Независимый Казахстан как флагман развития евразийской идеи

От профессорско-преподавательского – состава Бурятского государственного университета сердечно приветствую руководство и коллектив нашего вуза-партнера – Евразийского национального университета имени Л.Н. Гумилева и участников конференции.

Разрешите поздравить всех с великой датой – 25-летием Независимости Республики Казахстан! Этот праздник является значимым не только для казахстанского народа, но и всех братских народов центральной части Евразии, поскольку именно Республика Казахстан является флагманом развития евразийской идеи и постоянным инициатором евразийских интеграционных процессов, которые являются в современном мире одним из главных факторов экономического и политического развития. Современные интеграционные процессы, происходящие на постсоветском пространстве, имеют довольно прочное философско-историческое обоснование в лице евразийского учения, включающего классическую евразийскую школу и так называемое «неоевразийство». Если попытаться дать краткую характеристику «евразийству» как идейному течению, как вектору социально-политической мысли, то можно употребить такой термин из обыденного языка, как «золотая середина». В социальной философии это гармония между человеком и обществом; в правовой — между правом и нравственностью; в политической — демократизма (власти народа) и идеократизма (власти идей); в нравственной - единство личной свободы, самоопределения и служения обществу; в геополитической — открытость и Западу, и Востоку, стремление гармонично соединить цивилизационные достижения с ценностями своей культурной, хозяйственной и политической самобытности [1, с.109-110].

Можно также привести замечательные слова, что «евразийство – это алмаз в короне интеграционных процессов, которые требует сегодня глобализация», который были сказаны на лекции в Евразийском национальном университете Президентом Казахстана Н. Назарбаевым1, вклад которого в развитие политической теории и практики евразийства невозможно переоценить.

Действительно, региональная интеграция, в первую очередь, интеграция на евразийском пространстве, является одним из важных приоритетов внешней политики Казахстана. Сколько существует Казахстан как независимое государство, столько он и выступает инициатором практически всех интеграционных проектов на постсоветском пространстве. При этом важно отметить, что Казахстан за четверть века, несмотря на проблемные стартовые условия начала 1990-х годов, показал всему миру, что может жить как независимое государство и без всякой интеграции. Тем не менее, и сегодня Республика Казахстан как крупное евразийское государство настойчиво продвигает глобальный проект под названием «единое экономическое пространство». Поэтому без учета реального казахстанского фактора современные рассуждения о теории и практике евразийства будут не полны.

Возрождение евразийства, интереса к нему, появление нового этапа в развитии классического евразийства (нового евразийства), формирование соответствующего общественного движения, евразийские проекты президентов Н. Назарбаева и В. Путина свидетельствуют о живой связи науки и практики, жизнеспособности евразийства как научной теории, ее востребованности обществом.

Евразийское учение как целостная социально-политическая и правовая доктрина имеет, на наш взгляд, колоссальное значение для перспектив развития наших стран на современном этапе. При этом могут быть выделены международный и внутригосударственный аспекты применимости евразийской идеи. Что касается России, очевидная геополитическая составляющая евразийства, нынешнее «месторазвитие» нашей страны, ее историческое прошлое, сохранившиеся особые связи российского народа с ближним и дальним зарубежьем логически предопределяют позиционирование евразийской доктрины в качестве одного из принципов внешней политики современной России.

Одним из направлений реализации этого принципа для современной России является поиск оптимальных государственно-правовых и международно-правовых форм интеграционной политики России на постсоветском пространстве. Интересно отметить, что сама по себе проблема государственно- правовой интеграции на евразийском пространстве имеет глубокие исторические корни. Есть все основания согласиться с концепцией Л. Н. Гумилева об этапах становления суперэтнического единства Северной Евразии, включающие: первую евразийскую империю-государство хуннов; вторую - тюрков; третью – монголов; четвертую - Древнюю Русь и Российскую империю [2, с. 37-456; 3, с. 363-525]. Очевидно, что в качестве пятой империи может рассматриваться и Союз ССР.

В настоящее время, на наш взгляд, идет шестой этап международно-правовых и государственно- правовых форм сотрудничества в Северной Евразии, на постсоветском пространстве, который характеризуется завершением дезинтеграционного периода, связного с распадом СССР и началом поиска интеграционных схем. Одной из таких форм интеграции в настоящее время является Евразийский Экономический Союз.

Это наиболее крупная и смелая интеграционная инициатива Казахстана, с которой Президент РК Н.Назарбаев выступил во время своей лекции в МГУ им. М.В. Ломоносова в марте 1994 г. Для Казахстана в 1990-2000-х гг. идея евразийства и евразийской интеграции осуществлялась, по словам Президента Республики Казахстан, в форме трех организаций: Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и Совещания по выработке мер доверия в Азии (СВМДА) [4]. Однако уровень интеграции государств был недостаточным, не соответствующим тому, что предлагал в 1994 г. Н. Назарбаев.

Ю.И. Скуратов в свое время писал: «Российское руководство должно дать четкий и вразумительный ответ на предложение Н.Назарбаева 1994 г. о создании Евразийского Союза, основанного на объединении членов СНГ в демократический конфедеративный союз, который стал бы неким аналогом Европейского Союза на евразийском пространстве» [5, с. 14-15].

В настоящее время работа по отлаживанию интеграционных процессов в рамках Евразийского Экономического Союза проходит довольно интенсивно. Как отмечает Р.К. Кадыржанов, новое дыхание идее Евразийского союза придал президент России В.Путин, заявив, что одним из главных приоритетов его президентства до 2018 г. станет создание на постсоветском пространстве Евразийского союза [6, с. 12]. 29 мая 2014 г. в столице Казахстана Астане состоялось подписание договора о создании ЕАЭС, чему предшествовала большая трудоемкая работа.

Договор о Евразийском Экономическом Союзе в целом представляет собой огромный документ, порядка тысячи страниц и, помимо основного базового договора включает свыше 200 различных договоров и соглашений.

Очевидно, что Договор является преимущественно экономическим соглашением, создающем единое экономическое таможенное и финансовое пространство для государств-участников. Вместе с тем, он содержит некоторые «вкрапления» – правовые возможности для проведения скоординированной политики в социально-культурной сфере и даже политической (сотрудничество по правовым вопросам, охране государственной границы), что может отчасти свидетельствовать его комплексном характере. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что Евразийский Экономический Союз является не только экономическим объединением государств [7, с. 11-13].

В целом договор о Евразийском Экономическом Союзе простроен на международно-правовых принципах. Союз не имеет классических признаков государства (государственный суверенитет, единые вооруженные силы, единая денежная система и т. д.), осуществляет свою деятельность и участвует в международных отношениях на правах международной организации. Вместе с тем, нельзя не отметить, что новому Союзу, насколько это можно судить по подписанному Договору, присущи и отдельные элементы государственно-правовых отношений. К их числу относятся наличие исключительной компетенции Союза, прямое действие актов Союза на его субъекты, их обязательный и даже приоритетный в отдельных случаях характер по отношению к актам субъектов, наличие разветвленной системы органов Союза, представляющих три ветви власти (законодательную, исполнительную и судебную) и др. Можно предположить, что по мере развития интеграционных процессов эти элементы будут только развиваться и усиливаться.

Вместе с тем, облик Евразийского Экономического Союза, его архитектоника рождались в достаточно острых политических дискуссиях. Сложность связана во многом с тем, что сторонам при разработке договора приходилось сталкиваться с противоречиями их национальных интересов. Так, в 2012-2013 гг. Президент Казахстана сделал несколько заявлений, в которых подчеркнул незыблемость суверенитета его страны при вступлении в интеграционные объединения.

Как отмечает Р.К. Кадыржанов, российская модель Евразийского союза как экономико- политического интеграционного объединения соответствует теории федерализма, казахстанская же – теории функционализма[6, с. 12-13]. Одна из основополагающих идей последней теории состоит в том, что международная интеграция должна быть в максимальной степени деполитизирована, а эффективное сотрудничество государств и исключение конфликтов должны быть достигнуты путем концентрации усилий на общих для всех вопросах благосостояния наций.

Российское руководство исходило из того, что интеграционные процессы в рамках ЕАЭС только начинаются, и нет смысла ограничивать их распространение. Российская сторона предлагала оставить в Договоре максимум возможностей для последующих корректировок, гибких трактовок его положений и «ручного управления» [8].

В свою очередь, Президент РК Н. Назарбаев полагал, что в большинстве сфер не следует фиксировать всеобъемлющий характер применения понятий «единая политика» и «единый рынок». Исключение может быть сделано для общего рынка только в тех сферах, где уже достигнуто единое мнение. Н. Назарбаев, личный вклад которого в развитии евразийской интеграции является неоценимым, и сейчас категорически против политизации Союза. Поскольку речь идет о создании экономического союза, Евразийская экономическая комиссия, которая готовила проект договора, не должна была, по его мнению, включать в него положения, «выходящие за пределы экономической интеграции» (охрана границы, миграционная политика, оборона, безопасность, здравоохранение, образование, культура, унификация наказаний по уголовным и административным нарушениям). По мнению Н. Назарбаева, создание ЕАЭС не должно затрагивать сферу международных договоров государств-членов с другими странами, а высший совет на уровне глав государств и правительств не должен наделяться наднациональными полномочиями, обязательными для всех государств [9].

Так или иначе, существование такого рода разногласий вполне закономерно, поскольку речь идет о формировании добротной платформы для будущих, еще более сложных интеграционных процессов, основанныхнавековойдружбе народов Казахстанаи Россиии, атакже Белоруссии, Киргизиии Армении. Поэтому крайне важной задачей становится необходимость более фундаментального осмысления Казахстана и России как евразийских держав, исследования наднациональной идеологии евразийства, определения наднациональных интересов и новых стратегических задач как на политическом, так и научном уровне.

Высоко оценивая достижения казахстанской науки, востребованные на международном уровне, и осознавая необходимость научной интеграции исследований, связанных с изучением социально- гуманитарных процессов на евразийском пространстве, Бурятский государственный университет обратился с предложением о сотрудничестве к руководству ведущего научного и образовательного центра евразийского региона – Евразийского национального университета имени Л.Н. Гумилева. И мы сегодня с гордостью можем сказать, что с момента подписания Меморандума о взаимопонимании 19.05.2016 г. два наших университета – Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева и Бурятский государственный университет – стали вузами-партнерами для реализации совместных научных исследований и академического сотрудничества.

Прежде чем обозначить видение направлений сотрудничества наших университетов, кратко укажем образовательный и научный ресурс Бурятского государственного университета – одного из старейших и авторитетных вузов Сибири2, который более 20 лет целенаправленно ведет работу по изучению, развитию и популяризации идей евразийской кооперации.

В геостратегическом отношении Бурятия является одним из ключевых элементов российско- евразийской мегацивилизации, который находится на пересечении «вертикальных» связей между Севером (в данном случае – Арктика и Саха-Якутия, Иркутская область) и Югом (Монголия, Китай, юго-Восточная Азия), «горизонтальных» - между западными и восточными частями Евразии. В связи с этим образовательный и научный ресурс Бурятского госуниверситета направлен на цивилизационную геополитику всей евразийской общности, какую бы форму в ближайшем или отдаленном будущем она не приобрела – «экономический союз», «содружество наций» или нечто иное, содержащее идею общности Евразии [10, с. 15].

Стратегия развития БГУ рассматривает международное сотрудничество в качестве одного из важнейших приоритетов. Концепция интернационализации БГУ строится с учетом геополитических и социально-экономических интересов России и Бурятии в АТР. В университете сложились традиции взаимовыгодного международного сотрудничества: соглашения с университетами Внутренней Монголии, научными и образовательными центрами Тайваня, Кореи, Японии, Турции, ФРГ, Австрии, Швейцарии, Италии, Финляндии, Франции, США. Имеются свои представительства в городах Пекин, Хух-Хото, Хулунбуир (КНР).

БГУ является участником ряда глобальных научных сетей, имеет опыт работы по международным грантовым программам (например, ТACIS, TEMPUS). В 2005 г. университет вступил в международную сеть «Университет Арктики», в 2006 г. – в международную сеть университетов «УНИНЕТ», занимающиеся проблемами Центральной и Восточной Азии.

В 2016 году наш университет вошел в число экспертных центров России, Китая и Монголии по реализации глобального проекта «Новый шелковый путь». Одним из самых перспективных направлений научных исследований Восточного института является изучение модернизационных процессов в КНР, Японии, Республике Корея, Монголии. В целом, у университета есть все основания быть одним из основных акторов российской политики в АТР.

В университете действуют Центр стратегических востоковедных исследований, Центр евразийского сотрудничества, Центр корейского языка и культуры, Центр монгольского языка и культуры, Центр турецкого языка и культуры, Центр польского языка, истории и культуры, Музей- лаборатория социально-исторической антропологии, Институт Конфуция, Институт Внутренней Азии, Российско-китайский юридический центр, Институт имени Короля Сечжона. Выпускается научный журнал «Гуманитарные исследования Внутренней Азии».

Дваразавгодвыходитжурнал«Евразия–государствоиправо».История,экономика,политология, антропология и право – это то дисциплинарное поле, которому отдается приоритет. Евразия для нас – поле действия, пространство интеракций, в котором происходят уникальные по своему содержанию социально-политические трансформации. В редакционный совет, помимо ведущих российских ученых, входят крупные ученые Казахстана, КНР, США, Польши, Италии, Швейцарии, Монголии и Украины. В сентябре 2014 г. журнал «Eurasia: statum et legem»стал победителем международного конкурса «Университетская книга» (г. Казань) в номинации «Лучшее периодическое издание».

В 2008 г. в структуре университета создан Центр правового обеспечения взаимодействия Российской Федерации со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Выпущена монография директора Центра д.ю.н., проф. Ю.И. Скуратова «Евразийская природа России и некоторые современные проблемы развития государственно-правовых институтов» (Улан-Удэ, БГУ, 2012), в которой изложена юридическая концепция евразийства и заложены основы новой школы, как «евразийская конституционная модель».

Начиная с 2007 года ежегодно в апреле под руководством заведующего лабораторией сравнительного правоведения д.ю.н., проф. Ю.П. Гармаева проводится международная научная конференция молодых ученых, аспирантов и студентов «Сравнительное правоведение в странах Азиатско-Тихоокеанского региона», сборник материалов которой выходит с номером DOI и размещается в базе РИНЦ (www.elibrary.ru)3.

Она предваряет еще более крупное и представительное научное мероприятие, проводимое в июне, – Международную научно-практическую конференцию «Государство и правовые системы стран Азиатско-Тихоокеанского региона: перспективы сотрудничества с Российской Федерацией». Это уже форум известных ученых, опытных преподавателей права и практических работников, одно из крупнейших событий в научной жизни юристов стран АТР. V форум в 2014 г. был посвящен проблематике «Евразийская парадигма России и трансформация политико-правовых институтов стран Азиатско-Тихоокеанского региона» [11].

Отметим, что именно Бурятский госуниверситет впервые начал проводить международные научные форумы по сравнительному правоведению в странах АТР. Инициатива была поддержана и в других странах АТР. Конференции подобного рода теперь регулярно проводятся в Китае и Монголии, а также в г. Владивостоке, Иркутске и др.

Трудно переоценить значение двух последовательно проводимых научных мероприятий в деле расширения и укрепления международного правового сотрудничества. И при этом все задумано и реализовано так, что результаты исследований и правоприменения старшего поколения активно подхватывает и развивает поколение молодое.

Думается, что особая роль в подобных исследованиях должна принадлежать гордости и надежде любой нации - студенческой молодежи. Ведь именно ей в самом недалеком будущем придется взять на себя всю полноту ответственности не только за развитие собственной страны, но и за укрепление дружбы и сотрудничества на всем евразийском пространстве, во всем мире.

Поэтому в первую очередь наше сотрудничество можно было начать с молодежной среды. Студентам, аспирантам, а также ученым и преподавателям предлагаем проведение совместных евразийских исследований через координацию тем НИР и НИРС, шире использовать возможности языковых и научных стажировок, академической мобильности, участвовать в разнообразных научных форумах. Лаборатория сравнительного правоведения БГУ подготовила и разместила для свободного доступа в Интернете крупный архив материалов по сравнительному правоведению4 и приглашает молодых исследователей вузов Казахстана на VIII Международную конференцию «Сравнительное правоведение в странах Азиатско-Тихоокеанского региона», которая пройдет 19 мая 2017 г.

Оргкомитеты двух конференций предлагают всем постоянным и будущим авторам перенести акценты:

  1. на все то, что окружает не столько законодательство, сколько право, его применение. Очевидно, что в задачи прикладных междисциплинарных исследований необходимо включать анализ особенностей правосознания народов-соседей с учетом их нравственных и религиозных идеалов и ориентиров, что особенно актуально именно для стран Евразии;
  2. на исследование вопросов взаимодействия правовых систем. Так, оргкомитетами поощряются работы, в которых, например, рассматриваются урегулированные и согласованные законодательством двух стран процедуры рассмотрения коммерческих споров, таможенного оформления и таможенного контроля товаров, налогообложения и другие вопросы, относящиеся именно к взаимодействию между правовыми системами.

Интересной и разнообразной представляется и культурная программа конференций. Для гостей традиционно организуются выезды на озеро Байкал, экскурсии по городу Улан-Удэ, посещение знаменитого Иволгинского дацана5, православных храмов, музеев, старообрядческих комплексов и других достопримечательностей исторического, культурного наследия Республики Бурятия.

Свое веское слово в евразийской интеграции должна сказать и наука. Как указывает проф. Н.И. Михайлов, формирование единого экономического пространства в границах стан евразийского экономического союза диктует необходимость унификации законодательных систем и поэтапной взаимоувязки норм различных законодательных актов России, Беларуси и Казахстана с целью гармонизации норм законодательства стран союза и вопросах правового положения субъектов предпринимательства (хозяйствования) и регулировании их деятельности на пространстве сообщества. При этом речь идет о различных отраслях законодательства: гражданского, таможенного, административного, энергетического, трудового, пенсионного и т.д. [12, с. 18, 21]. Нам необходимо установить обмен научным, методическим и практическим опытом в сфере евразийских исследований как в области юриспруденции, так и истории, экономики, политологии и др., результатом которого могли бы быть совместные публикации, грантовые проекты и т.д.

Полагаем, что учет этих приоритетов в научной и образовательной деятельности наших вузов даст последним гарантии высоких рейтингов по ряду направлений, а будущим специалистам обеспечит успешное трудоустройство, интересную и общественно полезную практическую и научную деятельность, поэтому приглашаем коллег к сотрудничеству. Возможность знакомства, обмена мнениями, опытом исследований и установления творческих контактов даст мощный стимул для дальнейшей плодотворной работы, будет содействовать укреплению дружбы и сотрудничества на евразийском пространстве.

 

Литература:

  1. Овчинникова С. Н. Российская правовая государственность; евразийский проект: дис. канд. юр. наук., Ростов н/Д., 2000.
  2. Лавров С. Б. Лев Гумелев: Судьба и идеи // Лев Гумелев: Судьба и идеи. 3-е изд. М.: Айрис-пресс, 2008.
  3. Логинов А. В. Россия и Евразия. Евразийский вектор: поиск российской цивилизационной идентичности в XX столетии. – М., 2013.
  4. Назарбаева Н. К Экономике знаний через инновации и образование. Лекция Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в евразийском национальном университете // Казахстанская правда, 2006. 27 мая.
  5. Скуратов Ю.И. Евразийская природа России и некоторые современные проблемы развития государственно-правовых институтов: на рус., англ., монг., кит. яз. - Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2012. 124 с.18
  6. Кадыржанов Р.К. Евразийский Союз и теории региональной интеграции // Eurasia: statum et legem. Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2014. 2-3. С. 6-13.
  7. Скуратов Ю.И. Некоторые проблемы евразийской интеграции на постсоветском пространстве (теоретические основы и современная практика) // Евразийская парадигма России и трансформация политико- правовых институтов стран Азиатско-Тихоокеанского региона: материалы V междунар. научн-практ. конф. (Улан-Удэ, 19-21 июня 2014 г.) / науч. ред. Ю.И. Скуратов. - Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2014. С. 5-17.
  8. Панфилова В. Минск и Астана боятся диктата Москвы. / Независимая газета, 2013., 25 декабря.
  9. http://www.analitik.org.ua/current-comment/ext/52c16f8be673d/.
  10. Абаев Н.В. Культ священных гор и тэнгрианский эпос бурят-монголов / отв. ред. В.М. Мантыков. – Иркутск, Оттиск, 2014. 128 с.
  11. Евразийская парадигма России и трансформация политико-правовых институтов стран Азиатско- Тихоокеанского региона: материалы V междунар. научн-практ. конф. (Улан-Удэ, 19-21 июня 2014 г.) / науч. ред. Ю.И. Скуратов. - Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2014. 206 с.
  12. Михайлов Н.И. Становление и развитие нормативно-правовой базы Евразийского экономического союза // Евразийская парадигма России и трансформация политико-правовых институтов стран Азиатско- Тихоокеанского региона: материалы V междунар. научн-практ. конф. (Улан-Удэ, 19-21 июня 2014 г.) / науч. ред. Ю.И. Скуратов. - Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2014. С. 17-23.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: Экономика
loading...