Проблема транскаспийского региона: позиция Ирана

В данной статье анализируется проблема в Каспийском регионе между пятью странами: Казахстаном, Россией, Азербайджаном, Ираном, Туркменистаном. Основная проблема Каспийского региона, которая отражена в особом международно-правовом и геополитическом статусе, при этом учитывая интересы Ирана. Советская Россия отказалась от монопольных прав на Каспий и бессрочные советско-иранские договора 1921, 1935 и 1940 годов определили равные и исключительные права на осуществление морской деятельности на Каспийском море двух прикаспийских государств СССР и Ирана. 

Каспийское море – является одним из богатейших водных объектов нашей планеты. Его живые и минеральные ресурсы с давних времен составляют основу экономики народов и государств, расположенных на его побережье. Транспортные возможности Каспия, уникальные туристические и оздоровительные комплексы, а самое главное – нефтяные и газовые месторождения, запасы которых, по мнению экспертов, уже превышают уровень бассейна Персидского залива, превратили его в приоритет внешней и внутренней политики прибрежных государств. В начале XXIвека Каспийский регион остается одним из важнейших в геополитическом плане, так как в нем сходятся интересы крупнейших стран мира.На сегодняшний день, он становится вполне самодостаточным региональным узлом современной политики, где имеет место развитие событий, от которых зависят международные процессы, как на региональном уровне, так и на международном уровне.

Каспийский регион располагается между Европой и Азией, на перекрестке транспортных пересечений как между Востоком и Западом, так и между Севером и Югом. Так как он охватывает совершенно разные по всем параметрам государства, как по политическому строю, так и по культурному развитию, он является территорией, которая является пунктом сближения для различных стран, таких как приближенные к нему: Иран, Российская Федерация, Казахстан, Армения, Грузия, Исламскую Республику, Туркменистан и отдаленные страны: США, Узбекистан, Турция, Туркменистан, КНР, Японию и страны Европейского Союза.

Конечно, наблюдается повышение интереса к Каспийскому региону, так как если раньше он привлекал внимание только прикаспийских государств, то сейчас наблюдается повышенный интерес со стороны государств, находящихся уже вне Каспийского региона. Одной из главных особенностей Каспийского региона является так называемый «энергетический эллипс», который создан совместно со странами Персидского залива, в котором зарегистрировано до 70% мирового запаса нефти и до 40% природного газа, что является, в какой-то степени кладом, мирового масштаба.

Актуальность данной работы заключается в том, что политические отношения стран Каспийского региона являются одной из самых важных и сложных проблем современной геополитики. Необходимость исследования геополитических, геостратегических, геоэкономических и политико-территориальных аспектов общественной жизни в данном регионе обусловлена расположением Каспийского региона, которое делает его связующим звеном между такими ключевыми регионами, как Европа, Центральная Азия, Закавказье, Ближний и Средний Восток.

К началу XXI века проблемы Каспийского региона приобрели острое звучание и встали в разряд первоочередных задач с точки зрения обеспечения военной, политической и экономической безопасности страны в этом регионе. Целью работы является раскрытие основных проблем Каспийского региона, которые отражены в особом международно-правовом и геополитическом статусе, при этом учитывая интересы Ирана.

При историографическом обзоре темы «Каспийский диалог: Иран», стоит в первую очередь выделить авторов Агаева Э. и Казакова В. [1], которые в своем труде «Каспий: быть или не быть» подняли вопрос о вопросах защиты окружающей среды прикаспийского региона, политику, направленную на добычу нефти, а также состояния природной сферы и экологии. В данном случае можно предположить, что проблема экологии была важнее и играла большую роль ещѐ до определения статуса и использования природных ископаемых.

В работе по анализу экологии и различным аспектам борьбы с загрязнением Каспийского региона и моря в разное время занимались такие авторы как: Мухина Е. В. и Игнатова Е. И. [2], Наземцев В. и Михно Н. [3], Закиев Ф. и Петров М. [4], Барсегов Ю. Г. [5].

Другой автор Мамедов Р.Ф. [6] в своей статье «МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС КАСПИЙСКОГО МОРЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА (вопросы теории и практики)» он рассматривает историю Каспийского моря с древнейших времен до 1991 года. Также он раскрывает важные аспекты договоров между Российской Империй и Персией, в дальнейшем СССР и Ираном.

Вопросы международно-правового статуса Каспия также анализировали в своих трудах Федоров Ю.Е. [7], Куандыков Б.М. [8], Мерзляков Ю.Н. [9], Бекяшев К.А. и Магеррамов А.А. [10] В работах, как правило, выделялись главные позиции по урегулированию данного вопроса, предположительное разделение территорий Каспийского моря и минеральных ресурсов.

Зарина Габиева, атташе Департамента по культурным связям и делам ЮНЕСКО МИД России, в своей работе «Правовой статус Каспия» [11] и дает содержательную историческую справку, связанную рассматривает статус Каспия с разных точек зрения и считает, что определение правового статуса Каспийского моря может стать точкой отсчета для решения большинства проблем данного региона.

В своей работе Казманов Нурлан Куатович, Бахытова Алия Еркиновна «Проблемы юридического статуса каспийского моря: позиции прикаспийских государств» рассматривают взгляды и позиции Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана [12].

В работе «Внешняя политика Ирана в Каспийском бассейне» автор работы главным вопросом ставит вопрос о разделе Каспийского моря и претензии Ирана насчет этого [13].

Проблема Каспийского моря возникла задолго до образования СССР, еще во времена существования Российской Империи после "Персидского похода" Петра I (1722-1723 гг.). Российско-персидские трактаты предоставляли России уникальное право иметь военный флот на Каспийском море на вечные времена. Персия сохраняла право только на торговое судоходство. Это означало полное подчинение Каспийского моря российской юрисдикции. Иными словами, Каспий тогда рассматривался как внутренний (внутриконтинентальный) водоем России, а не как международное море или межнациональное озеро [1]. Статус Каспия с тех пор определялся исключительно между двумя государствами: с одной стороны Российской Империей, с другой Персией. Российско-персидские трактаты предоставляли России исключительное право иметь военный флот на Каспийском море на вечные времена. Персия сохраняла право только на торговое судоходство. Это означало полное подчинение Каспийского моря российской юрисдикции. Иными словами, Каспий в те далекие времена рассматривался как внутренний (внутриконтинентальный) водоем России, а не как международное море или межнациональное озеро.

Советская Россия отказалась от монопольных прав на Каспий и бессрочные советско-иранские договора 1921, 1935 и 1940 годов определили равные и исключительные права на осуществление морской деятельности на Каспийском море двух прикаспийских государств СССР и Ирана. Широко использовавший в то время термин "советско-иранское море" означало, что только эти два государства, их организации и граждане имели право на морепользование .

Договоры, заключенные между Российской Империй и Персией, а позднее между СССР и Ираном:

  1. Договор о Туркменчаи (февраля 1828 года) устанавливал, что сухопутная граница между Россией и Персией заканчивается у Каспийского моря, тем самым подразумевая, что море в то время не являлось предметом определения границы.
  2. Договор о Дружбе (26 февраля 1921 года) устанавливал свободу навигации для всех советских и персидских кораблей на Каспии, но мало что говорил о природе суверенных прав на Каспии. Итак, 26 февраля 1921 года Советская Россия и Персия заключили Договор о дружбе и сотрудничестве. Прежде всего, он декларировал (ст.1) потерю законной силы всех договоров, соглашений и концессий между царским правительством и Персией, ущемляющие права иранского народа. Договор определил принцип равенства как основу отношений между двумя государствами. Стороны согласовали право уважать русско-персидские границы, установленные Согласительной комиссией 1881 года (ст. 3), но без определения границы в водах Каспия. В соответствии со ст. 8 была аннулирована консульская юрисдикция, тем самым Россия отказывалась от экономических привилегий, полученных в результате военного превосходства, включая права на ссуды, предоставленные в свое время Персии царским правительством. Известно, что до октябрьского переворота 1917 года концессии на рыбную ловлю находились в руках российских подданных. Договор положил конец такому положению и предоставил иранской стороне право на рыболовство, что определялось дополнительными договоренностями (ст. 14). В этом документе важное место отводится судоходству и проблемам международной безопасности. По ст.11 Персии было предоставлено право иметь флот на Каспийском море на тех же условиях, что и России: ―Обе Высокие Договаривающиеся Стороны согласны, что с момента подписания настоящего договора они будут в равной степени пользоваться правом свободного плавания по Каспийскому морю под своим флагом. Тема обеспечения безопасности прикаспийских государств (Россия и Персия) имеется в статьях 6 и В частности, ст. 6 констатирует право России вводить в Персию войска, в случае если третьи государства попытаются превратить территорию Персии в базу для пересечения границ и военных выступлений против России. А статья 7 развивает идею недопущения третьих стран в Каспийское море. Данное положение гласит, что, ―если в составе экипажа судов персидского флота окажутся граждане третьих держав, использующие свое пребывание в персидском флоте в недружественных по отношению к России целях, Российское Советское Правительство будет иметь право потребовать от Правительства Персии устранения указанных вредных элементов. И, наконец, согласно статье 3 Россия уступила Персии иранский остров Ашурадех, а по статье 10 – оборудование порта Энзели.
  3. СССР и Иран 1октября 1927 года подписали Соглашение об эксплуатации рыбных ресурсов южного побережья. В соответствии с этим документом была создана смешанная советско-иранская рыболовная компанию с концессиями на разработку биоресурсов иранской части Каспия (за условной границей Астара-Гасанкули) в течение 25 лет. Кстати, после истечения срока концессии Иран не пожелал его продлить, и соглашение потеряло свою юридическую силу. Соглашение не внесло никакого вклада в дело развития международно-правового статуса Каспия и стало промежуточным документом.
  4. Конвенция о поселении, торговле и мореплавании 1931 года. Конвенцией было подтверждено сохранение принципа нетто-баланса. Также там указывалось, что в бассейне Каспия могут находиться суда только прибрежных государств.
  5. Договор от 27 августа 1935 года вновь подтверждал свободу навигации на Каспии и устанавливал 10-мильную зону рыбной ловли, однако формальной границы установлено не было. Тем не менее, закрытость Каспия для третьих стран четко сформулирована в статье 14, в которой говорится: ―На всем протяжении Каспийского моря могут находиться только суда, принадлежащие СССР и Ирану, и равным образом гражданам и торговым транспортным организациям одной из обеих Договаривающихся Сторон, плавающие соответственно под флагом СССР или под флагом Ирана. Они равным образом соглашаются иметь в качестве экипажа на судах только лиц, принадлежащих к их государству‖.
  6. Договор от 25 марта 1940 года также подтверждал свободу навигации, и право на рыбную ловлю, установленные договором 1935 года. Договор 1935 года под таким же названием и Договор о торговле и мореплавании 1940 года, а также ноты обеих сторон по принятым документам исходили из этой позиции. В частности, в письмах о Каспийском море от 25 марта 1940 года, которыми обменялись представители СССР и Ирана в день заключения Договора, отмечалось, что ―...Каспийское море, рассматриваемое обеими Договаривающимися Сторонами как море советское и иранское, представляет для Договаривающихся Сторон исключительный интерес...‖.

Так как эти договоры формально никогда не аннулировались, Россия настаивает на том, что они попрежнему применимы.

В то время как география Каспийского моря тысячелетиями остается неизменной, геополитика региона между географией и политикой в каспийском бассейне претерпела кардинальные изменения с развалом СССР. После 1991 года на карте Прикаспийского региона появились новые государства такие как: Казахстана, Туркменистана, Азербайджана [14]. Столкнувшись с огромными проблемами независимости, эти республики оказались вынужденными в первую очередь сформулировать экономическую и внешнюю политику, и поддержать внутреннюю стабильность и Каспий является ее неотъемлемой частью. «Каспийская пятерка» вынуждена решить в первую очередь проблему международно-правового статуса Каспия, так как без ее решения не решаться остальные проблемы. Поэтому было решено начать всеобщий переговорный процесс с проведения «Каспийских саммитов», где участие принимают исключительно прикаспийские страны.

Первый саммит прошел в столице Туркменистана, Ашхабаде, в апреле 2002 года. Главной темой обсуждения было определение правового статуса Каспийского моря. Ирану оставалось 14% дна, чем он был весьма недоволен. Считалось, что иранская зона – наименее богата углеводородами. Тегеран выступил за отсрочку освоения энергоресурсов моря до определения его правового статуса.

Второй саммит прошел в Тегеране, в октябре 2007 года. Основной темой обсуждения было определение международно-правового статуса Каспия а также вопросы экологического характера. На саммите озвучено предложение о делении Каспия по принципу раздела акватории на внутренние воды, территориальное море, рыболовные зоны и общее водное пространство. В таком случае страны имели бы следующие пропорции: Иран имел 45%, Россия – 27%, на долю Казахстана, Туркменистана и Азербайджана приходились оставшиеся 28%. Данная пропорция не устраивала всех, кроме Ирана. По итогам Тегеранского саммита была принята Рамочная Конвенция. Основной идеей Конвенции является «защита морской среды Каспийского моря от загрязнения, включая защиту, сохранение, восстановление, устойчивое и рациональное использование его биологических ресурсов»(2 статья)

Конвенцией предусматривается ряд мер по предотвращению, снижению и контролю загрязнения Каспийского моря из наземных источников (ст.7), в результате деятельности на дне моря (ст.8), сбросов с морских и воздушных судов (ст.9 и ст.10), а также иных видов деятельности, включая мелиорацию земель и связанные с этим работы по выемке грунта и строительству дамб (ст.11).

Конвенция предусматривает сотрудничество государств-участников по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Стороны Конвенции, в частности, обязуются незамедлительно оповещать друг друга о промышленных авариях и природных катастрофах, а также обеспечивать и поддерживать адекватную готовность к чрезвычайным экологическим ситуациям, включая наличие надлежащего оборудования и квалифицированного персонала (ст.13).

Позднее к Рамочной Конвенции был принят Протокол. Протокол предусматривает совместное реагирование прикаспийских стран на крупные разливы нефти на Каспийском море превышающие по объему 250 тонн. Предусматривается разработка национальных планов по предупреждению и реагированию на разливы нефти в море.

Итог Тегеранского саммита не смог решить основную задачу для стран Прикаспийского региона. Однако, Рамочная Конвенция, которая вступила в силу по итогам Тегеранского саммита, стала первым совместным документом по проблеме Каспия со времени ее возникновения. В целом, Тегеранский саммит следует считать точкой отсчета соприкосновения общих интересов «Каспийской пятерки».

Третий саммит прошел в Азербайджане, в ноябре 2010 года. Конвенцию по правовому статусу Каспия подписать в Баку в очередной раз не удалось по причине различия интересов стран-участниц. И здесь в очередной раз столкнулись неуступчивая позиция Ирана и консолидированное мнение Азербайджана, Казахстана и России, которые, стремятся сделать основой для решения этого вопроса заключенные между собой ранее двусторонние договоры о разграничении дна моря. Традиционный нейтралитет Туркменистана не помог сблизить их позиции. Вместе с тем в отличие от двух предыдущих саммитов итоги встречи в Баку позволяют утверждать о заметном продвижении «пятерки» в этом направлении. Президенты пяти государств подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, которое регулирует вопросы борьбы с терроризмом, организованной преступностью, контрабандой оружия, наркотиков и ядерных технологий, захватом судов, нелегальной миграции, незаконной добычи биоресурсов и т.д. Несмотря на то, что оно не касается вопросов военного сотрудничества, тем не менее, на его основе в перспективе можно будет попытаться сформировать систему обеспечения коллективной безопасности в Каспийском регионе. В любом случае данный документ при его неукоснительном соблюдении всеми прикаспийскими государствами может способствовать установлению в регионе атмосферы добрососедства и конструктивного сотрудничества стран «пятерки». Тем не менее, все страны без исключения признают того факта что без определения статуса другие договоренности невозможны.

Последний саммит прошел в «каспийской» столице России, Астрахани, в сентябре 2014 года. Иран и Туркменистан границы «азербайджанского сектора» до сих пор не признают. В «математическом» выражении формула каспийской «пятерки» выглядит не как «3 + 2», а как «2 + 1 + 2», а именно: Азербайджан находится в «середине», с Россией и Казахстаном у него территориальных разногласий нет, но с Ираном и Туркменией они остаются. Отсюда следует, что здесь и спрятана самая болевая точка непримиримости в каспийском диалоге. Президенты России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана по итогам встречи подписали совместное заявление и приняли итоговое коммюнике.

В присутствии глав государств подписаны Соглашение о сотрудничестве в области гидрометеорологии Каспийского моря, Соглашение о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Каспийском море, Соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биологических ресурсов Каспийского моря.

Основные позиции Ирана в вопросе определения международного статуса Каспия.

4 февраля 2010 года Туркмения и Иран подтвердили обоюдную приверженность определению статуса Каспия на основе норм международного права, добрососедства, учета и уважения интересов всех прикаспийских государств.

В Иране считают, что в соответствии с нормами международного права любое изменение правового статуса Каспийского моря после распада СССР должно приниматься только на основании консенсуса, а именно согласия всей пятерки прикаспийских государств, а до этого момента принятые ранее договора между СССР и Ираном 1921 и 1940 годов остаются в силе. Следуя этим положениям, до окончательного определения правового статуса Каспийского моря, любые действия прибрежных государств, противоречащие существующему статусу или не получившие одобрения всех пяти прикаспийских стран, с позиций международного права оцениваются Тегераном как неприемлемые.

В иранских аргументах указывается на то, что эта принципиальная позиция нарушена тем, что Россия фактически официально признала, по крайней мере, на уровне председателя Правительства, наличие так называемого «азербайджанского сектора Каспийского моря».

В заключение можно сделать следующие выводы. Иран иcпользовал самые разные внешнеполитические стратегии, стремясь ответить на вызовы в бассейне Каспийского моря, но успеха он не добился. Ключевая проблема для него присутствие в регионе США как мощного источника поддержки различных стран, особенно Азербайджана, ограничивающее для Ирана возможности любой активности в регионе. Кроме того, Россия, как самая мощная держава в регионе Каспийского моря, блокирует любые действия Ирана, способные нанести ущерб ее интересам и безопасности в регионе. Фактически Иран оказался зажат между США и Россией. Обе державы не дают Ирану возможности предпринимать какие-либо военные и политические действия в регионе Каспийского моря. В то время как США ограничивают влияние Ирана в регионе, вводя санкции и укрепляя экономические и военные связи с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном. Россия извлекает все выгоды из противостояния между Ираном и США. Россия будет помогать Ирану в ядерной программе и поддерживать ее до тех пор, пока Иран будет сохранять безучастность в Каспийском регионе. Интересы ядерной программы Ирана фактически уже заставили его согласиться с разделом Каспийского моря на основе срединной линии, поскольку эта программа должна превратить Иран в исламскую сверхдержаву и дать возможность установить в мире всемирное исламское правление по образу правления в Иране. Исходя из этих соображений, Иран идет на уступки России и другим государствам Каспийского моря, чтобы обеспечить их поддержку или терпимость к ядерной программе Ирана. Еще одной важной целью Ирана является безопасность. На третьей встрече руководителей прикаспийских государств в Тегеране прибрежные государства согласились не прибегать к военной силе во взаимоотношениях друг с другом. Фактически это был большой успех для Ирана, поскольку такое соглашение уменьшило опасность американского нападения на Иран с территории какого-либо из прибрежных государств и гарантировало Ирану возможность продолжать ядерную программу.

 

Список использованной литературы:

  1. Агаев Э. Г., Казаков В. Г. Каспий: быть или не быть? – Баку: Язычы, – 184 с.
  2. Мухина Е.В., Игнатова Е.И. Каспий: катастрофа, гипотезы и стратегия // Наш дом – планета Земля. – М.,  – С. 23-26.
  3. Наземцев В., Михно Н. Каспийское море в опасности //Соц. законность. – – № 6. – С. 20-22. 4 Закиев Ф., Петров М. Был Каспий другом. Стал врагом? // Огонек. – 1996. – № 15. – С. 25-27.
  4. Барсегов, Ю. Г. Каспий в международном праве и мировой политике. М.: ИМЭМО РАН, – 64 с.
  5. Мамедов Р.Ф. Международно-правовой статус Каспийского моря. – Баку: ДДЮН, – 289 с.
  6. Федоров Ю.Е. Правовой статус Каспийского моря // Исследование ЦМИ МГИМО. – – № 8. – С. 10-14
  7. Куандыков Б.М. Правовой статус Каспийского моря основа планомерного освоения минеральных ресурсов региона // Материалы конференции прикаспийских государств 15-16 мая 1995 г. – Алматы, – С. 30-32.
  8. Мерзляков Ю.Н. Правовой статус Каспийского моря // Международная жизнь. 1998. – №11-12. – С. 135-141. 10 Бекяшев К. А., Магеррамов А. А. Современный международно-правовой статус Каспийского моря // Морское право и практика. 2005. – № 3. – С. 6-22.
  9. Габиева З. Правовой статус Каспия. 2004. 8. ООО РАУ-Университет.
  10. Казманов Н., Бахытова А. Проблемы юридического статуса каспийского моря: позиции прикаспийских государств // articleskz.com. – 2014 г. // http://articlekz.com/article/12199 (был доступен 1 мая)
  11. Рахеле Б. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА В КАСПИЙСКОМ БАССЕЙНЕ: МЕЖДУ НАЦИОНАЛЬНЫМИ ИНТЕРЕСАМИ И ИСЛАМИСТСКИМИ АВАНТЮРАМИ // Центральная Азия и Кавказ. 2010. №13. Т.3
  12. Roza Rakhyzhan, Kurmangali A.K. OBSE and conflict resolution in the Post-soviet area // ВестникКазНПУим. Абая, серия «Международная жизнь и политика», №2 (49), 2017.
Год: 2017
Город: Алматы