Как осчастливить казахстанцев?

Для достижения цели по входу Казахстана в тридцатку самых развитых стран, большое внимание уделяется индикаторам подобного развития. Одним из таких фактором является узко специализированный термин «качество жизни» и близкое к нему более широкое понятие «счастья». На фоне широкой распространенности темы счастья в мировой науке, в настоящей статье дается обзор литературы, исследующей уровень счастья в Казахстане, и наиболее перспективные аспекты дальнейшего исследования этой темы. 

ВВЕДЕНИЕ

Главной целью развития Казахстана к 2050 году, по словам Назарбаева Н.А., является вхождение в тридцатку самых развитых стран, для чего в стратегии на 2020 год были обозначены приоритетами значительный рост благосостояния и социального благополучия казахстанцев [1]. Однако само понятие социального благополучия и его связи с благосостоянием в Казахстане остается мало исследованным. В мировой науке такие феномены, как “счастье”, “субъективное благополучие” и “психологическое благополучие” полноправно стали темами пристального изучения психологов, социологов, экономистов и исследователей бизнес направлений [2,3,4,5,6,7,8,9], а некоторые страны серьезно используют концепции счастья в планах своего долговременного развития. Широко известен пример Бутана, измеряющего уровень Валового Национального Счастья (ВНС) вместо Валового Внутреннего Продукта (ВНП) как одного из ключевых критериев развития страны и ее экономики. В Великобритании профессор Лондонской Школы Экономики сэр Ричард Лэйард после способствования развитию британской политике по борьбе с безработицей открыл Центр экономического развития и в настоящий момент занимается разработкой национальных программ для увеличения уровня счастья британцев [10].

Казахстан берет за основу развития своего благосостояния стандарты качества жизни, разработанные Организацией Экономического Сотрудничества и Развития (OECD или ОЭСР) [11] . Согласно модели «Как жизнь?» ОЭСР, благосостояние складывается из 2 основ: материального благополучия и качества жизни. Некоторыми примечательными особенностями этой модели являются направленность на благополучие отдельных индивидуумов, а не общих экономических условий, и оценка как объективных индикаторов (условия жизни), так и субъективных индикаторов (восприятия и чувства самих людей) – см. рисунок 1.

В то время как основное внимание международных организаций и правительственных структур направлено на реализацию государственных программ по развитию экономики, инфраструктуры, информатизации, образования и здравоохранения (объективные факторы, влияющие на благополучие), так называемые субъективные факторы (баланс жизни и работы, социальные связи, удовлетворенность качеством жизни) остаются задачей работников социального спектра: преподавателей, психологов, социологов, управляющих общественными организациями.

Данная статья рассматривает один из показателей, субъективное благополучие («счастье»), и степень изученности данного предмета в Казахстане. Понимание текущего уровня изученности счастья казахстанцев позволит определить существующие пробелы в знаниях и наметить возможные перспективы дальнейшего изучения этого важного показателя качества жизни.

Модель благосостояния ОЭСР, разработанная для стран с развивающейся экономикой

Рисунок 1. Модель благосостояния ОЭСР, разработанная для стран с развивающейся экономикой 

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

В период с 2001 к 2010 году казахстанцы постепенно становятся все более счастливее, согласно Эббот и Уоллис [12], и являются самой счастливой страной Центральной Азии, где наиболее счастливы представители титульной нации [13]. При этом по индексу человеческого развития Казахстан относят к странам с высоким рейтингом – страна занимает 56 место из 188 в индексе человеческого развития (Human Development Index) [14], а в индексе удовлетворенности жизнью (Life Satisfaction Index) – 101 из 178 [15].

Многие научные работы изучают благополучие в экономическом контексте и фокусируются на объективных индикаторах благополучия казахстанцев, таких как экономические факторы, бедность, безработица [12, 16,17,18].

В статье, изучающей ключевые компоненты счастья (удовлетворенности жизнью) Елены Калюжновой и Умы Камбампати [19], было обнаружено, что сквозь все переходные годы экономики (1996, 2001 и 2006) наиболее значительными факторами для казахстанцев оказались размер жилья, трудоустроенность и национальность. На протяжении всего периода перехода экономических систем чем больше комнат было в собственности, тем более высоким был показатель удовлетворенности жизнью в Казахстане. С постепенным переходом к рыночной экономике этнические казахи показывали более высокий уровень счастья по сравнения с русскими. А трудоустроенность, на удивление, показала двоякое влияние: вопреки ожиданиям в регионах с высокой безработицей безработные не чувствовали себя более несчастными, так как не происходило их маргинализации от общества, а трудоустроенные в то же время чувствовали себя особенно удачливыми.

