Влияние пространственной структуры региона на уровень развития сельхозпроизводства

Цель исследования – изучение влияния пространственной структуры региона на уровень развития сельхозпроизводства, выработка на этой основе рекомендаций по повышению его эффективности. 

Методология – методика оценки влияния пространственной структуры региона на уровень развития сельхозпроизводства представляет собой трехшаговую процедуру. На первом шаге все сельские территории распределяются по оси «центр-периферия». На втором шаге – выстраиваются частные классификации сельских муниципальных районов по уровню сельхозпроизводства. Третий шаг методики – выстроенные частные классификации и типологии «пересекаются» с типологиями сельских районов с различным центрпериферийным положением.

Оригинальность / ценность – теоретические наработки могут использоваться органами власти при разработке программ устойчивого развития сельских территорий, а также для определения места дислокации своих производств бизнес-структурами.

Выводы – разработана комплексная методика оценки влияния центропериферийного положения сельских территорий на уровень сельхозпроизводства. Это позволило дать оценку основным закономерностям развития сельской периферии региона, разработать ряд рекомендаций по повышению эффективности сельхозпроизводства. 

Стратегическое развитие агропромышленного комплекса России, являясь объективной потребностью, определяет состояние всего народнохозяйственного потенциала, уровень продовольственной безопасности российского государства и социально-экономическое состояние в обществе. Взятый курс на диверсификацию российской экономики и введение продовольственного эмбарго по отношению к Западным странам дало импульс развитию внутреннего производства и повышению роли и конкурентоспособности отечественного аграрного сектора экономики.

Учитывая вышесказанное, отметим, что проблема повышения эффективности функционирования аграрного сектора экономики РФ становится одной из первостепенных задач. Стратегическое значение в обеспечении продовольственной безопасности государства, повышении качества жизни его населения играет агропромышленный комплекс, выступающий как совокупность взаимосвязанных отраслей хозяйства, участвующих в производстве, переработке сельскохозяйственной продукции и доведении ее до потребителя. Считаем, что достичь устойчивого развития АПК невозможно без учета влияния на него движущих сил развития пространства, и в первую очередь влияния близости города.

Пространственные теории, объясняющие влияние города на уровень развития сельхозпроизводства. В раскрытии закономерностей и тенденций развития внутрирегионального пространства важно коснуться движущих сил и факторов этого процесса. Рассмотрим этот необходимый для регулирования пространственного развития момент подробнее. Отметим, что в науке достаточно широко освещены вопросы развития пространства. Ключевой вклад в разработку теоретико-методологических основ развития экономического пространства внесли В. Алонсо, Ж. Будвиль, И. Валлерстайн, Г. Мюрдаль, Ф. Перру, П. Потье, Х. Ричардсон, Дж. Фридман, а также представители «Новой экономической географии» – П. Кругман, Т. Мори, А. Пред, Д. Пуго, М. Фуджит, Дж. Хоррис и др.

Одним из первых, кто пытался объяснить закономерности пространственного развития, был Иоганн Генрих фон Тюнен. Ученый еще в 1826 г. в своей работе «Изолированное государство» сделал попытку выстроить модель наиболее эффективного с точки зрения минимизации затрат расположения сельскохозяйственного производства по отношению к городу. Основная цель данной работы заключалась в определении роли основных факторов размещения сельскохозяйственного производства и взаимосвязи между ними. К основным факторам И.Г. Тюнен относил: расстояние от хозяйства до города (рынка сбыта), цену на различные виды сельскохозяйственной продукции, а также земельную ренту [1,c. 106].

В основе его модели лежит зависимость расположения сельских поселений от местоположения крупного города. По убеждению ученого, удаленность земельного участка от города, расположенного на абсолютно однородной равнине, во многом определяет интенсивность сельского хозяйства.

В России изучению модели И. Тюнена посвящены работы многих ученых. Так, Г.В. Иоффе одним из первых обратил внимание на значительное падение интенсивности сельского хозяйства по мере удаления от города. Расчеты, проведенные в конце 1980-х годов, показали, что продукция с единицы угодий в Московской области на 65% зависела от положения относительно центра и лишь на 7% – от естественного плодородия земель [2, c.69].

Развил данную теорию Х. Ричардсон. По его представлениям, крупные промышленные города, концентрируя внутри себя различные производства, представляют собой полюсы роста территории. Согласно данной теории, именно агломерационная экономика играет ключевую роль в развитии региона: она стимулирует технический прогресс и рост производительности труда, оказывает сильное воздействие на процессы размещения предприятий и развитие других территорий.

Город характеризуется рядом условий, которые воздействуют на устойчивость его развития: наличие дорожной сети, квалифицированные кадры, научный потенциал, развитая финансовая и социальная инфраструктура, высокий уровень оплаты труда работников и др.

В основе теории городской агломерации лежат три составляющие: немобильность природных ресурсов, наличие крупных городов и неоднородность географической среды. Согласно Х. Ричардсону, региональный рост базируется на внутренних немобильных ресурсах (географическое положение, рельеф, земля, рекреационные ресурсы) и привлечении мобильных ресурсов из других регионов. Эффект агломерации и личные предпочтения инвесторов, по мнению ученого, являются ключевыми элементами регионального роста [3, c.18].

Значительную роль в анализе влияния города на развитие сельской периферии оказали теории, связанные с исследованием процессов пространственной концентрации экономики, в том числе в рамках «новой экономической географии». Согласно данным теориям, устойчивость территориальных систем зависит от процесса концентрации экономической деятельности в тех местах, которые обладают сравнительными преимуществами, что позволяет снижать издержки бизнеса.

П. Кругман в качестве преимуществ территории выделяет факторы «первой природы» (богатство природных ресурсов, выгодное географическое положение), мало зависящие от человека, и факторы «второй природы» (агломерационный эффект, человеческий капитал, институциональная среда), в наибольшей степени связанные с деятельностью государства и общества [4, c.54].

По словам М.В. Зубаревич, для развитого общества факторы «второй природы» играют ключевую роль. Так, макроэкономические модели в результате расчетов показывают, что традиционные факторы труд и капитал – описывают региональное развитие на 30%, все остальное 70% – неопределяемые факторы [5].

Близкую позицию занимает Т.Г. Нефедова, считающая, что несмотря на ключевую роль факторов «первой природы» (наличие плодородных почв, пашен и пастбищ) в сельском хозяйстве, их значение в обеспечении устойчивого развития территорий недостаточно. Важную роль в развитии сельских поселений в России играют факторы «второй природы», а именно близость к городу [6, c.298].

Для оценки влияния города на развитие сельхозпроизводства нами была разработана авторская методика. На ее первом шаге дается общее представление о пространственной структуре села, региона (или региональной сельской периферии) и выстраивается типология сельских территорий по центропериферийному положению в региональном пространстве. На втором шаге дается краткая характеристика районов сельхозпроизводства в Алтайском крае и дается классификация сельских территорий по уровню их развития. На третьем шаге, в целях выявления взаимосвязи рассматриваемых явлений, производится пересечение двух типологий и дается статистическая оценка полученных результатов. Рассмотри эти шаги подробнее.

Представление о пространственной структуре села региона (или региональной сельской периферии) и типология сельских территорий выстраиваются по центропериферийному положению в региональном пространстве. Под центром пространственного развития в самом общем виде понимаются территориальные социально-экономические системы, выполняющие опорные, базовые функции в системе расселения, продуцирующие механизмы ее трансформации и характеризующиеся более высоким по сравнению с периферией уровнем социально-экономического развития. В качестве центров внутрирегионального пространства большинство ученых называет города с численностью населения более 100 тыс. чел.

Отметим, что развитие внутрирегионального пространства отличается крайней неравномерностью. Для выделения однородных групп территорий мы воспользовались основными теориями пространственного развития. За основу исследования была взята теория Дж. Фридмана «центр-периферия». Согласно ей, пространство любого уровня состоит из центра (ядра) и окружающей его периферии. Периферия, в свою очередь, неоднородна и включает в себя внутреннюю (ближнюю) и внешнюю (дальнюю) периферию [7, С.176].

Основываясь на трудах академика А.И. Татаркина, Пилясова и И. Валлерстайна, в структуре периферии мы выделили еще один элемент – средняя периферия. В результате пространственная структура сельской периферии рассматривается как трехзвенная. Отличительной особенностью срединных районов является расположение вне зоны активного влияния городов, но рядом с районами, испытывающими на себе сильное влияние города (срединные районы I и II порядка).

Районы, центром которых является большой либо крупный город, полностью входят в зону его влияния, они также относятся к ближней периферии. Такие города оказывают значимое влияние на развитие села. Они обладают высокоразвитой экономической базой, мощным социально-культурным потенциалом. В них располагаются предприятия по промышленному и производственному обслуживанию села, учреждения по управлению сельским хозяйством. Данные города являются центрами по подготовке специалистов для сельского хозяйства с высшим и средним образованием, по медицинскому, а также по культурно-бытовому обслуживанию сельских жителей.

В группу районов ближней периферии II порядка входят районы, находящиеся в зоне активного влияния крупного либо большого города. Как известно, зона активного влияния крупного города составляет 50-60 км. а большого – 30-40 км. Специфика влияния города на сельские территории сходна с первой группой. Близость к городу позволяет использовать преимущества крупного или большого города [8,c.147].

Районы ближней периферии III порядка испытывают влияние среднего или малого города на свое социально-экономическое развитие. К данной группе сельских районов относятся те, центром которых является малый и средний город. Зона влияния таких городов, как правило, незначительна (20-25 км). Таким образом, вышеуказанные города оказывают влияние только на «свой» сельский район.

Срединные районы, как предусмотрено методикой, также разбиты на две подгруппы в зависимости от удаленности от крупнейших и крупных городов региона. Районы дальней периферии, согласно методике, представлены одной компактной группой, отличительной особенностью которой является удаленность от городов региона.

Краткая характеристика районов Алтайского края по развитию сельхозпроизводства. На 2014 г. в сельской местности Алтайского края проживало 1057,5 тыс. человек, или 44,2% населения. Данный показатель один из самых высоких в стране. Так, в среднем по России в сельской местности проживает 26%, а в СФО – 27,3%. Край занимает одну из лидирующих позиций в СФО по данному показателю (после Республики Алтай (70% населения, и Республики Тыва – 46,1%) [9]. Столь высокая величина сельского населения объясняется исторически сложившейся специализацией Алтайского края как агропромышленного региона. Алтайский край, который по праву называется житницей Сибири, на протяжении долгих лет остается одним из крупнейших производителей сельскохозяйственной продукции и продуктов питания в России. Регион является лидером среди субъектов Российской Федерации по посевной площади зерновых и зернобобовых культур, крупнейшим производителем экологически чистого продовольствия, единственным от Урала до Дальнего Востока регионом, выращивающим сахарную свеклу.

Отметим, что сельское хозяйство было и остается базовой отраслью края. На долю земель сельскохозяйственного назначения приходится 75% всей территории края (12,5 млн га). Из них 6,3 млн га занимает пашня. По площади пашни Алтайский край лидирует в Российской Федерации – на долю Алтайского края приходится треть пашни СФО. Вклад сельского хозяйства в валовой региональный продукт края составляет около 18%, что в три раза больше среднероссийских показателей [9].

Основу сельского хозяйства края составляют производство зерновых (в том числе сильных и твердых сортов пшеницы), крупяных и технических культур, а также животноводство, преимущественно молочного направления. В структуре валового регионального продукта, по данным за 2013 год, доля сельского хозяйства составляет 14,2%, что в 3,4 раза превосходит соответствующий показатель по Российской Федерации (4,2%).

Далее, дадим характеристику типов районов с различным центропериферийным положением с позиции достигнутого уровня развития сельхозпроизводства. В этих целях воспользуемся наработками сотрудников ФГО РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева. Для оценки уровня экономического развития сельскохозяйственного производства в качестве ведущих показателей ими определены экономическая эффективность и интенсивность производства (таблица 1). Расчет интегрального показателя уровня экономического развития сельскохозяйственного производства произведен методом линейного масштабирования с использованием экспертных оценок коэффициентов значимости отдельных показателей (от 0 до 1) и определением индекса для каждого из муниципальных районов [10, C.54-55].

В результате, было выделено пять групп районов: с высоким (10% всех районов края), выше среднего (28,3%), средним (16,7%), ниже среднего (35%) и низким (10%) уровнем развития сельского хозяйства. Каждый из типов районов по уровню экономического развития характеризуется присущими ему качественными характеристиками, а именно:

  • тип – низкий: низкие показатели эффективности и интенсивности сельхозпроизводства, рентабельности сельскохозяйственных предприятий; уровень товарности продукции ниже 20 %;
  • тип – сельские районы с уровнем экономического развития сельхозпроизводства ниже среднего: средний или низкий уровень эффективности и интенсивности сельхозпроизводства, нестабильные показателями рентабельности сельскохозяйственных предприятий, по преимуществу низкий уровень товарности производства.
  • тип – средний: средние показатели интенсивности и эффективности сельхозпроизводства. Сельские районы данной группы либо не обладают значительным уровнем товарности продукции, но при этом характеризуются достаточно высокими по сравнению со среднерайонными показателями рентабельности продукции, либо сочетание относительно высокой рентабельности и низким уровнем товарности продукции.
  • тип – сельские районы с уровнем экономического развития сельхозпроизводства выше среднего: данные районы в значительной степени приближены к типу с высоким уровнем, однако они имеют более низкий интегральный показатель развития.
  • тип – высокий: стабильно высокие показатели эффективности и интенсивности производства, рентабельности сельскохозяйственных предприятий. Уровень товарности продукции стабильно превышает 20%.

Проведенная нами перекрестная группировка распределения районов по уровню развития сельхозпроизводства и центропериферийности показала, что 2/3 районов ближней периферии относятся к сельским территориям с высоким и выше среднего уровнем развития сельхозпроизводства. При этом 2/3 районов ближней периферии I порядка и 1/3 районов ближней периферии II порядка характеризуются высоким уровнем развития сельхозпроизводства. Напротив, около 60% районов дальней периферии и 44% срединных районов относятся к территориям с низким и ниже среднего уровнем развития сельхозпроизводства. Для более точного определения наличия взаимосвязи между двумя рассматриваемыми переменными проведем статистическую оценку с помощью критерия «Хи-квадрат». Результаты расчетов показали, что при заданном 5% уровне значимости наблюдаемое значение статистики хи-квадрат равно 34,1, критичное – 31,4. В силу того, что критичное значение меньше наблюдаемого, подтверждается гипотеза о наличии взаимосвязи между исследуемыми переменными [11, c. 87].

Таблица 1 – Группировка сельских районов с различным центропериферийным положением по уровню развития сельского хозяйства

 Группировка сельских районов с различным центропериферийным положением по уровню развития сельского хозяйства

Полученные результаты

Подтвердилась гипотеза о том, что уровень развития сельхозпроизводства детерминирован центропериферийным положением сельских территорий. Это вызвано в первую очередь тем, что характерной чертой этих территорий являются, как правило, концентрация населения, факторов производства и хозяйственной деятельности, рынков сбыта, следствием чего является рост экономической активности. Однако данный фактор будет оказывать положительное влияние при наличии других условий развития отрасли. К ним можно отнести оптимальный уровень технической оснащенности предприятий АПК; оптимальное сочетание производственных параметров сельскохозяйственных предприятий и предприятий технического сервиса; обеспеченность механизированных процессов и сельскохозяйственных предприятий всех организационно-правовых форм и типоразмеров широким спектром современных технических средств, обеспечивающих реализацию высокоэффективных технологий в условиях различных зон и регионов Российской Федерации; наличие современного экономического механизма взаимоотношений между сельскохозяйственными и обслуживающими предприятиями АПК, а также механизма обеспечения приоритета прав сельского товаропроизводителя и реализации государственной технической политики и других факторов [12, с. 11.].

Огромная роль в достижении поставленной цели отводится государству. Именно оно должно разработать стимулирующий механизм для повышения эффективной работы предприятий АПК. Во-первых, проработать взвешенную ценовую политику на сельскохозяйственную продукцию. Во-вторых, финансовая поддержка сельхозпроизводителей (через льготное кредитование, субсидирование части кредитной ставки, предоставление грантов). В-третьих, стимулировать приток трудовых ресурсов и, в первую очередь, молодежь на село. В-четвертых, стимулировать развитие малого бизнеса на селе, предоставить малым формам предприятий льготный режим налогообложения. Наконец, стимулирование инновационной деятельности в аграрной сфере, что позволит снизить издержки и повысить производительность аграриев.

Итак, в связи с увеличивающимся ростом объемов потребления органической продукции в экономически развитых странах Евросоюза, Северной Америки и Азии, а также учитывая ограниченность земельных ресурсов, пригодных для ведения органического землепользования в этих странах, отечественное АПК со своим значительным потенциалом в увеличении посевных площадей, пригодных для органического земледелия, наличием трудовых ресурсов в сельской местности может занять свою нишу на мировых рынках органического продовольствия. Для повышения эффективности сельхозпроизводства необходимо учитывать законы пространственного развития и те преимущества, которые дает сельхозпроизводителю близость города в сочетании с высоким уровнем развития предприятий АПК и эффективной государственной поддержкой со стороны государства.

 

Список литературы 
  1. Тюнен И.Г. Изолированное государство. –М.: Экономическая жизнь, 1926.–340 с.
  2. Иоффе Г.В. Изучение географии сельского хозяйства в зоне влияния крупнейшего города // Известия СССР. Сер. Геогр. – 1984.– №1. – С. 63-72.
  3. Гаджиев Ю.А. Неоклассические и кумулятивные теории регионального экономического роста и развития // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера: Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. Электронный вестник. – – С. 6-55.
  4. Krugman R. GeographyandTrade. –Cambridge:MITPress, 1991. – 163 р.
  5. Зубаревич Н. Региональное развитие и институты [Электронный ресурс]. – URL: http://www. opec.ru/1240639.html (дата обращения: 02.2016)
  6. Нефедова Т.Г. Сельская Россия на перепутье: географические очерки. – М.: Новое издательство, 2003. – 408 с.
  7. Friedmann J., Alonso Regional development as a policy issue // Regional Development and Planning. – 1964. –pp.174-179.
  8. Быстрова Н.П., Кранц Л.А. Зона активного взаимодействия города и села // Проблемы формирования и развития региональных социально-экономических систем «город-село» в республиках и областях Нечерноземной зоны РСФСР. – 1981. – С.149-153.
  9. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электрон.ресурс]. – URL:http://www.gks.ru (дата обращения: 01.2016)
  10. Отчет «Проведение научных исследований и разработка программы устойчивого развития сельских поселений».М.: ФГО РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, 2010. – 112 с.
  11. Троцковский А.Я., Мищенко И.В. Пространственные аспекты развития социально-экономической среды сельских территорий Алтайского края: методика, результаты, регулирование. – Барнаул, – 176 с.
  12. Кушнарев Л.И. К стратегии развития сельхозпроизводства // Вестник Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования. Московский государственный агроинженерный университет им. В.П. Горячкина. –2009. –№ 8/1. – С. 10-13.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...