Развитие банковской системы Казахстана в условиях глобальной нестабильности

Цель исследования – выявить базовые структурные проблемы (они же в последние годы – и тенденции) развития финансовой и банковской систем и представить рекомендации по совершенствованию их деятельности в условиях после кризисного периода.

Методология – в ходе исследования были применены метод сравнительного анализа, обобщение, дедукция, абстрактно-логический метод, методы системного подхода, анализ причин и последствий.

Оригинальность/ценность – в исследовании проведен тщательный анализ банков второго уровня РК. Мировой финансовый кризис 2008-2010 годов, а затем и обострение геополитической нестабильности в 2014 году, со всей очевидностью показали, что вероятность кризиса или даже банкротства банка существенно возрастает при отсутствии надлежащим образом организованного корпоративного управления, от эффективности которого долгосрочной перспективе зависит 60-80 % капитализации банка. Таким образом, необходимо предпринимать дальнейшие меры по обеспечению стабилизации финансового сектора в условиях глобальной нестабильности.

Выводы – на основе проведенного исследования было выявлено, что высокая подверженность экономическим рискам, т.е. высокой степенью вероятности потерь (ущерба) в результате как внешних, так и внутренних факторов, в том числе и ошибок в стратегии поведения на кредитном рынке, некомпетентности управления, неэффективной инвестиционной политики. На характер и формы проявления экономических рисков влияет большое число факторов (нестабильность мирового финансового рынка и т.п.), отличающихся друг от друга по механизмам функционирования и общим подходам к анализу. Общей интегрирующей концептуальной идеей остается организация и функционирование финансовокредитной деятельности, удовлетворяющей потребности экономики.

Место и роль банков второго уровня (далее – Банков) Казахстана в современной глобальной экономике определяются прежде всего их местом и ролью в экономике Казахстана, для которой в последние годы характерен тренд снижения темпов роста ВВП с примерно 7 до 5-5,5 процентов. Ситуация в экономиках ЕС и РФ прямо влияют на экономику Казахстана, торговый оборот которого со странами ЕС составляет 40% совокупного объема внешней торговли и 20% с РФ.

В связи с резким обострением геополитической напряженности (на Ближнем Востоке, в Украине) и волатильностью мировых цен на энергоресурсы, уровень международных рисков для экономики Казахстана продолжает оставаться высоким. В связи с этим научное экономической сообщество Казахстана критически оценивает «казенный оптимизм» «некоторых руководящих органов республики», указывая, что он зиждется на зыбкой почве [1]. Данная критическая оценка имеет под собой основания, так как структурная диверсификация экономики Казахстана не завершена и продолжает оставаться в основном сырьевой. До 60% экспорта и до половины доходов государственного бюджета Казахстана образуются в добывающем секторе, что делает экономику уязвимой относительно мировой конъюнктуры. Таким образом, фактором роста экономики Казахстана по-прежнему остается добыча углеводородов. Внешний долг Республики Казахстан в 2012-2015 годах демонстрирует стабильный рост (см. таблицу), но при этом задолженность банков в иностранной валюте также стабильно снижается. 

Таблица 1 – Внешний долг Республики Казахстан в иностранной и национальной валютах (в млн. долларов США по состоянию на 31.03. соответствующего года) [2] 

Год

2012

2013

2014

2015

Совокупная сумма долга

129 154

139 588

151 395

154 191

Долги в иностранной валюте

13 772

11 848

9 829

8 875

Примечание – составлено автором на основе источника [8]

Для Казахстана, как экспортера нефти критичен вопрос процикличности, так как в периоды подъема нефтяных цен рост доходов ведет также и к росту государственных расходов, что имеет следствием инфляционное давление. Всегда (для экспортеров) внезапное и нежелательное падение нефтяных цен, а соответственно и нефтяных доходов диктует необходимость почти мгновенного сокращения расходов, что очевидно тормозит экономический рост [3]. 

Как показали мировой и особенно российский опыт, сырьевая модель экономики не только монополизирует внутренний рынок, зависит от мировой ценовой конъюнктуры, но и тормозит развитие национального реального сектора. Сырьевые отрасли Казахстана не заинтересованы в сокращении прибылей, неизбежном на период инновационной перестройки, что обуславливает структурный кризис всех сырьевых экономик. Сегодня перед Казахстаном, стоит задача поиска новых путей, факторов и стимулов развития, что потребует значительных вложений. Готова ли финансовая система Казахстана к вызовам современности? Исследователи расходятся в ответах на этот вопрос, как между собой, так и с официальной позицией.

При сохраняющейся экспортно-сырьевой зависимости экономики Казахстана и волатильности мировых цен на энергоресурсы, в 2014 г. выросли риски резких колебаний курса национальной валюты. Ожидания субъектов экономики стал определять валютный курс. Следствием его фиксации стали девальвационные ожидания, рост долларизации с последующим снижением эффективности денежнокредитной политики. В период экономического роста и приглушенных девальвационных ожиданий Национальный банк может вести относительно мягкую курсовую политику, таргетируя денежные агрегаты для ограничения прогресса инфляционных ожиданий. Наоборот, в период спада и роста девальвационных ожиданий Национальный банк ужесточает курсообразование, сглаживая колебания.

В современных условиях курс национальной валюты становится средством как балансировки внешних и внутренних факторов, так и минимизации риска снижения темпов роста экономики. Таким образом, выбор монетарной политики производен от совокупности внутренних и внешних факторов, прогнозируемых и учитываемых денежными властями [4].

По оценке А. Кошанова за период 1993-2013 гг. тенге обесценилось в 30 раз по отношению к доллару [5], что объясняется особенностями развития экономики страны.

Банковская система Казахстана, испытав на себе последствия финансового кризиса 2008-2009 годов, находится в ситуации не в полной мере отвечающей потребностям развития страны. Банки второго уровня сосредоточились на сегменте потребительского кредитования, будучи не в состоянии удовлетворить запросы крупных компаний страны, в основном филиалов транснациональных корпораций. Добывающий сектор финансируется из собственных источников, а также крупными международными банками.

Рентабельность добывающего сектора обеспечивает его предприятиям финансовую независимость, а также отсутствие потребности обращаться в банки второго уровня, которые, таким образом, вынуждены сосредоточится на потребительском кредитовании, годовые темпы роста которого (февраль 2015-2014 гг. против февраля 2014-2013 гг.) упали в 4,7 раза [6].

Потребительские кредиты (примерно 2 трлн. тенге), предоставляемые на покупку бытовой техники, электроники, автомобилей и т.п. поддерживают в основном зарубежного производителя, так как указанные товары в основном импортируются. В Казахстане по прежнему высоким остается уровень внешних заимствований, достигающий примерно $146 млрд. (65-70% ВВП). Нехватка накоплений для достижения задач экономического развития понуждает государство прибегать к повышению ряда налогов, пенсионного возраста и т.п. Тенге медленно девальвируется, недавний курс 145 тенге/$ уступил место 154-155 тенге/$.

При любом обострении международной финансовой ситуации (например, по Греции), изменение позиции доллара неизбежно отразится на финансовом положении Казахстана, валютные резервы которого в последнее время сокращаются (с $37 млрд. в 2011 г. до $24 млрд. в декабре 2014 г.). Совокупный объем золотовалютных резервов Казахстана по данным Национального банка на 01.01.2015 г. составлял $28,9 млрд., а на 01.06.2015 г. – $ 28.891 млрд. [7]

Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s прогнозирует в целом на 2015 г. обесценивание тенге с целью корректировки внешнеэкономических дисбалансов. В связи с этим на фоне волатильности цен на углеводороды агентство снизило кредитные рейтинги Казахстана, как и некоторых других нефтедобывающих стран [8]. В этих условиях Национальный банк будет вынужден в 2015 г. для поддержания финансовой стабильности корректировать курс национальной валюты. 

Денежно-кредитная политика независимого Казахстана большей частью велась в условиях финансовой нестабильности сначала 1990 годов, а затем – кризисов 2008-2010 (финансового) и 20142015 годов (снижение цен на энергоносители и геополитическая напряженность). Оба кризиса существенно повлияли на экономику Казахстана, вызвали необходимость использования совокупности инструментов поддержания реального сектора и финансовой стабильности. Денежно-кредитная политика Казахстана эволюционировала от прямого кредитования экономики финансирования дефицита бюджета к налаживанию режима инфляционного таргетирования, формирования условий стабилизации и последующего снижения инфляции. Национальный банк использовал как ставку рефинансирования, механизм минимальных резервных требований, а также относительно новые инструменты, такие как покупка и продажа на внутреннем валютном рынке, депозитные операции, операции репо, кредиты «овернайт» и т.п.

С 1998 г. в Казахстане удается удерживать инфляцию на относительно стабильном уровне, в рамках однозначных параметров. Лишь два раза: в 1999 г., под давлением российского финансового кризиса инфляция достигла 18%, и в 2008 г. по причине мирового кризиса инфляция превысила 20% [9].

Экономическая стабилизация на рубеже 1990-2000 годов имела следствием как замедление инфляции и рост ВВП, так и динамичное развитие финансового сектора. Все это позволило обосновать и сформулировать денежно-кредитную политику Национального банка, который в 2002 г. перешел к инфляционному таргетированию. В тот же период была значительно обновлена законодательная база, удлинен горизонт планирования денежно-кредитной политики. В 2004 г. Национальный Банк определил своей задачей поддержание стабильности цен.

Мировой финансовый кризис 2008-2010 гг. существенно ухудшил макроэкономические показатели. Причиной этого были по оценке Правительства Казахстана и Национального Банка как общее замедление темпов роста мировой экономики, так и обострение старых системных проблем в экономике Казахстана [10].

Как следствие высокой степени волатильности мировой экономики традиционные инструменты денежно-кредитной политики не давали должного результата, что прервало практику инфляционного таргетирования. В связи с этим акцент сместился к политике обменного курса. Национальный банк реагировал на условия, порожденные высокой степенью зависимости казахстанской экономики от мировых цен на сырье, уязвимостью национального платежного баланса перед внешними воздействиями. Внутренний валютный рынок Казахстана все это время был неглубоким, что сказывалось на волатильности обменного курса, на стабилизации которого сосредоточил свои усилия Национальный Банк. Кроме того, целесообразно выделить и высокую подверженность экономическим рискам, т.е. высокой степенью вероятности потерь (ущерба) в результате как внешних, так и внутренних факторов, в том числе и ошибок в стратегии поведения на кредитном рынке, некомпетентности управления, неэффективной инвестиционной политики [11].

На характер и формы проявления экономических рисков влияет большое число факторов (нестабильность мирового финансового рынка и т.п.), отличающихся друг от друга по механизмам функционирования и общим подходам к анализу. Общей интегрирующей концептуальной идеей остается организация и функционирование финансово-кредитной деятельности, удовлетворяющей потребности экономики.

Исследование экономических рисков начинается с их внешних детерминантов (институциональная среда бизнеса, политическая ситуация и конъюнктура и пр.), которые динамично меняясь поддерживают состояние рыночного неравновесия, где предпочтения субъектов, принимающих решения, определяют направление управления рисками. Внешние детерминанты, как правило, определяют контур базовых вопросов теории рисков рыночной экономики. Здесь важны выбор и систематизация источников информации, отражающей имеющиеся закономерности на всех уровнях анализа.

В Казахстане анализ внешних детерминантов привлекательности национального рынка для инвестиций по базовому критерию минимизации прогнозируемых потерь, реализуется, как правило, экспертами. Именно их оценки определяют инвестиционные рейтинги.

Действующий рейтинговый механизм, основанный на потенциале «большой тройки» (Standard & Poors, Moody’s, Fitch), показал свою ангажированность в 2008 г., когда мировые агентства явно манипулировали данными, скрывая реальные данные о крупных корпорациях. Для Казахстана было бы привлекательным вхождение в Банк и рейтинговое агентство БРИКС, однако если Банк начинает работу, то перспективы агентства представляются туманными, так как рынок предъявляет здесь очень высокие требования к объективности, иначе агентство будет расцениваться лишь как политизированная структура [12].

Казахстанские банки второго уровня пользуются услугами рейтинговых агентств «большой тройки», которые нередко учитывают не собственно состояние банка и эффективность его корпоративного управления, а возможность поддержки со стороны акционеров. Так в апреле 2015г. Fitch присвоило долгосрочный рейтинг эмитента АО «Altyn Bank» (дочерний банк АО «Народный банк Казахстана») на уровне «BB» с прогнозом «Стабильный», что является наиболее высокими среди частных банков Казахстана [13]. В данном случае рейтинги Altyn Bank позиционируются на одном уровне с рейтингами АО «Народный банк Казахстана», основного акционера АО «Altyn Bank» после покупки 100% простых акций ДБ АО «HSBC Банк Казахстан» у HSBC plc в 2014г. Рейтинг Fitch, таким образом, основан на готовности АО «Народный банк Казахстана» поддержать дочерний банк.

31 марта 2015 г. Standard & Poor’s подтвердило долгосрочный и краткосрочный кредитные рейтинги АО «Capital Bank Kazakhstan» на уровне «B и «С» со «стабильным» прогнозом [14].

В современной литературе методологической основой оценки масштаба экономических рисков государств считается позитивная теория экономической политики [15], направленная на исследование способности к эффективному регулированию «справедливого» распределения ресурсов. При этом анализ экономических рисков объединяет их в сложное образование, действующее в определенной институциональной среде.

Политика Национального Банка Казахстана. В современной крайне сложной ситуации Национальный Банк регулирует плавающий обменный курс тенге, что в целом не соответствует принципам инфляционного таргетирования. Сам Банк объясняет такую политику вынужденной мерой, порожденной внешними факторами, не дающими ввести свободные котировки национальной валюты в целях поддержания стабильности.

Мировой опыт показывает, что таргетирование инфляции эффективно при стабильности фондового и денежного рынков и инвестиционной активности участников рынка. В этих условиях банки также стабильно направляют финансовые ресурсы в реальный сектор экономики, влияя на инфляционные ожидания.

Недостаточная глубина денежного и фондового рынков не дает возможность Национальному Банку Казахстана эффективно управлять процентными ставками и ликвидностью банков, что в свою очередь препятствует работе инструментов денежно-кредитной политики. Негативно влияет на денежнокредитную политику и сохраняющаяся высокая долларизация экономики и финансового сектора, снижающая эффективность применяемых инструментов. Участники рынка склонны к нерациональному (для стабильных условий) поведению, в принятии решений и реализации мер подверженных высоким валютным, ликвидным и кредитным рискам.

Подлинное инфляционное таргетирование как курс регулятора базируется на знании каналов воздействия Национального Банка на инфляцию. При этом условием успеха инфляционного таргетирования становится эффективность прогнозирования инфляции. Общая результативность денежно-кредитной политики Национального банка оценивается посредством применения модели трансмиссионного механизма, отражающего влияние изменений инструментов денежно-кредитной политики на оперативный и целевой показатели.

На сегодня в сложнейших внешних условиях для реализации инфляционного таргетирования Национальному Банку Казахстана необходимо вести курс на снижению долларизации национальной экономики, закреплению темпов послекризисного роста финансового и банковского секторов, применению реально работающих инструментов регулирования ликвидности, совершенствованию моделирования и прогнозирования. 

Таким образом, инфляционное таргетирование определяет фокусировку Национального Банка на целевых ориентирах инфляции, что способно снизить многие макроэкономические показатели: снизить ВВП, увеличить безработицу, ухудшить финансовую ситуацию и т.д.

Между тем, применение режима инфляционного таргетирования понятно субъектам экономики. Соответственно, это сопровождается высоким уровнем доверия к денежно-кредитной политике. Данный режим является наиболее действенным в вопросах снижения инфляционных ожиданий на рынке в среднесрочном периоде. Это позволяет более эффективно решать задачи планирования и, как следствие, инвестирования для реального бизнеса.

Важной задачей является правильный выбор целевого значения инфляции, адекватной оценки складывающейся ситуации. Учитывая долгосрочный характер инфляционного таргетирования, достижение низкого и стабильного уровня инфляции будет способствовать росту производительности и занятости в экономике, и, соответственно, будет стимулировать рост реальной экономики.

На решение указанных задач направлены документы стратегического планирования:

  • концепция развития финансового сектора Республики Казахстан до 2030 года [16] – нацеленная на формирование и поддержание сбалансированной экономической среды, минимизацию кредитных рисков через повышение прозрачности реального сектора экономики, расширение ресурсов и факторов роста финансового сектора, включая финансовые продукты отвечающих потребностям экономического роста.
  • стратегический план Национального Банка Республики Казахстан на 2014-2018 годы также направленный на обеспечение стабильности финансовой системы, включая банковский и страховой сектора, рынок ценных бумаг и пенсионную систему [17].

Основной задачей денежно-кредитной политики до 2020 г. Национальный банк считает стабильность цен с удержанием минимальных значений инфляции, что способно потенциально повысить доверие рынков к регулятору и способствовать экономическому росту. Сегодня инфляционное таргетирование считается приоритетом денежно-кредитной политики Казахстана и реализуется комплексом мер. В частности повысить эффективность процентного канала трансмиссионного механизма предполагается путем м привлечения новых инструментов регулирования ликвидности и введения новой «базовой» процентной ставки, к которой будут «привязаны» процентные ставки инструментов денежно-кредитной политики.

Процентные ставки по операциям постоянного доступа, как предполагается, будут формировать общие пределы колебаний ставок денежного рынка. При ужесточении или либерализации денежнокредитной политики базовая ставка соответственно повышается или понижается, следствием чего является изменение остальных процентных ставок.

Для минимизации влияния обменного курса на инфляцию, курсовую политику Национальный банк планирует реализовывать путем поддержания режима валютного коридора с более гибким обменным курсом, если это не противоречит достижению целей по инфляции.

При наступлении весьма вероятных в современной ситуации валютных шоков, приоритетом остается обеспечение финансовой стабильности. При этом, целевым ориентиром по инфляции станет индекс потребительских цен – очевидный и общепринятый показатель инфляции – ориентир с определенным интервалом отклонений. Политика инфляционного таргетирования предусматривает замену текущего годового целевого ориентира на среднесрочный параллельно с развитием модельного инструментария для выявления воздействия денежно-кредитной политики на макроэкономическую стабильность.

Для выработки решений в сфере денежно-кредитной политики Национальный Банк Казахстана планирует применять систему анализа и прогнозирования. Системный подход позволит составлять адекватные прогнозы инфляции и прочих макроэкономических показателей, на базе которых могут даваться рекомендации в сфере денежно-кредитной политики. С 2015 г. Национальный Банк меняет систему принятия решений. Так цели инфляционного таргетирования планируется устанавливать Правлением Национального Банка. Специально для достижения целей Правления был создан Комитет по денежно-кредитной политике, определявший базовую процентную ставку, а также ставки по основным операциям денежно-кредитной политики, полномочие одобрять государственную денежно-кредитной политику. Кроме того, для принятия оперативных решений по стратегии денежно-кредитной политики был создан Комитет по денежному рынку. В целом, денежно-кредитная политика Казахстана до 2020 г. ориентирована на инфляционное таргетирование, с помощью которого предполагается достичь устойчивости экономического роста [18].

Банковский сектор Республики Казахстан. По состоянию на 1 января 2015 г. в Республике Казахстан функционировало 38 банков, в том числе:

  • 17 банков с иностранным участием;
  • 1 банк со 100 %-ным государственным участием;
  • 3 банка с квазигосударственным участием в капитале.

Мировой финансовый кризис 2008-2010 гг. спровоцировал несколько лет стагнации и лишь с 2011 г. начался некоторый рост банковского сектора. На сегодня общие показатели уровня финансового посредничества в Казахстане демонстрируют относительно низкую эффективность банков в сфере перераспределения ресурсов в экономике и удовлетворения кредитного спроса. С 2011 г. активы банковского сектора Казахстана стабильно растут. В то же время, по отношению к ВВП банковские активы сокращаются. Совокупный кредитный портфель банков Казахстана на 01.01.2014 г. достиг 13.348 млрд. тенге (+47,2 % к 01.01.2011 г.). Уровень кредитов к ВВП не превышает 40% (к несырьевому ВВП – около 55%). [19]

Низкий уровень финансового посредничества в большей степени связан с несбалансированным кредитованием и низкой диверсификацией ссудного портфеля, а также преимущественно краткосрочным фондированием. В его структуре преобладают займы, предоставленные сектору услуг, в частности торговли (то есть кредиты с высокой долей оборачиваемости), строительства и операций с недвижимым имуществом (займы, выданные во многом в докризисный период). Недостаточная вовлеченность банковского сектора в процесс финансирования малого и среднего бизнеса отражает высокий уровень закредитованности и неустойчивое финансовое положение последних, в том числе в силу их низкой способности генерировать капитал, что приводит к концентрации кредитного риска в данных направлениях.

В результате, несмотря на высокий уровень спроса на кредитные ресурсы со стороны корпоративного сектора, банки все больше концентрируются на предоставлении краткосрочных высокодоходных, но одновременно высокорискованных потребительских кредитов. За последние три года доля потребительских займов выросла почти в 2 раза, что вызывает определенную обеспокоенность, поскольку в перспективе может увеличивать кредитные риски населения. Невысокий текущий уровень долговой нагрузки населения (отношение совокупного долга домашних хозяйств к ВВП – 11 %) формирует резерв развития банковского бизнеса в этом направлении. В то же время, агрессивный рост необеспеченных потребительских займов уже требует принятия мер по его ограничению.

В этих условиях одним из вопросов дальнейшего развития банковского сектора является решение существующих проблем высокого уровня неработающих займов и дефицита долгосрочных источников фондирования, которые оказывают дестимулирующее воздействие на кредитную активность банков.

В целях обеспечения стабильности банковской системы 27 апреля 2015 г. с 5 млн. тенге до 10 млн. тенге была повышена государственная гарантия [20] по депозитам физических лиц в национальной валюте [21]. При этом, максимальная сумма госгарантии по депозитам в иностранной валюте по прежнему не превышает 5 млн. тенге. Вкладчик, имеющий несколько депозитов (счетов), включая и в иностранной валюте, имеет госгарантии на все свои вклады, но не более 10 млн. тенге на одного вкладчика в одном банке. Под госгарантии попадают депозиты физических лиц в любой валюте, средства на текущих счетах и платежных карточках [22].

Краткосрочность кредитования казахстанских банков второго уровня во многом связана с тем, что их фондирование базируется в основном на депозитах и, соответственно, также краткосрочно. Менеджмент небольших банков считает, что короткие сроки дают возможность жестче контролировать расходование средств и придают уверенность в их возврате [23].

По оценке банковского сообщества в банковском секторе Казахстана идет затяжное «переформатирование», в связи с чем нет ясности «как будут выглядеть успешные банки ближайшего будущего» [24]. 

Неопределенность связывают также и с быстротой изменений «банковского ландшафта в Казахстане», находящегося под влиянием множества факторов, одним из которых называется в рамках Таможенного, а в перспективе Евразийского союза – «рост российских банков». Определенность в банковском сообществе Казахстана присутствует лишь в оценке доминирующей в перспективе роли крупных банков, тогда как шансы небольших банков их менеджмент видит «в мобильности, гибкости, возможности работы в непосредственном контакте с клиентами».

По экспертным оценкам значимых источников роста банковского сектора в Казахстане в 2015 г. «не просматриваются», а рост прогнозируется от 5 до 10%. При этом сохранится дефицит тенговой ликвидности, а у населения сохранится непонимание целей и ориентиров политики регулирования курса тенге. Кроме того, связанное с ослаблением рубля, падение цен на российские товары не может не отразиться на реальном секторе экономики Казахстана, а соответственно, и на банках. Существенное снижение цен на базовые статьи казахстанского экспорта не может не влиять как добывающий сектор, так и на иные сектора [24].

Небольшие банки второго уровня (например, Bank RBK) не имеют и постепенно отказываются от зарубежного фондирования, не имея долгов перед внешними кредиторами. Диверсификацию ресурсной базы они планируют через повышение удельного веса поступлений от физических лиц [25] и привлечения «длинных» денег через размещение облигаций. Кроме того, банки второго уровня надеются на государственные программы финансирования [26].

Для современного этапа развития казахстанских банков второго уровня характерна крайняя неравномерность. Наравне с кризисными явлениями наблюдаются и быстрый рост (в том числе за счет рестуктуризаций) ряда некогда небольших банков, не обусловленный кардинальными изменениями в корпоративном управлении. Так, Bank RBK продемонстрировал в 2011-2014 годы впечатляющие темпы роста. Число клиентов Банка выросло в 85 раз, активы – в 63 раза, объем привлеченных вкладов – в 150 раз, собственный капитал – в 10 раз, ссудный портфель – в 103 раза. По информации Банка портфель займов отличался высоким качеством ввиду минимального для рынка Казахстана уровня просроченных ссуд (более 90 дней – 3,3%, при среднерыночном показателе – 30%). Если в 2011 г. банк получил 0,02 млрд. тенге прибыли, то за 2014 г. почти 2,5 млрд. тенге [27].

АО «ForteBank» (до февраля 2015 г. – АО «Альянс Банк» [28]) по итогам 2014 г. показал чистую прибыль в сумме 171,2 млрд. тенге. Активы Банка выросли на 433,5 млрд. тенге (91,1%) до 909,2 млрд. тенге., а кредитный портфель – на 253,5 млрд. тенге (82,4%) до 561,3 млрд. тенге, депозитный портфель на 206,0 млрд. тенге (67,0%), до 513,6 млрд. тенге. Уровень неработающих займов (NPL 90+) был снижен с 53% до 28.3%. В то же время обязательства Банка составляют 754,5 млрд. тенге (+ 37%). Реструктуризация и реорганизация позволили восстановить уровень собственного капитала – 154,7 млрд. тенге, тогда как в конце 2013 г. был дефицит капитала – 75,1 млрд. тенге.

Выводы

Проведенный анализ современного состояния банковской системы второго уровня позволил выделить группу базовых структурных проблем ставших в последние годы тенденциями развития финансовой системы Республики Казахстан.

  1. Отсутствие стабильной динамики разрешения ключевых проблем, признанных как в самом Казахстане, так и международными аналитиками (рейтинговыми агентствами).
  2. Общая стагнация национального финансового рынка, ставшая следствием как внешних, так и внутренних причин, среди которых особую роль играет значительная доля неформальной (теневой) экономики, наличие и рост которой казахстанские экономисты, сотрудники Национального банка и политики в основном игнорируют.
  3. Относительно узкий ассортимент банковских услуг для крупных корпораций, обусловленный слабостью казахстанских банков второго уровня, их неспособностью самостоятельно аккумулировать значительные ресурсы для финансирования крупных инвестиционных проектов, порождают зависимость финансирования приоритетных направлений, включая малый и средний бизнес, государством.
  4. Приоритеты банковского кредитования в Казахстане отражают диспропорции структуры роста экономики, зависимой в большей степени от потребительского спроса, чем от инвестиций.
  5. Выявлен дисбаланс в сторону розничного фондирования казахстанских банков второго уровня, что при фактическом отсутствии рынка перераспределения ликвидности и слабости механизмов рефинансирования, подвергает всю банковскую систему постоянным (а в современной ситуации – особенно неустойчивым) рискам зависимости от настроений вкладчиков.
  6. Существенный процент неработающих займов сужает потенциал гибкого реагирования на макроэкономические изменения ситуации на отдельных рынках со стороны казахстанских банков.
  7. Хроническое несоответствие валютной структуры банковских активов и пассивов в банках Казахстана вызвано тем, что кредиторы банков ориентируются на иностранную валюту, тогда как заемщики – национальную.
  8. Дефицит надежных и перспективных внутренних точек роста, например, страхования, где развитие достигается через введение обязательных видов страхования или сопутствующих страхованию кросс-продаж при банковском кредитовании, пенсионных аннуитетов за счет переводов пенсионных накоплений из накопительных пенсионных фондов в страховые компании.
  9. Высокая убыточность ряда видов страхования (законодательно лимитирован размер страховых тарифов, а государственные функции переданы частным страховым организациям без надлежащего селектирования рисков), продуцирует системные риски.
  10. Слабый потенциал небанковских институциональных инвесторов на рынке частных инвестиции, при том, что возможности страховых компаний ограничены передачей значительного объема страховых премий перестраховщикам – иностранцам.
  11. Неэффективное администрирование пенсионными деньгами в Едином накопительном пенсионном фонде, которое сводится в основном к обеспечению их сохранности и предохранению от инвестиционных рисков.
  12. Наблюдаемый дефицит предложения и невысокая привлекательность инструментов рынка ценных бумаг для розничных инвесторов по сравнению с депозитами банков и рынка недвижимости делает рынок банковских услуг фактически безальтернативным.
  13. В современном Казахстане фактически отсутствуют региональные (не говоря о мировых) финансовые центры. Невысокая конкурентоспособность Регионального финансового центра г. Алматы стала следствием, как глубинных системных проблем казахстанского рынка ценных бумаг, так и общей слабости (относительно мировых финансовых центров) развитости инфраструктуры.

 

Список литературы 

  1. Кошанов А. Казахстан в глобальном мире // Мысль. Республиканский общественно-политический журнал [Электрон. ресурс]. – 2014. – 20 января. – URL: http://mysl.kazgazeta.kz/?p=1720 (дата обращения: 18.04.2015)
  2. Официальный сайт Национального Банка Республики Казахстан [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.nationalbank.kz/?docid=346&switch=russian (дата обращения: 06.2015)
  3. Fiscal Frameworks for Resource Rich Developing Countries, IMF Staff Discussion – SDN/12/0. – May 16. – 2012.
  4. Туреханова Н. Е. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики и особенности его функционирования в Республике Казахстан // Экономическое обозрение Национального Банка Республики Казахстан. – 2014. – №
  5. Кошанов А. Казахстан в глобальном мире [Электрон. ресурс] // Мысль. Республиканский общественно-политический журнал (Казахстан). – – 20 января. – URL: http://mysl.kazgazeta.kz/?p=1720 (дата обращения: 23.12.2015)
  6. Объем потребительских кредитов продолжает сокращаться в Казахстане [Электрон. ресурс]. – 2015. – URL: http://today.kz/news/economics/2015-04-13/611153-obem-potrebitelskih-kreditov-prodolzaet- sokrasatsa-v-kazahstane/ (дата обращения: 04.2015)
  7. Международные резервы и активы Национального фонда РК // Национальный банк Республики Казахстан [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.nationalbank.kz/?docid=285&switch=russian (дата обращения: 18.05.2015)
  8. Официальный сайт Standard & Poor's Ratings Services [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.com (дата обращения: 16.03.2015)
  9. Туреханова Н. Е. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики и особенности его функционирования в Республике Казахстан // Экономическое обозрение Национального Банка Республики Казахстан. – 2014. – № 4. – С.
  10. Постановление Правления Национального Банка Республики Казахстан от 24 апреля 2015 года № 67. Об одобрении Денежно-кредитной политики Республики Казахстан до 2020 года (с дополнениями от 17.06.2015 г.) [Электрон. ресурс]. – 2015. – URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_ id=34879108#pos=1;-277 (дата обращения: 08.2015)
  11. Калымбетов А. С. Измерение ненаблюдаемой экономики в Казахстане // Экономическое обозрение Национального Банка Республики Казахстан. – 2014. – № 4. – С. 31-32.
  12. Порядина И. В. Влияние экономических рисков на банковскую систему Казахстана // Science and world. – 2011. – № 3 (7).
  13. Barreto Motta S. Banco e agência são sonhos distantes dos BRICS // Monitor Digital (Brazil) [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.monitormercantil.com.br/index .php?pagina=Noticias&Noticia=166564 (дата обращения: 02.2015)
  14. Официальный сайт АО «Altyn Bank» [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.altynbank.kz/ru/ press_center/ news/2015/April/credit_rating (дата обращения: 09.2015)
  15. Официальный сайт АО «Capital Bank Kazakhstan» [Электрон. ресурс]. – URL: http://capitalbank. kz/news/83.html (дата обращения: 10.2015)
  16. Терский М. В. Экономические риски прямых зарубежных инвестиций в России: территориально-отраслевой аспект. – Владивосток, 2010. – С. 7.
  17. Постановление Правительства Республики Казахстан от 27 августа 2014 года № 954. Об утверждении Концепции развития финансового сектора Республики Казахстан до 2030 года [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.nomad.su/?a=3-201410090029 (дата обращения: 02.2015)
  18. Приказ Руководителя Администрации Президента Республики Казахстан от 15 декабря 2014 года №01-38.37. Стратегический план Национального Банка Республики Казахстан на 2014-2018 годы [Электрон. ресурс]. – – URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31642683#pos=13;-282 (дата обращения: 12.07.2015)
  19. Постановление Правления Национального Банка Республики Казахстан от 24 апреля 2015 г. № 67 (в ред. от 17 июня 2015 г.). Денежно-кредитная политика Республики Казахстан до 2020 года.
  20. ENRC Спор с FQM разрешен [Электрон. ресурс]. petroleumjournal.kz/index.php?p=article& aid1=61&aid2=314&id... (дата обращения: 26.02.2015)
  21. Закон РК от 27 апреля 2015 № 377-V. О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам страхования и исламского финансирования [Электрон. ресурс]. – URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=39924867#pos=9;-177 (дата обращения: 12.04.2015)
  22. Сайденов А. Bank RBK: Бурный рост обусловлен необходимостью активно войти в рынок [Электрон. ресурс]. – 2013. – 21 июня. – URL: https://www.bankrbk.kz/rus/press/releases/ (дата обращения: 09.2015)
  23. Мажиновым И. Ш. До драматического сценария, полагаю, дело не дойдет. Интервью с председателем правления АО «Bank RBK» [Электрон. ресурс]. – URL: Kapital.kz. (26.02.2015)
  24. За последние пять лет тройка крупнейших банков Казахстана сократила концентрацию рынка с 58 до 42%. На фоне недавно объявленных сделок по продаже банков пул лидеров может смениться [Электрон. ресурс]. – – URL: http://ranking.kz/infopovody/za-poslednie-pyat-let-troyka-krupneyshikh- bankov-kazakhstana-sokratila-kontsentratsiyu-rynka-s-58-do/?mcode=banks (дата обращения: 28.09.2015)
  25. Инструмент гарантирования в программе «дорожная карта бизнеса-2020» для представителей банков-партнеров [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.damu.kz/9575 (дата обращения: 02.2015)
  26. BankRBK вступил в новый, «зрелый» этап своего функционирования // Казахстанская правда. – 2014. – 4 декабря.
  27. ForteBank на конец 2014 года подтвердил размер собственного капитала на уровне 154,7 млрд. тенге и стал третьим крупнейшим банком в стране [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.fortebank. com/ru/media_center/news/2015/April/4399 (дата обращения: 09.2015)
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...