Ислам и женщина в кочевом обществе казахов

В статье рассматривается роль женщины в кочевом обществе казахов. 

У пророка Мухаммада есть широко известный афоризм «Рай под ногами матерей», который славит женщину-мать. По его смыслу можно определить, что для любого человека – самым близким является – мать. Только она способна на истинную любовь, окружить бескорыстной заботой, понять и разделить горести. Поэтому земной рай там, где ступает нога матери.

Но в мусульманском обществе женщина все-таки поставлена в неравноправное положение по сравнению с мужчиной. Французский востоковед Анри Массэ делает такой вывод: «К женщине Коран не проявляет нежности» [1, с.88]. Он ссылается на высказывание пророка Мухаммада о женщинах: «Разве ж тот, кто выращен в украшениях и кто в препирательстве, не ясен?» [2, 43:17].

По мусульманским кононам, женщина – человеческое существо «второго сорта». Есть изречение Корана в 30 суре Румы: «Аллах создал для вас (для мужчин У.С.) из вас самих жен, чтобы вы жили с ними» [3, 30:20]. Это перекликается известным библейским мифом о сотворении женщины из ребра Адама.

В кочевых казахских племенах мужчина являлся основным добытчиком материальных благ – пастухом – скотоводом, также защитником не только племени, но и главного его достояния – стада от врага. Женщина же в кочевом хозяйстве играет подчиненную роль, материально зависит от мужчины. Эти фундаментальные отношения и породили ее приниженное положение в обществе и семье. Коран лишь запечатлел его в своих установлениях.

В семейной жизни долг женщины – мусульманки состоит в полном подчинении мужу, послушании и удовлетворении желании, что, кстати, не противоречит установленным правилам адата (обычного права казахского общества).

Полная зависимость жены от мужа стала важнейшей характерной особенностью семейного быта у всех мусульманских народов, в том числе и казахов. Но в отличие от других оседло-земледельческих мусульманских регионов, у кочевых казахов, постулаты мусульманского права, не развились столь широко. В семейно-бытовых отношениях все было относительно. Этому способствовал образ жизни и стиль мышления номадов-казахов. Круглогодично кочуя по бескрайним степям Евразии, казахи жили в основном по законам обычного права. Тем более, на огромных степных пространствах не было культовых мусульманских построек, типа мечетей, минаретов, медресе и т.д., которые могли бы оказывать какое-то непосредственное влияние на духовную жизнь степняков. Мусульманами казахи считались как таковыми.

В казахском обществе шариат, по сравнению с адатом, не получил доминирующей роли. Способствовало к этому и менталитет казахского шаруа. Особенности кочевого уклада жизни накладывали отпечаток на духовную жизнь, на отношении полов, регламентацию общественных отношении. Фактически считая себя мусульманами, они, тем не менее, широко культивировали веками сложившиеся положения и устои своих предков (культ предков – аруах, тенгрианство и т.п.). Женщина у казахов в отличие от мусульманок- ортодоксов соседних среднеазиатских народов, были более свободны в повседневной жизни. Не было принято закрывать лица, носить чадру или паранджу, прятаться от посторонних глаз на женской половине дома. В юрте, где не было разделительной перегородки, женской половиной называлась лишь условная часть, в отличие от домов оседлых мусульманских народов (ичкари). На празднествах или джайлау девушки наравне с мужчинами, принимали активное участие в различных степных играх (например «кыз-куу» девушку-догони), айтысах, т.д., т.е. свободно могли общаться. В тяжелое для народа время женщина казашка могла оседлать коня и наравне с мужчинами отражать нападение врага. Образ казахской женщины хорошо отображают лирические произведения устного народного творчества: «Кыз-жибек», «Козы-корпеш-Баян-сулу» и др. Весомой и значительной в традиционном казахском обществе была фигура матери. Ей отводилась высокая роль в воспитании, в привитии ребенку национальных черт.

Чокан Валиханов, хорошо знавший быт казахского народа, считал, что ислам у казахов тесно переплетается с многочисленными пережитками домусульманского периода. Казахи верили и в заклинания шаманов-баксы, и в проповеди ишана, которые одинаково усердствовали в восхвалении Аллаха, поклонялись местам, связанным с могилами святых, а с другой стороны, устраивали моления и жертвоприношения около камней, деревьев и родников, считавшихся святыми местами, но не имевшими отношения к исламу.

Ислам как религия хотя возникла в VII веке, и проникла на южные территории Казахстана уже в VIII веке, но в основной части бескрайних степных пространств, он не получил абсолютного влияния. До XIV века в степях Дешт – Кыпчака соседствовали различные верования и религии. Здесь мы встречаем язычество, шаманизм, тенгрианство, культ предков, христианство несторианского толка и др., даже атеизм. Известно, что Чингиз- хан поощрял все религии и указал уважительно относиться к духовным лицам. Также вспомним о кагане тюргешей Сулуке, который отказался от ислама на предложение мусульманских миссионеров в годы правления халифа Хишама (724-743 гг.), мотивируя тем, что тюрки – кочевники это не банщики, портные, сапожники, а воины бескрайних степей [4, с.101-102].

С приходом к власти в Золотой Орде Узбек-хана ислам становится официальной религией в его государстве включая и Ак-Орду. С этого момента в казахстанских степях появляются нормы мусульманского права - шариат. Отметим, что наряду с шариатом, все- таки адат являлся основным источником норм жизни в кочевом обществе. Во времена Казахского ханства, кочевники часто отходили от морали законов шариата. Например, во время войны с узбеками – шейбанидами за власть над сырдарьинскими городами, казахи захватывали в плен братьев мусульман, прокалывали им уши и, продевая сквозь них сыромятные ремни, гнали до своих становищ. «…Число рабов-мусульман, которых угнали во время набега, превысило несколько тысяч» пишет очевидец Фазлаллах ибн-Рузбихан Исфахани [5, с. 186-187]. Увод в плен мусульман и обращение их в рабов послужили поводом объявления казахам «священной войны». Ученые-теологи Мавераннахра и Хоросана, составили фетву о газавате объявившими казахов неверным народом, допускающих продажу мусульман в рабство. Во всех мечетях Бухары, Самарканда, Хивы, Термеза, Герата, Астрабада и др. городов по этому случаю проклинали казахов, наложили эмбарго на торговые сношения. Это показывает отношение кочевых казахов к исламу и вообще его догматам. Отметим и тот факт, что казахи, в особенности женщины не всегда придерживались всех пяти основных обязательных положений – пяти «столпов» религии: произнесение и признание шахады, ежедневная пятикратная молитва, соблюдение месячного поста, уплату благотворительного налога, паломничество в Мекку. По крайней мере, только в периоды зимовок, когда казахские роды опускались по меридиану на южные территории, они могли приобщаться к мусульманским догматам, находясь возле сырдарьинских исламских городов. Отсюда соответственно прослеживается и роль казахской женщины – мусульманки, ее относительной раскрепощенности в кочевом мире кочевников, по сравнению другими мусульманскими народами.

 

Список использованной литературы: 

  1. Массэ А. Ислам. Очерки истории. М., 1963 г.
  2. Коран, сура 43, аят 17. Пер. с араб. акад. И.Ю. Крачковского. М. 1990 г.
  3. Коран, сура 30, аят 20. Пер. с араб. акад. И.Ю. Крачковского. М. 1990 г.
  4. С.Г. Кляшторный, Т.И. Султанов. Казахстан. Летопись трех тысячелетий, Алма- Ата, 1992 г.
  5. Фазлаллах ибн-Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя) М., 1974 г.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: История