Посольские связи Вали хана

Вали (Уали) – сын Абылай хана, годы жизни 1741-1721, годы правления 1781-1721. Он поддерживал регулярные отношения с Российской и Цинской империями в течение всего своего правления, всеми силами пытаясь сохранять между ними политическое равновесие. Лет 10 назад автор этих строк писала о деятельности этого правителя в течение почти 40 лет [9, 9-16]. Сейчас накоплены новые архивные материалы, которые позволяют существенно дополнить сведения о казахских посольствах и послах, об их целях и задачах. Этот материал дополняет и уточняет прежние выводы, но не вносит принципиальные поправки в анализ и оценку внешней политики Казахского ханства. Она была направлена на сохранении государства и главной прерогативы его независимости – самостоятельности международных связей, политических и экономических интересов.

Абылай хан привлекал своего преемника к участию в международных отношениях ханства с 1766 г., а когда тому исполнилось 28 лет, впервые отправил его во главе посольства в Пекин. Одновременно хан Абылай хлопотал о посольстве сына в СанктПетербург, но этот план был отложен по инициативе русской стороны. В 1769 г. Вали султан, наследник на ханство, был отправлен отцом послом к цинскому императору для решения серьезных вопросов [3. цз. 831]. К нему в качестве советника акылыкшы был приставлен би, батыр Жарылгап, сын Бухара-жырау, главного идеолога хана. В то время жил еще один би с именем Жарылгап, сын Байшораулы из рода каракесек племени найман. Он стал известным лицом в ополчении, возглавляемом Кабанбай батыром, отличался храбростью, ораторским искусством. Этот Жарылгап би был в составе свиты сына султана Барака Шигая, когда тот был направлен аманатом к джунгарскому хану Галдан-Цэрену. Это предполагает, что би был приближенным семьи Барака султана, имел опыт ведения переговоров, знал положения обычного права, имеющие отношение к заключению мира, размену пленными, возмещению ущерба. Абылай в 60-х годах XVIII века нуждался в поддержке семейного клана Казбек би и его известных старшин. Кроме того, в начале 60-х годов именно племена найман и керей подверглись наездам пограничных отрядов Цинской империи, которых регулярно сгоняли с кочевий Тарбагатая. Они понесли большие потери в скотоводах и пастухах, скоте и имуществе и требовали их возвращения. Посольство 1769 г. имело задачу прекратить вооруженные набеги Цинов. Вопрос об акылыкши при посольстве, возглавляемом Вали султаном. требует дальнейшего изучения.

В результате посольства 1769 года Абылай во многом укрепил свое положение внутри страны. Он заручился поддержкой правительства Цинской империи, укрепил с нею политические и экономические связи, утвердил права своего наследника и своей династии. Была достигнута договоренность о временной аренде зимних кочевий, отнесенных к территории Илийского генерал-губернаторства, с символической платой со ста голов коней одного коня. Однако, не все требования казахов были удовлетворены цинской стороной. Так, они не могли добиться возвращения бежавших от них ойратов. В том числе, сбежавшего ойрата, одного из члена внушительного посольства, в составе которого было два ойрата с именами Умор и Серембет. В целом, Вали султан справился со сложной задачей, поставленной перед ханством. Император Цяньлун наградил его драгоценным шариком и двуглазым павлиньим пером на шапку, что означало символическое присвоение ему регалий офицера дворцовой гвардии. Шестеро членов посольства получили регалии 5-й степени, и еще девять членов – регалии 6-й степени.

Всего же посольство состояло из 30 человек. У русских властей Абылай безуспешно просил дать чин офицера свиты его первому послу, для возглавления которого он предназначал одного из своих сыновей.

Перед смертью, в возрасте 67-69 лет Абылай хан воевал с киргизами и ташкентцами. Он неоднократно обещал императору Цяньлуну привести под его руку Ташкент и просил через своих послов Отарци (Утарци, Отаршы) в 1775, 1776, 1777 и сына Сыздыка весной 1780 гг. военной помощи. Конечно, выглядит несколько странно, что пожилой хан отправляется в военный поход, а молодой султан по его поручению остается править в ханской орде. Хан оповещает об этом русские власти и просит «извещать его обо всех делах между казахским и русским йуртом». Однако, удивляет, что на этом письмо, написанное от имени Абылая за 2 сентября 1780 г. (3 число месяца рамазан 1194 г. хиджры), приложена печать Вали султана [12, 366].

