Конфуцианство – государственная религия Китая

Аннотация

В данной статье рассмотрена роль конфуцианства в Китае, влияние учения на умы современных китайцев, а также теория возрождения конфуцианской религии в качестве официальной государственной, предусматривающей тотальную «конфуцианизацию» всех сфер семейной, общественной и политической жизни. Современные тенденции развития человека, общества, культуры обуславливают потребность современности в традиционном. Конфуцианское наследие демонстрирует жизнеспособность и стойкость в качестве духовного, культурообразующего и идентификационного фактора жизни китайского общества. В научном мире континентального Китая стала активно обсуждаться тема возрождения конфуцианства в контексте трансформации современного общества. Некоторые китайские мыслители видят будущее конфуцианства в качестве системообразующей религии. Акценты в дискуссии о конфуцианстве сместились в сторону осмысления значения конфуцианских этико-религиозных ценностей в современном китайском обществе и государстве. Китайские мыслители стремятся соединить элементы конфуцианской культуры с существующей социополитической системой Китая. В Китае исторически конфуцианство было тесно связано с государством и на протяжении длительных периодов выступало фактически в качестве государственной религии. У современных конфуцианцев есть веские исторические основания надеяться на восстановление статуса данного философско-религиозного учения в качестве государственной религии.

Введение. Древнейшая философская система и одно из трех главных религиозных учений Востока возникло в Китае на рубеже VI-V вв. до н.э. Конфуцианство всегда оказывало сильное влияние на китайское общество и неотделимо от образа жизни китайцев. «Кон-фу-цзы и Мудрец и Великий Учитель, и Философ одновременно, и осознавая это многие люди понимали, что его учение, его предписания-постулаты помогают до сих пор человеку быть прежде всего Человеком».

В основе конфуцианства лежит учение Кун-цзы (что означает «мудрый учитель Кун»). Иезуитские монахи-миссионеры, переводившие его труды в XVII в., дали ему имя Кон-фу-цзы.

Родился Кон-фу-цзы в 551 г. до нашей эры в царстве Лу в Куфу (современная провинция Шаньдун). Отец Кон-фу-цзы Шулян Хэ был храбрым воином из знатного княжеского рода. Он умер, когда мальчику было 3 года, и молодая мать посвятила всю жизнь воспитанию мальчика. Ее постоянное руководство, чистота личной жизни сыграли большую роль в формировании характера ребенка. Уже в раннем детстве Кон-фу-цзы отличался выдающимися способностями и талантом предсказателя. Конфу-цзы родился с беспредельной восприимчивостью к учению, пробужденный ум заставлял его читать и, самое главное, усваивать все знания, изложенные в классических книгах той эпохи, поэтому впоследствии о нем говорили: «Он не имел учителей, но лишь учеников» [1].

Слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. Признание его мудрости достигло такой степени, что он занял пост Министра правосудия – в те времена самую ответственную должность в государстве. Он сделал так много для своей страны, что соседние государства стали опасаться царства, блестяще развивавшегося усилиями одной личности. Клевета и наветы привели к тому, что правитель Лу перестал внимать советам Кон-фу-цзы. Кон-фу-цзы покинул родное государство и отправился в путешествие по стране, наставляя правителей и нищих, князей и пахарей, молодых и стариков. Везде, где он проходил, его умоляли остаться, однако он неизменно отвечал:

«Мой долг распространяется на всех людей без различия, ибо я считаю всех, кто населяет землю, членами одной семьи, в которой я должен исполнять священную миссию Наставника» [2].

Основная часть. Фундаментальную роль во всей истории этической мысли Китая сыгралы взгляды Кон-фу-цзы, которые изложены в книге "Лунь юй" ("Беседы и высказывания"), составленной его учениками. На протяжении многих веков эта книга оказывала значительное влияние на мировоззрение и образ жизни китайцев. Ее заучивали наизусть дети, к ее авторитету апеллировали взрослые в делах семейных и политических. Опираясь на традиционные воззрения, Кон-фу-цзы развивал патриархально-патерналистскую концепцию государства. Государство трактуется им как большая семья. «Власть императора ("сына неба") уподобляется власти отца, а отношения правящих и подданных – семейным отношениям, где младшие зависят от старших» [3].

В целом добродетель в трактовке Кон-фу-цзы – это обширный комплекс этико-правовых норм и принципов, в который входят правила ритуала (ли), человеколюбия (жэнь), заботы о людях (шу), почтительного отношения к родителям (сяо), преданности правителю (чжун), долга (и) и т.д. Вся эта нормативная целостность, включающая в себя все основные формы социально-политического регулирования того времени, представляет собой единство моральных и правовых явлений.

«Философско-теологическую основу конфуцианства составляет шесть главных положений:

  1. Традиционно религиозное представление о Небе («Тянь»). Это – великое начало, верховное божество, которое диктует свою волю человеку.
  2. Учение об «исправлении имен», смысл которого состоит в том, что каждый должен соответствовать своему назначению и быть послушным.
  3. Культ предков, который стал главным содержанием религиозной жизни в Китае.
  4. Большое значение придается ритуалу, этикету, неписаным правилам. В соответствии с этим, было разработано учение об идеальном человеке, «благородном муже».
  5. Важное место занимала педагогика, содержанием которой было, прежде всего, хорошее знание «старого», китайской традиции, почитание старых учителей, послушание учителю, что и избавит от ошибок.
  6. Учение о середине: цель жизни – постижение сути вещей, постижение сути вещей возможно с помощью знания, знание поможет изменить природу сердца и совершенствовать тело.

Идеи Кон-фу-цзы сыграли огромную роль в духовной жизни Китая и его последующей истории, проникли в кровь и плоть китайской культуры» [4].

Во II в. до н. э. в эпоху Хань Кон-фу-цзы был признан «подлинным властелином», а его учение обрело статус официальной идеологии. В IX веке конфуцианство одержало верх над буддизмом, а в XI веке – над даосизмом. Так долгое время официальной идеологией Китая оставалось конфуцианство. Революция в начале ХХ века привела к краху последней феодальной династии Китая, подорвала господствующие позиции конфуцианства в обществе. В течение нескольких десятилетий конфуцианство жестоко преследовалось. Конфуцианские классические книги перестали играть роль «идеального образца» в социально-политической жизни общества. Несмотря на это, влияние конфуцианства не исчезло, а, напротив, усилилось. Прошло время, и китайское общество вновь обратилось к учению Кон-фу-цзы и его последователей.

Методы исследования. Теоретический анализ и обобщение научной литературы, периодических изданий об истории конфуцианства из архивов библиотек.

Китайские, американские, российские исследователи отмечают, что в государственной идеологии Китайской Народной Республики возрождаются идеи Кон-фу-цзы. В научном мире континентального Китая стала активно обсуждаться тема возрождения конфуцианства в контексте трансформации современного общества. Некоторые китайские мыслители видят будущее конфуцианства в качестве системообразующей религии [5].

Для них конфуцианство выступает ядром, определяющим самобытность китайцев, основы их самосознания и менталитета.

Дискуссия. Акценты в дискуссии о конфуцианстве сместились в сторону осмысления значения конфуцианских этико-религиозных ценностей в современном китайском обществе и государстве. Китайские мыслители стремятся соединить элементы конфуцианской культуры с существующей социополитической системой Китая [6]. В настоящее время широкую известность получила теория возрождения конфуцианской религии в качестве официальной государственной, предусматривающей тотальную «конфуцианизацию» всех сфер семейной, общественной и политической жизни. Конфуцианские религиозные ценности рассматриваются в качестве фундаментальных установок, обусловливающих самосознание китайского общества. Так, известный конфуцианец Цзян Цин 蒋庆 (1953 г.р.)

ратует за возрождение конфуцианства в качестве современной государственной религии. В мировой истории и современном состоянии обществ феномен государственной религии широко распространён.

«Государственная религия – религиозная идеология и деятельность, утвержденная государством в качестве обязательной или наиболее предпочтительной для подданных нормы публичной религиозной жизни. В государственной религии религиозные ценности совмещаются с этатистскими (франц. etat – государство), образуя синкретическое религиозно-этатистское мировоззрение…» [7].

В древности и Средневековье существование государственных религий, опиравшихся на сращивание государства и религии, было типичным явлением общественной жизни (Египет, греческие города-государства, Римское государство, Византия, Япония, Китай и т.д.). В новой и новейшей истории Европы распространение государственных религий резко сузилось, хотя и в XXI в. в некоторых европейских странах сохраняются государственные религии, – например, лютеранство в Норвегии, англиканство в Англии, пресвитерианство в Шотландии.

В Китае исторически конфуцианство было тесно связано с государством и на протяжении длительных периодов выступало фактически в качестве государственной религии. У современных конфуцианцев есть веские исторические основания надеяться на восстановление статуса данного философско-религиозного учения в качестве государственной религии.

В качестве одного из направлений развития в данном русле Цзян Цин выдвигает проект «конфуцианизации деревни». Он предлагает программу по «реконструкции деревни», суть которой заключается в следующем тезисе: «одна деревня – одна школа». Согласно этой программе, сформированной в рамках конфуцианского «единения политики и религии» и других религиозно-этических норм, директор школы выступает главой деревни, в круг его обязанностей входит не только решение административных вопросов, но и вопросы просвещения всего населения, т.е. внедрение конфуцианских ценностей, начиная от отдельной семьи и заканчивая всей деревней в целом. Такая программа, по мнению Цзян Цина, способствует «конфуцианизации деревни» с акцентом на «конфуцианизацию семьи». Согласно конфуцианской традиции, директор школы, он же глава деревни, выступает «отцом, правителем и мудрецом», деревня расценивается в качестве «общего храма предков», а семья – «личного храма предков». В этой программе по «конфуцианизации деревни» современный мыслитель усматривает залог успешного возрождения конфуцианских религиозных ценностей, в этом, по его мнению, заключается ядро «конфуцианизации» Китая. Он против западных ценностей свободы, демократии, материализма и т.п., поскольку они убивают морально-этическую сущность человека. Конфуцианство же реализует человеческую сущность, но не через претворение в жизнь его свободы, а путем выявления его благомыслия и возврата к его «индивидуальной природе» (синти 性体) [8].

Цзян Цин говорит о духовной составляющей жизни современного человека. Помимо удовлетворения материальных нужд, человеку присуща потребность в духовном – в религии и вере. Ценности и смыслы, определяемые религиозной традицией, способны сделать жизнь каждого разумной, слаженной и психологически комфортной. Возрождение конфуцианской религии даст возможность современному китайцу жить осмысленно и гармонично, когда жизнь материальная и духовая сбалансированы между собой. Исследователь понимает конфуцианскую религию в ее тесной связи с политической составляющей конфуцианской традиции, полагая, что между ними существует тесная, неразрывная связь, обусловленная историческими, культурными и мировоззренческими факторами. Поэтому современная конфуцианская религия, по его мнению, напрямую восстановит легитимность и символичность политической системы Китая, а также цивилизационную принадлежность государства. В таком воскрешении конфуцианской религии мыслитель видит залог восстановления общественной этики и морали, единения и интеграции общества, возрождения национального духа китайского народа.

Цзян Цин считает, что, когда христианство встретилось с китайской культурой, проявился дух западной культуры, христианская вера вступила в столкновение с национальным духом Китая, т.е. с конфуцианством. Это столкновение – не только конфликт двух типов вероубеждений, но и конфликт двух типов национальных духов [9].

Результаты. Конфликт двух типов вероубеждений можно разрешить путем исправления вероучения отдельного человека, а конфликт двух типов национальных духов не решить путем обращения в другую веру. Национальный дух составляет душу народа, его самобытность, представляет собой фундаментальный символ существования народа. Национальный дух китайского народа неотделим от конфуцианства. Вопросы национального духа находятся в тесной связи с вопросами вероубеждений. Конфуцианец заявляет, что не надо отделять веру каждого от целостного национального духа. Если произойдет разделение, т.е. если допустить изменение веры каждого отдельного человека, тогда погибнет национальный дух, погибнет народ как самобытная форма культуры. Если все китайцы будут исповедовать христианство, тогда будет невозможно сохранить целостный национальный дух китайского народа, поскольку он должен опираться на традиционную культуру. Традиционная культура, и конфуцианская религия в том числе, обладает ресурсами, способными дать человеку в его повседневной жизни духовную стабильность и комфортность. Поэтому китайцам нет необходимости обращаться к христианству.

Согласно этой точке зрения, китайский национальный дух определяет специфичность китайской культуры и формируется в рамках конфуцианской традиции. Эту специфичность в человеческом аспекте определяют известные конфуцианские моральные ценности и принципы (жэнь, ли, сяо и др.), в политическом – правление совершенного правителя, или добродетельное правление (ван дао 王道). Мораль и добродетельное правление действуют на основе поучения и наставления и исходят от Неба.

Вывод. Дискуссия о специфике конфуцианской религии демонстрирует перенос религиоведческих акцентов с западных стандартов на особенности локальных религиозных феноменов. Так Ли Шэнь считает, что неправильно оценивать конфуцианство с точки зрения отсутствия в нем тех или иных западных (христианских) атрибутов, поскольку частичные особенности не могут быть сущностными, – например, понятия рая и ада, а также религиозной организации подобно христианской. Свое доказательство конфуцианской религии Ли Шэнь строит на анализе четырех спорных вопросов о конфуцианской религии: Кон-фу-цзы и сверхъестественное, конфуцианский шанди, потустороння жизнь в конфуцианской религии, конфуцианская религиозная организация и жертвоприношения [10].

Большинство религиоведов считают, что в отличие от христианства, возникшего в силу исторических обстоятельств вне рамок государственной организации, конфуцианская религия всегда существовала в рамках государственного управления, поэтому сложная иерархическая государственная система, собственно, и выступала религиозной организацией конфуцианства. Подобно строгой государственной иерархии, конфуцианская религия предусматривает не равные религиозные права. Конфуцианец являлся посредником между мирским и священным, он был ядром религиозной системы и в то же время активным участником социальной и государственной структуры.

Современные тенденции развития человека, общества, культуры обуславливают потребность современности в традиционном. «Способность к тем или иным трансформациям, то или иное отношение к модернизации и реальное умение преобразовывать действительность определяется как внешними обстоятельствами, так и внутренними чертами этноса. Реальная история этноса, его образ жизни, формы и характер производства, менталитет, привычки, традиции, стереотипы поведения и т.д. определяют его умение успешно встраиваться в текущую действительность и в ней строить свой завтрашний день». [11] Конфуцианское наследие демонстрирует жизнеспособность и стойкость в качестве духовного, культурообразующего и идентификационного фактора жизни китайского общества. В 21 веке конфуцианство возрождается как государственная идеология Китая. За последние несколько лет национальные исследования фокусируются на конфуцианстве, а изучение традиционной культуры стало популярным среди чиновников, ученых, студентов и широкой общественности. По всему миру уже созданы сотни институтов Конфуция. Его наследие отражается даже в решении вопросов мира.

 

Список использованных источников:

  1. Конфуций. Сост. В.В. Юрчук – 5-е изд. – Минск: Современное слово, – 384 с. С. 9.
  2. Масперо А. Религия Китая. – СПб.: Наука, – 375 с. С. 113.
  3. Конфуций. Уроки мудрости. Сочинения. – М.: ЭКСМО-Пресс, – 958 с. – С. 376.
  4. Артемьев А.И. Религиеведение: основы общего религиеведения, история религий, религии в Казахстане. В 2-х томах. – Том 1. – Алматы, 2011. – 324 с. – С. 309.
  5. Забияко А.П., Хаймурзина М.А. Интерпретация религии китайскими мыслителями в контексте развития религиоведения в КНР (вторая половина XX – начало XXI вв.). Статья вторая // Религиоведение. – – №3. – С. 65-66.
  6. Забияко А.П., Хаймурзина М.А. Интерпретация религии китайскими мыслителями в контексте развития религиоведения в КНР (вторая половина XX – начало XXI вв.). Статья вторая // Религиоведение. – – №3. – С. 65.
  7. Забияко А.П. Государственная религия. Религиоведение. Энциклопедический словарь М., 2006 545 с. С. 8 Цзян Цин. Конфуций Китая:      официальный     сайт      фонда      Конфуция КНР. 2001-2010. http://www.chinakongzi.org/rjwh/ddmj/jiangqing/200708/t20070829_2444445_3.htm [Время обращения 28.02.2017 г.]. 9 Цзян         Цин. Конфуций Китая:  официальный сайт фонда Конфуция КНР.  2001-2010. http://www.chinakongzi.org/rjwh/ddmj/jiangqing/200708/t20070829_2444445_3.htm [Время обращения 28.02.2017 г.].
  8. Ли Шэнь. 李申宗教(Теория религии). – Пекин, 2006. – 399 с. С.171.
  9. Азырханова А.А. Модернизация и традиционное общество // Хабаршы. Вестник. Серия «Социологические и политические науки». №2(46), 2014 г. – С.
  10. Wilson А.T. Confucianism: the imperial cult. Encyclopedia of Edit by Lindsay Jones. – 2 ed. – USA: Thomson Gale, 2005. – P. 1910-1911.
  11. Яблоков И.Н. Религиоведение: Учебное пособие. – М., 317 с. – С. 286.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Политология
loading...