Агрострахование в Казахстане: системные риски и перспективы развития

Цель исследования – выявить препятствия для устойчивого развития сельскохозяйственного страхования в Казахстане и разработать предложения по альтернативным вариантам политики; исследовать возможные модели для смягчения рисков агрострахования; провести пилотное тестирование реальных и имитационных моделей по снижению рисков.

Методология – исследование проводилось с использованием абстрактно-логического, расчетноконструктивного, монографического методов, метода экспертных оценок на основе изучения международного опыта. Методологической основой является системный анализ.

Оригинальность/ценность – в статье исследованы современные тенденции и направления совершенствования оценки системных рисков и процессов на основе обобщения и применения зарубежного опыта. Предложен методический подход, который позволяет интегрировать в одну систему механизм государственной поддержки фермеров и страхования (перестрахования) рисков на основе инвестиционного субсидирования.

Выводы – исследование показывает, что для дальнейшего усовершенствования государственной политики в сфере страхования аграрных рисков в Казахстане, необходимо учитывать интересы всех участников страхования сельскохозяйственной продукции; создать специальный фонд поддержки и единую статистическую базу данных. В этом исследовании анализируются государственные расходы в результате изменения политики в сфере государственно-частного партнерства по агрострахованию.

Вступление. Укрепление устойчивости систем жизнеобеспечения к опасностям и кризисам является одним из главных приоритетов Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), (англ. Food and Agriculture Organization, FAO) [1]. Из развернутого анализа ФАО за 2003-2013 годы следует, что оценка урона сельскохозяйственному сектору, нанесенного в результате стихийных бедствий в развивающихся странах, составляет около 22% от общего ущерба; из 82% производственных потерь были вызваны засухой (44%) и наводнениями (39%). В сельскохозяйственном секторе 42% убытков нанесены урожаям, из них наводнениям – свыше 60% от общего ущерба урожая, штормами 23%; на животноводство приходилось 36% от всего ущерба и убытков [2].

Среди этих разнообразных типов риска в сельском хозяйстве изменения в объемах производства продукции и ценовых колебаний продукции обычно считаются самыми важными элементами. Эмпирическое исследование восприятия риска фермерами, как правило, подтверждает, что они прежде всего обеспокоены производством и снижением ценовых рисков на продукцию, где ценовой риск занимает самое высокое место почти во всех исследованиях [3].

Всемирный банк использует классификацию доходов в различных странах для аналитических целей [4]. При этом сельскохозяйственное страхование дополняет другие механизмы и инструменты поддержки, направленные на стабилизацию доходов производителей [5]. По оценке специалистов риск-менеджмента в сельском хозяйстве в большинстве стран с высоким уровнем доходов (58%) эффективно функционирует рынок агрострахования; в странах с низким и средним уровнем дохода (35%) предлагаются такие продукты и программы; тогда как в странах с низким уровнем дохода (8%) имеется в наличии сельскохозяйственное страхование с особенно низким его уровнем развития [6].

У фермеров есть большое разнообразие вариантов управлять риском, начиная от стратегий снижения риска (например, через соответствующие производственные технологии) посредством применения различных подходов по снижению риска (диверсификация производства) до реализации возможностей по преодолению рисков (главным образом через финансовые инструменты) [3, 7].

Ряд исследователей [8] пришли к выводу, что устойчивый спрос на сельскохозяйственное страхование может быть переоценен, так как фермеры могут диверсифицировать риски и сбережения, чтобы смягчить влияние дефицита производства на потребление. Поэтому в странах ЕС акцент господдержки перемещается с государственных программ возмещения убытков от стихийных бедствий к страхованию на основе государственно-частного партнерства в контексте реализуемой общей сельскохозяйственной политики (CAP) [8, 9].

Методы исследования. Методологические принципы, используемые для отбора объектов исследования, основаны на комбинации типологических и структурных методов группировки. С учетом репрезентативности различных географических регионов с различными геоморфологическими и агроклиматическими условиями, а также производства стратегических сельскохозяйственных культур Северный и Южный Казахстан были выбраны в качестве возможных регионов для исследования ферм.

В исследовании был осуществлен сбор информации на основе: обсуждения в целевых (фокус) группах (FGD), применены инструменты оценки сельской местности (PRA), а также проведены индивидуальные подробные детальное интервью с использованием анкет. Более 300 человек приняли участие в опросе по оценке спроса на агрострахование (средние и более крупные сельскохозяйственные производители; фермеры с доходами от выращивания культур и скота и др.). Задача – обследование страховых потребностей фермеров в сельских районах Северного и Южного Казахстана.

Для разработки обоснованной системы агрострахования была обобщена информационная база данных, исследованы различные модели прогноза (урожайности, рыночных цен на производимую продукцию и пр.), и отдельные оптимизационные вычислительные блоки, с помощью которых можно предложить обоснованные параметры тестируемых программ агрострахования с государственной поддержкой. Моделирование прогнозных значений предполагает разработку имитационных систем [10, 11].

Обзор литературы. Мировой опыт агрострахования предлагает использовать рациональные модели страхования, предусматривает полное и частичное государственное участие в системе страхования аграрных рисков посредством субсидирования страховой премии, а также путем предоставления гарантий государственного перестрахования [6, 12]. 

Большинство успешных программ агрострахования акцентируют свое внимание на следующих направлениях и принципах работы: актуарная сбалансированность тарифов; партнерские программы субсидирования (агрокредитование, программы по поставкам агрохимии, финансирование цепочек поставок, программы агротрейдеров); внедрение новых технических решений (системы точного земледелия и др.); использование спутниковых данных и технологий обработки и интерпретации больших массивов данных; индексные страховые решения и пр.

Внедрение системы катастрофического покрытия [7] (Мексика, Индия, Германия) предполагает создание государственного фонда катастроф, перестрахованный на мировых рынках (индексные продукты погоды и/или урожая, реже – мультирисковые программы: основные риски – засуха, переувлажнение, заморозки и вымерзание, ветер, наводнение, вред, нанесенный вредителями и болезнями) [13]. В США основной акцент направлен на страхование дохода фермы (ранее практиковалось в основном страхование дохода по отдельной культуре или средней урожайности) [14, 15], в Канаде упор делается на интегрированную программу управления рисками [16].

Создание совместного государственно-частного объединения страховщиков – страховых компаний, которое является единым Администратором и реализуют государственную политику поддержки фермеров TARSIM (Turkey); Agroseguro (Spain, Portugal, Israel) и др., несет все расходы по содержанию системы. Основные критерии и достижения государственно-частного партнерства (ГЧП) включают: государственное софинансирование страховых взносов; совместное софинансирование катастрофических убытков; сотрудничество между компаниями и создание единых условий; унификация урегулирования претензий [17]. Необходимо четкое понимание, что государственная поддержка системы агрострахования не ограниченна только выплатой субсидии на страховые премии.

В мировой практике субсидирования используются следующие виды субсидий/программ финансирования, направленных на поддержку агрострахования: 1) субсидирование страховых премий (30-65% суммы платежа); 2) субсидирование страховых выплат (премий); 3) компенсация административных затрат страховщиков на предоставление страховых услуг агропроизводителям; 4) финансирование разработки страховых продуктов; 5) финансирование образовательных и информационных мероприятий для производителей сельскохозяйственной продукции; 6) обучение, сертификация и оплата услуг экспертов по урегулированию убытков; 7) финансирование прикладных научно-исследовательских работ; субсидирование перестрахования путем удержания государством части или всех рисков и предоставления перестраховочной поддержки по механизму Stop-Loss [18, 19].

Для развивающихся стран наиболее приемлема модель совместного создания государством и частными страховыми компаниями объединения страховщиков, которое реализует государственную политику поддержки фермеров и готово возмещать значительные убытки.

Страны ЕС не имеют сопоставимой с США системы страхования доходов.Фермерам через Европейский сельскохозяйственный фонд развития сельской местности (ELER) предусмотрены меры поддержки в виде финансового вклада для страхования урожая, животных и растений от экономических потерь вследствие:(1) неблагоприятных природных явлений; (2) вспышке эпидемии; (3) заболевания растений; (4) повреждения вредителями; (5) экологических случаев. При этом выделяют два уровня возмещения ущерба: (a) возмещение ущерба фермерам из-за экономических потерь вследствие (2,3,5); (b) возмещение фермерам значительного сокращения доходов (стабилизация доходов) (1,4) [19].

Результаты исследования. В связи с мировым финансовым кризисом прошла серьезная ротация андеррайтеров на страховом рынке Казахстана. В Казахстане выяснили объективные причины неудач предыдущей программы субсидированного агрострахования – это субсидирование выплат, а не премий; обязательность страхования и пр. Однако, по оценке экспертов, реальных действий и эффективных мер пока не видно [20].

Несмотря на позитивную динамику в развитии сельскохозяйственного страхования в РК (20052013), современный уровень его развития не позволяет утверждать этот рыночный инструмент в качестве системного института развития агропромышленного производства с тем широким спектром возможностей и рычагов воздействия на аграрную экономику, которые широко задействованы в международной практике.

За исследуемый период (1996-2014) произошла существенная трансформация институциональных основ и механизма агрострахования в Казахстане: 1) 1996-2000 гг. – введено обязательное сельскохозяйственное страхование [21], получили развитие частные страховые компании; 2) 2004-2006 гг. – агрострахование включено в приоритеты государственной агропродовольственной политики [22, 23, 24], получили развитие на конкурентных принципах альтернативные виды страхования [25]; 3) 2005 гг. государственное управление бюджетными средствами по агрострахованию: АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства» (2005-2012), АО «КазАгроМаркетинг» (2012).

По материалам исследований (2011-2013) на основе Делфи-метода выявлено, что основными причинами гибели урожая в Казахстане были засуха (72,5%), град (12,2%), суховей (6,3%), вымерзание посевов (5,5%), переувлажнение (3,3%), прочие (сильный ветер, ливень и т.д.).

В целях повышения эффективности мер государственной поддержки разработана Схема специализации регионов по оптимальному использованию сельскохозяйственных угодий для производства конкретных видов сельскохозяйственной продукции с учетом природно-климатических условий, наличия рынков сбыта и потенциала развития регионов (2014). В ходе исследований были рассчитаны максимальный и минимальный уровень страховых премий, дифференцированных по культурам, по регионам и условиям производства (таблица 1).

Для зерновых культур в расчете ставок страховых премий был применен дифференцированный подход. Максимальные и минимальные страховые премии в нормальных условиях производства приняты за основу как базовые уровни, тогда как при рискованных условиях производства страховые премии увеличены в 1,5 раза, а при особо рискованных условиях – в 2,5-3,0 раза. 

Таблица 1 – Максимальные и минимальные страховые премии при обязательном страховании посевов в 2011 г., в процентах от страховой стоимости 

Культура/Регион (область)

Условия производства

Ставка страховой премии, %

Мин.

Макс.

Зерновые культуры: Акмолинская, Алматинская, Восточно-Казахстанская, Жамбыльская, Костанайская, Северо-Казахстанская

 

нормальные

1,78

3,48

Карагандинская, Кызылординская, Южно-Казахстанская

рискованные

3,17

5,83

Актюбинская, Западно-Казахстанская

особо рискованные

5,21

9,15

Семена масличных культур: Восточно-Казахстанская, Северо-Казахстанская

нормальные

2,01

3,44

Сахарная свекла: Алматинская, ЮжноКазахстанская

нормальные

5,76

8,39

Хлопок: Южно-Казахстанская

нормальные

0,92

1,33

Примечание – составлено авторами на основе источника [23]

Страхование от всей группы рисков, причем по единым тарифам независимо от регионов, фактически заставляет казахстанских фермеров направлять значительную часть средств на страхование тех рисков, которые не представляют для них серьезной угрозы. В этих условиях выплаты страховым компаниям в качестве страховых премий становятся для хозяйств дополнительным видом налога.

Полагаем, что в каждой из природно-экономических зон должны быть выделены и ранжированы по значимости возможные риски для каждой из культур [26]. В данном направлении в настоящее время проводятся исследования, составлен пилотный проект по определению страховых платежей с учетом конкретной культуры, вида скота и птицы, природно-экономических зон, критериев риска и пр.

Проведение выборочного анкетирования среди фермеров показало, что наиболее важные условия для заключения страховых контрактов: своевременность исполнения условий контракта (56% опрошенных); привязанность обязательств к погодным рискам (62%); возможность выбора уровня страхового покрытия (45%); дифференциация условий контракта (страховой тариф, перечень культур) по регионам (34%). Засуха является основной угрозой для многих в Северном Казахстане (86% опрошенных), в том числе в районах, которые также испытывают наводнения. Средняя засуха приводит к 1530% потерям урожая, но серьезная засуха может привести к 70% потерям урожая пшеницы (из опросов фермеров). Наводнение является основной причиной потери доходов для фермерских хозяйств вомногих изученных районах. Что еще более важно, наводнения оказывают кумулятивное воздействие, особенно на тех, кто наиболее уязвим (Южный Казахстан). Фермеры остро осознают серьезность этой проблемы, и они диверсифицируют свой бизнес с помощью выращивания новых культур и развития животноводства, чтобы справиться с этими угрозами.

Казахстанские фермеры отмечают низкое качество сельскохозяйственных ресурсов как угрозу их производственной деятельности и средств к существованию (65% опрошенных). Фермеры были недовольны возникающими убытками и рисками, понесенными от применения непродуктивных семян, удобрений, гербицидов и пестицидов, низкого уровня агротехнического сервиса. В дополнение к производственным рискам, фермеры (47% опрошенных) сообщали о ценовых колебаниях в связи с изменением спроса и предложения для их продукции. Фермеры-животноводы также страдают от ценового риска и рыночных факторов (76% опрошенных), так как цены на продукцию животноводства являются менее стабильными, чем на сельскохозяйственные культуры.

В Казахстане предусматривается страхование от всех видов рисков природного характера, а не конкретных видов производственных рисков, в зависимости от региональной и территориально-отраслевой специфики. Дискуссионным вопросом остается предусмотренное в законе [24] покрытие государством до половины (50%) расходов страховых компаний по страховым выплатам. Такой метод субсидирования государством страховых компаний искажает процесс перераспределения рисков и снижает стимул страховых компаний корректно оценивать страхуемые риски (возникает опасность сговора между страховщиком и страхователем), имеет место системный деструктивный характер (серые схемы отмывания денег, нецелевое использование средств и пр.), в конечном итоге метод не обеспечивает страховой защиты интересов фермеров [26, 27, 28].

Как альтернатива, кредитные организации могут закладывать риски падежа животных в процентные ставки по кредитам, и государство продолжит программу субсидирования вознаграждения по кредитам до 7% годовых. Механизм реализации субсидирования при 50% участии государства в страховании животных, приобретенных в кредит, требует следующего объема финансирования (из расчета 1% от стоимости основного долга) (таблица 2). Предложенные схемы страхования животных – это один из путей активизации страхового рынка в Казахстане.

Со вступлением Казахстана в ВТО механизм субсидирования сельского хозяйства существенно изменился – сузился портфель субсидируемых продуктов. При этом, механизм субсидирования напрямую увязан с механизмом агрострахования рисков. При отсутствии страхования урожая либо поголовья скота (птицы) субсидии фермерам не выделяются. Помимо этого, фермеры должны выполнить ряд дополнительных условий: производство продукции должно отвечать требованиям Схемы специализации регионов по оптимальному использованию сельскохозяйственных угодий, принятой МСХ РК; применять современные влаго-ресурсо-сберегающие агротехнологии и интенсивные технологии по выращиванию скота и птицы и пр.

Таблица 2 – Механизм субсидирования и страхования инвестиционных рисков в мясном скотоводстве, долл. США/гол. 

 

Инвестиционные

Выплата

% по кредиту

Страхования риска

субсидии

кредит

I. Финансирование кредитования приобретения импортного племенного крупного рогатого скота молочного направления

5000

1040

3960

2080

148,8

Примечание: объем субсидий фиксируется сразу после заключения кредитного договора на весь срок его действия; стоимость 1 гол. – 5000 долл. США, с учетом субсидий (1040 долл. США/гол.) – 3960 долл. США/гол., льготный период два года

II. Страхование риска падежа крупного рогатого скота мясного направления

a) племенной КРС мясного направления (импорт)

12170

9125

3045

1705

121,7

b) отечественный КРС мясного направления

11070

8300

2770

1550

110,7

П р и м е ч а н и е: страхования риска падежа КРС мясного направления (из расчета 1% от стоимости кредита 121,7 долл. США/гол. для импортного КРС;110,7 долл. США/гол. для отечественного КРС)

Примечание – составлено авторами на основе источника [11]

Основная идея заключается в объединении в одну интегрированную систему государственной поддержки – механизмы инвестиционного субсидирования и страхования (перестрахования) рисков. В исследованиях было проведено стресс-тестовое моделирование страхования рисков, при котором рассматривались различные варианты неблагоприятного развития событий (полная либо частичная потеря урожая, падеж скота (птицы) и пр.). Эмпирические данные показали высокую степень защиты фермеров от страховых случаев. Это достигается за счет инвестиционного субсидирования (50% инвестиций), субсидирования кредита (50% от кредита – в животноводстве), снижения кредитной ставки (с 14% до 7%), страхования и перестрахования рисков.

Обсуждение полученных результатов. Исследование производственных условий, оценки риска и методов управления рисками очень важны для определения требований к системе страхования рисков в Казахстане. Обобщение международной практики агрострахования показало, важно использовать преимущества ГЧП на основе совместного софинансирования страховых взносов и катастрофических убытков, создания единых страховых условий, унификации урегулирования претензий [17].

Первичный анализ данных позволяет делать следующие выводы: 1) субсидии казахстанским фермерам носят компенсационный характер и предоставляются только 2 раза в год при обязательной оплате страхового взноса в размере 100% со значительным отставанием по времени; 2) высокие затраты на страхование и отсутствие разнообразных страховых программ (в т.ч. недорогих) делают сельскохозяйственное страхование недоступным для большого числа фермеров; 3) уплата фермерами страховой премии (взноса) в размере 100% сложно осуществить в период подготовки и проведения сезонных сельскохозяйственных работ при дефиците финансовых средств; 4) отсутствие единой линейки страховых продуктов (в т.ч. недорогих), по которым предоставляется государственная поддержка; 5) несбалансированная тарифная политика страхования и защиты интересов фермеров; 6) отсутствие единых стандартов при организации и проведении сельскохозяйственного страхования (в т.ч. независимой системы оценки ущерба), что приводит к недобросовестному выполнению рядом страховщиков обязанностей по выплате страхового возмещения; 7) не скоординирована система возмещения ущерба от стихийных (катастрофических) бедствий с использованием средств страховых компаний, государственного, регионального бюджетов (не согласованность уровня ответственности); 8) отсутствие адаптивного страхового механизма и инструментов для покрытия крупных катастрофических убытков; 9) неразвитость системы независимой оценки ущерба и единого порядка урегулирования убытков по договорам страхования, обеспеченным государственной поддержкой; 10) отсутствие учета почвенно-климатических особенностей регионов при оценке ущерба; 11) сохранение практики применения различных «серых» схем в целях получения средств государственной поддержки без осуществления реального страхования сельскохозяйственных рисков; 12) использование упрощенных методик оценки ущерба; 13) отставание нормативно-правовой базы от современных мировых тенденций в сельскохозяйственном страховании и оценке системных рисков.

Выводы. Современная система развития рынка страхования основана на внедрении программ субсидированного агрострахования. Для нивелирования недостатков и объединения преимуществ современного агрострахования предложен методический подход, который позволяет интегрировать в одну систему механизм государственной поддержки фермеров и страхования (перестрахования) рисков на основе инвестиционного субсидирования (т.е., субсидирование инвестиций, субсидирование кредитов, субсидирование кредитной ставки банка, страхование (перестрахование) рисков в зависимости от различных условий).

В рамках программы исследований было проведено тестирование реальных и имитационных моделей страхования по снижению рисков, показавших приемлемый уровень защиты фермеров. Имитационные модели страхования предлагают различные варианты поддержки для агробизнеса: финансовую помощь для покрытия катастрофических убытков; участие государства в пулах перестрахования; субсидирование страховых премий по некоторым страховым продуктам в одном блоке с учетом особенностей производства.

 

Список литературы 
  1. The challenge of Food Security and the role of Micro-Insurance and locally-based Insurance Solutions for Emerging Countries [Electronic source]. – 2011. – URL: agroinsurance.com/en/19781 (accessed: 06.03.2016)
  2. The Impact of Natural Hazards and Disasters on Agriculture and Nutrition and Food Security [Electronic source]. – 2011. – URL: http://www.fao.org/3/a-i4434e.pdf (accessed: 18.12.2015)
  3. Managing Risk in Agriculture: A Holistic Approach. (EXTRACTS) [Electronic source]. – 2009. – – URL: http://www.oecd.org/agriculture/agricultural-policies/45558582.pdf (accessed: 20.11.2015)
  4. Fantom Neil, Serajuddin Umar The World Bank's Classification of Countries by Income. – World Bank, Washington, DC,
  5. World Managing Agricultural Production Risk: Innovations in Developing Countries [Electronic source]. – Washington, DC, 2005. – World Bank. Report N°32727-GLB. – URL: http://siteresources.worldbank. org/INTARD/Resources/Managing_Ag_Risk_FINAL.pdf (accessed: 20.11.2015)
  6. Mahul O., Stutley Ch. J. Government Support to Agricultural Insurance: Challenges and Options for Developing Countries. World Bank [Electronic source]. – 2010. – URL: https://openknowledge.worldbank. org/handle/10986/2432 (accessed: 01.2016)
  7. OECD (2000). Income Risk Management in Agriculture [Electronic source]. – 2000. – URL: http:// www.oecd.org/agriculture/agricultural-policies/42750750.pdf (accessed: 01.2016)
  8. Wright, D., Hewitt J. A. All Risk Crop Insurance: Lessons from Theory and Practice, In Economics of Agricultural Crop Insurance: Theory and Evidence, ed. Darell L. Huethand W. HartleyFurtan. – Boston: Kluwer, 1994.
  9. Щербаков В. В. Международная практика государственно-частного партнерства в страховании аграрных рисков [Электрон. ресурс]. – URL: http://apstrah.ru/docs/public/docdocx (дата обращения: 18.03.2015)
  10. Павловский Ю. Н., Белотелов Н. В., Бродский Ю. И. Имитационное моделирование. – М.: Академия, 2008. – 236 с.
  11. Shannon R. Simulation modeling and methodology // ACM SIGSIM Simulation Digest. – 1977. – № 8 (3).
  12. Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2013: OECD Countries and Emerging Economies. – OECD Publishing, 2013. – pp. 34.
  13. Banks Eric Alternative Risk Transfer: Integrated Risk Management through Insurance, Reinsurance and the Capital Markets. – NY: Wiley & Sons, 2004. – 238 p.
  14. Калан Дж., Шинкаренко Р. Система сельскохозяйственного страхования в США [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.fagps.ru/sites/default/files/data/help/.../usa.docx (дата обращения: 01.2015)
  15. Шинкаренко Р., Роше Г. Новые условия перестрахования аграрных рисков в системе субсидированного агрострахования США [Электрон. ресурс]. – URL: http://litterref.ru/merpolrnayfsujgpol.html (дата обращения: 04.2015)
  16. Jesús Antón, Shingo Kimura, Roger Martini Risk Management in Agriculture in Canada [Electronic source] // OECD Food, Agriculture and Fisheries Papers. – 2011. – № 40. – URL: http://dx.doi. org/10.1787/5kgj0d6189wg-e (accessed: 02.2016)
  17. Brigitte Engelhard Effective support for Turkish farmers [Electronic source] // Munich Re Topics – 2013. – № 1. – pp. 27-29. – URL: https://www.munichre.com/site/corporate/get/documents_ E687662477/mr/assetpool.shared/Documents/0_Corporate%20Website/2_Reinsurance/Business/Non-Life/ Systemagro/Topics-Mag-1-2013-Effective-support-for-Turkish-farmers.pdf (accessed: 20.02.2016)
  18. Шинкаренко Р. Международная практика субсидирования агрострахования [Электрон. ресурс].
  19. URL: http://agroinsurance.com/ru/10597/ (дата обращения: 02.2016)
  20. Rural Development Gateway 2014-2020 [Electronic source]. – URL: http://enrd.ec.europa.eu/en/ policy-in-action/cap-towards-2020/rdp-programming-2014-2020 (accessed: 08.01.2016)
  21. World Bank Kazakhstan: Agricultural Insurance Feasibility Study, Volume Annexes. Washington, DC [Electronic source]. – 2011. – URL: http://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/20780 (accessed: 12.01.2016)
  22. Improving Access to Finance in Kazakhstan's Agribusiness Sector // Kazakhstan Sector of Competitiveness Strategy Phase II [Electronic source]. – 2013. – URL: http://www.oecd.org/globalrelations/ Improving%20Access%20to%20Finance%20in%20Kazakhstan's%20Agribusiness%20Sector.pdf (accessed: 08.12.2015)
  23. OECD Review of Agricultural Policies: Kazakhstan. – OECD Publishing, 2013. – 244 p.
  24. Закон РК от 10 марта 2004 года № 533-II. Об обязательном страховании в растениеводстве [Электрон. ресурс]. – 2004. – URL: http://mgov.kz/npa-2/zakon-ob-obyazatel-nom-strahovanii-v-rastenievodstve/ (дата обращения: 01.2015)
  25. Обязательное страхование в растениеводстве [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.kazagro.kz/ web/kam/obligatory-insurance-in-plant-growing (дата обращения: 07.2015)
  26. Закон Республики Казахстан от 5 июля 2006 года № 163-III. О взаимном страховании [Электрон. ресурс]. – 2006. – URL: http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=13272 (дата обращения: 21.06.2015)
  27. Кусаинов Т. Сельскохозяйственное страхование в Казахстане: проблемные аспекты // Экономика и статистика. – 2008. – № 2. – с. 53-56.
  28. Дарибаева А. Актуальные проблемы развития страхования в сельском хозяйстве Казахстана // Актуальні проблеми економіки. – 2012. – № 9. – с. 284-291.
  29. Аманова Г. Д. Проблемы системы страхования сельскохозяйственного производства Республики Казахстан // Международный журнал экспериментального образования. – – № 3. – С. 335-338.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика