Нео-функционализм и постсоветская интеграция

Интеграционные процессы в современном мире являются одним из главных факторов мирового экономического и политического развития. В настоящее время интеграционные группировки становятся более влиятельными субъектами мирового хозяйственного процесса, чем отдельные государства. С этим связано постепенное падение роли национального суверенитета как фактора экономического развития и возрастание роли принадлежности к определенной интеграционной группировке, которая, как более крупная экономическая структура, приобретает самостоятельность и влияние в мировой экономике.

Создание Евразийского союза и другие формы интеграции на постсоветском пространстве являются требованием времени. Инициативы Казахстана имеют большое значение для развития интеграционных процессов в регионе Евразии. Однако это сложный и противоречивый процесс, в котором сталкиваются национальные интересы государств региона и различное понимание интеграции. Обращение к теории интеграции дает ключ к пониманию интеграционных процессов на постсоветском пространстве. 

Интеграционные процессы в современном мире являются одним из главных факторов мирового экономического и политического развития. В настоящее время интеграционные группировки становятся более влиятельными субъектами мирового хозяйственного процесса, чем отдельные государства. С этим связано постепенное падение роли национального суверенитета как фактора экономического развития и возрастание роли принадлежности к определенной интеграционной группировке, которая, как более крупная экономическая структура, приобретает самостоятельность и влияние в мировой экономике.

Понятие «интеграция» происходит от латинского слова «integratio», что дословно означает «воссоединение, восполнение». В применении к сфере межгосударственных отношений оно означает добровольное и взаимовыгодное объединение отдельных частей, субъектов, в некоторую самостоятельную целостность. Достоинство интеграции состоит в том, что в ней, как правило, целое больше своих частей. Интеграционное объединение, иначе говоря, по своему потенциалу оказывается значительно эффективнее каждой из своих отдельных частей и их арифметической суммы. Поэтому интеграция позволяет получить такие материальные, интеллектуальные и иные средства, какие ни один из ее участников не имел бы, действуй он автономно.

В современно мире интеграция стала одной из доминирующих тенденций социально-экономического и политического развития государств и регионов. Особое значение интеграция имеет для регионов, поскольку в интеграцию, как правило, вступают государства, географически и в иных отношениях близкие между собой. Интеграция и регион являются близкими по содержанию, почти синонимичными между собой понятиями. Если в регионе функционирует и укрепляется экономическая, торговая, политическая, военная и иные формы интеграции, то о нем можно утверждать как о состоявшемся регионе, то есть регионе в его современном политическом и экономическом понимании.

Если же в регионе интеграционные связи между входящими в него государствами слабые, каждое из государств предпочитает действовать самостоятельно, опираясь на собственные силы или же развивая связи с государствами других регионов, то о таком регионе можно судить как о несостоявшемся регионе, как, выражаясь языком Канта, «регионе в себе». Государства в таком регионе предпочитают действовать на двусторонней, а не многосторонней основе. Но международные отношения на двусторонней основе были характерны для прошлого. В современном мире двусторонние отношения сохраняют свою важность и эффективность, но доминирующими все больше становятся многосторонние отношения, находящие свое институциональное выражение в международных организациях, интегративных объединениях и других многосторонних институтах.

В современной системе международных отношений сложилось устойчивое позитивное восприятие интеграции как эффективного способа межгосударственного взаимодействия. Интеграция поэтому рассматривается как процесс, с необходимостью обусловленный получением преимуществ всеми участвующими в нем сторонами. Поскольку интеграция зачастую осуществляется на региональной основе, то в современном мире также складывается позитивное представление о регионализации как желательном способе взаимосвязи и взаимодействия государств в условиях расширения процессов глобализации.

Возрастание значения интеграции в международных отношениях привело к росту различных объяснительных схем, концепций и теорий интеграции. Интерес, в частности, вызывает категориальный аппарат теории интеграции, то есть выявление понятий, раскрывающих содержание понятия интеграции, их взаимосвязь и взаимодействие между собой. К числу важных понятий, тесно связанных и раскрывающих содержание понятия интеграции, относится понятие «сообщество».

По терминологии американского социолога Амитая Этциони, понятия «сообщество» и «интеграция» являются субъектом и предикатом в формально-логическом понимании их взаимосвязи. Как субъект «сообщество» представляет собой некую «общность или даже систему, обладающую самодостаточными интеграционными механизмами». Как предикат «интеграция» является своеобразной «способностью данной системы поддерживать саму себя в результате воздействия и влияния как внутренних, так и внешних изменений». По мнению Этциони, понятие интеграции включает в себя целый ряд необходимых и существенных элементов, а именно: 1) наличие эффективного контроля за использованием принудительных мер воздействия; 2) существование единого центра, отвечающего за принятие и исполнение решений; 3) наличие доминирующего центра политического единства основной массы политически активного населения [1].

Этциони известен и своими работами по международным отношениям, включая и международную интеграцию. В этих работах, как и в своих социологических исследованиях, Этциони развивает методологический подход, получивший в литературе название «коммунитаризм». Смысл этого подхода состоит в том, что индивидуальные права и свободы должны, вне всякого сомнения, защищаться, но в то же время они должны быть вписаны в интересы сообщества (community). Если сравнить сообщество как коллектив индивидов в национальном или более узком масштабе с регионом как коллективом государств, близких друг другу в географическом, историческом и иных отношениях, то развиваемое Этциони понятие интеграции оказывается применимым и для международных отношений. Перефразируя Этциони, можно сказать, что понятия «регион» и «интеграция» в формальнологическом понимании их взаимосвязи являются субъектом и предикатом. Как и национальное сообщество, регион как сообщество посредством интеграции должен сдерживать индивидуальные интересы в пользу общественных интересов. Иначе говоря, региональная интеграция должна найти баланс между национальными интересами государств и региональными интересами, поскольку благодаря интеграции регион приобретает самостоятельную сущность. При этом смысл региональной интеграции состоит в том, что успех региона в его самостоятельном бытии приносит успех и всем составляющего его компонентам, то есть национальным государствам [2].

Крупный американский политолог Карл Дойч рассматривает интеграцию прежде всего как реальную возможность обеспечить мирное сосуществование государств. Это может быть достигнуто посредством таких мер, как расширение торговли, свободное перемещение людей, развитие культурного обмена, активное проведение политических консультаций и других действий интеграционного характера. Карл Дойч жил и работал в разгар холодной войны, поэтому он видел в интеграции средство снижения напряженности в отношениях двух великих держав того периода и в целом между противоборствующими блоками и другими государствами. Поэтому в интеграции он видел положительное явление в системе международных отношений, позволяющее развивать социально-экономические связи между государствами и обеспечивать безопасность как на региональном, так и на глобальном уровне [3]. Последующая практика международных отношений и мировой политики подтвердила правильность идей Дойча.

Интеграция является можно сказать главным средством укрепления экономических, политических, социальных, культурных отношений, включая и отношения по обеспечению безопасности в регионе и в глобальном масштабе. В то же время справедливо и обратное утверждение, а именно, что региональная безопасность является основой, фундаментом региональной интеграции. Только лишь обеспечив региональную безопасность, исключив войны и конфликты из своих взаимоотношений, государства региона могут развивать экономическую, культурную, образовательную и иные виды кооперации между собой.

Фундаментальное значение региональной безопасности для развития интеграции между государствами региона подтверждается практикой многих регионов. Если взять южную Азию, то отсутствие здесь региональной безопасности, взаимное недоверие крупнейших государств региона – Индии и Пакистана – явилось причиной ряда войн между ними в прошлом и постоянной угрозой возникновения новых войн и конфликтов в будущем. По этой причине между этими государствами экономические отношения находятся на низком уровне, а экономическая и иные виды интеграции в регионе практически отсутствуют.

Наибольшего развития региональная интеграция достигла сегодня в Европе. Сегодня Европейский Союз является образцом региональной интеграции в институциональном и иных отношениях для других регионов мира. Не следует, однако, забывать, что именно обеспечение системы безопасности стало тем фундаментом, на котором получили развитие экономические, политические, культурные связи народов Европы в рамках Европейского Союза. Именно в Европе начались обе мировые войны. Осознание опасности разделения Европы, прежде всего западной ее части на блоки и группировки, привело европейские элиты после второй мировой войны к пониманию сотрудничества на общеевропейском уровне. Стремление избежать новой тотальной войны стало движущей силой западноевропейской интеграции на ее ранних этапах.

Следует выделить четыре основных подхода к исследованию и анализу межгосударственной интеграции, получивших наибольшую известность в рамках политической науки и сыгравших заметную роль в становлении и развитии международной и региональной интеграции. Указанные четыре подхода к анализу международной интеграции получили в политологической литературе название федерализма, функционализма, неофункционализма и теории «сообщества безопасности».

Будучи теорией международной и региональной интеграции, федерализм отстаивает точку зрения о том, что в основе взаимоотношений между странами, вступающими в интеграцию, должна лежать модель союзного государства, учреждение которого одновременно рассматривается и в качестве продукта, результата интеграции. Применительно к европейскому интеграционному процессу, достигшему наивысших результатов в создании единой Европы, представители федерализма выдвинули тезис о появлении особого (федерального) институционального устройства, определяющего как характер взаимоотношений между самими интегрирующимися единицами, так и распределением полномочий между ними, с одной стороны, и возникающим «единым центром», с другой. Характеризуя специфику такого распределения полномочий, федералисты утверждают, что ни одна из властей соответствующего уровня не должна располагать какими-либо преимуществами, а полномочия местных, региональных (во внутринациональном смысле этого термина), национальных органов и органов европейского масштаба должны сочетаться и дополнять друг друга [4].

Теория функционализма в значительной степени отличается от федералистского подхода к исследованию и анализу межгосударственной интеграции. В своем классическом виде она представлена в работах Дэвида Митрани, ратовавшего за трансформацию и обновление сложившихся за многие десятилетия представлений о системе международных отношений. Одна из основополагающих идей функционализма состоит в том, что международная интеграция должна быть в максимальной степени деполитизирована, а эффективное сотрудничество государств и исключение конфликтов должны быть достигнуты путем концентрации усилий в первую очередь на общих для всех вопросах благосостояния (как во всемирном масштабе, так и на национальном уровне). Согласно функционализму, интеграционная динамика приводит к появлению функциональных организаций, располагающих определенными полномочиями, которые предоставляют сами государства. Конечным продуктом интеграции становится образование «функциональной системы, элементы которой могут начать работать и без общей политической надстройки» [5]. Представители функционализма рассматривают международную интеграцию как процесс постепенного перехода от традиционной межгосударственной системы отношений к некоему функциональному сообществу, процесс перераспределения властных полномочий отдельных государств в пользу создаваемой надгосударственной структуры, обладающей функциональной эффективностью.

В концепции неофункционализма, разработанной Эрнстом Хаасом и другими, последовательность и структура интеграционного процесса предполагают создание системы мощных центральных институтов и постепенную передачу государствами-участниками принадлежащего им суверенитета на уровень сообщества в целом [6]. При этом и государстваучастники, и их правительства предстают в неофункционализме как играющие в этом процессе пассивную роль и не выделяющиеся из общей массы действующих лиц. Исполнительные органы сообщества, напротив, выступают в качестве активного организатора и вдохновителя интеграционного процесса, а организованные группы, партии, политические элиты выполняют роль своеобразного «катализатора» интеграции. Стоит отметить, что именно с неофункционализмом связывают появление идеи «наднациональности» в международном праве.

