Правовое регулирование наследования по закону, осложненное иностранным элементом

В данной статье автор рассматривает о правовом регулировании наследования, то есть по закону осложненное наследование иностранным элементом.

Наследование по закону в реальной жизни встречается гораздо чаще, чем наследование по завещанию. Данный вид наследования имеет место тогда, когда завещание отсутствует или отменено завещателем, признано недействительным или согласно завещанию наследуется определенная часть имущества, а также, в случае, когда существуют лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве, и если наследник по завещанию отказался от наследства.

Многих граждан устраивает именно тот порядок распределения имущества после их смерти, который установлен соответствующими нормами наследственного законодательства. Это вполне понятно, ведь наследниками по закону являются наиболее близкие родственники наследодателя. Вторая причина, так же проста и естественна: смерть в большинстве случаев неожиданна и далеко не все успевают заблаговременно составить завещание. Третья причина – чисто психологическая, поскольку для некоторых составить завещание, и тем самым заглянуть за «черту», сделать нелегко. Людям свойственно отгонять от себя мысль о смерти. Но как бы, то, ни было, факт остается фактом: с наследованием по закону мы встречаемся на много чаще, чем с наследованием по завещанию. Итак, для наследования нужны основания – либо завещание, либо по закону. Если нет наследников ни по завещанию, ни по закону, то право наследования переходит к государству.

Наследование по закону начинается тогда, когда оно не изменено завещанием. В то же время, основания наследования по закону или по завещанию не могут быть предметом соглашения, поскольку в законе кроме отдельных лиц – недостойных наследников – права на наследство [1, С. 146-151]. Данные положения имеют обобщенный характер и какими – либо проблемами не осложнены, чего не скажешь о коллизионно – правовом регулировании наследования по закону, осложненного иностранным элементом.

Более того, в международном частном праве сложно назвать какую – либо другую область исследования, которая обладает настолько устойчивым «международным и частным» характером, а так же такой длительной историей, как право наследования. О том, насколько велика роль данного института свидетельствуют слова Рудольфа Иеринга, который отмечал, что «право наследования есть условие всего прогресса человеческого общества в аспекте истории цивилизации» [2, С. 370].

Так, число наследственных дел с иностранным элементом во второй половинеCCв. все время увеличивалось, что явилось косвенным последствием миграции населения во всем мире в конце CIC и начале CC в. Так, из Европы в период 1901 –1910 гг. выехало 12 377 тыс., а в период 1911 – 1920 гг. – 8852 тыс. человек. Во второй половине CC в. эти процессы ещѐ более усилились, в том числе и в связи с распадом Советского Союза.

Переселенцы часто связаны родственными отношениями с отдельными гражданами страны своего происхождения, что и служит основой для возникновения дел о наследовании. Таким образом, наследственные дела с иностранным элементом –это неизбежное следствие перемещения населения.

Разнообразие практики в этой области и сложности, возникающие при разрешении конкретных наследственных дел, объясняются значительными различиями во внутреннем законодательстве разных стран в области наследования. Так же как и в области семейного права, в этой области сохраняются значительные различия во внутреннем законодательстве разных государств, которые определяются этническими, религиозными и иными традициями. Это затрудняет проведение унификации материально – правовых норм и проявляются в том, что неодинаково определяются круг наследников по закону и по завещанию; устанавливаются различные требования, предъявляемые к форме завещания; существуют различные системы распределения наследственного имущества [3, С. 441].

При наследовании по закону в самом законе конкретно предусматривается, кто является наследником и в какой очередности наследники призываются к получениюнаследственного имущества. В одних странах (например, Республика Казахстан) круг наследников определяется широко, поскольку установлено семь категорий степеней наследников. В других странах круг наследников может быть более узким, может не быть деления наследников на очереди и т.д.

Иностранный элемент в наследственных отношениях проявляется в том, что: наследодатель, все наследники или некоторые из них могут быть гражданами различных государств, проживать в разных странах; наследуемое имущество может находиться в разных государствах; завещание может быть составлено за границей т.п.

Основным источником регулирования в рассматриваемой нами сфере международного частного права в современных условиях является внутреннее законодательство государств. В Республике Казахстан – это положения параграфа 8 раздела VII Гражданского Кодекса Республики Казахстан [4], в других странах СНГ, таких как Россия, Армения, Белоруссия, Кыргызстан, Молдавия, Узбекистан, Туркменистан, соответствующие нормы сформулированы в гражданских кодексах, что же касается Азербайджана и Грузии, то нормы регулирующие коллизионно-правовое регулирование наследственных отношений, содержаться в законах о международном частном праве.

Во многих государствах мира в области наследования при наличии иностранного элемента существенное значение имеет наряду с законодательством судебная практика (особенно в странах англо-американской системы).

В отличие от семейного права число универсальных международных конвенций в области наследования незначительно. К ним относится Гаагская о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений 1961 г. (участвует 37 государств), Гаагская конвенция относительно международного управления имуществом умерших лиц 1973 г. (имеется в виду управление наследственным имуществом, находящимся за границей); Гаагская конвенция о праве, применимом к вопросам наследования имущества умерших 1989 г.; Вашингтонская конвенция о единой форме международного завещания 1973. (Республик Казахстан в этих конвенциях не участвует, хотя советская делегация участвовала в дипломатической конференции в Вашингтоне, на которой была принята последняя из перечисленных выше конвенций, СССР подписал ее, но затем не ратифицировал.)

В рамках ЕС ведется работа по созданию не только норм о признании и исполнений решений по наследственным делам, но и единых европейских коллизионных норм в области наследственного права.

Далее, важно отметить тот факт, что развитие коллизионного регулирования наследственного права в течение долгого времени сводилось, в сущности, к борьбе трех коллизионных начал:

  1. личного закона (гражданства или закона местожительства);
  2. закона места составления акта (завещания);
  3. закона местонахождения вещи [2, С.372].

К тому же немаловажную роль в регулировании наследственных отношений имеет разделение вещей на движимые и недвижимые. Известное разграничение подходов к коллизионному регулированию на основе принципа местонахождения вещи применительно к недвижимостям и личного закона – в отношении движимого имущества, характерное для вещно-правовых отношений сказывается и в наследственном праве. На основе такого разграничения можно привести соответствующую классификацию существующих в мире систем разрешения конфликтов законов в области регулирования наследственных отношений.

Это, во-первых, правовые системы, разделяющие наследственную массу на недвижимое и движимое имущество и соответственно этому подчиняющие наследование недвижимых вещей закону места их нахождения, а движимых – личному закону наследодателя. К государствам, которые их придерживаются, относятся Франция, Бельгия, Англия, США, КНР.

В отношении Китая следует сказать, что правовые подходы этого государства к решению коллизионных проблем исследования в течение последних десятилетий претерпели существенное изменение. С принятием Общих принципов гражданского права и Закона о наследовании 1985 г. традиционный метод разрешения коллизий, выраженный некогда в ст.20 Советско-китайской консульской конвенции 1959 г. и устанавливающий, в частности, «национально-территориальный принцип» («движимое и недвижимое имущество, составляющее наследство наследодателя – гражданина одной Договаривающейся Стороны и находящееся на территории другой Договаривающейся Стороны, регулируется правом того государства, где находится такое имущество»), был заменен коллизионными нормами более общего характера, практикуемыми в большинстве стран мира, а именно – раздельного подхода и подчинения наследования, в движимом имуществе закону постоянного места жительства (lexdomicilii), а наследование в недвижимой собственности – закону места ее нахождения.

Во-вторых, системы регулирования наследственных отношений, которые исходят из единства наследственной массы и устанавливают применение общей для всех видов вещей коллизионной привязки – к закону гражданства наследодателя или его последнего места жительства. В числе применяющих их государств – Чехия (закон гражданства), Польша (закон гражданства), Монголия (закон постоянного места жительства), Венгрия (закон, который на момент смерти лица может считаться его личным законом), Австрия, Япония, Германия, Греция, Италия, Португалия, Египет, Сирия, Алжир и др. Статья 16 Гражданского кодекса Алжира подчиняет наследование, содержание и форму завещания или иного распоряжения закону гражданства наследодателя, действующему на момент смерти лица.

Эта норма, по мнению М. Иссада, берет свое начало в мусульманской традиции, согласно которой наследование включается в категорию личного статуса и в силу этого подчиняется закону гражданства. В шариате положение лица, включая его личные и имущественные отношения, определяются законом сообщества, к которому оно принадлежит [5, С.153-173].

Устанавливая единую коллизионную привязку, согласно которой вся наследственная масса должна в принципе регулироваться одним правопорядком (правом одного государства), некоторые из перечисленных стран все же отводят здесь место и собственному закону. Это происходит в отношении недвижимой собственности, расположенной на их территориях. Например, монгольский закон предусматривает императивное применение национального права в случаях, когда речь идет о содержании наследования, круге наследников, их правах и обязанностях, форме завещания и т.д., касающихся строений и другого недвижимого имущества, находящегося соответственно на территории Монгольской Народной Республики.

На сегодняшний день параграф 8 раздела VII Особенной части Гражданского Кодекса Республики Казахстан содержит масштабное материально-правовое («Наследственное право»). Более того, нынешний Гражданский кодекс Республики Казахстан содержит нормы коллиозонно-правового регулирования многих вопросов, в том числе и наследственных (раздел 7, глава 62, параграф 8).

В том, что касается коллизионных ном, следует обратить внимание на некоторые детали вносящие элементы существенных новелл. Например, выделяется институт наследования недвижимого имущества и имущества, подлежащего внесению в государственный реестр в особую категорию наследственных отношений: «Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а имущества, которое внесено в государственный реестр в Республике Казахстан, по праву Республики Казахстан. Тем же правом определяются способность лица к составлению или отмене завещания, а также форма последнего, если завещается указанное имущество». Причем статье говорится не только о строениях и другом недвижимом имуществе, находящемся на территории Казахстана, а вообще о «недвижимом имуществе», т.е. об имуществе внесенном в государственный реестр, что свидетельствует об отходе от общего принципа единства наследственной массы, свойственного прежнему регулированию. Указанное обстоятельство получило соответствующее выражение в общей коллизионной норме (ст. 1121 ГК РК): «Отношения по наследованию определяются по праву стран, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства, если наследодателем не избрано в завещании право страны, гражданином которой он является». Кроме того, отражая специфику национального права Республики Казахстан в части отнесения к категории недвижимого имущества и некоторых видов движимых вещей – транспортных средств (морских, воздушных и речных судов, а также космических объектов и т.д.), ГК предусматривает, что наследование имущества, которое внесено в государственный реестр Казахстана, подчиняется праву Республики Казахстан. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта, в то же время законодательством предусмотрена возможность наследодателя избрать в завещании право страны, гражданином которой он являлся на момент составления завещания. Тем не менее, сохраняется ранее существовавшее положение о том, что завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права (ст.1122 ГК РК).

Модельный Гражданский кодекс стран СНГ [6] предлагает более развернутую регламентацию наследственных отношений. Так, в нем выделены специальные разделы: «Отношения по наследованию», «Наследование недвижимого имущества, подлежащего внесению в государственный реестр» и «Способность лиц к составлению и отмене завещания, форма завещания и акта его отмены». Кроме того, модельное регулирование исходит из двух возможностей подчинения наследственных отношений: праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства, с учетом иных норм, касающихся особых видов наследственного имущества (объектов недвижимой собственности), а также избранному самим наследодателем взавещании правопорядку государства, гражданином которого он является (ст. 1233).

Аналогично этому выбор наследодателя между двумя правопорядками (законом постоянного места жительства или законом гражданства) распространяется и на вопросы определения способности лица к составлению и отмене завещания, а также его формы либо актов его отмены. При этом завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям места составления акта.

Таким образом, подводя итог вышеизложенному, мы можем отметить, что практически каждый человек может стать наследником (получая завещанное или перешедшее к нему по закону имущество своего родственника) или наследодателем, наследственное право, бесспорно, имеет огромное значение. Тем более в свете значительного расширения торгово-экономического, научного-технического и культурного сотрудничества государств в последние годы, которое сопровождается повышением роли международного частного права, а также вызывает необходимость детальной теоритической и практической разработки его институтов.

Перемещение населения из одной страны в другую, в связи с расширением всесторонних связей между государствами, влечет за собой возникновение различного рода правоотношений, в числе которых значительное место занимают наследственные отношения, осложненные иностранным элементом.

Иностранный элемент в наследственных отношениях проявляется в том, что наследодатель, все наследники или некоторые из них могут быть гражданами различных государств, проживать в разных странах, а также наследуемое имущество может находиться в разных государствах».

Таким образом, важность изучения коллизионных вопросов, связанных именно с наследованием по закону, проявляется в том, что большинство людей не только в Республике Казахстан, но и в других странах не оставляют завещания, и поэтому чаще приходиться прибегать к наследованию по закону. Но даже, если наследодатель оставил завещание, оно может быть оспорено его наследниками, и, в случае признания его недействительным, имущество завещателя также будет распределяться по нормам о наследовании по закону.

Коллизии законодательств в сфере наследственного права возникают тогда, когда отдельные вопросы наследования получают неодинаковое закрепление в праве различных государств. Применительно к наследованию по закону коллизии возникают при определении круга законных наследников и порядка их призвания к наследству, различий в правовом регулировании наследования движимого и недвижимого имущества, при приобретении государством выморочного имущества и т.д.

Коллизионные вопросы наследования по закону привлекают внимание также в связи с необходимостью дальнейшего совершенствования правового регулирования, регламентации этой области общественных отношений посредством воплощения единых путей решения различных проблем, возникающих в рамках этого процесса.

Новые требования перед юридической наукой ставит и современная правоприменительная практика в области наследственных отношений, что вызывает необходимость дальнейшего теоретического осмысления правового регулирования отношений по наследству.

 

Список использованных источников:

  1. Татаринова Л.Ф. Коллизионное регулирование наследственного статуса без формы завещания (по закону). // Вестник КазНУ им. Аль-Фараби. №3-4. – Алматы, – С. 146-151.
  2. См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право: в 3-х томах. Особенная часть. – Т.2. – М.: Издательство «БЕК», – с. 656.
  3. Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 2005. – С.
  4. Гражданский Кодекс Республики Казахстан. Особенная часть от 1 июля 1999 г. №
  5. // Казахстанская правда от 17 июля 1999 г. № 172-173. // текст редакции по состоянию на 15.07.2010
  6. Иссад М. Международное частное право. – М.,
  7. Модельный Гражданский кодекс стран СНГ. Часть третья. Принят Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств. // Санкт-Петербург 17 февраля 1996 года.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...