Прогнозирование миграционных процессов на базе моделирования

Цель исследования – диагностика современных тенденций миграционных процессов и разработка основных приоритетов трудовой миграции на перспективный период в Кыргызской Республике.

Методология – для решения этих задач применено математическое моделирование на основе эконометрических методов, базирующихся на результатах социологических исследований и опросов.

Оригинальность / ценность – разработаны рекомендации, которые могут быть использованы в процессе управления миграционным движением, в организации подготовки и устройства мигрантов как в Кыргызстане, так и за его пределами. Экономическая значимость полученных результатов заключается в возможности их использования при определении выгоды или потерь от миграции населения в регионах и республике в целом, в частности, такие расчеты возможны для определения территориальных расходов в части, касающейся доходов населения, а также при преодолении возможных потерь для конкретной территории в результате миграционного движения.

Выводы – в результате исследования выявлены резервы совершенствования миграционного движения населения и определены основные приоритеты трудовой миграции на перспективный период.

Миграция представляет собой сложное явление, включающее социальные, экономические, политические и демографические процессы. Миграция затрагивает также межэтнические и межнациональные отношения, деление людей по признаку богатства, местожительства, религиозной принадлежности и др.

С обретением суверенитета в Кыргызстане происходят коренные изменения в его социально-экономическом, политическом развитии. Миграция населения приобрела новые масштабы и характеристики. Безусловно, миграционное движение существовало и раньше, но его содержание и значение существенно изменились после распада СССР. В Кыргызстане такие изменения были значительными, что потребовало их изучения в различных отраслях науки. В частности, для экономической науки представляли особый интерес масштабы и экономические последствия миграционного движения.

Кыргызстан оказался страной, вовлеченной в активный миграционный процесс. За пределами Кыргызской Республики, по нашим оценкам, осуществляют временную трудовую деятельность более полумиллиона кыргызстанцев. Есть все основания полагать, что внешняя трудовая миграция затронула практически каждую вторую семью. Положительный эффект для Кыргызстана от внешней трудовой миграции заключается в том, что она, «разгружая» национальный рынок труда более чем наполовину, снижает безработицу и позволяет сотням тысяч граждан содержать свои семьи, а также обеспечивает в некоторой степени социальную стабильность в обществе. Кроме того, трудовая миграция в республике характеризуется значительными финансовыми поступлениями денежных переводов трудящихся-мигрантов. Поступающие от трудовых мигрантов многомиллионные валютные средства представляют собой огромный инвестиционный потенциал нашей страны.

Однако при этом подавляющая часть трудящихся-мигрантов трудоустраивается за рубежом самостоятельно или через неофициальные каналы. Данное обстоятельство предопределяет стихийный и во многом бесконтрольный характер трудовой миграции. В данном случае ключевая проблема трудовой миграции заключается в том, что меньшую часть можно отнести к регулируемой миграции, остальные – это так называемая нерегулируемая миграция, которая, как правило, ориентирована на теневой рынок. Очевидно, что неорганизованное и неконтролируемое со стороны государственных органов самостоятельное трудоустройство граждан за рубежом в большинстве случаев приводит к серьёзным негативным последствиям, нарушениям прав трудового мигранта, при этом значительно повышаются риски стать жертвами торговли людьми с целью трудовой эксплуатации.

Как показывает мировой опыт, нельзя пускать миграционные процессы на самотек, так как они в ряде стран, в том числе в Кыргызской Республике приобретают массовый характер. Это означает, что миграционные процессы имеют свой предмет и объекты, а также закономерности.

По-видимому, в качестве предмета исследования миграционных процессов следует рассматривать сами процессы, начиная от возникновения мотивов к переселению, заканчивая расселением мигрантов в новых местностях, что касается объектов, то они, по сути, есть те местности, откуда происходит перемещение людей, а также сами люди, перемещающиеся из одной местности в другую. 

В известной мере сущность и содержание миграционных процессов вытекают из законов природы, согласно которым процессы имеют цикличность амплитуды колебаний в ту или иную сторону и, естественно, объемы и направления протекания явлений. В этой связи можно обозначить и область управления миграционными процессами так же, как можно управлять отдельными природными явлениями. Миграция населения – это достоверный источник благополучности территориальных единиц страны, и поэтому очень важно анализировать ее направление и динамику [1]. В настоящее время миграцию изучают такие науки, как география, социология, экономика, демография, статистика, право и многие другие. Здесь, в частности, миграцию можно рассматривать как социально-экономический процесс, с точки зрения ее связей с рынком труда, уровнем жизни населения и иными социально-экономическими показателями.

Следует, прежде всего, различать внутреннюю и внешнюю миграцию, поскольку данная классификация связана с таким понятием, как пересечение границы, в том числе территориально-административной границы внутри страны.

В свою очередь перемещение населения из одной страны в другую всегда сопровождается соблюдением ряда формальных и неформальных процедур типа получения визового режима, гражданства, вида на жительство и т.д., которые зачастую отражают не суть и цель миграционного движения, а скорее, необходимость соблюдения международных правил и норм. Что касается внутренней миграции, то она не требует выполнения вышеназванных процедур, но, по сути, имеет цель поиска лучших жизненных условий. В этой связи внутренняя и внешняя миграция схожи в фундаментальных вопросах. Иными словами, население мигрирует в поисках лучшей жизни, а последняя связана с потреблением. Более разумное потребление создает и рациональную производственную деятельность. В более широком смысле миграционный процесс следует связывать с уровнем жизни населения.

 Мотивация миграции по причине улучшения жизненных условий            

Рисунок 1 – Мотивация миграции по причине улучшения жизненных условий 

Если рассмотреть какую-то точку как предел терпения, за которым начинается миграционное движение в поисках лучшей жизни, то графически это можно изобразить следующим образом (рисунок 1). Как видно, обозначенный штрихом квадрат АБВО можно рассматривать как некий минимальный уровень жизненных условий, при которых особо необходима миграция, за исключением случаев, когда миграция совершается в связи со вступлением в брак, по состоянию здоровья, по вынужденным обстоятельствам и т.д., как только наступает дальнейшее ухудшение уровня жизни по той или иной причине, люди вынуждены перемещаться из одной местности в другую (точка В). На данном графике также видно, что миграционный процесс зависит от уровня богатства населения. Более богатые люди в меньшей степени подвержены миграции и, наоборот, с уменьшением богатства увеличивается миграционный поток, как показывает кривая миграции населения на рисунке 1. В то же время, начиная с точки В, постепенно повышается так называемый желаемый уровень жизни мигрантов. Однако это лишь желание, ради достижения которого люди мигрируют из одной местности в другую. Фактический уровень жизни мигрантов может быть выше или ниже, чем на указанной кривой. Все зависит от конкретных обстоятельств и многих других факторов, но очевидно то, что решение о миграции всегда исходит из лучших побуждений, то есть в целях достижения желаемого уровня жизни.

Особенностью миграционных процессов постсоветского периода, в том числе в Кыргызстане, является так называемая миграция с возвращением определенной части мигрантов на прежнее местожительство. В этой связи можно отметить роль миграции в формировании территориальных финансовых ресурсов в виде инвестиций, которые носят сугубо частный и индивидуальный характер. В свою очередь эти инвестиции направлены на содержание членов семьи, оставшихся на исторической родине, улучшение их жизненно-бытовых условий, в том числе строительство индивидуальных домов, покупка скота, транспортных средств и прочие инвестиции, направляемые мигрантами, относятся к средствам населения, которые из года в год увеличиваются.

По оценкам Всемирного банка (ВБ), денежные переводы, посылаемые из развивающихся стран по официальным каналам, в отдельные годы превышали 130 млрд. долл. США. Довольно внушительные денежные переводы наблюдаются в последние годы и в Кыргызстане. По некоторым данным, сумма денежных переводов составляет около 1-2 млрд. долл. США. Эта сумма почти равняется годовому бюджету республики. Денежные переводы, оседая у населения, способствуют развитию той или иной территории и по своему назначению относятся к прямым для жителей, которые составляют главную производительную силу. С другой стороны, несмотря на слабую связь денежных вливаний мигрантов с государственным устройством, тем не менее они играют существенную роль в социально-экономическом развитии, так как суть любого развития в конечном итоге сводится к повышению благосостояния людей.

Нам представляется, что не меньшую пользу от мигрантов получают страны, которые пользуются их услугами, ведь исторически сложилось так, что мигранты выполняют самую тяжелую и не престижную работу (сварщики, посудомойщицы, дворники, грузчики, подсобные рабочие, уборщики территорий и др.). Надо полагать, что перечисленные выше работы необходимы, выполнение их общественно полезно и вносит определенный вклад в развитие той или иной страны.

Особенностью миграции населения в Кыргызстане из сельской местности в города является, как показало наше исследование, не привлекательность городского образа жизни, а выталкивание населения из сельской местности. В постсоветский период наблюдался незначительный рост городского населения, а в отдельные годы, наоборот, сельского населения. Такое соотношение в свою очередь объясняется не высоким уровнем урбанизации из-за отсутствия в городах вакантных рабочих мест для переселенцев из села, а опережающим ростом сельского населения по сравнению с городским.

Сказанное выше означает слабую применяемость международных тенденций народонаселения в условиях Кыргызстана, когда урбанизация должна была происходить более заметно.

Процесс миграции связан не только с урбанизацией, но и в основном с избыточностью трудовых ресурсов отдельных регионов страны. В постсоветский период избыток трудовых ресурсов в большей степени наблюдался в сельской местности. Отсюда интенсивность миграционных движений постепенно приближалась к городскому населению. Диагностика миграционного движения как городского, так и сельского населения показала, что базовой характеристикой миграции является расселение людей по местностям, численность по полу и возрасту и др. При этом миграционное движение в нашей стране, как и в других бывших союзных республиках, подчинялось общим тенденциям, в частности, основными причинами миграции явились высокий уровень безработицы, избыток трудовых ресурсов среди экономически активного населения, непрозрачность перспективы социально-экономического развития территорий и др. Особенно это касается внешней миграции, которая сопровождалась даже тем, что коренное население, ранее отличившееся малоподвижностью или слабой территориальной мобильностью, за годы суверенитета проявило завидную активность в перемещениях. По различным неофициальным данным, только в России находится около 500-800 тыс. человек в трудоспособном возрасте, а в Казахстане – около 150-200 тыс. граждан. Побудительными мотивами при этом явились наличие рабочих мест, в основном в таких отраслях, как строительство, торговля и услуги, и сравнительно высокий уровень оплаты труда. Например, за период с 2000 по 2011 г. из республики выехали 378,8 тыс. человек, иммигранты составили 49,8 тыс., или отрицательное сальдо – 329,0 тыс. человек (таблица 1). Миграция формирует демографическую структуру населения страны, определяет состояние региональных и локальных рынков труда, поэтому для успешного проведения социально-экономической политики необходимо уметь прогнозировать величину и направление миграционных потоков. Определение факторов миграции, а также оценивание ее последствий не представляется возможным без построения соответствующих моделей. 

Таблица 1 – Показатели внешней и внутренней миграции населения Кыргызской Республики (тыс. человек)

 

Год

Иммигранты

Эмигранты

Сальдо миграции (+, -)

2000

5,4

27,9

-22,5

2001

5,0

31,6

-26,6

2003

4,4

21,1

-16,7

2004

3,3

22,6

-19,3

2005

3,7

30,7

-27,0

2006

3,4

34,4

-31,0

2007

3,9

54,6

-50,6

2008

3,5

41,3

-37,7

2009

3,6

35,6

-32,0

2010

3,8

33,3

-29,5

2012

6,3

45,7

-39,4

Примечание – составлено авторами на основе источника [8]

На данный момент времени существует не так много работ, посвященных моделированию внутренней миграции в Кыргызской Республике. Но, и в российских работах большинство исследований тоже носит описательный, качественный характер. Поэтому, имеется острая необходимость в количественных измерениях связи между внутренней миграцией и экономикой страны. Одна из самых обстоятельных работ в данной области (Андриенко, Гуриев, 2004) посвящена анализу межрегиональной миграции в 90-х годах. Работ по моделированию миграции в Кыргызстане на менее агрегированных данных практически не существует. Но мигранты едут не в тот или иной регион, а прежде всего – в город, поселок, сельское поселение. Для людей важны, например, условия трудоустройства не только в регионе, но и на конкретном локальном рынке труда. На уровне регионов областного уровня не обязательно формируется локальный рынок труда, тогда как в отдельном городе такое возможно. Поэтому, можно провести анализ миграционных потоков и выявить факторы миграции не только на уровне регионов, но и на уровне муниципальных образований и городов. Для этого требуется разработка и оценивание моделей с учетом имеющейся в Кыргызстане статистической информации. Миграция населения способна влиять на межрегиональную дифференциацию по показателям рынка труда и среднедушевых доходов. В 2000-х годах в Кыргызстане стали наблюдаться процессы конвергенции по среднедушевым доходам и заработным платам. Поэтому, интересно с точки зрения науки, определить роль внутренней миграции населения в сложившейся ситуации и изучить влияние миграционных потоков на заработную плату, среднедушевые доходы и уровень безработицы в регионах.

Наиболее распространенные модели миграции основаны на гравитационных моделях взаимодействия, которые впервые были предложены и применены в работах (Stewart J., Zipf G.). Суть этих моделей заключается в том, что сила притяжения между регионами измеряется миграционным потоком между ними, который прямо пропорционален численности населения в регионах выбытия и прибытия и обратно пропорционален квадрату расстояния между ними. В дальнейшем эти модели развивались и помимо базовых факторов стали включать различные социально-экономические, демографические, политические и иные факторы, характеризующие как регион прибытия, так и региона выбытия (Aitkin M., Etzo I., Firdmuc J., Flowerden R., Greenwood M., Heleniak T., Lee E., Lowry I. и др.). Такие модели получили название расширенных гравитационных моделей или моделей факторов притяжения и отталкивания. Со временем эмпирические спецификации гравитационных моделей были выведены из теоретической модели новой экономической географии (Crozet M.). В качестве альтернативы гравитационных моделей выступают модели промежуточных возможностей (Stouffer S.). В развитии теории миграции следует отметить модель сельско-городской миграции ХаррисаТодаро (Harris, Todaro), которая затем активно развивалась в работах (Bonasia, Ghatak, Mulhern, Watson, Napolitano, и др.). Отдельный класс работ по моделированию миграции посвящен проблемам ловушек бедности мигрантов, как одному из важнейших барьеров миграции (Abramitzky R., Banerjee B., Golgher A., McKenzie D., Rapoport H. и др.).

Можно исследовать демографическую задачу о нестационарном распределении населения по возрастам и социальным стратам с учетом миграционных потоков. Строится модель, позволяющая на кинетическом уровне описания включить в рассмотрение, как механическое движение населения, так и переходы между социальными группами. В качестве примера рассматриваются некоторые модели ассимиляции мигрантов среди основного населения (а также процесса возможного исчезновения основного населения). Подчеркнем, что нашей задачей было построение формальной математической модели демографических процессов, охватывающей максимально широкий круг вопросов и основывающейся на детальном знании структуры популяции. Аппарат кинетических уравнений представляется наиболее адекватным поставленной задаче. Расчеты, приводимые в нашей работе, основываются на реальных данных, относящихся к современному демографическому состоянию, и иллюстрируют применимость тех или иных моделей для прогнозов развития демографической ситуации в Кыргызстане. Отметим, что тенденциям и особенностям миграционной ситуации в разных странах посвящено большое число исследований, относящихся к различным сторонам жизни населения [2,5]. Пусть имеется несколько политико-географических областей (городов, регионов, соответствующего индивида от женщины возраста x . Величина N в квадратных скобках обозначает возможную функциональную зависимость этих вероятностей от численности и, может быть, ряда других интегральных характеристик общества. Тогда уравнение баланса для плотности распределения NM,W описывается системой: 

Систему (2) можно проанализировать применительно к демографической ситуации, сложившейся в Кыргызстане к определенному году. Без учета миграционных процессов можно получить точное аналитическое решение нестационарной демографической задачи (2) для стабильного населения [4], а также ввести нелинейную модель рождаемости, на основе которой будет сделано прогноз динамики численности населения Кыргызской Республики и распределения его возрастного состава. Отметим, что впервые интегральное уравнение воспроизводства было введено Лоткой и Дублином в работе [6], однако оно не рассматривалось в контексте эволюционного кинетического уравнения для плотностей распределения населения по возрастам и иным признакам.