Важным подходом к исследованию и анализу международной интеграции является теория «сообщества безопасности» (security community) Карла Дойча. Он выдвинул тезис о необходимости создания так называемого «сообщества безопасности», представляющего собой «группу государств, достигших значительного уровня интеграции друг с другом, осознавших необходимость определенной общности (единства)». Концепция Дойча имеет выраженный инструментальный характер, в ее направленности на изучение и применение методов и средств познания межгосударственной интеграции как многовекторного, многоаспектного процесса.

В этой связи Дойч предлагает использовать определенную систему критериев для выяснения того, как далеко продвинулись государства в реализации их интеграционных инициатив, насколько быстро может осуществляться их взаимодействие в той или иной сфере, что мешает активизации усилий в этом направлении. В частности, Дойч выдвигает два условия, которые могут способствовать формированию плюралистических сообществ безопасности. К первой из них относится способность каждого из участвующих в интеграции государств отвечать на нужды, просьбы и действия других государств быстро, адекватно и без обращения к насилию. Государства могут развивать такую способность, участвуя в международных и региональных организациях. Вторым, по мнению Дойча, важным условием образования в регионе многосторонних сообществ безопасности является совместимость главных ценностей государств-участников, относящихся к принятию политических решений [7].

Региональная интеграция, в первую очередь интеграция на евразийском пространстве, является одним из важных приоритетов внешней политики Казахстана. На протяжении более чем двадцати лет Казахстан неоднократно выступал инициатором практически всех интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Наиболее крупной и смелой интеграционной инициативой Казахстана остается идея евразийского союза, с которой президент страны Нурсултан Назарбаев выступил во время своей лекции в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова в марте 1994 г.

В 1994 г. и в последующие годы идея евразийского союза не получила необходимой поддержки в России и других постсоветских государствах, кроме Кыргызстана. Для Казахстана в 1990-2000-х гг. идея евразийства и евразийской интеграции осуществлялась, по словам президента Казахстана, в форме трех организаций: Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и Совещания по выработке мер доверия в Азии (СВМДА) [8]. Однако уровень интеграции государств в этих организациях был недостаточным, несоответствующим тому, что предлагал в 1994 г.Н. Назарбаев.

Новое дыхание идее евразийского союза придал президент России Владимир Путин, который в октябре 2011 г. опубликовал в газете «Известия» статью, заявив, что одним из главных приоритетов его президентства до 2018 года станет создание на постсоветском пространстве евразийского союза [9]. Этот союз станет одним из мощных интегративных объединений в современном мире. В евразийский союз войдут постсоветские государства, при этом он не станет возрождением СССР. Выдвинутая Путиным идея евразийского союза основывается на интеграционном опыте Таможенного союза (ТС) Белоруссии, Казахстана и России, начавшего свою деятельность 1 июля 2010 года, и Единого экономического пространства (ЕЭП) этих же стран, функционирующего с 1 января 2012 г. Вступление в действие Евразийского союза (ЕАС) трех постсоветских государств намечено на 2015 год.

За прошедшие время тремя государствами была проведена большая работа по созданию Евразийского союза. 29 мая 2014 г. в столице Казахстана Астане состоялось подписание договора о создании ЕАС. Работа по подготовке договора союза является трудоемкой и сложной. Сложность этой работы связана во многом с тем, что сторонам при разработке договора приходится сталкиваться с противоречиями их национальных интересов. Эти противоречия, особенно стали заметны в последнее время, в конце 2012 – начале 2013 гг. Так, президент Казахстана сделал в этот период несколько заявлений, в которых подчеркнул незыблемость суверенитета страны при ее вступлении в интеграционные объединения. Если в прежнее время в отношениях Казахстана и России наблюдалось практически полное отсутствие каких-либо противоречий (во всяком случае, публично выражаемых), то начиная с октября 2012 г. в реализации интеграционного проекта ЕАС обнаружилось несогласие Казахстана с выдвигаемыми Россией предложениями по созданию некоторых наднациональных органов, прежде всего Евразийского парламента [10].

Российская модель Евразийского союза как экономико-политического интеграционного объединения соответствует, на наш взгляд, теории федерализма. Предложение Россией создания Евразийского парламента как единого наднационального органа законодательной власти дает основание предполагать, что вслед за ним должно последовать создание органов исполнительной власти ЕАС. Это означает, что Евразийский союз будет строиться по модели союзного федеративного государства, в котором имеется федеральный центр и субъекты федерации в виде участников интеграционного объединения. По логике этой модели законы, принимаемые Евразийским парламентом, приобретают силу на всей территории ЕАС, то есть всех трех государств-участников интеграционного объединения. По этой же логике проводимая исполнительными органами ЕАС политика, основанная на принятых Евразийским парламентом законам, так же будет единой, унифицированной для Белоруссии, Казахстана и России.

Казахстанский подход к Евразийскому союзу соответствует, по нашему мнению, теории функционализма. Одна из основополагающих идей этой теории состоит, как было сказано выше, в том, что международная интеграция должна быть в максимальной степени деполитизирована, а эффективное сотрудничество государств и исключение конфликтов должны быть достигнуты путем концентрации усилий в первую очередь на общих для всех вопросах благосостояния, то есть социально-экономическом развитии участников интеграции. Это соответствует неоднократным высказываниям президента Казахстана Н. Назарбаева, что для нашей страны приемлемой является только экономическая интеграция на постсоветском пространстве.

Согласно функционализму, интеграционная динамика приводит к появлению функциональных организаций, располагающих определенными полномочиями, которые предоставляют сами государства. Такими функциональными организациями в Евразийском союзе должны стать различные советы, комиссии, саммиты и иные интеграционные органы, создаваемые для переговоров и решения вопросов в той или иной сфере деятельности союза. Переговоры в комиссиях, советах и других интеграционных органах ЕАС должны проводиться на равноправной основе с учетом интересов всех сторон, а решения приниматься на основе консенсуса всех сторон. На это также неоднократно указывал Елбасы. Конечным продуктом интеграции в рамках теории функционализма становится образование функциональной системы, элементы которой могут начать работать и без общей политической надстройки. Именно на это всегда обращал внимание Нурсултан Назарбаев и именно такое видение интеграционных объединений он старается проводить в жизнь.

Создание Евразийского союза и другие формы интеграции на постсоветском пространстве являются требованием времени. Инициативы Казахстана имеют большое значение для развития интеграционных процессов в регионе Евразии. Однако это сложный и противоречивый процесс, в котором сталкиваются национальные интересы государств региона и различное понимание интеграции. Обращение к теории интеграции дает ключ к пониманию интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

 

Список литературы

  1. Etzioni A. The Limits of Privacy. New York, 2000. – 212
  2. Etzioni A. From Empire to Community: A New Approach to International Relations. London, 2004. – 462
  3. Deutsch The Analysis of International Relations. New York, 1964. – 236 p. 4 Rosamond B. Theories of European Integration. – London, 2000. – 237 p.
  4. Mitrany D. A Working Peace System. – London, 1966. – 412
  5. Haas E. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces, 19501957. – Stanford, 1968. – 213
  6. Deutsch K. Political Community and the North Atlantic Area: International Organization in the Light of Historical Experience. – Princeton, 1957. – 384
  7. Назарбаев Н. К экономике знаний через инновации и образование. Лекция Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева в Евразийском Национальном Университете // Казахстанская правда, 2006 г. – 28 мая.
  8. Путин В. Владимир Путин. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // Известия. – 2011. 3 октября.
  9. Назарбаев Н. Послание Президента Республики Казахстан-Лидера нации Н.А.Назарбаева народу Казахстана от 14 декабря 2012 г. Стратегия «Казахстан-2050». Новый политический курс состоявшегося государства: Акорда: оф.сайт Президента РК, 14 декабря 2012. Режим доступа URL: www.akorda.kz (дата обращения: 05.03.2015).
Год: 2015
Город: Алматы