Так как трудоустроенность сильно коррелирует с субъективным благополучием, исследование Линз и Семыкиной [20], изучающее связь удовлетворенности работой и внутренних и внешних поощрений, дает нам картину того, что делает счастливыми казахстанских работников. Наивысший уровень удовлетворенности работой наблюдается у самых молодых и самых пожилых казахстанцев с переломным моментом в возрасте 3035 лет. У респондентов, ценящих стабильность работы, удовлетворенность повышается с ростом стабильности работы (несмотря на то, что в странах переходной экономики стабильная работа чаще связана с нежелательными характеристиками трудоустройства). Возможность учиться новому делает работающих казахстанцев счастливее, а увеличение вероятности служебного продвижения наоборот снижает текущую удовлетворенность работой. Примечательно, что казахстанцы также оказались независтливыми: доход окружающих для них сигнализирует о возможных будущих доходах и также оказывает положительное влияние на субъективное благополучие, как и рост собственных заработков [18].

ВЫВОДЫ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приведенный выше анализ научной литературы показывает, что на настоящий момент тема изучения счастья казахстанцев наиболее плотно связана с материальными факторами благополучия: уровень дохода, жилье, финансовое благосостояние и заработки. Это отражается как и в преобладающем экономическом дискурсе темы счастья в стране, так и в небольшом количество работ, посвященных отдельно субъективным индикаторам, обычно относящимся к сфере психологических дисциплин. Мало исследованными пока остаются факторы качества жизни (баланс жизни и работы, социальные связи, субъективное благополучие), что может стать предметом дальнейшего изучения казахстанских психологов и социологов.

Eсли философскому утверждению «счастье за деньги не купишь» невозможно вынести однозначный утвердительный или отрицательный вердикт, то для научной сферы сейчас можно с уверенностью заявлять, что изучение монетарной составляющей даст наибольшее понимание того, как сделать счастливыми жителей Казахстана.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Стратегия «Казахстан-2050»// https://strategykz/ru/
  2. Diener E. Subjective well-being: The science of happiness and a proposal for a national index //American psychologist. – 2000. – Т. 55. – №. 1. – С.
  3. Clark A. , Oswald A. J. Satisfaction and comparison income //Journal of public economics. – 1996. – Т. 61. – №. 3. – С. 359-381.
  4. Seligman M. P. et al. Positive psychology progress: empirical validation of interventions //American psychologist. – 2005. – Т. 60. – №. 5. – С. 410.
  5. Csikszentmihalyi M. Flow and the psychology of discovery and invention //New York: Harper Collins. –
  6. Lyubomirsky S., King L., Diener E. The benefits of frequent positive affect: does happiness lead to success? //Psychological bulletin. – 2005. – Т. 131. – №. 6. – С.
  7. Ryff C. Happiness is everything, or is it? Explorations on the meaning of psychological well-being //Journal of personality and social psychology. – 1989. – Т. 57. – №. 6. – С. 1069.
  8. Baumeister R. et al. Some key differences between a happy life and a meaningful life //The Journal of Positive Psychology. – 2013. – Т. 8. – №. 6. – С. 505-516. 
  9. Veenhoven R. Is happiness relative? //Social indicators research. – 1991. – Т. 24. – №.
  10. – С. 1-34.
  11. Лэйард Р. Счастье: уроки новой науки// – Litres. –
  12. Multi-dimensional Review of Kazakhstan: Volume 1. Initial Assessment// OECD Publishing. – 2016.
  13. Abbott, P., & Wallace, C. Satisfaction and societal quality in Kazakhstan// In Happiness Across Cultures. – 2012. – №1. – С.107-120.
  14. Rieser, C. In Kazakhstan, Wellbeing Improves for Some but Not All// Gallup Briefing. – 2012. – № 1. – С.1-4.
  15. United Nations Development Programme. 2015 Human Development Report. UNDP.– 2016
  16. White, A. A Global Projection of Subjective Well-being: A Challenge To Positive Psychology? // Psychtalk 56. 2012.
  17. Казахстанский путь — 2050. Книга 1. Экономика Казахстана в XXI веке. Коллективная монография / Под общ. ред. Б.К. Султанова. — Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2014. — 244 с.
  18. Brück T. et al. Household survey data for research on well-being and behavior in Central Asia //Journal of Comparative Economics. – 2014. – Т. 42. – №. 3. – С. 819-835.
  19. Kuldurova B. Employment as a factor increasing the population well-being in a social market economy //Perspectives of Innovations, Economics and – 2010. – Т. 4. – №. 1. – С. 88-91.
  20. Kalyuzhnova, Y., & Kambhampati, U. The determinants of individual happiness in Kazakhstan// Economic Systems. 2008. – T. 32. №3. – С.285-299.
  21. Linz and Semykina. What Makes Workers Happy? Anticipated Rewards and Job Satisfaction// industrial relations. – 2012. T. 51, №. 4. – С. 811 –
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...