Сохранились письма Вали султана представителям русской администрации за 17711781 гг., за десять лет до смерти отца. Они направлены комендантам Троицкой крепости полковнику М.М Трабенбергу, Петропавловской крепостей, Оренбургскому губернатору генерал-поручику И.А.Рейнсдропу. Хотя адресаты Вали султана являлись самыми высокопоставленными царскими чиновниками на границе, переписка преимущественно касалась претензий обеих сторон об угоне скота и пленении людей, как, впрочем, и в период царствования Вали. Большей частью султан отвечал на письма, адресованные хану Абылаю. Вышеназванные письма подтверждают частые отлучки хана и их приблизительные даты, так как датируются днем получения письма или его перевода на русский язык.

Первым о смерти отца Вали султан доложил командующему отдельным Сибирским корпусом генерал-майору Н.Г.Огареву (дата получения 23 мая 1781 г.), а тот Коллегию иностранных дел.

Во время своего правления, которое характеризуется достаточно ровными отношениями с Российской и Цинской империями, по существу, Вали султан продолжал политику своего отца, но без его крайностей и противоречивых высказываний и шагов. Тем самым, он снял остроту со своих связей с Цинской империей. Вали хан продолжал свои международные связи в решении локальных конфликтов. В то же время, его вооруженные столкновения с кыргызами и ташкентцами после смерти отца не прекращались. Они были продолжением политики Абылая, но Вали и не ставил вопрос об овладении Ташкентом. Он также просил Оренбург прислать ему грамотных людей, знающих арабский, персидский языки и письмо. Тем самым, он демонстрировал прозрачность своей политики и отсутствие враждебных намерений. Хан не мог не знать, что присланные русскими, а также цинскими властями переводчики и писари по долгу службы должны были информировать их обо всех его делах. Время от времени он просил русскую пограничную администрацию помочь ему отправить посольства в СанктПетербург. Просьбы высказывались настойчиво в конце 1809 г., 1812г., также неоднократно позже в связи с тем, что ему противопоставили с 1816 г. хана Букея, сына Барака, внука хана Турсына. Вали хану явно не хотелось, чтобы его могли упрекнуть в более интенсивных связях с цинской династией. И не по его вине, посольств в Россию по числу было меньше, чем в Китае. С 1781 г. их называли депутациями, а в Пекин – посольствами вассала цинской династии.

Вали хан строго соблюдал церемониал, которого придерживался его отец, он только один раз допустил к себе директора Троицкой пограничной таможни Чучалова, доставившего ему монаршего \благоволения на выборы его ханом. На основании этого, тот сделал вывод: что Вали «почти такого же состояния, какого отец его Аблай-хан был, то есть горд, взмерчиво упрям, нагл и непостоянен, словом, во всем такого же расположения» [4, 106]. Так дорого обходилось казахским правителям простое формальное соблюдение ими собственного достоинства. Большое мужество проявил Вали хан, выразив протест о ссылке в 1786 г. в Уфу Нурали хана, сына Абулхаира, а также брата Нурали – Айшуака султана.

Цинская сторона регулировала приезд казахских послов один раз в три года, включая их в списки лиц, представленных для аудиенции в Пекине (нянь бань), или в летней резиденции Бишу шаньчжуан в Жэхэ в списки «охотничьих групп (ле бань). Правление Вали хана пришлось на период царствований всего двух императоров Цяньлуна и Цзяцина, периода расцвета Цинской империи. В России происходили дворцовые перевороты и война с Турцией. Она лишь старалась не привести к ухудшению отношений со среднеазиатскими странами. Кроме того, русское правительство определило, но не всегда регулярно, жалованье хану Вали, как и его отцу Абылаю. Следует проанализировать этот институт подданства казахских правителей. Однако связи постоянно поддерживались через верных Вали батыров и старшин. Они вместе с дядьями, младшими братьями и племянниками, преимущественно и составляли, говоря современным языком, «дипломатический корпус» хана. Кроме того, письма передавались через купцов и других русских торговцев. Наиболее известные среди них были в 1771 г.

Кутантай мурза и Алиет батыр, Терегилды (Торекелди) и Зянузак (Жанузак), в 1781 г. – Кусяш батыр (брат Бажигит батыра) и Тавакал мулла; Тюляк мурза, Тяукель батыр, Байтука (Байтыу мурза) старшина; в 1793 г. Тавкаль мурза, затем Аваз и Бекайдар, затем Аю батыра Таввакал мула и Курамса батыр. Акбота би, в 1809 г. Кулбулды баты, старшины Елкара, Джаратбайр, Баимбет Кунаев, в 1821 г. Тюлякай. Наиболее доверенными своими послами Вали хан назвал Тюляк мурзу, Шаукал багадура, Бацтуку, Тляукабула, Мурзатая, Куйлыбая, Тюкуся [КРО2, 103]. Из послов Шаукал батыр, Тауекель мурза, Байтука были послами и Абылая.

Положение Вали хана пошатнулось в 1791 г., когда против него выступила большая группа старшин, среди которых были и люди его ближайшего окружения, выполнявшие его поручения в русских и цинских пограничных городах [4, 139-140]. Но он удержался на троне и оставался казахским ханом, имевшим довольно стабильные связи с Российской, Цинской империями, а также со среднеазиатскими ханствами. 

Таблица посольств хана Вали 

год, месяц, день

имя посла, посланца, курьера

куда и к кому отправил

источник

1782,

июнь. 11

марта 1782 тронулись из Или, 26 марта достигли Урумчи, 15 мая – Ланьчжоу, 11 июня Пекина

Шигай султан, мл.брат хана Вали;

Даяр, Дектер, Дурал(Дурат), Есен, Кебек, Чуианв, Белек, Жанкелту (Якхагэлэду), Мамбет (Беимбет).

Султан Адиль и его послы Таштемир, Джиргал, Азиянь

 

 

 

в Пекин к императору Цяньлуну

 

 

ПИА КНР,

ф.Хасаке данъань,тетр.1; Цин Гаоцзун шилу, цз.

1156, 7; 2, 56

 

 

 

1781,

октября 26 -

1782

Ишим (Есим) султан, мл.брат Вали хана; Тюляу мурза,

Шаукал бахадур, Байтука, Тляукабул, Мурзатай,, Куйлыб, Токус (Текуш старшина) и двое слуг при Ишиме султане

 

 

 

к Екатерине II в СанктПетербург

 

 

 

 

КРО2, с.103

1784

возвращение в октябре

Джанибек султан, мл.брат хана Вали с товарыцщи

к Екатерине II в СанктПетербург

 

КРО2, 108

 

1787

июнь

Айбак султан, сын Жолбарыс

(Юлбарс ) султана, 6 старшин и при них трех слуг

 

к императору Павлу в Санкт-

Петербург

 

ЭНЭХ2, 297,

302,305

 

1787

сентябрь

Хасам (Касым) султан, мл.брат хана

Вали после кратковременного плена у кыргызов,

в Пекин к императору Цяньлуну

ПИА КНР. КФ.

тетр.2 -3; Цин Гаоцзун шилу, цз.

1286, 13

 

 

Даяр, Балтай, Хара батур, Бедегер

 

 

 

1791,

январь

 

Досали султан, мл. брат хана Вали

в Пекин к императору Цяньлуну

ПИА КНР. Ф.ХД. тетр.2 -3;

Цин Гаоцзун шилу, цз. 1369, 13,15-15 об.

1791

июльавгуст

Амидай,

Амирцзай (Амиржан), мл.брат хана Вали

в Пекин к императору Цяньлуну

 

Цин Гаоцзун шилу, цз.1383, 27

 

1795

сентябрь

Шамухмуд султан, мл.брат хана

Вали; Балакэ, родственник хана

в Пекин к императору Цяньлуну

 

Цин Гаоцзун шилу,

1483,16

 

 

1798

Бахадур (Батыр султан), племянник

Вали, сын его мл.брата Чингиса; старшины ХоджаГильди, Аккиши, Ирари, Умарбек

 

 

в СанктПетербург

 

 

АВП РИ, ф. ККД 1781,

д.3

 

 

1803

сентябрь

Бегали султан, мл. брат хана Вали; Токто, сын султана

Жолбарыса, племянник Вали хана; Айчувак, сын Бабака

 

 

в Пекин к императору

Цзяцину

 

 

Цин Жэньцзун шилу, цз. 118, 29; Синьцзян

шилюе, 12

 

 

 

 

1809

сентябрь

Досоли (Досали), мл. брат

хана Вали, Сарбай,сын Вали; Токто, племянник Вали; Султанкерей, сын Абаза; Шарухул, сын султана Даулеткерея (Дулаткерея), Айчуак, мл.брат Вали хана

 

 

 

 

в Пекин к императору

Цзяцину

 

 

 

 

Цин Жэньцзун шилу, цз. 217, 1: Синьцзян шилюе,

12

 

 

1812

султан Аббатый, сын Вали

хана, при нем старшин – 16, служителей – 3, всего 20 человек

 

 

В СанктПетербург

 

 

ЭНКЭ2, 317-318

Примечание. Посольства Вали хана в России принимали 4, а в Китае 7 раз.

 

Литература

  1. АВП РИ ККД – Архив внешней политики Российской империи, ф. 122/1. Киргис-кайсацкие дела 
  2. Алтан–Очир, У Юанфэн. Цинтин цэфэн Вали сулэт вэй хасакэ чжунчжан хань шимо (О вручении ярлыка хана Среднего жуза Вали султану от имени цинского двора) // Ю-Чжунго бяньцзян ши ди яньцзю, 1998. № 3. С.52-58
  3. Дай Цин личао шилу (Правдивые записи династии Цин) Свитки «Дайцин Гаоцзун Чуньхуанди щилу». «Дай Цин Жэньцзун Жуйхуанди шилу». – Токио, 1936
  4. КРО2 Казахско-русские отношения в XVIII-XIX (1771-1867) // Cборник документов и материалов. Составители: Ф.Н.Киреев, В.Я.Басин, К.Ж.Женисбаев, В.С.Мусабаева. Алма-Ата: Издательство «Наука», 1964. – 575 с.
  5. Ли Шэн. Хасакэсытань юй Чжунго Синьцзяндэ гуаньси (Отношения Казахстана с китайским Синьцзяном. 15-20 века. Харбин: Хэйлунцзян цзяоюй чубаньшэ, 2004 г. С.218-219
  6. Noda Jin, Onuma Takahiro. A Collection of Documents from the Kazakh Sultans to the Qing Dinasty. Tokyo: The University of Tokyo, 2010. 175p.
  7. ПИА Первый исторический архив КНР. Хасакэ данъань (Казахский фонд). 1-3 тетради
  8. Saguti Toru. 18-19 seiki higashi torukisutan syakai shi kenkyu. (Феодальное общество Восточного Туркестана в XVIII-XIX вв.). Tokyo: Yosikawa kobunkan, 1963. В переводе на кит. яз. «Синьцзянское общество XVIII-XIX вв». С.355-359
  9. Хафизова К.Ш. Вали хан и его отношения с Россией и Китаем // Взаимодействия Казахстана с сопредельными странами в XVIII-начале XIX вв. Актобе, 2004. С. 9-16
  10. ЦИКХ Цинская империя и казахские ханства. Вторая половина XVIII-первая треть XIX вв. Кн.1-2. Составители: К.Ш.Хафизова, В.М.Моисеев. Алматы: Изд. «Гылым», 1989
  11. Синьцзян шилюэ Циньдин Синьцзян шилюэ (Высочайше утвержденное описание Синьцзяна). Б/м. 1821. Свиток 12
  12. ЭНКЭ Эпистолярное наследие казахской правящей элиты 1675-1821 годов. Составитель и отв.ред И.В.Ерофеева. Т.1-2. Алиаты: Abdi, 2015
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История
loading...