«Одна неправда нам в убыток, и только правда ко двору» («Особые папки» ЦК Компартии Казахстана)

Отмечать юбилеи великих событий и отдельных личностей давно уже планетарная традиция. Одно из таких событий истории советского государства – Великая Отечественная война. Еще на рубеже столетий казахстанские исследователи тематики Великой Отечественной войны Белан П.С. иКозыбаев М.К. в научно-аналитическом обзоре отметили: «Фундаментальные разработки по истории Казахстана военной поры только начинаются… Необходимо включиться в разработку таких тем истории Второй Великой мировой и Отечественной войн…как прием и размещение в Казахстане людей, производственных мощностей и народного достояния из прифронтовой полосы» [1].

Проблема ограниченности в изучении озвученных вопросов появилась в том числеи из-занедоступности архивных документов советской эпохи, особенно сталинского периода.

Потребность в изменении ситуации возникла давно. По инициативе Архива Президента Республики Казахстан в 2004–2008 гг. была создана и действовала Межведомственная комиссия по рассекречиванию документов составной части бывшего архивного фонда КПСС, хранящегося в АП РК. Архивисты совместно с представителями ряда ведомств, обсудив правомерность наличия грифов секретности на комплексе документов за 1937–1991 гг., приняли решение о снятии большинства из них. Документальный пласт предыдущих десятилетий был рассекречен автоматически.

После завершения деятельности Комиссии составительский коллектив получил возможность приступить к работе над сборником документов «Рассекреченная война: «особые папки» ЦК Компартии Казахстана. 1941–1945 гг.».Издание вышло в свет в канун 65-летия Победы. Это был первый опыт казахстанских архивистов публикации документов по принципу их видовой принадлежности.

В сборник вошли 289 рассекреченных постановлений и решений, а также документы к ним. 47 постановлений и решений составители сочли возможным опубликовать в виде кратких регестов. Речь идет о малоинформативных документах и документах по насильственному переселению, которые войдут в серию «Из истории депортаций».

Война заставила руководство в центре и на местах решать одну из важнейших и срочных задач – мобилизацию людей на фронт, формирование воинских соединений, обучение гражданского населения воинским специальностям, отправку на фронт оружия, боеприпасов, снаряжения, транспорта ипродовольствия.Начавшиеся событияпоказали, что военкоматы оказались не готовы к массовой мобилизации населения. Порядок в учете отсутствовал[2]. Сказались предвоенные депортации, зачастую осуществлявшиеся в режиме секретности. Не хватало и средств оповещения населения(отсутствие телефонной связи, недостаток радиоточек), все это в условиях большой по площади территории и низкой плотности населения, тормозило процесс обеспечения действующей армии необходимыми ресурсами.

С августа 1941 г. по март 1942 г. в республике шла работа по формированию воинских соединений.В декабре 1941 г. 4 новых казахстанских стрелковых дивизии, были дислоцированы в Алма-Ате, Акмолинске, Чимкенте и Семипалатинске, один из полков предполагалось разместить в Каскелене Алма-Атинской области. Для расквартирования дивизий разрешалось использовать помещения, занимаемые средними и высшими учебными заведениями. Студентов Алма-Атинских педагогического и юридического институтов рекомендовалось откомандировать на производственную практику, а их помещения предоставить военным ведомствам.

В Казахстане формировались национальные соединения, командный состав которых обычноподбирался двуязычным.Эта мера была следствием того, что к началу войны далеко не все граждане владели русским языком. В партийных документах отмечалось, что такой подход был встречен трудящимися республики с патриотическим подъемом, о чем свидетельствовали поступающие в Фонд соединений продовольствие, фураж, обмундирование и заявления добровольцев. Например, по Карагандинской области было подано 602 заявления, по Гурьевской – 476, по Кустанайской – более 1000.

В январе 1942 г. в национальные кавалерийские дивизии дополнительно призвали 1500 человек.Из Восточно-Казахстанской (250), Семипалатинской (150), Павлодарской (100), Джамбулской (150), Южно-Казахстанской(250), Кзыл-Ординской (100), Акмолинской (200), Северо-Казахстанской (150) и Карагандинской (150) областей.

Последний призыв из Казахстана в действующую армию «граждан местных национальностей» – Туркменской, Таджикской, Узбекской, Казахской и Киргизской АССР – проводился в ноябре 1944 г. Весенний призыв 1945 г. распространялся на казахов только 1926 года рождения и граждан других национальностей 1927 года рождения.

Соединения обеспечивались изданиями на казахском языке, что было очень важным фактором для понимания воинами происходящего и поддержания их позитивного психологического состояния.Например, в связи с тем, что в середине 1942 г. на Ленинградском фронте среди представителей национальных республик, за исключением Украины и Белоруссии, по численности солдаты-казахи занимали первое место, Главное политуправление РККА приняло решение об издании фронтовой газеты на казахском языке. Организацию выпуска газеты поручили известинцу, сотруднику редакции газеты Ленинградского фронта «На страже родины» М.И. Гордону.

Впоследствии он писал: «Беседую с будущими политработниками – казахами и татарами. Замечательные ребята, так и рвутся в бой, сидят по 12 часов над книгами, изучают военное дело, овладевают русским языком. ... В кабинет вошел широкоплечий казах, еще совсем молодой человек, с характерным прищуром умных глаз. «Курсант ТуймебайАшимбаев[3], – отрекомендовался он. – До войны студент 3-го курса Ленинградского финансово-экономического института». …Он хорошо говорил по-русски, был начитан, неплохо разбирался в военном деле». Кроме ТуймебаяАшимбаева для работы в редакции были отобраны БисенЖумагалиев, АкмуканСыздыкбеков и др.Первый номер «Отандықорғауда», вышедший 6 ноября 1942 г. достался молодому редакционному коллективу нелегко. Штат состоял из 5 человек – все казахи-офицеры. Шрифт был найден в типографии Академии наук. Опыт приобретался по ходу работы: часть материалов была оригинальной, часть переводилась с русской газеты «На страже Родины»[4].

Казахстан за годы войны направил в Красную Армию почти 1,5 млн. человек, каждый второй из них погиб. Казвоенкоматом сформировано и отправлено на фронт 14 стрелковых и кавалерийских дивизий, 7 бригад, 1 зенитный полк, 12 строительных и 2 автобатальона. Из них 5 воинских соединений стали гвардейскими.

С 1942 г. обсуждались вопросы о сохранении связи с казахстанскими воинскими соединениями, поддержки воинов материально и морально, об оказании помощи их семьям.

Республика гордилась подвигами своих воинов. Вклад казахстанцев в Победу был очень значимым. Достаточно упомянуть 8-ю Гвардейскую стрелковую,Режицкую, ордена Ленина, Краснознаменную, ордена Суворова им. Героя Советского Союза генерал-майора И.В. Панфилова дивизию, вопрос о поощрении воинов которой на заседаниях высших партийных органов Казахстана рассматривался несколько раз.

Дивизия пополнялась лучшими бойцами из числа физически крепких военнообученных коммунистов, комсомольцев и беспартийных активистов в возрасте не старше 35 лет. В декабре 1941 г.постановлением Совнаркома и ЦК КП (б) Казахстана 2060 казахов должны были предоставить для панфиловской дивизии 100-я (1460 человек) и 101-я (600 человек) стрелковые бригады. Кроме этого, мобилизации из запаса подлежало 540 обученных казахов, из них: по Алма-Атинской области – 140, по Джамбулской – 120 и Южно-Казахстанской – 280 человек. Пунктами формирования команд были утверждены гг. Алма-Ата и Актюбинск.

По случаю двухлетия дивизии,отмечая мужество и героизм гвардейцев, руководство Казахстана вышло с ходатайством вновь пополнить ее 2 500 бойцами из числа казахов.Дополнительно выделить в качестве подарков: 400 лошадей со снаряжением и 30дневным запасом фуража; 250 комплектов обозного снаряжения; продукты питания и другие предметы на сумму 654 тыс. руб. В дивизию отправили также книги, кинокартины, киножурналы Казкинохроники и передали выпущенные сверх плана 5 траншейных огнемётов[5].

В ответ на новые победы секретарь ЦК Компартии Казахстана Н.Скворцов шлёт в Москву телеграмму, где пишет: «Трудящиеся Казахстана, отмечая беспримерное мужество и отвагу своих сыновей на фронте борьбы с немецким фашизмом, следуя славной традиции, отправили бойцам, командирам и политработникам 8-й Краснознаменной гвардейской стрелковой дивизии им. генерал-майора Панфилова свои щедрые новогодние подарки. Семнадцать вагонов с новогодними подарками уже на подходе к Москве. Примите их, родные, как знак любви и заботы. Пусть в трудной боевой обстановке напомнят они вам о ваших близких, отцах, матерях, братьях и сестрах, чьи сердца, мысли и чаяния всегда с вами. Пусть неистощимый родник любви и заботы советского народа о своей армии движет вас, гвардейцев, на новые боевые подвиги, на новые победы…»[6]. 

Вопросы мобилизационной готовности, формирования воинских соединений и их укомплектования необходимым снаряжением чередовались вопросами об учете военнообязанных, прибывших из прифронтовой полосы, о проведении очередных призывов и разбронировании.

В октябре 1941 г. отмечалось, что учет военнообязанных запаса, эвакуированных в г. Алма-Ату из прифронтовой полосы, в органах милиции и горвоенкомата поставлен совершенно неудовлетворительно. Большое количество людей, направляемых в области, оседают в столице и живут без прописки. Проверка по Алма-Атинскому сельскому району показала, что из 174 вновь прибывших военнообязанных запаса 89 человек не встали на учет.

В ответ на приказ Сталина (№95) весной 1943 г.было решено создать 6 особых батальонов автоматчиков: 4 в областях, входящих в Средне-Азиатский военный округ (пункт формирования г. Туркестан) и 2 в Южно-Уральский (гг. Актюбинск и Уральск). Батальоны формировались за счет разбронирования военнообязанных (до 45 лет), работающих на предприятиях и в учреждениях республики.

В сборнике нашла отражение и тема по истории эвакуации.На основе анализа архивных материалов можно сделать вывод, что подготовка партийными и советскими органами к приему и размещению эвакуированных была начата заблаговременно. Совнарком и ЦК КП (б) Казахстана неоднократно давали указания и выдвигали требования «о заботливом и чутком отношении к эвакуированному населению». В условиях военного режима, как правило, не все исполкомы облсоветов и райсоветов своевременно успевали подготовиться к приему утвержденного им количества эвакуированного населения. Как показывала практика, зачастую вопросы решались лишь по прибытии эшелонов или отдельных групп эвакуированных.

20 июля 1941 г. в Казахстане был образован Эвакуационный отдел при правительстве. Постановлением СНК КазССР и ЦК КП (б) Казахстана от 31 июля 1941 г.

Эвакокомиссия. Размещением и трудоустройством населения, промышленных предприятий, учреждений, учебных заведений, воинских частей, госпиталей занимались уполномоченные. На территории республики было создано 12 эвакуационных пунктов с аппаратом в 323 человека.Эвакокомиссия была ликвидирована в связи с прекращением эвакуации в Казахстан промышленных предприятий и образованием в аппарате Совнаркома 8 марта 1942 г. отдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения. Соответствующие отделы были созданы при облисполкомах, одной из их функций стало проведение учета эвакуированных, который позволял выявить трудоспособных граждан и необходимых для промышленности специалистов.

На первоначальном этапе учет практически не велся. Телеграфные сообщения с мест с данными о количестве принятого населения стали поступать лишь в ноябре– декабре 1941 г. В архивах отложились данные постфактум – цифры о количестве уже принятого населения. В годы войны случалось, что учет сбивался из-за элементарного отсутствия необходимых бланков. Так, в объяснительной записке к годовому отчету по кадрам за 1941 г. Каскеленского райкома КП (б) К в Алма-Атинский обком партии отмечалось, что в веденииучета в отделе кадров номенклатурных работников имеется ряд недостатков – не на всех сотрудников сформированы личные дела из-за отсутствия бланков личных листков[7].

По данным Совнаркома на 1 февраля 1943 г. в Казахстан было эвакуировано 482 474 человек, из них чуть меньше 35% осело в городах, 65% – в селах. За следующие 5 месяцев в республику прибыло еще чуть более 50 тыс. человек. Затем последовала реэвакуация на территории, освобожденные от оккупации.

Г.В.Нечитайло, зампред столичного горсовета, вспоминал: «В город прибыло около 100 000 тыс. эвакуированных, всех приходилось размещать и ставить на довольствие, так что каждая комнатушка, каждая скамейкав городском парке были на учете. Питание горожан обеспечивал трест столовых и ресторанов, поскольку в военное время магазины продуктами не торговали. Помните лозунг: «Все для фронта, все для победы!» На фронт отправлялось все производимое городом и областью продовольствие, оставлялось только самое необходимое. Самым распространенным блюдом в столовых, где питалось население города, был так называемый «зеленый борщ» на клевере и черепахах. Бытует мнение, что «черепаховый суп – это деликатес». Возможно, но тогда этот жидковатый деликатес был вынужденной необходимостью, чтобы как-то поддержать силы алмаатинцев, работавших на оборону страны»[8].

За годы войны не было допущено крупных эпидемических заболеваний, связанных с передвижением огромных масс населения.Подготовлено почти 2 000 врачей и 4 500 среднего медперсонала. Процент возвращения раненых из госпиталей превысил 65.

В конце 1941г. – начале 1942 г. в Казахстан были перебазированы и предприятия из прифронтовой полосы – Украины, Белоруссии, гг. Ленинграда, Москвы, Ростова, Таганрога, Ленинградской и Московской областей. Размещение перебазированных заводов и фабрик производилось тремя путями. Оборудование одних передавалось строящимся объектам. Оборудование других вливалось в родственные действующие заводы и фабрики республики. Третьи, прибывшие с не доукомплектованным оборудованием, достраивали и вводили в строй.

В республике восстановили 220 крупных, средних и мелких заводов, фабрик, мастерских, артелей и промкомбинатов. В ходе войны были реэвакуированы 20 заводов, фабрик, мастерских и конструкторских бюро[9]. Большая часть эвакуированных предприятий осталась в Казахстане, дав мощный импульс для развития и укрепления промышленности.

Оборонная промышленность Казахстана, получившая развитие только в период Великой Отечественной войны, выпускала минно-тральное вооружение, торпеды, мины, артснаряды, авиабомбы, порох, подрывные машинки, полевые радиостанции, рентгенаппаратуру, оборудование для предприятий черной и цветной металлургии (станы, лебедки), сложное прессовое оборудование, двигатели легких типов и запчасти для электростанций. В период войны заводы Казахстана освоили серийный выпуск новых образцов вооружения и боеприпасов: торпеды Т-53-39, электроторпеды ЭТШ-80, магнитно-донные мины, подводолодочные мины, траншейные огнеметы и др.[10].

Казахстан стал настоящим арсеналом фронта. За годы войны выпущено оборонной продукции на сумму свыше одного миллиарда рублей, в том числе 3 млн. 900 тысяч снарядов разных калибров, что обеспечило потребность 620 дивизий и 20 тяжёлых артиллерийских полков. Было изготовлено 4 млн. морских мин, а также обеспечен боекомплект торпедами для 25 дивизионов подводных лодок.

На фронт из республики было направлено 13 130 грузовых и 825 легковых автомашин, 1 538 тракторов, 110 118 лошадей и 10 260 повозок. За годы войны жители собрали и отправили воинам 1 205 вагонов подарков, вещей, продовольствия. Только на строительство танковой колонны «Колхозник Казахстана» было перечислено 270 млн. рублей.

Жители Казахстана по-ударному трудились на предприятиях, в колхозах и совхозах, лечили раненых, обучали детей в школах. Шахтеры Казахстана по сравнению с 1940 г. повысили добычу угля на 68%. Мощность электростанций увеличилась на 84,3%. Выпуск промышленной продукции предприятиями государственной промышленности увеличился на 170%, созданы 311 предприятий местной и кооперативной промышленности.Сдача колхозами мяса доведена до 540 тыс.ц., или на 161% больше по сравнению с 1940 г., молока за четыре военных года сдано больше на 11 млн. п., чем за 4 предвоенных года. Поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 98,3 тыс. голов, овец и коз – на 1 млн. 797 тыс. голов.Казахстаном было принято на хранение и потом возвращено в Россию 54 тыс. голов крупного рогатого скота, 140 тыс. овец и коз, 14500 лошадей. 

Театры за годы войны поставили 847 новых оперных и драматических произведений и показали 28 687 спектаклей. Концертные организации дали 36 525 концертов…[11]

Великая Отечественная война – одна из многих трагических страниц истории советского государства. Страница, заполненная самоотречением, жертвенностью, готовностью к ежедневному, ежечасному подвигу, во имя высшей цели – свободы. Война изменила жизнь не только каждого советского человека, но и целых регионов. Для Казахстана она оказалась мощным катализатором в процессе, наметившемся в первое предвоенное десятилетие – индустриализации. На базе эвакуированных предприятий в республике возникли машиностроение, станкостроение, черная металлургия, оборонная промышленность. За короткий срок перебазированные заводы и фабрики стали со ставной частью единого организма военной экономики страны. В сочетании с неисчислимыми естественными богатствами эвакуированные предприятия превратили восточные районы в мощную линию экономических укреплений, в несокрушимую крепость обороны. Война пополнила и человеческие ресурсы Казахстана: в те годы в республику прибыли высокообразованные, квалифицированные кадры, многие из которых навсегда связали свою жизнь с Казахстаном.

 

 

  1. Казахстанская историография великой победы: итоги и нерешенные задачи / Козыбаев М.К. «Казахстан на рубеже веков: размышления и поиски». В двух книгах. Книга вторая. – Алматы: Ғылым, 2000. – С.253–254.
  2. Шепель В.Н. Начало войны: хроника без купюр // Казахстанская правда – 2009 г. – 9 октября.
  3. Т. Ашимбаев (1918–1995). Уроженец Джамбулской обл. Учился в Киргизском финансово-экономическом техникуме, Ленинградском финансово-экономическом институте (1935–1941 гг.). Участник Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). Репрессирован, находился в заключении (1945–1951 гг.). Реабилитирован в 1957 г. В 1952–1958 гг. – экономист Алма-Атинской базы «Казглавместснабсбыта». В 1958–1995 гг.
  4. мнс, ученый секретарь, снс, зав. сектором, замдиректора, директор, советник при дирекции, почетный директор Института экономики.
  5. Чиликова Е.В. Несколько дней из жизни ТуймебаяАшимбаева / Казахстан: послевоенное общество. 1946–1953 гг. Материалы Международной научно-практической конференции. Алматы, 20 апреля 2012 г. – Алматы, 2012. – С.288–294.
  6. Шепель В.Н. Рассекреченная война: эпизоды // Казахстанская правда – 23 октября 2009 г.
  7. Шепель В.Н. Тайны победы. Архив Президента РК раскрывает секретные документы о Великой Отечественной войне // Литер, – 22 июня 2011 г.
  8. Чиликова Е.В.Пути поиска сведений о численности населения, эвакуированного в Казахстан в годы Великой Отечественной войны / «История. Память. Люди: Материалы VІІ международной конференции. 17 сентября 2014 г.» Алматы,
  9. Матвеева Л., руководитель службы ЦГА г. Алматы «Зарисовки из личных фондов» // Қазақстан мұрағаттары – Астана – 2013 г. – №4 (28) – С.50–51.
  10. История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах. Т.4. Казахстан в советский период. – Алматы: Атамұра, 2009. – С.458–460.
  11. Грибанова Е.М. Вклад труженников тыла и эвакуированных граждан на территории Казахстана в Победу в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. / Материалы международной научно-практической конференции «Вклад участников войны – тружеников тыла в Победу в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Актуальные проблемы жизнеобеспечения участников войны и пути их решения. Киев, 25–26 мая 2011 г. – Киев,
  12. С.31–35.Сейсенбаева А.Ә.Ұлы Отан соғысы Қазақстандағы әскери өнертабыстар Қазақстан Республикасы Президенті Мұрағатының материалдары бойнша / «Қазақстан –2050 Стратегиясы және тарихшы жас ғалымдар міндеті» жас тарихшы ғалымдардың 5 Халықаралақ ғылыми-тәжірибелік конференциясы материалдарында 20 мамыр 1914 ж. –207–211 б. 
  13. Шепель В.Н. Война не сломила великий народ// Казахстанская правда – 7 мая 2010 г. №115–116. – С.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История