 

Систему (3) полезно проанализировать с точки зрения желаемого результата в эмиграционной политике: какой источник pM,W(x, t) требуется сформировать для достижения того или иного распределения населения по возрасту и полу.

Задача эволюции численностей двух видов, занимающих свои социальные ниши (т.е. не конкурирующих друг с другом), сводится к решению двух независимых систем: 

В частности, взяв за основу демографическое состояние Кыргызстана в определенном году, из (9) можно вычислить α.

Анализ внутренней миграции, на наш взгляд, целесообразно начать с расселения людей по регионам страны согласно официальному территориально-административному делению. Последняя перепись населения проводилась в 2009 г., поэтому данные последней переписи дадут базовые характеристики о распределении жителей Кыргызстана по девяти административным делениям (семь областей и два столичных города – Бишкек и Ош).

Ретроспективную оценку результатов внутренней миграции позволяют сделать данные о месте рождения жителей отдельных регионов Кыргызстана. В таблице 2 приведены данные о распределении уроженцев республики по регионам рождения и регионам проживания на дату переписи. 

Таблица 2 – Уроженцы Кыргызстана по месту проживания в начале 2009г.

Уроженцы территорий

Наименование региона

Кыргызстан

Баткенская

ДжалалАбад

ИссыкКуль

Нарынская

Ошская

Таласская

Чуйская

Бишкек

Ош

Кыргызстан

5126,6

413,4

990,5

429,8

257,4

1089,7

223,2

714,1

759,2

249,3

Баткенская

445,0

401,4

1,1

0,3

0,1

2,4

0,1

12,5

21,6

5,4

ДжалалАбадская

1063,2

1,0

971,1

1,3

0,9

5,0

1,4

22,8

49,3

10,5

ИссыкКульская

496,7

0,2

1,0

399,7

3,5

0,4

0,9

24,8

65,6

0,6

Нарынская

379,7

0,2

1,1

12,7

247,8

0,3

0,8

39,5

77,2

0,4

Ошская

1170,9

8,6

8,8

0,6

0,1

1059,8

0,3

15,5

25,3

51,8

Таласская

267,9

0,1

0,6

1,0

0,4

0,2

216,3

11,3

37,8

0,3

Чуйская

592,7

0,2

0,9

6,4

2,1

0,3

1,4

518,6

62,5

0,5

Бишкек

459,5

0,7

2,4

6,8

2,3

0,9

1,7

52,6

390,5

1,8

Ош

250,8

1,1

3,5

1,1

0,2

20,4

0,4

16,5

29,5

178,1

Примечание – составлено авторами на основе источника [8]

Примечание – заливкой выделены уроженцы областей, на дату переписи 2009 г. проживавшие в регионе своего рождения.

Видно, что среди 759,2 тыс. уроженцев Кыргызстана, проживающих в г. Бишкеке, уроженцами Бишкека являлись только 390,5 тыс. человек, остальные родились в других регионах страны и в Бишкеке не являлись местными уроженцами.

Схематично перераспределение населения между регионами страны показано на рисунок 2. Для каждого региона данные выше нулевой отметки означают «сальдо» между числом местных уроженцев, проживающих в другом регионе страны, и числом уроженцев соответствующего региона страны, проживавших в данном регионе на дату переписи. Понятно, что здесь не учтены те уроженцы регионов Кыргызстана, которые проживают в других странах, а также те, кто, уехав из родного региона, не дожил до даты переписи. Поэтому картина условная, но в целом отражающая направления перераспределения населения в пределах страны за длительный период времени (рисунок 2).

 Перераспределение населения между регионами Кыргызстана по данным переписи 2009 г. о месте рождения, тыс. человек

Рисунок 2 – Перераспределение населения между регионами Кыргызстана по данным переписи 2009 г. о месте рождения, тыс. человек [8] 

Наиболее активно во внутренней миграции участвует население г. Бишкека и Чуйской области: на столицу и небольшую по размерам пристоличную область, в которых проживает 31% населения страны, приходится 40% выбытий и 61% прибытий во внутристрановой миграции (табл. 3).

Данные таблицы 3 показывают, что среди всех регионов КР в межобластной миграции два региона – Чуйская область и г. Бишкек притягивают население из всех остальных регионов Кыргызстана.

По данным текущего учета, за счет внутренней миграции население Бишкека увеличилось на 34 тыс., Чуйской области – на 48,4 тыс. человек. Остальные регионы страны теряли население (табл. 4). Помимо прочего, миграционная привлекательность столицы и Чуйской области объясняется интенсивным оттоком русскоязычного населения в 1990-е гг. в другие страны, так что внутренняя миграция замещала освободившиеся ниши (табл. 4).

Начиная с 2010 г. внутренняя миграция претерпела некоторые изменения, связанные с современными тенденциями народонаселения. В частности, наше исследование показало, что привлекательность г. Бишкека и Чуйской области для внутренней миграции не потеряла своего значения, наоборот, несколько усилилась. Во-первых, по прежнему эти два региона по сравнению с другими обладают рядом конкурентных преимуществ: 1) развитая инфраструктура (дороги, транспорт, коммуникации, информационные обеспечения); 2) большие возможности найти работу; 3) выгодное географическое месторасположение – соседство с Казахстаном, население которого исторически связано с Кыргызской Республикой. Кроме этого, в постсоветский период именно в эти два региона привлекалось инвестиционных ресурсов неизмеримо больше, чем в другие, то есть вплоть до 2005 г. свыше 70% всех инвестиций. 

Для выявления тенденций миграционного движения мы использовали метод анкетирования и деловой игры для определения влияния того или иного фактора на поведение мигрантов. Игра проводилась под условным названием «БИМ» (бизнес-интерес мигрантов), выбор которого не случаен. Под бизнесом в основном подразумевается дело, которое приносит прибыль. В переводе с английского бизнес означает «быть занятым»

Таблица 3 – Межобластная миграция населения с 2008 по 2012 г. (тыс. человек)

Регион

2008

2009

2010

2011

2012

приб.

убыв.

приб.

Убыв.

приб.

убыв.

приб.

убыв.

приб.

убыв.

Кыргызская Республика – всего

 

24220

 

24709

 

23363

 

23754

 

24370

 

26354

 

25373

 

27110

 

23882

 

26287

Баткенская обл.

769

1539

809

1527

763

1482

650

1555

704

1779

Джалал-Абадская обл.

929

2344

1041

2396

1092

2823

1066

2787

948

2754

Иссык-Кульская обл.

1578

3313

1608

3134

1708

3471

1404

3189

1340

3107

Нарынская обл.

1230

3596

1405

3503

1666

3700

1657

3590

1513

3481

Ошская обл.

1375

2412

1403

2495

1307

3206

1533

4133

1532

3732

Таласская обл.

496

1689

540

1433

582

1636

541

1755

514

1658

Чуйская обл.

8416

3739

7152

3559

6773

3964

7142

3922

7133

3835

г. Бишкек

8649

3815

8601

3741

9469

4045

9776

3991

8338

3690

г. Ош

778

2262

804

1966

1010

2027

1604

2188

1860

2251

Примечание – составлено авторами на основе источника [8]

Таблица 4 – Миграционный прирост (убыль) населения регионов Кыргызстана во внутренней миграции за период 2008-2012 гг. (тыс. человек)

Регион

2008

2009

2010

2011

2012

Кыргызская Республика – всего

489

391

-1984

-1737

-2405

Баткенская обл.

-770

718

-719

-905

-1075

Джалал-Абадская обл.

-1415

1355

-1731

-1721

-1806

Иссык-Кульская обл.

1735

1526

-1763

-1785

-1767

Нарынская обл.

2366

2098

-2034

-1933

-1968

Ошская обл.

1037

1092

-1899

-2600

-2200

Таласская обл.

1193

893

-1054

-1214

-1144

Чуйская обл.

4677

3595

2809

3220

3298

г. Бишкек

4834

4860

5424

5785

4648

г. Ош

1484

1162

-1017

-584

-391

Примечание – составлено авторами на основе источника [8]

Мигрант, решивший переехать в другую местность, прежде всего, думает о том, каким делом он будет заниматься: работать, учиться или организует свой бизнес. Он преследует какие-то цели, и в игре имитируется зависимость масштабов миграции от определенных характеристик человека, решившего переехать. При анкетировании и опросе было предусмотрено семь таких показателей: уровень образования; возраст; материальное благосостояние; уровень квалификации; уровень заработной платы; местожительство; цель миграции. В качестве игроков было выбрано 200 респондентов из Кара-Кульжинского района Ошской области и г. Оша, причем 100 женщин и 100 мужчин, 100 из сельской местности и 100 городских жителей. Правила игры определили состав контролируемых показателей, взаимоотношение участников игры с миграцией, траекторию результатов опроса и т.д., то есть модель системы БИМ. Ясно, что в эту модель была отобрана лишь небольшая часть параметров, характеризующих поведение реальных мигрантов. Результаты игры были оформлены в виде графика вышеназванных параметров семьи и отражены траекторией их взаимосвязи с миграционным движением (рисунок 3).

 Влияние возраста на характер миграции 

Рисунок 3 – Влияние возраста на характер миграции 

На рисунке 3 видно, как на параметры миграции влияет возраст. Миграция, согласно опросу, начинается с 15 лет, и количество мигрантов по мере взросления достигает апогея к возрасту 25-35 лет, затем она потихоньку убывает и в возрасте 65-70 лет уезжают исключительно по необходимости: на историческую родину или переезд в связи с наследственными делами, вступлением в брак и т.п. Получается своеобразный график, когда намерение мигрировать зависит от уровня квалификации мигрантов (рис. 4). Данный график свидетельствует, что предложение или желание мигрировать возрастает в обратной пропорциональности от уровня квалификации в любой сфере деятельности. В частности, среди наших респондентов встречались и водители разных классов, и механизаторы, и разнорабочие, и лица, не имеющие никакой квалификации, а также лица высокой квалификации.

Из рис. 5 видно, что среди мигрантов нет людей, имеющих ученую степень доктора и кандидата наук. Основную долю мигрирующих составляют люди со средним и среднеспециальным образованием, а также незначительную долю – с высшим образованием. На вопрос о знании русского или какого-либо иностранного языка, ответ был следующий: русским языком свободно владеют из числа городского населения 70% респондентов, а иностранным языком – четыре человека. На такой же вопрос респонденты из сельской местности ответили следующим образом: 24% владеют русским языком и один – иностранным, остальные читают и переводят на русский язык со словарем. Вместе с тем есть желающие уехать в страны дальнего зарубежья после того, как ими будет освоен сначала язык, при этом чаще всего называется английский, немецкий, арабский, корейский, турецкий языки. Наше исследование включало также определение числа мигрантов в зависимости от уровня богатства в пределах условной суммы от 20 тыс. сомов до 500 тыс. сомов.

Уровень предложения в зависимости от уровня квалификации

Рисунок 4 – Уровень предложения в зависимости от уровня квалификации

Определенный интерес в игре вызвал характер миграции по уровню образования (рисунок 5). 

Распределение мигрантов по уровню образования 

Рисунок 5 – Распределение мигрантов по уровню образования 

Мы включили данный показатель в расчете на то, сможет ли мигрант оплатить расходы на переезд до места назначения, проживание там в течение месяца, а также расходы, связанные с подготовкой к отъезду (обучение на специальных курсах, если есть таковые, оформление документов и др.). В условия материального благосостояния мы включили также наличие у мигранта недвижимости, сбережений, драгоценностей и других предметов и получили следующий график (рисунок 6).

 Зависимость уровня миграции от уровня богатства

Рисунок 6 – Зависимость уровня миграции от уровня богатства

Вышеприведенный рисунок свидетельствует, что мигранты в основном небогатые люди, у некоторых из них имеется недвижимость, транспортные средства, драгоценности, но их количество незначительное. Большинство же находит средства на проезд, временное проживание в странах пребывания, а также на подготовку документов. Игра показала также, что часть мигрантов, в основном из бедной категории людей, не поднимается до уровня среднего богатства, а попадает в банкротство, а еще хуже – в категорию вынужденной депортации. Среди этой категории людей чаще встречаются нарушители общественного порядка и законов стран пребывания, в результате чего некоторые попадают в тюремное заключение. Вместе с тем наше исследование показало, что подавляющая часть мигрантов поправляют свое материальное положение и оказывает помощь родителям, семье, детям в виде перевода денежных средств. Довольно часто мигранты получают гражданство, в странах пребывания обзаводятся семьей и ведут полнокровную жизнедеятельность: строят индивидуальные дома, приобретают благоустроенные квартиры, автомобили, мебель и другие ценности.

В ходе исследования мы обнаружили зависимость уровня миграции от занятости (рисунок 7).

 Зависимость уровня миграции от степени занятости

Рисунок 7 – Зависимость уровня миграции от степени занятости

Как показывает рисунок 7, среди мигрантов наибольшее количество составляют окончившие среднюю школу или средне специальное заведение, а также вузы и cсузы, затем следуют безработные и незначительное число мигрантов составляют занятые. Если окончившие среднюю школу, ссузы и вузы мигрируют из-за отсутствия работы, то частично занятые или полностью занятые идут на это, по-видимому, из-за недовольства своим положением на работе, а также уровнем заработной платы. Наше исследование показало вполне законное желание мигрировать среди безработных, ведь средства существования нужны в равной мере как работающим, так и безработным, поэтому миграция оправдана, если она нацелена на поиск средств существования.

И так основными приоритетами миграционной политики, в особенности в отношении трудовой миграции, является комплексное решение проблем трудовой миграции, налаживание сотрудничества по обмену трудовыми ресурсами и выработка совместных решений со странами, привлекающими трудовые ресурсы из Кыргызстана. Приоритетом является также преодоление стихийности и обеспечение легального и цивилизованного трудоустройства граждан, защиты прав мигрантов и членов их семей.

Важнейшим вектором совершенствования миграционного движения является улучшение социально-экономических условий мигрантов. В этой связи целесообразно внедрение механизма организованного трудоустройства граждан Кыргызской Республики. Следует также в условиях избытка неквалифицированной рабочей силы в принимающих странах и растущей конкуренции на международных рынках труда отдавать предпочтение гражданам государств, имеющим более высокую квалификацию и степень профессиональной подготовки. В подобной ситуации в Кыргызстане должны быть созданы адекватные условия для цивилизованного вхождения в международный рынок труда, за счёт повышения уровня профессиональной подготовки лиц, трудоустраиваемых как внутри республики, так и за её пределами. Это одновременно означает улучшение социально-экономических аспектов миграционных процессов.

Таким образом, вышеперечисленными проблемами обоснована необходимость исследования современного миграционного движения в Кыргызстане на базе математического моделирования в целях его совершенствования.

 

Список литературы 

  1. Денисенко М. Б., Ионцев В. А., Хорев Б. С. Миграциология. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 53 c.
  2. Вакуленко Е. С. Моделирование миграционных потоков на уровне регионов, городов и муниципальных образований: автореферат дисс. канд. эконом. наук: 08.00.13. – М.,
  3. Макыев А. Т. Проблемы развития современных миграционных процессов: автореферат дисс. канд. эконом. наук: 08.00.05. – Ош,
  4. Галахов М. А., Орлов Ю. Н., Суслин В. М. Математические модели жизнеустройства. Демография. Препринт ИПМ им. М.В. Келдыша РАН. – 2000. – №
  5. Ионцев В. А. Международная миграция населения: теория и история изучения. – М.: Диалог МГУ,
  6. Lotka A. , Dublin L. I. On the true rate of natural increase // Journal of American Statistical Association. – 1925. – № 20 (150).
  7. Вольтерра В. Математическая теория борьбы за существование. – М.: Мир,
  8. Официальный сайт Национальный статистический комитет Кыргызской Республики [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.stat.kg/ru/about/istoriya-statistiki (дата обращения: 02.2016)
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика