Формирование предпринимательства в Семиреченской области конца ХIХ – начала ХХ вв. (социальный анализ)

В статье рассматривается процесс формирования и разития предпринимательства в Семиреченской области конца ХIХ начала ХХ вв. В рассматриваемый период численность лиц, занимающихся предпринимательством, прежде всего торгово-посреднической деятельностью, начинает стабильно увеличиваться. В конце ХІХ века изменилась конфессиональная структура населения Казахстана, в котором набирала темпы тенденция повышения численности представителей православной конфессии. Если прежде численность купцов из представителей азиатских народов была ведущей и фактически контролировала всю торговлю в Семиречье, то к началу XX века постепенно, во многом благодаря политике царской администрации, значительно увеличивается слой купцов и мещан из православной конфессии, то есть собственно русских.

Одной из важнейших характеристик колониальной политики царской администрации являлась социальная структура Российской империи, согласно которой коренное население Казахстана относилось к так называемым инородцам. По Всеобщей переписи 1897 г. сословный состав империи представляли дворяне потомственные, личные и чиновные, лица духовного звания, почетные граждане, мещане, крестьяне, казаки, инородцы и иностранные подданные. Перепись относит казаков, более половины мещан и практически всех инородцев к крестьянам на основании того, что все эти сословия получали доходы для существования от занятий сельскохозяйственной деятельностью. В итоге эти суммированные группы населения были отнесены к сельскому и численность его была определена более чем в 90% всего населения империи. Отметим, что предприниматели отдельно в переписи не выделялись, поэтому, используя архивный материал, обзоры и косвенные данные и, сопоставляя их, мы предприняли попытку определить лишь примерную численность предпринимателей в регионе. В каждой сословной группе имелось довольно значительное число лиц, занимавшихся предпринимательской деятельности.

К концу XIX в. в Казахстане произошли значительные изменения в социальной структуре казахского общества. Полностью были отстранены от политической власти султаны, роль казахской феодальной аристократии была сведена к чисто генеалогическому представительству в родословной. Основное население Казахстана – казахские кочевники были приравнены к сельским обывателям, но даже в официальных документах именовались инородцами и обладали значительно меньшими правами даже по сравнению с крестьянами. Началось расслоение внутри казахского общества, выразившееся в нарождении национальной буржуазии.

Таким образом, политические и экономические процессы конца XIX начала XX века привели к разрушению традиционного казахского общества и формированию чрезвычайно сложной и пестрой социальной структуры в Казахстане. При этом коренному населению Казахстана отводилось в созданной Российской империей иерархии последнее место. Трудно представить себе более издевательское название, официально признанное и употребляемое в Российской империи, как инородец. С этого периода и до обретения суверенитета Республикой Казахстан казахское население сначала было превращено во второсортное на своей территории, а затем и вовсе стало меньшинством на своей исторической территории.

Таким образом, исходя из существовавшей в Российской империи сословной системы, постоянное население Семиреченской области разделялось на городское, сельское, казачье и кочевое; первое подразделялось на купцов и мещан, второе – на русское и инородческое.

В исследуемый период начинает стабильно увеличиваться численность лиц, занимающихся предпринимательством, прежде всего торгово-посреднической деятельностью. Стоит сказать, что к 1897 г. в Казахстане насчитывалось от всех предпринимателей края 76% торговцев и торговых посредников [1]. Такое положение в Казахстане сохранялось до первой мировой войны.

К большому сожалению, ни в одном источнике нет точных данных о численности предпринимателей в Казахстане, так как они были приписаны к разным сословиям. Данные всеобщей переписи населения 1897 года, который считается самым точным и достоверным источником, также не содержат сведения о численности предпринимательского слоя. Поэтому судить о количестве предпринимателей можно лишь приблизительно, опираясь на единичные архивные свидетельства.

По собранным сведениям через Городскую Управу следует, что в конце XIX века в г. Верном насчитывалось местных постоянных купцов 1 гильдии -5, 2 гильдии 78, временно торгующих по свидетельствам на мелочный торг 509, итого: 672 купца. Кроме того, имелись конторы значительных кяхтинских купцов и других лиц, а именно: Молчанова и Швецова, Лутникова и Коковина, Токмакова с Корзухиным, Шишмаковым, Переваловым и Синициным, Фридланд, Иванова, Кузнецова ныне Клименко, Московского 1 гильдии купца Ахунджанова, 5 Китайских фирм. Также в 1884 году была открыта контора Российского общества по страхованию и транспортировке товаров.

По области в 1884 г. насчитывалось из привилегированных сословий: 890 купцов и 10.594 мещан. В 1885 г. несколько уменьшилось численность купцов и довольно значительно увеличилась численность мещан, соответственно, 887 купцов и 12.165 мещан.

По сведениям администрации Семиреченской области «в течение 15 лет с учреждения области и образования крестьянских поселений водворилось в оных 18.035 душ обоего пола крестьян, в городах же области поселилось 1260 душ купеческого сословия и 9474 душ мещан [2].

Анализ приведенных данных показывает, что цифры о численности купцов в области достаточно сильно разнятся. По нашим подсчетам в области имелось около девятьсот купцов.

По количеству свидетельств, выданных на торговую деятельность можно судить о численности купцов в Семиречье. Так, анализ количества выбранных свидетельств и сумм выплаченного налога отражают решительное преобладание в крае торгового капитала. К тому же большинство промышленных предприятий принадлежало купцам и торговым фирмам.

В течение 1887 г. в области было взято торговых документов: 1 свидетельство годовое по 1-й гильдии, свидетельств по 2-й гильдии годовых 354, полугодовых 26, свидетельств на мелкую торговлю годовых 784, полугодовых 166; промышленных свидетельств 160 годовых и 19 полугодовых, свидетельств на развозочную торговлю 191 годовых и 109 полугодовых, свидетельств на разносочную торговлю 83 годовых и 14 полугодовых, приказчичьих свидетельств 1-го класса 240 годовых и 50 полугодовых, 2-го класса 301 годовых и 61 полугодовых. Кроме того, было выдано свидетельство для членов купеческих семейств по 2-ой гильдии 67, ярмарочных свидетельств 2, билетов к свидетельствам по 1-ой гильдии 14 годовых и 2 полугодовых, билетов к свидетельствам по 2-ой гильдии 531 годовых и 39 полугодовых, билетов к свидетельствам на мелочную торговлю 380 годовых. Всего поступило с торговых документов в доход казны 51.065 руб. [3]. Следовательно, в целом, в 1887 г. насчитывалось 3233 человека, занимающихся той или иной предпринимательской деятельностью.

Существующий порядок оформления торговых документов сохранялся до 1898 г., когда было принято новое положение о промысловом налоге. Поэтому в дальнейшем имеются сведения только о свидетельствах, выданных купцам 1 и 2 гильдии, годовых и полугодовых свидетельствах. Следовательно, судить об увеличении и уменьшении численности предпринимателей области можно лишь условно. По нашим подсчетам по числу выданных документов численность купцов в Семиреченской области в 1899 году была следующей. 

Таблица 1 Численность купцов по Семиреченской области по количеству выданных документов в 1899 г. [4] 

Род документов

1-й гильдии

2-й гильдии

Годовых

Полугодовых

Сословных Купеческих Свидетельств

2

82

-

-

Свидетельства на торговые Предприятия

-

-

4575

586

На промышленные Предприятия

-

-

322

21

На личные Промысловые занятия

-

-

670

92

Из приведенных данных следует, что по роду выданных документов наибольшее количество предпринимателей работало в сфере торговли, довольно большое количество занималось личными промыслами. То есть, о деятельности в сфере промышленного производства говорить было еще рано. Как показывают, источники в начале 60-х годов XIX в. торговой деятельностью занимались, в основном приезжие купцы 3-й гильдии и крестьяне. Главным образом это татарские, а так же узбекские, русские купцы 3-й гильдии, остальную незначительную часть торговцев составляли мещане, казаки, служилые люди.

Территория Семиреченской области раньше всего стала очагом коммерческого предпринимательства для азиатских купцов.

С начала 60-х годов XIX в. некоторые купцы оставались для ведения торговли на 6 и более месяцев, вопреки запретам проживать здесь без особого разрешения начальства. С этого времени начинается процесс заселения азиатскими купцами территории Казахстана, как места, выгодного для торговых оборотов, на постоянное место жительства.

Говоря в целом о предпринимателях из общего числа купцов и мещан, то среди них было больше русских. Так, по ведомости о населении по сословиям за 1898 г. имелось:

Купцов русских 7 муж., 3 жен.; татар 28 муж.., 18 жен.; дунган 4 муж., жен. не было; сартов 22 муж.., 20 жен. Всего: 61 мужчин и 42 женщин.

Мещан русских 358 муж., 304 жен.; татар 74 муж., 66 жен.; дунган 13 муж., 14 жен.; других народностей 2224 муж., 2145 жен. Всего: 2672 мужчин и 2529 женщин [5].

В 1899 г. в Семиреченской области имелось 941 купцов, среди которых было: русских 151 муж., 146 жен.; татар 179 муж., 160 жен.; дунган 31 муж., 15 жен.; сартов 131 муж., 89 жен.; других народностей 16 муж., 23 жен. Всего: 508 мужчин и 433 женщин. Итого 941 обоего пола [6].

Следовательно, численность купцов из татар и сартов была самой крупной в области, их общее число составляло 559 мужчин и женщин. Число русских купцов было почти вдвое меньше.

Из 5201 мещан 662 были русскими. Число мещан из татар и дунган насчитывало всего 167.

Что касается данных о количестве купцов, и купленных ими торговых документов, необходимо подчеркнуть, что в официальных источниках, «купеческое сословие касается только русских, татарских, азиатских купцов. Часто купцы из коренного населения в эту графу не попадали. Следовательно, в самом деле, их число было гораздо больше.

В целом, торговцы-казахи составляли небольшой процент в общей массе торговцев. Байство так же не отличалось многочисленностью. Так, по некоторым подсчетам, оно составляло 8-12% казахского населения.

Хотя купцы из казахской среды не успели отделиться в самостоятельную группу населения, казахи довольно активно участвовали в торговле. Торговля у казахов считалась неплохим промыслом, особенно в среде богачей и лиц, склонных к купеческой наживе. Но казахские торговцы в этом смысле были лишь посредниками между сбытом скота и продуктов скотоводства, с одной стороны и русским потребителем и настоящим скотовладельцем с другой. Беднякиказахи не могли отлучиться на базар или ярмарку, чтобы сбыть какуюлибо продукцию, которая поступала по невероятно низким ценам в руки посредников, наживавших на этом громадные барыши.

В прессе того времени неоднократно содержались призывы к коренному населению развивать предпринимательскую деятельность. М. Сералин в статьях в журнале «Айкап» выступал за развитие инициативы, энергичности, предприимчивости, видя в этом жизнеспособность нации. «Только при их наличии можно выжить как народ, быть равными с другими народами», пишет он [7]. В Обзоре Семиреченской области имеются сведения о 4.256 казахах, занимавшихся различного рода ремеслами, среди которых наиболее распространенными являлись: сапожное 1.068 чел., кожевенное 901 чел., кузнечное 725 чел. и седельное 368 чел. Кроме того, в сельскохозяйственных кооперативах в начале XX в. также встречаются казахи. Так, по данным Правлений члены кооперативов в Семиреченской области по национальному составу разделялись таким образом: русские составляли 83,6% от всего числа членов кооператива; казахи 13,2%, дунгане 1,5%, татары 1,0%. То есть, в начале века казахи становятся второй по численности национальной группой в кооперативах.

Достаточно сильно было развито предпринимательство среди уйгурских и дунганских хозяйств. Например, в 1911 году 5,2% уйгурско-дунганских хозяйств имели промышленные заведения. Это были: 114 мельниц, 19 кузниц, 114 маслобоек, кожевенно-дубильный завод, 106 лавок,. 12 харчевен и 9 рисовых круподерок. Все заведения являлись мелкими, кустарного типа. Из данных, приведенных далее в таблице можно сделать вывод о развитии предпринимательской деятельности в уйгурскодунганской среде.

Как мы видим, в уйгурско-дунганской среде стало развиваться предпринимательство, помимо кустарей и ремесленников заметно увеличилось число собственно предпринимателей и торговцев.

Этот вывод подтверждается данными, приведенными в Обзоре Семиреченской области за 1912 г. «Джаркентско-дунганская волость почти вся живет в городе Джаркенте и его пригородах. Большая часть ее населения занимается садоводством, огородничеством, разными кустарными промыслами и мелкой торговлею. Сельским хозяйством занимается меньшая часть, причем только культура риса имеет промышленное значение, посевы же пшеницы и других хлебных растений производятся в ограниченных размерах и в пределах собственных потребностей» [8].

Торговцы, предприниматели, ремесленники и кустари являлись весьма типичными для городских дунган, хотя огородничество, как вид промысла на арендованной земле, также играло большую роль. Торговцы и предприниматели составляли значительную "часть" городского дунганского населения. Большей частью это были мелкие лавочники, но среди них имелись и известные купцы, как Гагазы в Верном, Люлюза Матанью в Пишпеке и другие, которые имели крупные магазины и промышленные предприятия.

Экономические меры, предпринятые царской администрацией, способствовали дальнейшему развитию предпринимательства среди уйгуров и дунган. Так, в 1891 г. кончился льготный десятилетний срок по взысканию поземельных податей с уйгуров и дунган. Было произведено их землеустройство и наложены оброчные поземельные подати. Как были высоки эти подати, можно видеть из следующей справки, составленной по данным П.Румянцева. «В 3-х волостях Джаркентского уезда (Джаркентско-таранчинская, Аккентская и Чарын-Аксуйская) общий размер платежей на надел составлял 4,1 руб., на наличное хозяйство 4,5 руб., в двух волостях Верненского уезда (Малыбаевской и Карамской) 5,8 руб. на надел» [9].

Уйгуры Аксуйской волости Джаркентского уезда арендовали у казахов на 1 год под пашню 685 десятин земли за 117 руб. (или хлебом 420 пудов), это обходилось по 17 коп. за десятину. В Малыбаевской волости Верненского уезда аренда земли у казахов на 10-15 лет обходилась уйгурам по 3,5 руб. за десятину, иначе говоря, 20-30 коп. в год. Самые максимальные арендные ставки за десятину экспедицией Румянцева зафиксированы в Кетменской волости. Там селение Кульджат арендовало у казахов 447 десятин по 47 коп. за десятину, селение Тегермен 264 десятины за хлеб и деньги в приблизительной оценке 1 руб. 30 коп. за десятину. Причем цена хлеба экспедицией была принята 70 коп. за пуд. Этот расчет явно преувеличен.

Таким образом, царская администрация не только превратила переселенцев в поставщиков сельскохозяйственных продуктов для внутреннего рынка Семиречья и Казахстана, но и рассчитывала с их помощью наладить вывоз хлеба в цинский Китай. Всего лишь через 2 десятка лет после поселения уйгур и дунган в Семиречье один из участников оккупации Илийского края писал: «В кульджинских переселенцах мы встретили людей труда, трезвой и честной жизни. В экономическом смысле они представляют значительную производительную силу. Огромные равнины, оставшиеся с древних времен пустынными под палящим солнцем, эти обнаженные степи, которые человек торопился скорее миновать, чтобы стряхнуть тоску, до того они давили его своими мертвенностью и унынием, теперь как бы ожили от векового сна и превратились в цветущие нивы. Там в настоящее время вы видите все сокровища земледельческой культуры: селения, оживление, присутствие народа, зеленеющие яркою, почти тропическою зеленью сады, манящие вас под свою благодатную тень. Воздух пропитан ароматами полевых цветов» [10].

Русский купеческий капитал хлынул в районы сосредоточения уйгур. Переселенцы нуждались в продуктах обрабатывающей промышленности и сами располагали (после укрепления своего хозяйства на новых местах) излишками сельскохозяйственных продуктов.

Под покровительством властей русские купцы охотно вели торговлю с переселенцами уйгурами. Этому немало способствовало то, что почти все переселенческие поселки уйгур были расположены вдоль трактов, связывающих Семиречье, с одной стороны, с Восточным Туркестаном и Цинским Китаем, а с другой стороны, со Средней Азией и Центральной Россией.

Значительное хозяйственное значение в это время приобрел основанный переселенцами-уйгурами город Джаркент. Здесь открылись магазины и лавки русских и среднеазиатских купцов. Он же явился перевалочным пунктом на путях следования их в цинский Китай. Здесь же в начале XX века было 65 местных купцов (уйгур), производивших торговые операции. Тут же шныряли 153 алыпсатара (перекупщика). Самым влиятельным купцом был известный Вали Ахун Юлдашев. Он имел «большое, с многочисленными оборотами торговое дело в Кульджеи с Кульджей, писал, о нем П.Румянцев, принимает поставки хлеба, фуража и мяса в войска» [9, С.59]. Его многочисленные арбакеши возчики, ездили не только в Семиреченские города и ярмарки, но и курсировали по линии Джаркент Кульджа и Джаркент Ташкент.

В районы поселения уйгур Россия поставляла те же товары, что ранее привозились в Илийский край. Однако на новых местах уйгуры прекратили кустарное производство тканей маты, дабы и других изделий. Они были вытеснены более дешевыми фабрично-заводскими изделиями. Одновременно широкое развитие получили ремесла. Сапожники, портные, кузнецы, слесари, жестянщики и многие другие профессионалы работали на рынок, сбывая продукцию своего труда.

Купец-феодал Вали-Ахун Юлдашев помимо торговли также использовал уйгуров Джаркентского уезда на издольщине. В его руках из общего количества 734 земельных наделов горожан города Джаркента было сосредоточено 622 надела, т.е. четыре пятых всей земли. Юлдашеву же принадлежала вся оросительная сеть между реками Усеком и Хоргосом. Как известно, кто в Средней Азии владел водой, тот владел и землей. Юлдашев же захватил не только земли горожан, но и почти все наделы земледельческих районов уйгур переселенцев Джаркентского участка.

И таких как он было немало, они опирались на значительное количество байсемизов («толстых богачей»), эксплуатировавших уйгурское крестьянство. Они обычно овладевали землей уйгуров «за налоги». Только в Семиречье в отличие от России, уйгуро дунганскому крестьянству противостоял феодал из купцов, сам арендовавший или берущий в свои руки за налоги. Но, получив эту землю, он строил на ней не капиталистическое хозяйство, а полуфеодальное основанное на кабальной издольщине и других видов кабалы.

О роли торгово-ростовщического капитала в дунганских деревнях и городских слободках говорят и такие факты (сведения на 1913 год). В дунганском селении Сокулук имелось более 69 торговых заведений с оборотом в 30 тыс. руб., в селе Каракунуз имелось более 10 торговых заведений. По архивным данным в 1913 году в Пишпекедунганские купцы, торговцы и богатые мещане владели более чем 50 магазинами, сотнями маслобоек и рисорушек. Почти 80% маслобоек в городе Пржевальске принадлежали дунганским купцам и торговцам [11].

Что касается внешней торговли, то торговля с Тарбагатайской областью находилась в руках русских, татар и сартов; несколько русских купцов участвовали в торговле с Илийской областью; торговлю с Восточным Туркестаном вели исключительно сарты, преимущественно Кашгарские.

Дунганские купцы занимали господствующее положение в торговле через Кульджу. Дунганские купцы Мамийло, Шэньсянгун, Мачангун вместе с русскими и уйгурскими купцами держали в своих руках торговлю в городе Верном. В г. Пржевальске дунганские дома Мачжинфу, Маэрфу, Машанло и др. являлись главными поставщиками зерна и растительного масла на рынки Туркестана. Они же являлись крупными скототорговцами.

Приведенные данные говорят о том, что дунганские купцы и торговцы играли не последнюю роль в посреднической торговле области с Туркестаном, Россией и провинцией Синьцзян. В некоторых городах Пишпеке, Токмаке, Пржевальске и Джаркентедунганские купцы играли первостепенную роль в торговле фабрично заводскими товарами из России, в свою очередь, они поставляли продукты сельского хозяйства для русских рынков. Это способствовало распространению изделий русских фабрик и заводов и вытеснению изделий городских и сельских кустарей области.

Среди предпринимателей встречались и иностранные подданные, к примеру, итальянцы. Так, в составленном 22 октября 1912 года списке торгово-промышленных предприятий г. Джаркента, принадлежащих иностранным лицам, значится следующее. «Согласно ему в городе действовали Отделение мануфактурных товаров Торгового дома в Кульдже Кашгарскогосарта «Хусаин Ахун Мусабаев с Братьями», подданного Китая, которое имело в местном отделении восемь служащих; и аптека, содержателем которой являлся итальянский подданный Эдуард А.Моско» [12].

На рубеже ХIХ-ХХ вв. в результате дальнейшего углубления процесса общественного разделения труда значительное развитие получают торговля, промыслы и ремесла. В основном, преобладали промыслы и ремесла, так или иначе связанные с системой аграрного производства.

В городской среде развитие получает торговля, которая среди уйгуров носила как меновой в основном с казахами, так и денежный характер. Преобладала розничная торговля посредством лавок и торговли в разнос. Широкое хождение в среде торговцев получили маклерство, скупка перепродажа продукции, особенно шерсти. Крупнейшим торговцем был Вали-Ахун Юлдашев купец 1-ой гильдии.

Таким образом, к концу XIX в. изменилась конфессиональная структура населения Казахстана, в котором набирала темпы тенденция повышения численности представителей православной конфессии. Политика христианизации, проводимая царским правительством оказала значительное влияние на изменение конфессиональной и национальной структуры предпринимателей.

 

Список использованных источников:

  1. Общий свод по империи результатов переписи, произведенным 28 января 1897 г. Т.2. СПб., 1905. (Подсчет наш). С. 235.
  2. ЦГА РК. Ф.64. Оп.1. Д.60. Л.1,2.
  3. Обзор Семиреченской области за 1887 г. Верный, 1888 г. с. 13.
  4. Обзор Семиреченской области за 1899 г. Верный, 1900, с.24-25.
  5. Обзор Семиреченской области за 1899 г. Верный, 1900, Ведомости.
  6. ЦГА РК. Ф.41. Оп.1. Д. 100. Л.77.
  7. Айкап. 1912. №3.
  8. Обзор Семиреченской области за 1912 г. Верный, 1914г., с. 50-52.
  9. Румянцев П.П. Материалы по обследованию..., т. V, ч. V, с. 15-16, 97,98,156, 204,
  10. Сушанло M. Дунгане Семиречья, Фрунзе, 1959, с.
  11. Юсупов И. Участие дунган в установлении Советской власти в Семиречие. Фрунзе, – 160 с.
  12. ЦГАРК.Ф.44.0п.1.Д.4083.Л.13.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Социология