Социально-экономические факторы ферганской долины

Одной из наиболее конфликтных зон, максимально приближенных к границам России, продолжает оставаться Центральная Азия, имеющая, в свою очередь, собственные «Супер-Балканы» - Ферганскую долину. Ферганская долина – территория, на которой все проблемы Центральной Азии (государственные границы между ее республика- ми, бедность, дефицит плодородных земель и водных ресурсов, безработица, межэтнические противоречия и т.д.) представлены в концентрированном виде и сплетены в клубок противоречий. Поэтому анализ основных, в первую очередь экономических, проблем долины весьма важен для понимания общей обстановки вокруг Центральной Азии и вокруг ее. Это долина – межгорная впадина в предгорьях Тянь-Шаня протяженностью до 300 км с запада на восток и до 170 км с севера на юг – один из главных сельскохозяйственных районов Центральной Азии. Долину, всегда представляющую собой единую территорию, рассекли административные границы Узбекистана, Киргизстана и Таджикистана, а после распада СССР они обрели статус государственных рубежей, что вызвало многочисленные проблемы. 

Особое значение Ферганской долины не только в региональной, но и мировой политике определено природно-географическими, этнокультурными и геополитическими факторами. Расположенные в Юго- Восточному «углу» Центральной Азии, окруженные на Севере хребтами Тянь-Шаня, а на Юге – Гиссаро- Алайскими горами, обильно политые водами самой протяженной среднеазиатской реки – Сырдарьи и ее многочисленными притоками, плоские равнины Ферганской долины (около 22.000 км2 , что составляет менее 5% от общей площади всей Центральной Азии), отличаются высокой плодородностью почв. Это уникальное для региона природно-географическое положение определило исключительное значение долинных земель – быть источником выживания для всего региона Центральной Азии, что, в свою очередь, не могло не отразиться на демографической ситуации. В настоящее время на территории Ферганской долины проживает почти 15.000.000 из 63.000.000 всей Центральной Азии.[1]

Однако не только численность населения является причиной кризисных явлений в этой части региона. Конфликтогенный потенциал Ферганской долины определен комплексом взаимосвязанных факторов. Среди наиболее значимых и способных сыграть вторую роль в возможностей дестабилизации обстановки можно выделить три блока факторов:

Первый блок – это социально-экономические причины, включающий как демографию, так и миграцию, уровень безработицы.

Второй блок – это наиболее широкий спектр гуманитарных проблем, выражающихся, в частности в проблеме анклавов.

Третий блок – включает интересы внешних игроков, новые вызовы и угрозы безопасности всего региона, являющиеся в значительной степени следствием развития мировой системы эпохи глобализации.

Начнем с детального анализа наиболее значимые факторы риска нестабильности Ферганской долины. Первым рассмотрим социально-демографические. Ферганская долина имеет самую высокую плотность населения в Центральной Азии. По этому показателю Ферганская долина сегодня занимает 10-ое место в мире (в среднем – 660 человек на км2, но во многих районах плотность населения превышает 2000 человек на км2), а в будущем она может войти в пятерку самых густонаселенных регионов планеты. Однако не столько плотность населения, сколько его этно-религиозный состав заставляет задуматься о безопасности региона в будущем [2].

Ферганская долина разделена на три неравные части. Центральная часть долины можно с уверенно- стью сказать, что это густонаселенные области Узбекистана такие как: Ферганская область, Наманганская область, Андижанская область, а плотность населения примерно в 10 разы превышает среднюю по всему Узбекистану. Так же две «пограничные» части Ферганской долины принадлежат Киргизии, в нее входят области такие как: Джалал-Абадская, Ошская и Баткенская. А на территории Таджикистана это Согдийская область. В таджикской части долины также проживает более трети населения республики, а в киргизской – около половины. При этом темпы годового прироста населения долины составляют около 2,5% в год или более 300.000 человек.

Прямое следствие перенаселенности является нехватка земли, безработица, трудовая миграция. Численность населения живущего ниже уровня бедности в ряде районов Ферганской долины достигает 40% и более. Что же касается безработицы, то официальные цифры не отражают истинной картины. Например, официально в Киргизии безработица составляет 8,6%, в Таджикистане 2,5%, в Узбекистане 4,5%. Рост темпов трудовой миграции и оттока населения является косвенным подтверждением роста безработицы.[3]

Миграция, частично решая проблему безработицы и уровня жизни за счет снижения напряженности на рынке труда, формирует новые, не свойственные ранее данному региону проблемы. Так, за последние годы произошли: удвоение числа разводов, рост числа неполных семей с несовершеннолетними детьми, увеличение гендерного дисбаланса в миграционных потоках. 

По данными Международной организации по миграции, ООН и Всемирного банка, около 300.000 женщин в возрасте до 30 лет не состоят в браке, что также серьезным образом влияет на дестабилизацию региона, полностью деформируя веками существовавший социальный уклад. 

Еще одним новым вызовом для Ферганской долины стала так называемая ползучая экспансия, выражающаяся в расселении этнических таджиков и граждан Республики Таджикистан в киргизских селах. В результате уже буквально через несколько лет сложится ситуация, когда формально принадлежа- щие Киргизии селения фактически будут заселены таджиками, что может не принести к возникновению албанского казуса. В Ферганской долине не стоит нивелировать возможный факт провозглашения в ближайшем будущем автономии, а затем независимости от Республики Киргизстан территорий, населенных этническими таджиками и узбеками.[4]

Отдельную группу первого блока представляют экономические факторы кризысных явлений. Как в целом ряде других конфликтов современности, национализм – это лишь внешнее проявление экономиче- ских и политических проблем. Экономика, тесным образом связанная с политикой, и остается одной из главных причин дестабилизации региона. Конктретно это проявляется в следующем: сельское хозяйство (хлопок, рис, виноград, бахчевые и зерновые культуры). Ферганская долина – это крупный район шелко- водства с полутора тысячелетней историей производства. В постсоветский период ежегодный прирост населения постоянно усиливает старую проблему Ферганской долины – нехватку пахотной земли. 

В Таджикистане площадь пахотных земель составляет 0,11 га на душу населения, что является самым низким показателем среди стран СНГ;

В Киргизии несколько выше, но тоже не достаточно для нормального обеспечение население работой и продуктами питания;

В узбекской части Ферганской долины эксперты называют показатель в 0,19 га на одного сельского жителя. 

Все названные цифры существенно ниже среднемировой нормы 0,3 га на человека. Однако это еще не предел. В последние годы во многих районах Ферганской долины величина «нормы» уже опустилась ниже отметки 0,1 га на человека. Такое положение вещей нельзя квалифицировать иначе как критическое и чреватое серьезными конфликтами. И это лишь одна из проблем. [5]

Не менее значимым для населения региона является скотоводство. Пустынные равнины Ферганской долины служат круглогодичными пастбищами, а земли с эфемерной растительностью – весенними. В рамках общего (советского) государства использование долинных земель осуществлялось целесообразно государственным интересам, но появление новых госграниц нарушило свободное перемещение скотово- дов с равнинных на горные пастбища. Это естественным образом сказалось на снижении качественных и количественных показателей животноводства, а также на занятости людей, что, в свою очередь, усугубля- ет общую экономическую ситуацию, непосредственно связанную с физическим выживанием местного населения.

Однако не только сельским хозяйством жива долина.

Рынок в Кара-Суу (Ошская область), издревле известный как одна из торговых станций на Великом шелковым пути, и сегодня крупнейшая оптовая база региона. Через город Кара-Суу проходит межрегио- нальная транспортная автодорога Бишкек-Ош-Урумчи (Китай) и железная дорога Джалал-Абад (Киргизия)-Андижан (Узбекистан). Ежедневно в Кара-Суу из Китая поступают тонны продукции, которая потом попадает в Узбекистан и Таджикистан. 

Ежемесячный оборот рынка превышает $200.000.000, и это только по официальным данным.

Теневой оборот, по признанию местных продавцов, как минимум в два раза больше. 

Отдельную тему в исследованиях потенциала конфликтности в странах Центральной Азии занимает проблема водных ресурсов. Вода в Ферганской долине с полным основанием может быть названа одним из главных конфликтов. 

По данным узбекских экспертов, дефицит оросительной воды на узбекской территории Ферганской долины достигает 1,500.000.000 м3 в год.

Несколько меньший дефицит в долине испытывает население киргизских и таджикских областей. 

Но в связи с практически полным отсутствием водо-сберегающих технологий проблема нехватки оросительной воды регулярно приводит к межхозяйственным и межэтническим спорам и конфликтам.

Кроме того, по некоторым данным, до 60% населения Ферганской долины не имеет доступа к качественной питьевой воде и использует воду из оросительных каналов, куда попадают неочищенные стоки. Последствия этой проблемы весьма печальные – резкое ухудшение сан-эпидемиологической ситуации и рост болезней. Однако проблема водных ресурсов имеет не столько социальный, сколько политический статус. Все аналитики, занимающиеся проблемами региона, обратили особое внимание на слова, бывшего Президента Республики Узбекистан ныне покойного И. Каримова, сказанные им во время визита в Астану (8 сентября 2012 г.): «Водные ресурсы могут стать завтра проблемой, вокруг которой будут обостряться отношения. И не только в нашем регионе. Все может усугубиться настолько, что это может вызвать серьезное не просто противостояние, а даже войны».[6]

Да, действительно, вряд ли удастся в ближайшем будущем договориться о справедливом распределении водных ресурсов стран «верховья» и «низовья». К такому выводу подвигает не только знание обстановки в регионе, но и опубликованный для обсуждения (17 июня 2014 г.) предварительный вариант Всемирного банка – «Ключевые вопросы для дальнейшего рассмотрения предлагаемого проекта Рогунской ГЭС», которая может эксплуатироваться таким образом, чтобы максимально увеличить производство энергии зимой, но это существенно сократит летнее поступление воды в страны низовья, что может усугубить и без того сложную ситуацию в сельскохозяйственной сфере Ферганской долины. Напоминаю, что в следующем году сдадут в эксплуатацию первый агрегат Рогунской ГЭС.

 

Список использованной литературы:

  1. Ферганская долина – государство в государствах // URL:http//bukharainfo.com/blog/?p=328 ; (дата обращения 27.10.2017)
  2. Приграничные конфликты в Ферганской долине как фактор дезинтеграции в Центральной Азии // URL:http://www.region.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=73:2013-03-19-06-16-23&catid=39:2013-03- 01-13-06-27&Itemid=48; (дата обращения 11.2017)
  3. Князев А. Новая резидентура британской разведки в Ферганской долины в Файзабаде и перспективы межэтнического конфликта в Фергане // URL:http://www.iarex.ru/interviews/33278.html; (дата обращения 10.11.2017)
  4. Эмомали Рахмон: Таджикская молодежь должна быть бдительной перед угрозой терроризма // URL:http://m.ru.sputnik-tj.com/country/20170816/1023086457/rahmon-tadzhikskaya-molodezh- bditelnost.html?mobile_return=no; (дата обращения 11.2017)
  5. Шарифов Б. Не проиграть Центральную Азию // Эксперт. 2012 № 39 (дата обращения 20.11.2017)
  6. Абрешева С. М., Шулем Д. Р. Причины международной трудовой миграции населения, ее основные виды // Вестник КазНПУ им. Абая. Серия «Международная жизнь и политика» - – № 2 (49).- С. 128. (дата обращения 23.11.2017)
Год: 2017
Город: Алматы