Ретроспектива развития института медиации в Казахстане

В данной статье рассматриваются исторический анализ суда биев и развития института медиации в Казахстане.

Медиация для Казахстана является исторически сложившимся институтом, вековым правоприменительным опытом. В процессе исторического развития медиация как процедура разрешения спора претерпевала множество изменений, до того какой является в настоящее время.

Разрешение родовых споров и конфликтов согласно неписанному закону традиционно было присуще и для казахского общества. Институт биев, существовавший в 18 веке в течение нескольких столетий, считается исторической предпосылкой обращения к медиации в Казахстане.

Исторически для казахского общества присуще традиционное обычное право, выраженное в устной форме, передаваемой из поколения в поколения. Само обычное право казахов состояло из трех источников: обычай (адат или зан); практика суда биев; положения съезда биев (ереже). Все эти три источника между собой тесно связаны. Практика суда биев или так называемый судебный прецедент, а также положения суда биев, так называемое «ереже», постоянно дополняли, изменяли существующие правовые обычаи. Все разрешения споров, в том числе и уголовные, носили, примирительный и компенсационный характер, такие как кун (выкуп), айп (штраф), вознаграждение за убытки и другие.

Суд биев, как суд высокой морали, строился и основывался на таких фундаментальных принципах, составляющих его незыблемые основы, как неподкупность судьи, справедливость, как суть и моральная ориентация судебных решений, доступность и публичность суда, владение судьей ораторским искусством как средством доказывания и обоснования судебного решения, ориентированность суда на примирение сторон и полное возмещение причиненного правонарушением ущерба.

Суд биев является исторически сложившимся и удачно сформированным институтом медиации. Особенностью суда биев было демократичность, а право казахов (в объективном смысле) предоставляло диспозитивную возможность в выборе судьи. Бий в свою очередь, избирался из ряда высокого авторитетных, уважаемых и опытных аксакалов, чья компетенция не вызывало сомнения у участников данных отношений. Отсюда и самообеспеченная независимость «судьи», т.к. нарушения данного принципа могло повлечь спорность кандидатуры в дальнейшем, и как следствие, сомнение в авторитетности и компетентности принятых решений. Поэтому деятельность биев сопровождалось весьма ответственным подходом к разрешению спора.

Как отмечал академик НАН РК Зиманов С.З. в монографии «Суд биев – уникальная судебная система», изданная в 2009 году, основными критериями высокого уровня нравственных и морально-этических качеств судов – биев являлись: «независимость, профессионализм, философское размышление, ораторство, предельная справедливость и честность, свободомыслие и народнические идеалы, овладение богатством оборота и стиля народного красноречия, полемические способности, рассудительность и находчивость в поисках выхода из разбираемых конфликтных ситуаций» [1, с. 23].

Неслучайно, в ст. 15 Закона РК «О медиации» от 28 января 2011 года законодатель предусмотрел требования к непрофессиональным медиаторам: имеющие большой жизненный опыт, авторитет и безупречную репутацию [2].

Одна из ярких особенностей суда биев — в его духовности и являлось его социальное назначение, которое сводилось к примирительной функции при разрешении спора, тем самым оказывая положительное влияние на поддержание стабильности отношений в обществе. Суд биев основывался в первую очередь, не сколько на нормах правового обычая, а сколько на нравственно-этических и моральных установок, сложившихся в обществе, вследствие решения суда биев имели гуманистическую направленность.

Современные ученые доказали, что право казахского народа – есть культурное наследие, созданное в течение многих веков в виде кратких и емких изречений, норм обычного права, основанного на демократических традициях. Уникальность права казахского народа заключается в том, что оно выражало дух народа, его чаяния и устремления к свободе, справедливости [3].

Академик Зиманов С.З. отмечал: «Ничто в казахском обществе не ценилось выше, чем царство Слова и царство Закона». Царство слова проявлялось в том, что в Великой степи были востребованы и ценились сила красноречия, правдивого слова. Особенно это проявлялось в бийском правосудии» [1, с. 22].

Дат – этим кратким словом обозначалось требования лица быть выслушанным, высказать свои претензии, свое мнение. Царство правосудия обеспечивалось непререкаемым авторитетом биев. Правосудие в казахском праве проходило с соблюдением принципов состязательности, гласности, ясности, а также путем красноречивого изложения и доказывания обстоятельств дела в равной мере сторонами.

Казахское право в жизни кочевого общества выполняло следующие функции: регулятивную, управленческую, объединительную, охранительную и гуманистическую. Казахское право есть достижение казахского народа, уровень правовой культуры. Оно возникло и развивалось синхронно, динамично. «Казахское право, как отмечал академик Зиманов С.З, есть закон и власть, источник общественного бытия и нравственности, искусство и духовная ценность». То есть казахское право было фундаментом, стержнем, механизмом развития общественных отношений. Также казахское право уникально тем, что оно не было основано на нормах религии. Его основными источниками были обычаи, ханско-бийские правовые уложения и сборники, культурные традиции Великой степи [4].

Некоторые нормы казахского обычного права сохранились, и существуют по сей день. Оно является общественным достоянием, наследием, имеющим историческую ценность в жизни современного общества Казахстана.

Институт суда биев выполнял разнообразные функции – осуществлял правосудие, стремился примирить стороны, формировал идеи права в казахском обществе. Бии обладали особой сметливостью и находчивостью, умели емко и точно выражать свои мысли, могли найти выход из самых запутанных и сложных ситуаций, обладали даром красноречия. Принимаемые судами биев правовые решения основывались на судебных прецедентах, ханском законодательстве, а также на обычаях кочевого общества и общественноуправленческих отношений в нем. Эти правовые решения обладали не только формальноимперативными характерами, но и морально-этическими качествами. Это высоко ценилось в кочевом обществе.

По мнению Ибраевой А.С., для соискателя на статус бия предъявлялось множество требований. Будущий бий должен был знать не только нормы казахского обычного права, но также обладать непререкаемым авторитетом. Именно этот критерий особо ценился в кочевом обществе, так как суд биев был посредником между представителями кочевой знати (хан, султаны) и народом [3].

Суды биев играли также большую роль в формировании казахской кочевой правовой культуры. Именно они были творцами, созидателями правовой культуры. По этому вопросу в отношении них из поколений в поколение передались такие афоризмы как: «Тура биде туған жоқ, туғанды биде иман жоқ», «У справедливого судьи нет предвзятости, перед ним все равны. У несправедливого судьи нет чести и авторитета среди народа». Решения, принимаемые биями, должны были не только соответствовать нормам обычного права, но и побудить и формировать в сознании общества идеи, взгляды о гуманности.

По мнению Ибраевой А.С. основная функция суда биев заключалась не в материальном возмещении ущерба, а в обеспечении торжества справедливости. По своему характеру данный институт является демократическим, гуманным. Это особенно ярко выражалось в разрешении спора относительно куна, т.е. выплаты возмещения за лишение жизни. В разрешении данных категорий дел бий использовал правовые средства, направленные на примирение сторон [3].

На современном этапе развития общества применяются различные методы разрешения споров (конфликтов). Особо ценятся такие правовые институты, которые носят гуманный, демократический характер. Таковым является институт медиации как альтернативный способ разрешения споров вне суда. Данный институт представляется в казахстанской юридической науке как результат существования и развития казахского обычного права и института биев. Именно бии были лицами, осуществлявшими функцию медиатора в казахском народе в седой древности.

Бекназаров Б. отмечает схожесть института медиации с судом биев. «Хотелось бы отметить, что исторические предпосылки обращения к институту медиации в Казахстане есть. Можно провести аналогию между медиацией и судом биев, которые разрешали споры в казахской степи многие века. Как и медиаторы, бии действовали как посредники в возникавших спорах, при этом не существовало какого-либо формального назначения на данную должность» [5].

Таким образом, ретроспективный анализ показал, что институт медиации для современного Казахстана имеет свои исторические корни. И для дальнейшего развития данного института можно использовать опыт, принципы, идеи, ценности кочевого общества. Возрождение в правовом государстве института медиации призвано обеспечивать правопорядок, справедливость, согласие и спокойствие в обществе.

 

Список использованной литературы: 

  1. Зиманов С.З. Суд биев – уникальная судебная система. Алматы, 2009. – 233 с.
  2. Закон Республики Казахстан «О медиации» № 401-IV от 28 января 2011 года (с изменениями и дополнениями от 11.2015г)
  3. Ибраева А.С., Алимбекова М. Актуальные проблемы совершенствования судебной власти Республики Казахстан. //http://nblib.library.kz/elib/library.kz/ journal/Ibraeva
  4. Зиманов С.З. К оценке казахского права в истории мысли // Древний мир права казахов. Материалы, документы и исследования. 2 том. Алматы, 2004. С. 15-24.
  5. Бекназаров Б. Материалы международной конференции «Внедрение института медиации в Казахстане». //Kazinform. 11.2012 //http://www.inform.kz/ru/voprosy-vnedreniyainstituta-mediacii-v-kazahstane
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция