Семантико-когнитивный подход к анализу концептов

В статье описываются определения концепта некоторых ученых и их семантико -когнитивный подход к анализу концептов.

Основной термин, используемый когнитивной лингвистикой, – концепт. Посредством концепта изучается ментальность народа. В.В. Колесов пишет, что концепт культуры «в границах словесного знака и языка в целом предстает в своих содержательных формах как образ, как понятие и как символ» [1, 81]. Исследователь отмечает, что «в данном случае под концептом следует понимать не CONCEPTUS (условно передается термином ―понятие‖), а CONCEPTUM – ―зародыш, зернышко‖ первосмысла, из которого и произрастают в процессе коммуникации все содержательные формы его воплощения в действительности» [1, 81]. Таким образом, в позиции В.В. Колесова прослеживается мысль о том, что концепт – это первооснова, фундамент, который «диктует говорящим на данном языке, определяет их выбор, направляет мысль, создавая потенциальные возможности языка-речи» [2, 21].

Более узкое понимание концептов характерно для Ю.C. Степанова, который относит к ним семантические образования, отмеченные лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующие носителей определенной этнокультуры: «Концепт это как бы сгусток культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт это то, посредством чего человек рядовой, обычный человек, не творец культурных ценностей сам входит в культуру, а в некоторых случаях влияет на нее» [3, 43]. Совокупность таких концептов не образует концептосферы как некоего целостного и структурированного семантического пространства, но занимает в ней определенную область.

Л.О. Чернейко видит в концепте содержание слова (денотативное и коннотативное), которое отражает представление данной культуры о характере явления, стоящего за словом, взятым в многообразии его ассоциативных связей

В.П. Нерознак определяет концепт как знаменательный образ, отражающий фрагмент национальной картины мира [4, 38], а В.П. Москвин называет концептом «понятие, представляющее ценность для носителя языка, актуальное для него и потому выражаемое значительным количеством синонимов (в том числе с метафорической внутренней формой), обладающих богатой лексической сочетаемостью; понятие, являющееся темой значительного количества пословиц, поговорок, фольклорных сюжетов, литературных текстов, произведений изобразительного искусства, скульптуры, музыки; понятие, глубоко укоренившееся в языке и культуре народа и потому являющееся диахронической константой и языка, и культуры» [5].

С.Х. Ляпин представляет концепт как многомерное идеализированное формообразование, опирающееся на понятийную основу, закрепленную в значении какого-либо знака, и обладающее дискретной целостностью смысла, который функционирует в определенном культурном пространстве и поэтому предрасположен к культурной трансляции из одной предметной области в другую [6, 18].

С.Г. Воркачев определяет концепт как «единицу коллективного знания/сознания (отправляющую к высшим духовным ценностям), имеющую языковое выражение и отмеченную этнокультурной спецификой». Такое ментальное образование, по мнению исследователя, соотносится с планом выражения лексико-семантической парадигмы, то есть всей совокупности разнородных синонимических средств (лексических, фразеологических, афористических, описывающих его в языке) [7].

По мнению исследователей Волгоградской школы филологического концептуализма, концепт является, как минимум, трехмерным ментальным образованием: «Концепт имеет три важнейших измерения образное, понятийное и ценностное. Образная сторона концепта это зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, воспринимаемые обонянием характеристики предметов, явлений, событий, отраженных в нашей памяти, это релевантные признаки практического знания. Понятийная сторона концепта это языковая фиксация концепта, его обозначение, описание, признаковая структура, дефиниция, сопоставительные характеристики данного концепта по отношению к тому или иному ряду концептов, которые иногда не существуют изолированно, их важнейшее качество голографическая многомерная встроенность в систему нашего опыта. Ценностная сторона концепта важность этого психического образования как для индивидуума, так и для коллектива» [8, 13]. Понятие соотносится с концептом следующим образом: «Понятие есть обобщенная совокупность наиболее существенных признаков предмета, а концепт есть содержание внутренней формы имянаречения данного предмета, расшифровка которой осуществляется через набор релевантных семантических примитивов… . Разумеется, … не сами семантические примитивы, а их вербализация… в разных языках получает различные звуковые и графические формы… Различие между понятием и концептом становится еще более очевидным на фоне лексического значения слова как формы понятия и его лексикализации (сведение всех семантических примитивов концепта в одну систему значений, упакованную в ту же формально-звуковую форму, что и соответствующее понятие)» [9, 14]

В концепте как многомерном ментальном образовании концентрируются результаты освоения человеком мира. Концептуализация действительности, основанная на восприятии, приводит к появлению понятий, формой зарождения которых являются представления. Конденсируя признаки, присущие различным объектам, понятия подвергаются оценке, которая при своѐм осуществлении в определенном культурном пространстве способствует превращению понятий концепты.

«Концепт, таким образом, есть понятие, погруженное в конкретный лингвокультурный контекст…» [10, 67].

Отсутствие единой, общепризнанной дефиниции концепта указывает на незавершенность гносеологического становления этой категории, что подтверждает наличие ее следующих прототерминологических аналогов -«лингвокультуремы», «мифологемы»«логоэпистемы», при рассмотрении которых на первый план выступает «языковое выражение закрепленного общественной памятью следа отражения действительности в сознании носителей языка в результате постижения (или создания) ими духовных ценностей отечественной и мировой культуры» [11, 37]

В связи с незавершенным гносеологическим статусом данной категории, одним из спорных вопросов в ее исследовании является типология концептов. Они обычно типологизируются а) структурно-семантически (лексические, фразеологические); б) дискурсно (научные, художественные, обыденные); в) социологически (универсальные, этнические, групповые, индивидуальные).

Что касается эмоциональных концептов, на первый взгляд, кажется логичным относить их к разряду универсальных, поскольку именно эмоции являются центральной частью, которая делает представителей разных этносов более или менее похожими друг на друга». При этом, как установлено, Эмоциональным концептам присуща этноспецифичность, обусловленная «индивидуальным эмоциональным трендом и национальным индексом данной культуры», которые, в свою очередь предопределяются варьирующимся характером манифестации «многоплановости взаимодействий» культуры, языка и эмоций.

Тот факт, что каждый язык накладывает свою собственную классификацию на эмоциональный опыт человека, позволяет считать эмоции«таксоном  культуры»: их концепты, имея «материальные экспоненты в языке», проявляют при этом национальнокультурную специфику.

Учитывая все эти факторы, Н.А. Красавский определяет эмоциональный концепт как «этнически, культурно обусловленное, структурно-смысловое, как правило, лексически и/или фразеологическивербализованное образование, базирующееся на понятийной основе, включающее в себя помимо самого понятия образ, культурную ценность и функционально замещающее человеку в процессе рефлексии и коммуникации предметы (в широком смысле слова) мира, вызывающие пристрастное отношение к ним человека» [12, 18].Этномаркированность эмоционального концепта предопределяется такими социопсихокультурологическими факторами, как «традиции, обычаи, нравы, особенности быта, стереотипы мышления, модели поведения и т.п., исторически сложившиеся на всем протяжении развития, становления этноса». Основу эмоционального концепта составляет эмоциональное понятие, которое формируется на базе перцептивных образов реального мира и фиксирует признаки эмоционально насыщенных явлений. Поскольку эмоциональный концепт являются ментальными сущностями, их можно также интерпретировать как особую форму метарегуляции психических процессов, основанной на знаковой репрезентации, которая обеспечивает обобщенную, абстрактную, социально-выработанную категоризацию и организацию информации об эмоциональных переживаниях в виде системы взаимосвязанных языковых значений [13, 54].

Обобщив взгляды исследователей на понимание концепта, можно сделать вывод, что в рамках лингвокультурного подхода концепт — это многомерное ментальное образование, включающее в себя ценностный, понятийный и образный элементы. Принципиальное отличие культурного концепта от других, применяющихся в современной науке условных ментальных единиц, состоит в том, что для концепта, при всей его многомерности, характерен примат ценностного отношения к отображаемому объекту. Формирование концепта есть процесс обобщения результатов опытного познания действительности до пределов человеческой памяти и соотношения их с ранее усвоенными ценностными доминантами, выраженными в религии, идеологии, искусстве и т.д. Функционирование концепта процесс выбора и использования конкретных языковых средств, которые, по мнению отправителя сообщения, способны активизировать этот концепт в сознании адресата. Таким образом, концепт существует в сознании, детерминируется культурой и опредмечивается в языке.

 

Список использованной литературы:

  1. Колесов, В.В. Тезисы о русской ментальности. «Жизнь происходит от слова…»./ В.В. Колесов.СПб.:
  2. Колесов, В.В. Концепт культуры: образ понятие символ / В.В. Колесов. Л.: 1992. –21 с.
  3. Степанов, Ю.С. Семиотика: антология / Ю.С. Степанов.М.: Академия, 702 с.
  4. Нерознак, В.П. От концепта к слову: к проблеме филологического концептуализм. Вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков./В.П. Нерознак.Омск, – 120 с.
  5. Москвин, В.П. Семантическая структура и парадигматические связи полисеманта (на примере слова судьба)/В.П. Москвин.Волгоград: Перемена, 1997. 32 с.
  6. Ляпин, С.Х. Концептология: к становлению подхода.Концепты:научные труды Центроконцепта./С.Х.Ляпин.-1вып. Архангельск: Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 1997. –347 с.
  7. Воркачев, С.Г. Сопоставительная этносемантика телеономных концептов "любовь" и "счастье" (русско-английские параллели)./С.Г. Воркачев.Волгоград: Перемена, 2003. 164 с.
  8. Карасик,В.И. Языковой круг: личность, концепты: дискурс./В.И.Карасик. М.: Гнозис, 2004. 390 с.
  9. Шаховский, В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. /В.И.Шаховский.– Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1987. – 192 с.
  10. Красавский, Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: монография./Н.А.Красавский. – Волгоград: Перемена, 2001. – 495с.
  11. Костомаров, В.Г. Старые мехи и молодое вино. Из наблюдений над русским словоупотреблением конца XX века./В.Г.Костомаров, Н.Д.Бурвикова. – СПб.: Златоуст, 2001. – 72 с.
  12. Красавский, Н.А. Лингвистические методы исследования эмоциональной концептосферы. Лингвистические парадигмы: традиции и новации./ Н.А. Красавский.— Волгоград, -214 с.
  13. Рейковский, Я. Экспериментальная психология эмоций./Я.Рейковский. – М.: Прогресс, – 392 с.
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Филология