Законодательная база землепользования в Cемиреченском казачьем войске (вторая половина XIX-начало XX вв.)

Аннотация

В данной статье рассматривается вопрос, связанный с правовой основой наделения семиреченских казаков земельными наделами. На основе различных документов, в том числе и архивных  источников, автор  показывает, что этот вопрос в течение второй половины XIX – начала XX вв. вызвал большие споры в правительственных кругах. Вопрос определения нормы душевого надела семиреченских казаков оставался актуальным и в последующие годы. Так, в связи с активизацией крестьянской колонизации края Степной генерал-губернатор барон Таубе – сторонник этой колонизации, в 1891 г. обращается в Министерство Внутренних Дел с просьбой поддержать ходатайство генерала Колпаковского. Положительного ответа не последовало Семиреченское казачье войско в отличие от других казачьих войск империи, с момента образования и практически до начала XX в. так и не получило специального Положения о поземельном устройстве. Большие разногласия между местной областной администрацией и центральной властью вызвал вопрос  об определении размера душевого надела семиреченских казаков.

При землеустройстве казаков в Семиречье власти брали за основу Положение о Сибирском казачьем войске от 5 декабря 1846 г., по которому душевой надел казака был определен в 30 десятин, а также отмеченное выше Положение Военного совета от 21 апреля 1869 г., которое окончательно утвердило казакам во всех войсках норму в 30 десятин.

В 1864 г. генерал Г.А. Колпаковский, находясь в должности начальника Алатавского округа, вышел с представлением к генерал-губернатору Западной Сибири о необходимости понижения казачьего надела  до 20 десятин на душу, в виду благоприятных климатических условий в Семиречье, в виду хорошей урожайности земли и недостаточности земли для казахов. Но «…в Омске этому представлению не придали значения, и ходатайство генерала Колпаковского не получило дальнейшего движения» [1, с. 269-270]. Тем не менее, позиция Колпаковского в этом вопросе осталась неизменна. В 1884 г. он вновь, уже на посту Степного генерал-губернатора входит в Главное управление казачьих войск с ходатайством о понижении размеров душевого земельного надела в Семиреченском казачьем войске. По его мнению «…для  охранения экономических интересов, как оседлых жителей, так и кочевников, необходимо уменьшить земельные наделы русских землевладельцев до той нормы, которая по местным условиям необходима для обеспечения их благосостояния, излишние же за сим земли возвратить киргизам» [2, л.4 об.].

На приведенное представление генерала Колпаковского последовал ответ начальника Главного управления казачьих  войск генерал-майора Золотарева, в котором  он пришел к некоторым заключениям:«1) что в Семиреченском войске в состав окончательно отводимого надела могут входить земли весьма разнообразных качеств и достоинств, а, следовательно, и доходности; 2) что в силу этого в означенном войске не представляется возможным установить повсеместно однообразные 20 дес. размеры душевого надела» [3, л. 30 об.]. Таким образом, Главное управление казачьих войск выразило свое несогласие с мнением Колпаковского. Более того, вновь акцент был сделан на то, чтобы увеличить численность Семиреченского казачьего войска с целью «…облегчения и усиления охраны государственной границы с Китаем, при возможных с ним столкновениях в будущем» [4, л.45]. В свою очередь Военный совет ходатайство генерала Колпаковского оставляет без внимания, одобрив при этом, разработанные Главным управлением казачьих войск «Правила о наделении землею Семиреченского казачьего войска» по которым казачий душевой надел был определен в 30 десятин.

Вопрос определения нормы душевого надела семиреченских казаков оставался актуальным и в последующие годы. Так, в связи с активизацией крестьянской колонизации края Степной генералгубернатор барон Таубе – сторонник этой колонизации, в 1891 г. обращается в Министерство Внутренних Дел с просьбой поддержать ходатайство генерала Колпаковского.  Положительного  ответа  не последовало. В течение 1893 г. Таубе неоднократно обращается лично к Колпаковскому, когда последний являлся членом Военного Совета, с просьбой «оказать содействие к скорейшему разрешению Военным Советом данного дела и об окончательном рассмотрении его» [5, лл.121, 121об., 13об].

По настоянию Главного управления казачьих войск дело о поземельном устройстве Семиреченского казачьего войска поступило в 1895 г. не на рассмотрение Военного Совета, а на рассмотрение Комитета Министров. Комитет Министров, рассмотрев этот вопрос, пришел к выводу, «… что до настоящего времени в распоряжении правительства не имеется вполне точных данных ни о количестве земли, состоящей во владении Семиреченского казачьего войска, ни о производительных качествах  земли.  В виду сего комитет … признал, что принятие ныне же какого-либо окончательного решения представляется преждевременным». 3 марта 1895 г. последовало Высочайше утвержденное Положение Комитета Министров, в котором говорилось: «произвести исследование земель, находящихся в фактическом и бесспорном владении казаков Семиреченского казачьего войска» [6, л. 68 об.]. Работы эти затянулись до начала XX в.

По вопросу окончательного утверждения «Правил о наделении землею Семиреченского казачьего войска» возникли разногласия между различными ведомствами, в связи, с чем была создана согласительная комиссия из 14 человек для выработки окончательного проекта закона. 4 марта 1914 г. на заседании Думы с докладом выступил член Государственного Совета А.А. Поливанов, взявший за основу проект Военного Министерства. В итоге Дума приняла Закон «Об установлении правил о наделении землею  Семиреченского  казачьего  войска».  «Правила  о  наделении  землею  Семиреченского  казачьего войска», состоящие из 26 пунктов, Высочайше были утверждены 3 июля 1914 г., в которых душевой  надел семиреченских казаков окончательно был определен в размере 30 десятин [7, лл.1-3 об.].

Переходя к рассмотрению вопроса офицерского землепользования в Семиреченском казачьем войске, надо заметить, что законодательство по этому вопросу практически не отличалось от законодательств других казачьих войск. Положением «Об обеспечении штаб и обер-офицеров и классных чиновников Семиреченского казачьего войска» от 30 июля 1882 г. землею на правах потомственной собственности наделялись следующие лица:

  • все штаб и обер-офицеры, и классные чиновники войскового сословия, уволенные в отставку до 30 июля 1882 г.;
  • вдовы и семейства, умерших штаб и обер-офицеров и классных чиновников, которые до 30 июля 1882 г. пользовались уже временными наделами [8, с.380].
  • положение 1882 г. установило следующие размеры земельного надела:
  • штаб-офицерам по 400 десятин;
  • обер-офицерам по 200 десятин;
  • произведенным при отставке в первый офицерский или классный чин по 100 десятин;
  • классным чиновникам не ниже VIII класса – наравне со штаб-офицерами, а остальным – наравне с обер-офицерами;
  • вдовы штаб и обер-офицеров и классных чиновников, умерших до утверждения Положения от 30 июля 1882 г., получают в потомственную собственность половину надела, в зависимости от чина мужей. Остальная половина означенного надела обращается в собственность сыновей, не достигших совершеннолетия, и дочерей, не вышедших замуж;
  • круглые обоего пола сироты штаб и обер-офицеров и классных чиновников, а также и сироты, у которых мать вновь вышла замуж до утверждения Положения от 30 июля 1882 г., если их более одного, все вместе получают полный отцовский надел, если же один сын или дочь – половину такового надела;
  • правом на надел за службу отца не пользуются сыновья, достигшие совершеннолетия, и дочери, вступившие в брак до утверждения настоящего Положения [9, с.381-382].

В «Инструкции», утвержденной Военным Советом 23 октября 1908 г. определялся порядок отвода и обмежевания участков в потомственную собственность офицерам и чиновникам  Семиреченского казачьего войска, а также их вдовам и офицерам.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  • Аграрное законодательство царского правительства в отношении Семиреченского казачьего войска отличалось большей неопределенностью и нечеткостью в сравнении с другими казачьими войсками империи.
  • Основной вопрос, с которым были связаны разногласия центральных и местных органов власти -определение размера душевого земельного надела семиреченских казаков.
  • Положение от 30 июля 1882 г. определило условия наделения земельными наделами потомственной собственности офицеров и чиновников Семиреченского казачьего войска.
  • Относительная конкретизация по вопросу землепользования в Семиреченском казачьем войске наступила с принятием в 1914 г. Закона «Об установлении правил о наделении землею Семиреченского казачьего войска».

 

Список использованной литературы:

  1. Леденев Н.В. История Семиреченского казачьего войска. – Верный, – 859 с.
  2. ЦГА Республики Узбекистан (ЦГА РУ). Фонд И-1. Опись Д.1868. Л. 4 об., 5.
  3. ЦГА РУ. Фонд И-1. Опись Д.1868. Л. 30 об.
  4. ЦГА РУ. Фонд И-1. Опись Д.1868 Л. 45.
  5. ЦГА РУ. Фонд И-1. Опись 11. Д.1868. Л. 121,121об., 131об.
  6. ЦГА РУ. Фонд И-1. Опись Д.824. Л. 68 об.
  7. ЦГА РУ. Фонд И-1. Опись Д. 660. Л. 1-3 об.
  8. Положение «Об обеспечении штаб и обер-офицеров и классных чиновников Семиреченского казачьего войска» от 30 июля 1882 г. // Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам. – СПб., – Т.18.– Ч.II. (с 1 июля по 31 декабря 1882 г.). – С.380.; Петров Ф.В. Законы о поземельном устройстве казачьих станиц. Сборник действующих по 1 июля 1941 г. узаконений о поземельном устройстве казачьих станиц и проживающих в казачьих поселениях лиц невойскового сословия. – Вильно, 1914. – Изд.3. – С.48.
  9. Положение «Об обеспечении штаб и обер-офицеров и классных чиновников Семиреченского казачьего войска» от 30 июля 1882 г. // Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам. – СПб., – Т.18.– Ч.II. (с 1 июля по 31 декабря 1882 г.). – С.381382.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История