативным регулятором общественных отношений.

К   этой   группе   правопонимания   можно отнести  таких  ученых,  как:  А.В.  Поляков («…право как самоорганизующуюся и саморазвивающуюся психосоциокультурную коммуникативную систему, в которой все элементы связаны между собой, и отсутствие хотя бы одного из них разрушает сам феномен права») [28, с. 46], К.Т. Вельский («право ‒ специфический элемент...,  который  находится в структуре правового сознания,  а  также  имеет  свои  особые   характерные   признаки   и особенности..., позволяющие ему быть социальным регулятором») [29], А.И. Овчинников [30] и др.

На основании ранее сказанного, можно сделать следующие выводы. Во-первых, информационно-когнитивная (квантовая) теория права представляет собой механизм образования права, включающий в себя три взаимосвязанных и взаимодействующих аспекта (качества) правового «Я» субъекта – информационный, когнитивный и квантовый.

Во-вторых, эти аспекты «Я» индивида являются проявлением единой сущности (природы) права, заключающейся в том, что: а) информация служит фундаментом формирования в памяти индивидуумов правовых паттернов – ментальных конструкций, выложенных в определенной последовательности символов, определяемой смыслом поступающей информации. Помимо поступающей информации, на структуру паттерна существенное влияние оказывает правовые архетипы и эйдос права; б) когнитивный аспект бытия правового «Я» проявляется в том, что в соответствии с памятью (правовыми паттернами) и мышлением создается концепт – правовой «Я»-образ индивида в результате активации психической энергии; в) квантовые свойства (качества) правового «Я» находят свое выражение, с одной стороны, в создании «Я»-образа (концепта), а также в обеспечении перехода правового образа «Я» субъекта из потенциального состояния в контекстно-актуализированное состояние, а с другой – в формировании ментальной нормы права. Необходимым условием для конституирования ментальной нормы права является достижение дифференцированного и несепарабельного  состояния  контекстов  коллективного «Я», полученного в результате единой резонансной частоты вибраций состояний правовых концептов «Я» субъектов одного этноса (состояние бифуркации). Достижение «Я» субъектами социума дифференцированного и несепарабельного состояния приводит к возникновению нового эмерджентного качества правового концепта «Я» социума – ментальной нормы права.

В-третьих, понимание права представляет собой двойственный когнитивный механизм, являющийся, с одной стороны, средством постижения   смысла    права,    запечатленного в памяти индивида (паттернах), а с другой ‒ способом наполнения его смыслом посредством усвоения системой «Я» субъекта внешней информации. То есть, правопонимание можно определить как отражение в сознании человека через призму ментальной конструкции «право» того явления, которое является полезным для удовлетворения потребностей существования и развития субъекта.

В-четвертых, с точки зрения положений информационно-когнитивной  (квантовой) теории права все многообразие теорий понимания права следует классифицировать в зависимости от вида и направленности энергии в формировании права на три группы – интровертивные, экстравертивные и интегративные.

 

Литература 

  1. Тоффлер Э. Третья волна. – М.: АСТ, – 781 с.
  2. Новгородцев П.И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. – М., 1996. – С.
  3. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб., 1909. – Т.2. – С. 479-481.
  4. Ильин И.А. О сущности правосознания. Собрание сочинений: в 10 т. – М., 1994. Т. – 621 с.
  5. Алексеев А.А. Общая теория права. – 1981. Т. С. 200–201.
  6. Малиновская Н.В. Постмодерн и его влияние на понимание права // Вестник Воронежского государственного университета. – 2009. – № 2.С. 78-90.
  7. Горошко Ю.Н. Философия сознания в свете междисциплинарного подхода // Totallogy-XXI. Постнекласичні дослідження Збірник наукових праць. – 2010. – №
  8. Латыпов Р.А., Комиссарова Г.Н. Об исследовании концептов как квантовых сущностей // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2013. – № 3 (21): в 2-х ч. Ч. I. – C. 99-104.
  9. Юшко А.В. Понимание права: Теоретико-методологический аспект: автореф. дис. на соискание науч. степени канд. юрид. наук. – Ростов н/Д, 2007. – 27 с.
  10. Поляков А.В. Коммуникативная концепция права: проблемы генезиса и теоретико-правового обоснования: дис. на соискание ученой степени доктора юрид. наук. – СПб., 2002. 42 с.
  11. Оборотов Ю.Н. Правопонимание как аксиоматическое начало (постулат) права // Право Украины. – 2011.№ 1. –  С. 107 -114.
  12. Скоробогатов А.В. Современные концепции правопонимания. – Казань, – 159 с.
  13. Гриб В.В. Критерии соотношения основных типов правопонимания // Юрист. – 2003. – № 4. – С. 8–10.
  14. Четвернин В.А. Введение в курс общей теории права и государства: учебное пособие. – М., 2003. – 204 с.
  15. Нерсесянц В.С. Философия права. – М., 2006. – 656 с.
  16. Оль П.А. Правопонимание: от плюрализма к двуединству. – СПб., 2005. – 241 с.
  17. Лейст О.Э. Три концепции права // Советское государство и право. – – № 12. – С. 3-11.
  18. Алексеев Н.Н. Основы философии права. – СПб., 1998. – 216 с.
  19. Баскин Ю.Я. Очерки философии права: лекции. – Сыктывкар, 1996. – 55 с.
  20. Честнов И.Л. Социолого-антропологический тип правопонимания в контексте постклассической картины мира // Право Украины. – 2011. – № 1. – С. 85-89.
  21. Дербина А.В. Правосознание как элемент правовой позиции субъекта правотворчества: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 2011.30 с.
  22. Попов В.И. Правопонимание и правотворческий процесс: философско-правовая природа взаимодействия // Вестник Тюменского государственного университета. – 2009. – № 2. – С. 161-166.
  23. Новгородцев П.И. Нравственный идеализм в философии права // Проблемы идеализма. – М.,
  24. Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. – СПб,– 690 с.
  25. Рейснер М.А. Право. Наше право. Чужое право. Общее право. – Л., 1925. – 276 с.
  26. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. – М., 1958. – 200 с.
  27. Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. – СПб., 2004. – 224 с.
  28. Поляков А.В., Тимошина Е.В. Общая теория права. – СПб., 2005. – 472 с.
  29. Вельский К.Т. Социалистическое правосознание. Диалектика формирования и развития. – Ярославль, 1979. – 384 с.
  30. Овчинников А.И. Юридическая герменевтика как правопонимание // Правоведение. – – №4. – С. 160-169.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция