Экономическое сотрудничество республики Казахстан и Китая в свете реализации программы новый шелковый путь

Цель исследования – выявление основных проблем и тенденций в области развития сотрудничества Казахстана и Китая в свете реализации программы Новый Шелковый Путь.

Методология – в процессе исследования использовались общенаучные принципы познания экономических явлений: диалектический, конкретно-исторический, морфологический, системный и др. подходы, которые позволяют рассмотреть изучаемые явления и процессы в развитии, выявить противоречия, соотнести сущностные характеристики и формы их проявления, применялись и традиционные приемы, такие как анализ, синтез, дедукция и индукция, а также приемы экономико-статистического анализа.

Оригинальность / ценность – в работе, на основе разработанной автором методики, проводится анализ динамики сотрудничества Казахстана и Китая по трем основным индикаторам интеграции – взаимная торговля, взаимные инвестиции, миграция рабочей силы за пятнадцатилетний период по статистическим данным международной организации Trade Mar ,вносятся рекомендации по совершенствованию двухстороннего сотрудничества РК и КНР в свете реализации программы Новый Шелковый Путь.

Выводы – в результате проведенного исследования было выявлено, что сложившаяся товарная структура импорта Казахстана отражает нереализованный потенциал укрепления взаимосвязей со странами Экономического пояса Нового Шелкового пути и, в частности, с Китаем заключающийся в развитии регионального машиностроительного и химического комплексов, АПК в целом и пищевой промышленности. Для укрепления и сотрудничества, по нашему мнению, необходимо идти по направлению к межстрановой кооперации, ориентировать экономику на развитие в инновационном русле. Причем, все затраты на создание инфраструктуры, необходимой для эффективного функционирования бизнеса, должны взять на себя, на наш взгляд, так называемые межгосударственные консорциумы. Значительный потенциал по увеличению экспорта может дать развитие сферы услуг. Нам представляется целесообразным усиление политики государства по стимулированию привлечения прямых иностранных инвестиций не просто в перерабатывающий сектор экономики, а в финансирование межгосударственных прорывных инновационных проектов, реализация которых позволит странам Экономического пояса Нового Шелкового пути занять позиции на рынке готовой продукции. 

Развитие сотрудничества Казахстана и Китая имеет давнюю предысторию, начавшуюся еще во времена СССР. В тот период времени китайские товары народного потребления с маркой пять колец пользовались большим спросом у населения. Китай же, в свою очередь, покупал во времена о СССР у Казахстана кроме сырья продукцию сельскохозяйственного машиностроения. После развала союза между нашими странами ускоренными темпами стала развиваться сначала приграничная торговля товарами народного потребления, впоследствии, межстрановая торговля, инвестиционное сотрудничество и миграция в Казахстан китайской рабочей силы. Новый толчок Казахстано-Китайское сотрудничество получило в свете реализации проекта Новый Шелковый Путь. В настоящее время Китай является «мировой инновационной кузницей». Рост промышленного производства Китая шел опережающими темпами последние 20 лет, в результате чего экономика Китая вышла на второе (после США) место в мире по номинальному ВВП, и с 2014 г. на первое место по ВВП пересчете на паритет покупательной способности [1].В сегодняшнем Китае эффективно сочетаются командно-административная и рыночная экономики. При этом все более отчетливо проступают претензии Китая на статус Супердержавы, выводя страну в противостояние с пока единственной Супердержавой – США.

Нами проанализировано развитие сотрудничества Казахстана с Китаем по трем индикаторам – международная торговля, иностранные инвестиции и миграция рабочей силы. Анализ охватывает период с 2001 по 2015 годы.

Среди стран экономического пояса Нового Шелкового пути – партнеров Казахстана хотелось бы выделить Россию, Китай и Турцию.

В связи с тем, что данные национальных статистических агентств и данные национальной таможенной статистики стран Экономического пояса Нового Шелкового пути значительно различаются, что затрудняет сопоставление межстрановых данных по товаропотокам и инвестициям, для анализа мы использовали материалы международной организации Trade Mar, предоставляющей данные по статистике торговли для развития международного бизнеса.

Основным индикатором на данном этапе, по нашему мнению, является международная торговля. Негативные тенденции во внешней торговле, наметившиеся во второй половине 2014-го, в 2015 году набрали обороты. Экспорт РК в 2015 году снизился на 42,5% и составил 45,7 млрд. долл.

За отмеченный период торговые отношения между Казахстаном и данными странами развивались неоднозначно.

Одним из ключевых партнеров Казахстана среди государств экономического пояса НШП выступает Китай. Китай занимает первое место в мире по экспорту и второе – по импорту товаров. В торгово-экономическом сотрудничестве Казахстана и Китая можно выделить четыре этапа: с 2002 по 2005 гг. – переход к долгосрочному сотрудничеству, наращивание китайского экономического присутствия в Казахстане; с 2005 по 2009 годы выстраивание основных стратегических направлений сотрудничества, внедрение в ключевые сектора казахстанской экономики (в 2005 году китайско-казахстанское сотрудничество было объявлено стратегическим). РК рассматривалась Китаем, как один из важнейших политических и экономических партнеров на постсоветском пространстве; с 2009 по 2015 гг. – реализация крупных совместных проектов (прежде всего нефтегазовых), закрепление позиций Китая в экономике РК; с 2015 года по настоящее время – расширение и углубление торгово-экономического сотрудничества в рамках «экономического пояса Нового Шелкового пути». С 2015 года Китай стал вторым по значимости торговым партнером для Казахстана. На долю китайских партнеров приходилось в 2015 году 13,9% в общем объеме товарооборота Казахстана. За весь период торговых отношений торговый баланс между рассматриваемыми странами являлся положительным (таблица 1).

За анализируемый период объем взаимного товарообоорта РК и КНР вырос в 12,9 раза. Хотя на на динамику этого показателя значительное влияние оказали последствия всемирного экономического кризиса. Так, если за 20012010гг. общий объем товарооборота имел тенденцию к росту, что видно по удельным весам товарооборота этой пары стран в общем объеме товарооборота РК (с 5,5% в 2001г. до 17,3% в 2010 г.),то в 2011г. наметилось некоторое снижение (до 16,9%), в 2012 г. – рост до 17%, но уже с 2013 года опять наблюдалось снижение доли Китая в объме товарооборота РК (с 17% до 13,9%).

Таблица 1 – Объемы внешней торговли Республики Казахстан с Китаем (млн. долл.) 

Показатели по странам

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Казахстан

Товарооборот РК всего

14765717

16223808

21317947

32852516

45179244

61905416

80434515

108987328

71604442

81267691

126118171

136819592

133503116

120754205

75911669

Экспорт РК всего

8485515

9642683

12915947

20079043

27846085

38244423

47747902

71171956

43195762

57244064

88107934

92281521

84698536

79458749

45725601

Импорт в РК всего

6280202

6581125

8402000

12773473

17333159

23660993

32686613

37815372

28408680

24023627

38010237

44538071

48804580

41295456

30186068

Торговый баланс РК

 

2205313

 

3061558

 

4513947

 

7305570

 

10512926

 

14583430

 

15061289

 

33356584

 

14787082

 

33220437

 

50097697

 

47743450

 

35893956

 

38163293

 

15539533

Китай

Товарооборот Казахстана с Китаем

818635

1331707

2176784

2725144

3674345

5517457

9143190

12241667

9458121

14086590

21312611

23982125

22738214

17156638

10564509

Уд. вес товарооб. с Китаем в обороте РК, %

5,5

8,2

10,2

8,3

8,13

8,9

11,4

11,2

13,2

17,3

16,9

17,5

17

14,2

13,9

China's exports to world

 

266098209

 

325595970

 

438227767

 

593325581

 

761953410

 

968935601

 

1220059668

 

1430693100

 

1201646800

 

1577763800

 

1898388400

 

2048782200

 

2209007280

 

2342343011

 

2281855922

Экспорт из Каз-на в Китай

 

646651

 

1018680

 

1653081

 

1966911

 

2422507

 

3592514

 

5635914

 

7676609

 

5888593

 

10122070

 

16291513

 

16484409

 

14373748

 

9799418

 

5483803

Удельный вес в общем экспорте в %

7,6

10,6

12,8

9,8

8,7

9,4

11,8

10,8

13,6

17,7

18,5

17,9

17

12,3

12

China's imports from world

 

243552881

 

295170104

 

412759796

 

561228748

 

659952762

 

791460868

 

956115448

 

1132562200

 

1005555200

 

1396001600

 

1743394900

 

1818199200

 

1949992315

 

1958021301

 

1681670816

Импорт в Казахстан из Китая

 

171984

 

313027

 

523703

 

758233

 

1251838

 

1924943

 

3507276

 

4565058

 

3569528

 

3964520

 

5021098

 

7497716

 

8364466

 

7357220

 

5080706

Удельный вес в общем импорте в %

2,7

4,8

6,2

5,9

7,2

8,1

10,7

12,1

12,6

16,5

13,2

16,8

17,1

17,8

16,8

Торговый баланс между РК и Китаем

 

474667

 

705653

 

1129378

 

1208678

 

1170669

 

1667571

 

2128638

 

3111551

 

2319065

 

6157550

 

11270415

 

8986693

 

6009282

 

2442198

 

403097

Примечание – составлено автором по данным Trade Mar

Аналогичная картина наблюдалась и по экспорту Казахстана в Китай, хотя заметное снижение доли экспорта началось не с 2011 года, а с 2014 года, что связано с резким снижения цен на сырьевые ресурсы, а также с замедлением темпов роста китайской экономики и падением в связи с этим спроса на топливное и другое сырье из РК (основная статья экспорта в Китай) . Основными товарными группами в структуре экспорта Казахстана в Китай являются минеральное топливо, минеральные масла и продукты их перегонки, битуминозные вещества, неорганические химические вещества, органические или неорганические соединения драгоценных металлов, редкоземельных металлов, медь и изделия из нее, железо и сталь, цинк и изделия из него, руды, шлак и зола, поваренная соль, сера, песок и камень, штукатурные материалы, известь и цемент, масличные семена и плоды, зерно, семена и плоды. До 2013 года включительно более 60 % казахстанского экспорта в Китай составляло минеральное топливо (нефть и нефтепродукты). Но в 2014 году его доля сократилась до 52%, в 2015 году – до 40%. Одновременно в 2 раза (до 21%) в 2015 году возрос удельный вес поставок меди и цинка. Также в 2 раза в экспорте в Китай увеличилась доля урана (до 22 %) и черных металлов (до 8 %). Причем с 2014г. по всем этим товарным группам, кроме сельхоз продукция наблюдается явное снижение объемов экспорта.

Что касается китайского импорта в Казахстан, то тут наблюдалась несколько иная картина: с 2001 по 2010 непрерывный рост (доля китайского импорта в общем объеме импортных поступлений в РК за этот период выросла с 2,7% до 16,5%), в 2011 г. – падение до13,2%, а вот начиная с 2012г. по 2014 г. – рост до 17,8%, но уже в 2015 годуопять падение до 16,8%.Основными товарными группами в структуре импорта Казахстана в Китай являются машины, механические приборы, электрические машины и оборудование, их части; звукозаписывающая аппаратура, репродукторы, телевизионная аппаратура, изделия из черных металлов, пластмассы и изделия из нее, обувь, транспортные средства, и их части и принадлежности, мебель, постельные принадлежности, матрацы, матрацные, диванные подушки, железо и сталь, резина и изделия из нее, оптическое, фотографическое, кинематографическое, измерительное, контрольное, медицинское оборудование. Импорт Казахстана из Китая в 2015 году на 45% состоял из машин и оборудования, электрооборудования и электроники, 12% пришлись на изделия из черных металлов (в основном трубы для нефтегазового сектора). По всем импортным позициям также в 2014 и 2015 гг.наблюдается снижение.Это связано в первую очередь с последствиями всемирного экономического кризиса и снижением покупательной способности юридических и физических лиц вследствии девальвации тенге. Как видно в структуре мпорта из Китая преобладает в основном готовая продукция. Низкая себестоимость китайской продукции, по определению, делает большинство казахстанских производителей неконкурентоспособными. В результате повышается риск сохранения сырьевой ориентации экономики Казахстана. Высокие транспортные расходы и недостаточная емкость казахстанского рынка затрудняют доступ товаров из других стран. Поэтому китайская продукция занимает монопольное положение на рынке РК, что сужает возможности выбора потребителей. В расчете на долгосрочную перспективу сырьевая ориентация экспорта крайне не выгодна Казахстану из-за непредсказуемости динами цен на мировом сырьевом рынке. Что подтвердили 2015 и 2016 годы, когда цены на нефть и металлы резко упали. Замедление роста экономики Китая с 7,3 проц. в 2014 году до 6,8 – в 2015-м стало одной из причин падения цен на нефть. Сокращение объемов экспорта сырья в Китай привело к значительному сокращению поступлений в казахстанский бюджет. В совокупности с другими неблагоприятными факторами это вызвало резкое сокращение темпов роста экономики РК с 4,3 проц. в 2014 году до 1,5 – в 2015-м. Кроме того, производство товаров в Китае постепенно перестает быть главной движущей силой экономики и, в ближайшем будущем, уже не будет требовать прежних объемов сырьевых ресурсов, т.к. в Китае начинает более высокими темпами развиваться сектор услуг, в большей степени это касается высоких технологий и альтернативных источников энергии.

Восстановление мировой экономики идет крайне неравномерно, что не может не отразиться на активности международной торговли, в том числе динамике внешней торговли Казахстана. Внешнеторговые показатели по-прежнему находятся под активным прессингом неблагоприятной ценовой конъюнктуры на глобальных сырьевых рынках, экономического кризиса в России, замедления китайской и ряда западных экономик, а также продолжающегося сокращения физических объемов добычи нефти в Казахстане. Такие данные приводит аналитическая служба ranking.kz. Начиная с 2012 года, происходит сокращение объемов внешнеторгового оборота страны. Из-за негативных внешних факторов серьезно пострадал экспорт, который сохраняет явно выраженную сырьевую направленность. Он формируется за счет топливного, металлургического, химического комплекса. Главным экспортируемым товаром страны является товарная группа «Топливно-энергетические товары» ( экспорт в этой товарной группе почти целиком представлен сырьем топливно-энергетического комплекса), второе место в экспорте занимает товарная группа «Металлы и изделия из них", на третьем месте – товарная группа "Продукция химической и связанных с ней отраслей промышленности (включая каучуки и пластмассы)". Т.о, в структуре казахстанского экспорта основную долю занимают нефть и нефтепродукты, цветные металлы, черные металлы, руды, определенная часть экспорта приходится на зерновые культуры. Товарная структура экспорта отражает международную специализацию РК, сложившуюся в период растущей потребности мирового рынка в минеральных продуктах. Товарная структура внешнеторгового оборота достаточно сильно влияет на развитие производства в нашей стране: с одной стороны – значительная доля импорта товаров, которые имеют потенциал для производства в республике, фактически не стимулирует развитие отечественного производства; с другой – значительная доля экспорта сырьевой продукции и полуфабрикатов, в основном металлургической и нефтяной продукции, может привести к снижению обеспеченности сырьем в таких отраслях, как машиностроение, производство готовой металлургической продукции, производство строительных материалов, химической и нефтегазохимической, легкой промышленности. Основными направлениями изменения товарной структуры экспорта страны является государственная поддержка перерабатывающего сектора экономики Казахстана и программ модернизации таможенного пространства Беларуси, Казахстана и России.

Основными товарными группами в структуре импорта в 2015 году являются товарные группы "Машины, оборудование, транспортные средства, приборы и аппараты" – 25,1%; Металлы и изделия из них – 11,2%, электрические машины и оборудование, их части; и звукозаписывающая звуковоспроизводящая аппаратура; аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука; их части и принадлежности – 10,2%. Продукция химической и связанных с ней отраслей промышленности (включая каучуки и пластмассы)" – 3,6%. Структура импорта свидетельствует о том, что в Казахстан ввозятся преимущественно готовая продукция, оборудование, транспортные средства, приборы и аппараты.

Интеграция в сфере торговли крайне важна для Казахстана, не имеющего выхода к морю, имеющего небольшой внутренний рынок и нуждающегося в доступе к расширяющимся мировым рынкам. Согласно исследованию Всемирного банка, коэффициент выживания казахстанского не сырьевого экспорта находится на крайне низком уровне, что является свидетельством низкой конкурентоспособности казахстанских товаров.

На долю стран вдоль экономического пояса Нового Шелкового, рассматриваемых в данном разделе приходится 38,5 % в общем объеме товарооборота РК. Хотя суммарный объем товарооборота между Казахстаном и странами Экономического пояса НШП в 2015 г. снизился на 33,6 % по сравнению с предыдущим годом, но суммарный удельный вес рассматриваемых стран в общем товарообороте РК вырос на 2 пункта, составив 38,4 %. При этом рост этого показателя обеспечивается в основном за счет прироста экспорта. Исходя из выше изложенного, можно отметить, что сотрудничество между данными странами и Казахстаном имеет тенденцию к расширению и углублению.

Сложившаяся товарная структура импорта отражает нереализованный потенциал укрепления взаимосвязей со странами Экономического пояса Нового Шелкового пути, заключающийся в развитии регионального машиностроительного и химического комплексов, АПК в целом и пищевой промышленности. Кроме того, на наш взгляд, необходимо исходить из того факта, что экономика большинство стран НШП имеет сырьевую направленность и, если данные государства ставят перед собой цель повысить уровень конкурентоспособности национальных экономик, изменить свою позицию в международном разделении труда, они должны постепенно менять свою специализацию, идти по направлению к межстрановой кооперации, ориентировать экономику на развитие в инновационном русле, используя опыт КНР. Здесь можно двигаться по направлению разработки и реализации межгосударственных инновационных проектов. Для их реализации создавать в приграничных регионах свободные техниковнедренческие зоны типа технополисов и технопарков. Причем, все затраты на создание инфраструктуры, необходимой для эффективного функционирования бизнеса, должны взять на себя, на наш взгляд, так называемые межгосударственные консорциумы. По нашему мнению, это позволит данным странам, с одной стороны расширять и углублять межгосударственное сотрудничество, а с другой стороны постепенно переориентировать свою экономику и перестать зависеть от колебаний цен на сырье на мировом рынке.

Потенциал у данных стран большой – дешевые энергоресурсы, относительно дешевая и квалифицированная рабочая сила, наличие собственной минерально-сырьевой базы. Кроме того, развитие транспортно-логистических услуг и создание современных транспортных коридоров, которым уделяется значительное внимание в рамках реализации проекта Нового Шелкового пути, позволит существенно уменьшить сроки транспортировки сырья, полуфабрикатов и готовой продукции, сократить транспортные издержки, что в итоге приведет к снижению себестоимости и повлияет на повышение конкурентоспособности товаров.

Большой потенциал по увеличению экспорта также заложен в развитии сферы услуг. Обмен услугами наиболее динамично развивающийся сектор международной торговли. Многие современные товары не могут быть реализованы без соответствующего услугосопровождения. На долю сектора услуг приходилось 63% общего объема накопленных ПИИ в мире, что почти в два с половиной раза превышало соответствующую долю обрабатывающей промышленности (26%) и в девять раз долю сырьевого сектора (7%). Помимо долгосрочных тенденций в структуре мировой экономики, увеличение объема и доли ПИИ, направляемых в сектор услуг, объясняется рядом факторов, включая дальнейшую либерализацию данного сектора в принимающих странах; технологический прогресс в развитии информационно-коммуникационной технологии, способствующий дальнейшему превращению услуг в рыночный товар; и рост глобальных производственно-сбытовых цепочек, содействующий интернационализации услуг, связанных с производством [2].

Позиции большинства государств НШП на мировом рынке услуг слабы. И здесь есть значительные возможности для развития межгосударственного сотрудничества. Во многих странах сфера услуг (особенно высокотехнологичных) растет более высокими темпами, чем сфера производства. В частности, в китайской экономике идет ориентация на ускоренное развитие сферы высокотехнологичных услуг.

Для реализации вышеперечисленных проектов необходимы значительные инвестиции. Казахстан входит в двадцатку стран-лидеров по привлечению прямых иностранных инвестиций.

За последние 10 лет в Казахстан привлечено 222312 млн. долл. ПИИ. Из них только на 2015 год приходится 14 752 млн. долл. [3].

Если проанализировать валовый приток прямых иностранных инвестиций в Казахстан от иностранных инвесторов по видам экономической деятельности то складывается следующая картина: наибольший валовый приток прямых инвестиций идет в добычу сырой нефти и природного газа (16,1%); деятельность в области архитектуры, инженерных изысканий, технических испытаний и анализа (27,2%); деятельность по проведению геологической разведки и изысканий (24,7%); обрабатывающую промышленность (12%); оптовую и розничную торговлю, ремонт автомобилей и мотоциклов (6,5%); производство пищевых продуктов, напитков и табачных изделий (0,6%), остальные в финансовый сектор, строительство, транспорт и связь.

Среди стран Экономического пояса Нового Шелкового Пути наиболее активно инвестируют в экономику Казахстана семь государств: Китай, Франция, Российская Федерация, Италия, Германия, Турция, Беларусь. На их долю приходится 21% от всего валового притока прямых иностранных инвестиций в экономику нашей страны за 2005-2015 гг. Причем лидирующую позицию среди этой семерки занимает Китай. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) КНР в Казахстане стали быстро расти в последние 10 лет, если за 1993–1998 годы суммарный объем ПИИ Китая в Казахстане составлял 411,7 млн. долларов, то в 2005 г. он уже равнялся 216,5 млн. долларов. Всего за последние 10 лет прямые китайские инвестиции в экономику Казахстана составили 13186,6 млн. долл., что вывело Китай на первое место среди стран Экономического пояса Нового Шелкового пути. По объему китайских ПИИ Казахстан находится на третьем месте в мире после Австралии и США. Китайские инвестиции имеют одностороннюю направленность, что характерно и для иностранных инвестиций других стран в РК. Они, как правило, сосредоточены в нефтегазовой отрасли. По данным Евразийского банка развития, большая часть (97,3%) из вложенных КНР в Казахстан инвестиций была сконцентрирована на добыче нефти и газа, а также строительстве магистральных трубопроводов (более 25% казахстанской нефти добываются китайскими компаниями). Из общего объема ПИИ 21,2 млрд. долл. (90%) вложены в ТЭК и трубопроводы, в том числе 17,2 млрд. долл. – в добычу и переработку энергоресурсов и около 4 млрд. долл. – в транспортировку нефти и газа. Для сравнения, уставные капиталы двух китайских банков в Казахстане (Industrial & Commercial Bank of China и Bank of China) на конец 2014 года не превышали 58 млн. и 36 млн. долл. соответственно [4].

Основным китайским инвестором в Казахстане является крупнейшая китайская нефтегазовая компания China National Petroleum Corporation (CNPC). Реализуется программа переноса ряда производственных мощностей не сырьевого сектора Китая на территорию Казахстана. В настоящее время в Казахстане уже действует более 2 600 китайских предприятий. Развивается инвестиционное сотрудничество Казахстана и Китая в сфере АПК. В 2015 году началась реализация проекта «Казахстанско-Китайский сельскохозяйственный научный и производственный парк Шелкового пути». В рамках, которого предусматривается создание научных и производственных зон по производству современных инновационных экологически чистых продуктов растениеводства и животноводства. Первый этап проекта рассчитан на три года, общий объем инвестиций составит около 900 млн. долларов [5].

В декабре 2015 года главы двух государств достигли соглашения и представили инициативу о сопряжении совместного построения ЭПШП и реализации новой экономической политики Казахстана «Нурлы Жол» («Светлый путь»). Определены 4 приоритетных направления стратегической стыковки ЭПШП и «Нурлы жол»: развитие двусторонней торговли, ускоренное расширение и модернизация инфраструктуры, развитие сотрудничества в сфере производственной деятельности и углубление взаимодействия в финансовой сфере.

В докладе ЮНКТАД о мировых инвестициях отмечается, что ожидается дальнейшее увеличение региональных потоков инвестиций, вкладываемых в инфраструктуру, чему способствует политика, направленная на улучшение транспортных связей, включая, например, стратегию Китая «Один пояс – один путь» [3],

Относительно третьего индикатора интеграции миграции населения следует отметить, что по состоянию на 1 июля 2016 года по разрешениям местных исполнительных органов на территории Республики Казахстан осуществляли трудовую деятельность 29 458 иностранных граждан. Причем чуть более половины из них 52,7% (11 713 чел.)китайские специалисты, на втором месте турецкие трудовые мигранты – 11,2% (3 302 чел.), на третьем месте трудовые мигранты из Узбекистана – 10,3% (3 012 чел.), на четвертом – специалисты из Великобритании – 5% (1 490 чел.) и на пятом трудовые мигранты из Индия – 1 274 чел. или 4,3%.

По экономическим видам деятельности больше всего трудовых мигрантов занято в строительстве

  • 15 537 чел. или 57,4%; в предоставлении прочих видов услуг – 3 701 чел. или 11,2%; горнодобывающей промышленности и разработке карьеров – 2 110 чел. или 7,1%; обрабатывающей промышленности
  • 1 593 чел. или 5,4%; сельском, лесном и рыбном хозяйстве – 1 513 чел. или 5,1%.

По категориям привлеченные мигранты распределялись следующим образом: 45,5% – специалисты; 23,5% – квалифицированные рабочие; 6,3% привлеченные на сезонные работы; 18,9% – руководители структурных подразделений; руководители и их заместители – 5,8% [6].

Численность привлеченных мигрантов не является значительной для казахстанской экономики. Приведенные данные показывают, что по численности превалируют трудовые мигранты из Китая. Очевидно, что с дальнейшим развитием казахстанско-китайского сотрудничества численность китайских специалистов в китайских или совместных китайско-казахстанских организациях будет, скорее всего, расти, но т.к. государственные органы регулируют численность мигрантов через предоставление квот, то этот процесс легко регулируем. Если говорить о китайских эмигрантах, то это в основном этнические мигранты, которые возвращаются на свою историческую родину.

 

Список литературы 

  1. Объем промышленного производства в Китае, г/г (IndustrialProductiony/y) [Электрон. ресурс]// МФД-ИнфоЦентр. – 2016. – URL: http://mfd.ru/calendar/details/?id=187 (дата обращения: 10.01.2016)
  2. ЮНКТАД, база данных по ПИИ / многонациональным предприятиям [Электрон. ресурс]. – 2016. – URL: www.unctad.org/fdistatistics (дата обращения: 01.2016)
  3. World investment report 2015. Reforming international investment governance. United Nations conference on trade and development [Electronic source]. – 2015. – URL: http://unctad.org/en/Publi- cationsLibrary/wir2015_overview_en.pdf (дата обращения: 16.04.2016)
  4. Лисоволик Я., Винокуров Е. Китай предпочитает Казахстан // Ведомости [Электрон. ресурс]. – 2016. – 14 января. – URL: http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/01/15/624086-kitai-predpochitaet- kazahstan (дата обращения: 06.2016)
  5. Торгово-экономические отношения Китайской Народной Республики с государствами Центральной Азии – участниками СН (информационно-аналитическая справка). – Исполнительный комитет СНГ Москва,
  6. Официальный сайт Министерства здравоохранения и социального развития Республики Казахстан [Электрон. ресурс]. – URL: https://www.mzsr.gov.kz/taxonomy/term/7845 (дата обращения: 16.06.2016)
  7. Kyoji Fukao, Hikari Ishido, Keiko Ito Vertical intra-industry trade and foreign direct investment in East Asia // J. Japanese Int. Economies. – 2003. – № 17. – pp. 468-506.
  8. Ehteshami Globalization and Geopolitics in the Middle East: Old Games, New Rules. – New York: Routledge, 2007. – 258 pp.
  9. Clarke M. China’s Integration of Xinjiang with Central Asia: Securing a «Silk Road» to Great Power Status? // China and Eurasia Forum Quarterly. – 2008. – № 6 (2). – p. 89-111.
  10. Philippe De Lombaerde, Pietrangeli , Weeratunge Ch. Systems of Indicators for Monitoring Regional Integration Processes: Where Do We Stand? United Nations University – Comparative Regional Integration Studies (UNU-CRIS). – 2006. – URL: http://www.cris.unu.edu (дата обращения: 18.07.2016)
  11. Porojan A. Trade flows and spatial effects: the gravity model revisited University of Derby. – 2000.
  12. URL: http://www.eaces.eu/met-network/papers/aporojan.pdf (дата обращения: 06.2016)
  13. James E. Rauch Networks versus markets in international trade // Journal of International – 1999. – № 48. – pp. 7-35.
  14. Branstetter Lee G., Feenstra Robert C. Trade and foreign direct investment in China: a political economy approach // Journal of International Economics. – 2002. – № 58. – pp. 335-358.
  15. Alan Lee Boyer Recreating the Silk Road: The Challenge of Overcoming Transaction Costs // China and Eurasia Forum Quarterly. – 2006. – № 4 (4). – p. 71-96.
  16. Seyed Morteza Safavi The Main Barriers to Export from The Free Trade Zones (Case Study of I.R.IRAN) // Asian Social Science. – 2015. – № 11 (24).
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика