Социально-негативные явления и их влияние на девиантное поведение военнослужащего

В настоящей статье рассмотрены социально-негативные явления и их влияние на девиантное поведение военнослужащего. Также предложена типология девиантного поведения военнослужащих. Рассматривается характеристика суицидального поведения военнослужащего.  

Среди самых распространенных факторов, влияющих на поведение военнослужащих, является пьянство и наркомания, самые сложные и распространенные социальные явления. По их сложности и многоликости свидетельствует факт устойчивой приверженности к алкоголю и наркотикам различных слоев и профессиональных групп населений, людей разного социального положения и материального достатка, образовательного уровня, возраста и пола. О серьезности проблемы пьянства и наркомании для нашего общества могут свидетельствовать следующие факты. В настоящее время на душу населения потребляется в год 14 литров абсолютного алкоголя (в одном его литре 2,5 литра водки или 25 литров пива). Потребляющих наркотики насчитывается около 7-8 млн. человек, из них 50-60% можно отнести к категории больших наркоманий.

Проблема пьянства и наркомании не обошла стороной Вооруженные Силы и другие войсковые формирования, в том числе и внутренние войска. По статистике 90% призывников употребляли спиртные напитки до службы в армии и почти каждый второй во время службы в армии.

Поэтому распространение наркомании и алкоголизма в Вооруженных Силах во многом является следствием и отражением той действительности, существующей в нынешнем обществе. Между военными и гражданскими проблемами наркомании и пьянства не существует принципиальных различий. Но некоторые тенденции в этих явлениях имеются:

Наркомания и пьянство, как и преступность в целом, омолаживается. В настоящее время больные наркоманией в возрасте 15-16 лет составляют более 20%, 17-18 лет 14%, 19-20 лет более 20%.

Изменились мотивы приема наркотиков и алкогольных напитков. Одним из главных мотивов употребления является уход в «иллюзорный», «прекрасный» мир, поиск эйфории, которые обусловлены сегодняшними социально-биологическими, нравственно психологическими факторами, нуждой и нищетой большинства населения, и не только вышеназванными причинами.

Сформировавшаяся в последние 5-10 лет ситуация с употреблением наркотиков и спиртных напитков является прямой угрозой безопасности общества и национальной трагедией. Объективные данные свидетельствуют о том, что наркомания и пьянство стали общегосударственной проблемой, угрожающей физическому и психическому здоровью граждан, экономике, правопорядку и основам безопасности государства.

Основными видами девиантного поведения обычно являются: преступления, алкоголизм, наркомания, самоубийства, проституция, поведение сексуальных меньшинств и др. При этом необходимо заметить, что одним из основных направлений изучения отклоняющего поведения является исследование зависимости между теми или иными видами отклоняющегося поведения, другими словами, возможности одного вида девиантного поведения служат непосредственной причиной другого вида отклоняющегося поведения. Чаще всего на практике обосновывается причинноследственная связь с алкоголизмом, наркоманией и тем или иным видом совершенных преступлений.

Рассмотрим природу и особенности девиантного поведения военнослужащих, понятие нравственно-правовой девиации в поведении военнослужащих.

Нравственно-правовую девиацию в поведении военнослужащих можно определить как систему поступков (проступков), отклоняющихся от требований Присяги, Кодекса чести, Законов «О статусе военнослужащих», «О внутренних войсках МВД РК», Уставов гарнизонной и караульной службы, Дисциплинарного Устава и т.д.

Девиантным поведением военнослужащего можно назвать действия, не соответствующие той социальной роли, которую дает ему общество, превышение служебных полномочий и невыполнение служебных обязанностей, нарушение тех морально-этических и социально-правовых норм, которые обязан соблюдать военнослужащий. Нравственно-правовые отклонения имеют различные масштабы и формы, и могут рассматриваться на разных уровнях. Особенности разных видов отклоняющегося поведения определяются их политическим, экономическим, идеологическим, управленческим, национальным, психологическим содержанием и направленностью.

В сфере индивидуального поведения они представляют собой поступки конкретных людей, запрещаемые нормами права, нравственности, правилами общежития.

По мнению Я. Гилинского, в понятие отклоняющегося поведения входят правонарушения и преступления, а также алкоголизм, наркомания, самоубийства и т. д. [1]. К числу так называемых «фоновых» явлений, по существу тех же отклонении относится также аморальное поведение.

Девиация в поведении может рассматриваться на 3-х уровнях: а) общественном; б) межличностном; в) индивидуальном.

На общественном уровне нравственно-правовая девиация в поведении выступает как элемент общественной жизни, как одна из ее сторон, как, в большинстве своем, нежелательный социальный процесс, присущий той или иной общности людей, определяющийся многими факторами: системой потребностей и формой их удовлетворения, системой опыта и путей его формирования, системой межличностных отношений. Эти факторы могут вступать в различные связи и взаимоотношения, которые выражают определенное эмоциональное содержание и состояние сознания общественного и индивидуального.

Поэтому на общественном уровне девиантное поведение может быть рассмотрено вне этого содержания, то есть вне комплекса идей и чувств, и без учета состояния сознания.

На межличностном уровне нравственно-правовая девиация поведения военнослужащего выступает как: элемент межличностных отношений -специфическое явление, обусловленное социальными и психологическими факторами; элемент тех непосредственных связей и отношений, которые складываются в реальной жизни между живыми, мыслящими и чувствующими людьми; как элемент эмпирических отношений действительных индивидов в действительном общении в воинском коллективе. Межличностные отношения, в которых реализуется субъективный, психологический фактор, накладывают своеобразный отпечаток на ту или иную ситуацию. Особенно возрастает их роль в условиях воинских коллективов, в конкретной их деятельности.

Наиболее существенными показателями межличностной нравственно-правовой девиации поведения военнослужащих с количественной стороны, могут служить распространенность и состояние соответствующих явлений и процессов в воинском коллективе. Качественными показателями могут служить структура и динамика данного коллектива, т.е. структура соотношение внутри воинского коллектива разных видов межличностных отклонений: преступлений, дисциплинарных проступков и взысканий, аморальных поступков и т.д., а динамика совокупный показатель, характеризующий изменение состояния, распространенности и структуры межличностных отклонений во времени.

На индивидуальном (внутри личностном) уровне речь идет о конкретном поступке (проступке) определенного военнослужащего. Рассматривая структуру индивидуального отклонения от нравственной ил или правовой нормы, следует отметить, что если норму принять за эталон проступка, то отклонения от этого эталона могут происходить в самых различных направлениях. Поступок (проступок) может не соответствовать нравственной или правовой норме по объективным и субъективным причинам, по целям и мотивам, по прямым и косвенным результатам. Он может быть новаторским или консервативным, полезным или вредным, случайным или типичным, число характеристик отклонений от нормы может быть многократно по времени и в пространстве увеличено.

Индивидуальная девиация выступает как отражение специфического механизма внутренней противоречивости личности как источника ее динамического становления, самодвижения, развития ее как целостности; индивидуальная девиация это особая форма представленности социальной ситуации.

Часто индивидуально-правовая девиация военнослужащих связана с особенностями военной службы и обусловленных ею причинами и условиями, а также межличностных взаимоотношений. При этом некоторые поступки (проступки) адекватно не осознаются и тем самым усугубляют девиантность состояний военнослужащего, его служебной деятельности и общения с другими военнослужащими. Зачастую военнослужащий не умеет и не может справиться со сложной ситуацией, отказывается управлять и владеть собой, прибегает к неадекватным выходам из создавшейся ситуации, и при этом имеется возможность сослаться на непреодолимые объективные и субъективные причины, условия и обстоятельства и т.д.

Военная служебная деятельность имеет довольно жесткие ограничения проявлений активности и пассивности военнослужащих. Это вынуждает их строить и согласовывать образы «Я» «ОН», «ОН» «МЫ» в ином нормативном режиме. Здесь ведущим регулятором самооценок и поведения выступает реальное взаимодействие военнослужащих, а не только представления и субъективное отражение деятельности в индивидуальном сознании военнослужащего. 

Существенным источником индивидуальных отклонений является ситуация выбора между моральным и правовым требованием к поведению военнослужащего. Уважение к закону, предпочтение правовой формы разрешения всех вопросов, в том числе и воинских правоотношений, представляется более оптимальной с точки зрения общественных интересов.

В наиболее общем виде выделяются: отсутствие у значительной части призывников должного уровня мотивации к прохождению службы, их психологическая неподготовленность к преодолению трудностей, неумение противостоять им, а также призыв в соединение военнослужащих с отклонениями в состоянии здоровья, низким уровнем физического и интеллектуального развития, с педагогической запущенностью военнослужащих. Анализ результатов проведенного нами тестирования военнослужащих войсковой части 3526 показал, что большинство военнослужащих, совершивших самовольное оставление части, имеют выраженные психологические особенности:

  • 73,6% имеют низкий личностный потенциал социально-психологической адаптации;
  • 67,7% имеют низкий уровень нервно-психической устойчивости;
  • 50% обладают низкими коммуникативными способностями и моральной нормативностью [2].

Всех обследованных военнослужащих по признаку отношения их к прохождению военной службы можно разделить на две категории. К первой группе относятся военнослужащие, в целом положительно относящиеся к прохождению военной службы, понимающие ее необходимость и общественную значимость. Эта категория военнослужащих наиболее многочисленная и составляет 85,3% от числа обследованных. Ко второй группе относятся военнослужащие, имеющие отрицательную установку к прохождению военной службы, для которых она не имеет никакого смысла, им также ненавистно все, что связано с военной службой. Эта категория составляет 14,7% от числа обследованных.

Военнослужащих второй группы следует признать наиболее опасной категорией в плане уклонения от военной службы, так как, если военнослужащие первой группы совершают уклонение, как правило, по причине внешних обстоятельств (неблагоприятные условия служебно-боевой деятельности, нарушение правил уставных отношений между военнослужащими и т. д.), то военнослужащие второй группы с момента призыва на военную службу потенциально готовы к уклонению от службы.

С точки зрения задач воспитания дисциплинированности, первую группу нужно признать перспективной, поскольку у них имеется социальная основа для развития внутренних механизмов регуляции поведения. Около 15% такой основы не имеют. По отношению к ним следует строить совсем иную тактику и стратегию организации взаимоотношений, имея в виду, что успех может быть и не достигнут. Для командира подразделения особенно важно различать мотивацию этих двух категорий военнослужащих и выбирать соответствующие методы воспитания.

Характерные особенности военнослужащих с негативной установкой к прохождению военной службы: отсутствие стремления строить правильные отношения с офицерами, сержантами, военнослужащими старших призывов; ярко выраженная неудовлетворенность социально-бытовыми условиями службы; ярко выраженное тяготение физическими и особенно морально-психологическими нагрузками в процессе службы; низкие личностные адаптационные способности и нервно-психическая устойчивость, высокая тревожность.

Необходимо также отметить, что каждый третий из обследованных не удовлетворен снабжением различными  видами довольствия, медицинским обслуживанием, санитарно-гигиеническими условиями,  возможностями полноценного  отдыха, организацией досуга личного состава. 

Важно отметить тот факт, что 85,1% военнослужащих, уклонившихся от службы, выразили неудовлетворенность сложившимися взаимоотношениями с сослуживцами, в том числе с офицерами -17,6%, 30% не удовлетворены моральнопсихологическим климатом в своих воинских коллективах. Признали, что по отношению к ним были случаи морального оскорбления 94,2%; физического 82,4% обследованных военнослужащих.

Знание об уголовной ответственности за уклонение от военной службы не являлось сдерживающим фактором. Из числа обследованных военнослужащих только 5,8% признали, что ничего не знали о возможных последствиях их действий. На основании полученных в ходе исследования данных военнослужащих, совершивших уклонение от военной службы, можно типологизировать по основным признакам их социальнопсихологических характеристик:

«Аутсайдеры» 44%. Военнослужащие с низкими характеристиками нервнопсихической устойчивости и адаптивных способности с повышенным уровнем тревожности; не умеющие преодолевать трудности, неуверенные в себе. Как правило, в коллективе обладают низким социальным статусом. Их ситуативная личностная позиция часто связана с выражениями типа «у меня не получится», «мне это невыносимо», «меня ненавидят» и т.п.

«Асоциальные» 15%. Военнослужащие с негативной установкой к прохождению военной службы: не видящие в ней смысла; ненавидящие все связанное с военной службой; не терпящие какие-либо ограничения их прав и свобод. Они часто характеризуются завышенной самооценкой, отсутствием патриотизма, ориентируются на право сильного, демонстрируют не уважение к командирам и сослуживцам.

«Эгоцентричные» 14%. Военнослужащие с сильно развитым самолюбием, гордостью, считающие любое подчинение унижением своего достоинства, не переносящие какие-либо оскорбления личности, тяготящиеся социально-бытовыми условиями военной службы. У них нередко завышенная самооценка, высокий уровень притязаний; они требовательны к другим и мало спрашивают с себя. Характерны высказывания типа«я никому не должен», «мне это не интересно», «мне это не нужно» и др.

«Истощившиеся» 14%. Военнослужащие, имеющие, как правило, положительную установку к прохождению военной службы, но исчерпавшие резерв терпения, связанного с ее тяготами и лишениями.

Основными трудностями для себя отмечают большие морально-психологические нагрузки, замкнутость воинского коллектива, однообразие армейских будней. Как правило, это юноши с развитыми способностями, чувствительной или слабой нервной системой.

«Сторонящиеся» 7%. Военнослужащие интровертивного типа (обращенные в себя). Замкнутые, необщительные, испытывающие проблемы с установлением нормальных взаимоотношений со сослуживцами. Тяжело переживающие разлуку с близкими и родными, тяготящиеся жестко регламентированными отношениями между начальниками и подчиненными, а также неформальной структурой взаимоотношений военнослужащих старших и младших призывов.

«Конфликтные» 6%. Военнослужащие, отличительной чертой которых является неумение строить нормальные взаимоотношения со сослуживцами, в том числе и своего призыва, неуживчивые в коллективе. Их сильно тяготит замкнутость воинского коллектива, разлука с близкими и родными, отсутствие социальной среды, в которой они чувствуют себя спокойно и уверенно. Одним из криминогенных факторов, влияющих на неуставные отношения военнослужащих, является состояние фрустрации. Фрустрация психическое состояние внутреннего напряжения, досады, раздражительности. Это состояние возникает в условиях действия факторов, препятствующих нормальному осуществлению деятельности индивида, или в ситуации конфликта [3]. 

Обращение к понятию фрустрации в связи с проблемой преступности позволило понять и объяснить те случаи конкретного преступного поведения, которые иногда следственно-судебная практика рассматривала как без мотивные (в частности, так называемые защищающие действия). Человек, лишенный возможности воздействовать на непосредственный источник фрустрации и достичь желаемой цели (отомстить, например, за нанесенную кем-то обиду), заменяет ее другой целью, доступной в данный момент (избивает другого человека) в результате чего нервно-эмоциональное напряжение снимается. Анализируя позиции психологов относительно направлений реакции личности на фрустрацию, четко просматривается два таких направления: агрессивность (импульсивность) и устойчивость (толерантность) [4]. В тех случаях, когда выход из ситуации принимает агрессивную форму, возможно совершение тяжких насильственных преступлений. Особенно такое состояние опасно в воинских коллективах, где процветает дедовщина. Часто в таком состоянии и совершается расстрел «обидчиков-сослуживцев». После того, «расправившись» с обидчиками, военнослужащий может лишить себя жизни.

Особое место занимает личность военнослужащего суицидента наименее исследованная из всех категорий военнослужащих. В условиях существования государства перед государственными органами встают все новые задачи по устранению возникающих угроз. На протяжении длительного времени довольно остро стоял вопрос о самоубийствах. Количество людей, добровольно оставляющих жизнь и пытающихся это сделать, представляет существенную угрозу национальной безопасности государства.

Синдром добровольной смерти характерен для стариков, наркоманов, неизлечимо больных, преступников, лиц, преследуемым по тем или иным мотивам, людей в период социальных потрясений, например, в войсках таким потрясением для военнослужащего могут являться неуставные взаимоотношения.

На протяжении всей жизни в процессе динамики личность (как ее отдельные проявления, так и в целом) претерпевает либо поступательное поэтапное развитие, либо деградацию саморазрушения.

Особое место в структуре саморазрушающего поведения занимает агрессивное и аутоагрессивное (суицидальное) поведение, профилактика которого предполагает знание военными врачами их медицинских аспектов.

Агрессия остается одной из «болезней» современного общества, независимо от формы государственности, уровня экономического благосостояния и культурных традиций. С особенной остротой эта проблема стоит в нашей стране, переживающей затяжной системный кризис. Разнообразные формы насилия и правонарушений против личности не редко встречаются в вооруженных силах, несмотря на строгую уставную регламентацию взаимоотношений и соответствующие профилактические меры. Физические расправы, убийства сослуживцев ухудшают морально-психологический климат, снижают боеготовность подразделений. Участие военного врача в профилактике подобных действий требуют от него соответствующих знаний о причинах и условиях агрессивного поведения человека.

Несмотря на осуществляемые в Вооруженных Силах мероприятия по укреплению правопорядка, воинской дисциплины и обеспечению безопасности военной службы, в ряде воинских частей и соединений продолжают иметь место случаи самоубийств и покушения на них. Даже единичный случай самоубийства в воинском коллективе вызывает у его членов чувство неуверенности, пессимизма, поражает своей необычностью, что отрицательно сказывается на состоянии морально-психологического климата и боеготовности подразделений.

В условиях воинской службы суицидальные тенденции формируются у незначительного числа военнослужащих. В подавляющем же большинстве случаев суицидальные мысли возникали у них еще до призыва, а трудные условия службы только способствуют их реализации. Суицидальные действия у лиц молодого возраста появляются, как правило, непосредственно вслед за возникновением трудной ситуацией (психической травмы) по типу, сходному с реакцией «короткого замыкания». Предсуицидальный период длиться от нескольких часов до нескольких суток. Повод к совершению самоубийства часто соответствует реальной причине. Характерны субъективная переоценка тяжести конфликтной ситуации, чувства безысходности, отсутствие в представлениях вариантов выхода из создавшегося кризиса, убежденность в неразрешимости своих проблем.

Переживания, связанные с трудной ситуацией, становятся доминирующими в сознании, сопровождаются отрицательным эмоциональным напряжением, что сводит к ограничению полноты восприятия окружающей действительности, затрудняет ее критическую оценку и поиск адекватных путей разрешения конфликта. В конечном счете ситуация субъективно оценивается как безысходная, что и приводит к суицидальным действиям в результате преходящего индивидуального «ограничения» самосознания при отсутствии психопатологии.

При прохождении военной службы у ряда военнослужащих при существующей каждодневной угрозе, происходит снижение ценности жизни и притупление чувства опасности. Тем самым ослабляется инстинкт самосохранения, облегчается реализация суицидальных мыслей, совершение рискованных действий, в результате которых можно погибнуть. Война, как правило, способствует закреплению черт агрессивности, жестокости личности, которые культивируются по отношению к противнику, но в конфликтных ситуациях могут проявляться и по отношению к окружающим. Установлено, что даже гетероагрессивные по содержанию переживания (месть, протест, шантаж) могут поменять направленность и привести к аутоагрессивным действиям.

В условиях военной службы 80% суицидальных действий совершается военнослужащими, проходящими военную службу по призыву, в том числе 2/3 солдатами и сержантами первого года службы. В последнее время возросло число самоубийств среди офицеров и прапорщиков. Растет количество суицидальных происшествий с использованием огнестрельного оружия, причем 3/4 их совершаются непосредственно на посту. Наиболее распространенными способами самоубийств являются огнестрельные самоповреждения и самоповешение. Каждый 6-й самоубийца оставляет предсмертную записку. Чрезвычайно велика отрицательная роль алкоголя в совершении суицидальных действий (свыше 60% их происходит в состоянии алкогольного опьянения). С одной стороны, алкоголь облегчает возникновение суицидальных мыслей, с другой при их наличии облегчает реализацию. Половина военнослужащих, покушавшихся на свою жизнь, не принимали участия в общественных мероприятиях. Почти все они имеют следующие особенности характера и поведения: замкнутость, чрезмерную чувствительность, болезненное самолюбие, переживание малоценности, неудачливости, изолированности, ощущения отсутствия уважения и заботы со стороны окружающих.

Итогом данного параграфа являются выводы о том, что:

  • Нарушения уставных правил взаимоотношений связаны, прежде всего, с социальнопсихологическими особенностями личности.
  • Недостаток внимания и понимания проблем военнослужащих со стороны окружающих и, прежде всего, командиров, что приводит к конфликтным ситуациям.
  • Недостаточная защищенность военнослужащих в воинском коллективе. Отсутствие условий для самоутверждения в воинском коллективе.
  • Плохая организация культурного досуга военнослужащих.

 

Список литературы:

  1. Гилинский Я.И., Афанасьев А.В. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения. СПб., 1993. С.
  2. Суворова В.В. Психофизиология стресса. М., 1975, С.
  3. Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969, С. 73-77. 
  4. Лаврин А.П. Хроники Харона. Энциклопедия смерти. М.: Московский рабочий. С. 9.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция