Метафора как механизм, лежащий в основе эффективности применения ассоциативных карт в работе психолога

В статье рассматривается метафора как механизм, лежащий в основе эффективности применения ассоциативных карт в работе психолога. 

Метафора сама по себе является не психологической категорией. Скорее, следовало бы, уточнить, что психология заимствовала метафору из области риторики.

Что же такое риторика? В переводе с греческого, риторика ρητωρικη «ораторское искусство», что происходит от греческого ρητωρ «оратор». В современной интерпретации риторика теория ораторского искусства, приемов и методов построения выразительной, общественной речи. Причем, сначала риторика складывалась как наука об ораторском искусстве, и потом, позже, время от времени, понималась обширнее как теория прозы либо теория аргументации [1].

Что же касается оформления слова метафора, то в переводе с греческого это слово образованно из 2 слов: μετα "мета" между, после, через и φορά "фора" движение, перенесение. Таким образом, метафора может иметь несколько вариантов определения, а именно: 

  • слово с переносным смыслом;
  • один из тропов (слово или оборот речи в переносном, иносказательном смысле);
  • любое языковое выражение (слово, словосочетание, предложение, некоторый текст) с переносным смыслом [2].

В психологии интересен ракурс рассмотрения метафоры через ее амбивалентность: то есть метафора как процесс ее создания и метафора как результат ее же создания [3].

На основе данных особенностей метафоры существуют различные подходы к ее определению [4].

Так, например, в теории А. Р. Ричардса понятие метафоры охватывает не только отношение подобия, но и, к примеру, соположенности.

В теории метафоры Д. Бикертона, например, выделяется четыре класса выражений, образованных связью знака (Х) с атрибутом (У). По типу "присваиваемых атрибутов" выражения распадаются на [4]:

  • "буквальные" ("черная кошка") присвоение атрибута типично;
  • "постоянные" ("серебро волос") присвоение атрибута устойчиво в лексике культуры;
  • "разовые" ("гиацинтовый Пегас", "смычок черноголосый") авторское присвоение атрибута;
  • "бессмысленные" ("промедление пьет учетверенность") присвоение атрибутов случайно.

В психологии и эстетике довольно часто используется понятие "развернутой метафоры".

Так, например, известную проективную методику "Дом. Дерево. Человек.", предложеную Дж. Буком в 1948 г. можно рассматривать как пример развернутой метафоры виденья себя и своего окружения.

Это же относимо и к презентации архетипов К.Г.Юнга – Тень, персона, Анима и Анимус и др, которые представляют собой неполные метафоры, отсылающие своим очевидным "текстом" к неявному и может быть в принципе не выявляемому "контексту" [4].

Интересен подход Ф. Уилрайта [5], который считал метафору элементом Т-языка [Тязык (tensive language), или "язык, создающий напряжение". Автор указывает на то, что можно выделить класс наиболее типических метафор, которые будут представлять собой некие семантические объекты, названные им "мифоидами" сочетание рационального содержания с метафорической мифологизированной частью.

«Что действительно важно в метафоре, так это духовная глубина, на которую объекты внешнего мира, реального или вымышленного, перемещаются при помощи холодного жара воображения. Процесс перемещения, который в этом случае имеет место, может быть описан как семантическое движение; представление о таком движении скрыто в самом слове "метафора", поскольку движение (phora), включенное в значение этого слова, есть именно семантическое движение тот происходящий в воображении двойной акт распространения и соединения, который обозначает существо метафорического процесса. Распространение и соединение, представляющие собою два главных элемента метафорической деятельности, наиболее действенны в сочетании; возможно, на самом деле они всегда в той или иной степени соединены друг с другом, по крайней мере в неявном виде. Но чтобы понять роль каждого из них, их можно рассматривать по отдельности и дать им отличные друг от друга названия "эпифора" и "диафора", первое из которых обозначает распространение и расширение значения посредством сравнения, а второе порождение нового значения при помощи соположения и синтеза» [5, С. 82-119.].

Ф. Уилрайт полагал, что они связывают уровни означений на основании "психического строения человека" (например, "над" окрашено положительно; "под" отрицательно; "кровь" коннотируется положительно как "жизнь", "могущество" и отрицательно как "смерть", "инцест" и т.п.). По большей части они амбивалентны, полисемантичны и ярко эмоционально окрашены [5].

Метафора, проявляясь в языке выполняет несколько функций [6]

Номинативная функция находит свое отражение в детском словотворчестве, информационная – в множественности образного прочтения ситуации; метафора способствует лучшему запоминанию информации и в этом состоит ее мнемоническая функция. Объяснительная функция метафор дублирует эвристическую функцию, поскольку открытие в науке тоже начинается с попытки объяснить себе то или иное явление, тот или иной процесс. По своему смысловому наполнению объяснение и эвристика идентичны. Они различаются только сферой использования и адресатом. Объяснительная функция метафоры предполагает объяснение другим людям в учебном или общепознавательном процессе, тогда как эвристическая функция метафоры обнаруживает себя в акте научного творчества, и первым адресатом объяснения-озарения становится сам исследователь. Метафора является великолепным средством воздействия на адресата речи и в этом проявляется ее эмоционально-оценочная функция. Но метафора может оказывать и воздействие другого плана психическое отражение, образ порожденный метафорой может выполнять воспитывающую, этическую функцию. Уникальная информативность метафоры делает ее превосходным средством самовнушения, самовоздействия. Функцию метафоры как средства самовоздействия говорящего можно назвать аутосуггестивной функцией. Ею обладают метафоры во внутренней речи человека, в дневниках, письмах, метафоры в молитвах [6].

Из выше описанных функций видно, что основное назначение метафоры — создание «новизны»: нового обозначения, художественного образа, образа с другим смыслом — смыслообраза.

И тогда получается, что метафора языковое средство творческого отражения человеком действительности, которой человек приписывает свои, субъективные смыслы.

Решение психологических проблем в ситуациях оказания психологической помощи с использованием метафоры дает основание считать процесс ее создания творческим [3, С. 26-51.], инсайториентированным, что, в своем итоге, повышает эффективность психологических услуг.

Мир психического репрезентируется у субъекта с помощью двух систем:

  • образной, являющейся онтогенетически первичной,
  • понятийной или вербальной, развивающейся в тесном взаимодействии с первой. Образы становятся посредниками между чувственным и абстрактно-логическим, смыкая их в единый познавательный процесс. Образная и понятийная формы отражения в реальном когнитивном процессе взаимосвязаны и непрестанно переходят одна в другую, чувственное и рациональное образуют единый план [7].

 

Список литературы:

  1. Общая риторика: Пер. с фр. / Ж. Дюбуа, Ф. Пир, А. Тринон и др.; Общ. ред. и вступ. ст. А. К. Авеличева. — М.: Прогресс, 1986 — 392 с.
  2. Алексеев К.И. Метафора как объект исследования в философии и психологии // Вопр. психологии. №2. С.73-85.
  3. Телия В.Н. Метафора как модель смыслопроизводства и ее экспрессивнооценочная функция // Метафора в языке и тексте. М., 1988. С.26-51. 
  4. Теория метафоры: Сборник: Пер. с анг., фр., нем., исп., польск. яз. / Вступ. ст. и сост. Н. Д. Арутюновой; Общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. — М.: Прогресс, 1990. — 512 с.
  5. Уилрайт Ф. Метафора и реальность (Теория метафоры. М., 1990. – 108 с.
  6. В. К. Харченко Функции метафоры. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. 88 с.
  7. Ломов Б.Ф. Проблемы образа в психологии // Вестник АН СССР. №6. —С.85–92.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Психология
loading...