Культурно-просветительное дело Казахстана в первой половине ХХ века

Культурно-просветительному делу на местах придавалось особое значение. Учреждения этой сети охватывали все население в национальном, социальном, экономическом отношении, поскольку они были весьма разветвленными. Библиотеки, избы-читальни, красные юрты, дома крестьянина и др. были подчинены цели не только просвещения широких масс, но и их политического воспитания. Большую роль приобретало профтехническое образование, направленное на подготовку кадров новой политической системы советского государства, отражавших его интересы и потребности. В позитивном плане можно рассматривать инициированный правительством процесс коренизации государственного аппарата. Однако, в действительности реализация коренизации оказалась весьма далекой от изначально провозглашенных идей. По сути, она продолжала русификаторскую политику и не способствовала сохранению национального языка местного народа.

В резолюции «Об очередных задачах партии в национальном вопросе», принятой на X съезде говорилось: «...задача партии состоит в том, чтобы помочь трудовым массам невеликорусских народов догнать ушедшую вперед центральную Россию, помочь им ... развить у себя прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительные учреждения на родном языке». Было решено уделить больше внимания таким сферам духовной культуры, как театр, музеи и печать. Однако, на первый взгляд относительно свободные стороны культурной жизни народов, оказались под неукоснительным контролем государства. Снова стала сказываться политика приобщения, даже таких самобытных проявлений национальных культур к общей культуре, способной, по представлениям новых властей, сблизить представителей разных народов и народностей.

В дореволюционное время в Южном Казахстане не было театров, кинотеатров, клубов, избчитален, библиотек. Наряду с организацией сети учреждений образования, в исследуемый период в регионе шла активная работа по созданию культурно-просветительных учреждений – домов культуры, клубов, библиотек, кинотеатров. Понятно, что большинство учреждений культурного назначения располагалось, прежде всего, в городах. В 30-е гг. ХХ века во всех городах Южного Казахстана была сформирована сеть учреждений культуры стационарного типа. К примеру, в г. Арыси вблизи привокзального района сформировался своебразный культурно-общественный центр, в котором расположились клуб железнодорожников, Дом учителя, Дом молодежи, библиотека и объекты коммунального назначения – гостиница, ресторан и т.д. [1, с.16].

В г. Чимкенте в 1934 г. имелось 6 учреждений клубного типа, 4 постоянных киноустановки, 14 массовых библиотек [2, с.21].

Следует отметить и то, что изжитие элементов, определявших существо национальных культур, происходило одновременно по всем направлениям. Родной язык казахского народа, в результате несостоявшейся коренизации и введения в делопроизводство местного языка, оказался подвергнутым русификации с включением в него огромного количества русских слов и оборотов. Казахи, как и проживавшие здесь представители других народов, стали забывать обряды, веками сложившиеся обычаи, из обихода стали выходить национальные жилища, убранства, предметы быта. Было покончено с другими сторонами материальной и духовной жизни населения, в том числе с религией. А кроме того, недавно появившиеся элементы культур, такие как театр, живопись, наука, печать также оказались подчиненными господствовавшей всеобщей идеологии. Область человеческого таланта, творчества превратилась в механизм, запускаемый по велению власти в строго ограниченных пределах, слишком узких, чтобы проявиться национальному признаку. Создается впечатление, что тем самым формировались дополнительные средства управления народом, призванные в комплексе служить обозначенной политической направленности. Именно так обстояло дело с созданной сетью научноисследовательских учреждений, театральным искусством, национальной печатью.

Интересно в этом отношении шел процесс развития музейного дела. Какизвестно, музеиявляются специфическими институциональными образованиями, осуществляющими многообразные функции: от собирательской и научно-исследовательской до просветительской. В советское время музеи как раз выполняли роль культурно-просветительных учреждений. В официальных документах того времени отмечалось, что «в КАССР, как «стране промышленно отсталой» музей является почти единственным наглядно-вспомогательным учреждением для трудовых школ». Отсюда большая роль, отводимая руководством страны музеям, как учреждениям не только хранящим наглядный материал в виде экспонатов прошлой жизни, но и ярко демонстрирующий современность с элементами политического воспитания масс. Семипалатинский музей в 1919 г. был переведен в ведение Семипалатинского отдела Народного образования. В 1921 году вновь состоялось его возвращение Подотделу Географического Общества, а в 1927 году выделение Семипалатинского Музея в самостоятельное учреждение, после чего он обрел статус Губернского музея [3, с.9]. Такова краткая история уникального по своему содержанию музея на территории Семипалатинска. Кстати говоря, к 1913 году всего в Казахстане было 3 таких музея, среди которых достойное место занимал Семипалатинский.

Политическиесобытия 1917 годаопределилиидальнейшуюсудьбумузейногоделавреспублике. В ноябре того года была создана Всероссийская коллегия по музеям и охране памятников искусства и старины, а в мае 1918 года в составе Наркомпроса был образован музейный отдел. Подобные действия руководства страны были продиктованы тем неоценимым значением, придаваемым музеям на этапе строительства социалистического общества. Согласно Положению о Семипалатинском Губернском Музее, представленное заведение имело целью собирать и хранить культурные ценности народов, проживавшихнатерриториигубернии, приниматьмерыкохранепамятниковстарины, вестинаблюдение за их сохранностью. «В своих помещениях музей представляет полную картину духовной жизни казахского народа и других народностей, населяющих губернию и иллюстрирует природные богатства своей губернии» [4, с.31]. Главным же предназначением музея, как и всех остальных, созданных на территории Казахстана (в 1927 году было открыто еще 3), стало идеологическое и коммунистическое воспитание масс. В 1937 году число музеев достигло 19, однако, в большинстве своем они оставались историко-краеведческими, мемориальными и историко-революционными. Таким образом, говорить о свободе их развития, разработке собственной методологии и методики деятельности не приходилось. И хотя по Положению Семипалатинский музей имел право осуществлять практические мероприятия по снаряжению научных экспедиций для изучения края, содействию в возникновении уездных музеев, организации музейных съездов и конференций, организации краеведческих кружков и т.д., понятно, что заведение не могло получить достаточных средств для широкой организации своей деятельности. Задачи определялись весьма четко, подчиняясь идеологическому диктату. По соображениям некоторых лиц музеи не должны были раскрывать явления и события прошлой жизни, а были призваны показать суть настоящей, полной достижений и успехов действительности общества.

В целом, можно отметить, что функционирование музея как особой сферы общественной деятельности происходило в затруднительных условиях, когда подавлялась всякая творческая инициатива его работников, сужались рамки его действительного предназначения.

В не менее «колониальном» положении оказалось и развитие театров. Еще в октябре 1920 года в резолюции Первого Учредительного съезда Советов Казахстана подчеркивалась важность приобщения к театральному и другим видам искусств широких народных масс, организации самодеятельных рабоче-крестьянских театров и культурно-просветительных кружков, а также необходимость записи народных песен и музыки и их разработки.

Начальный период формирования национального театрального искусства, в том числе казахского отличался низким уровнем,любительщиной. Основу театров составляли кружки художественной самодеятельности, возникавшие в учебных заведениях. Эти кружки, участниками которых былапреимущественно молодежь, ставили небольшие одноактные сценки идавали концерты. Форму театральных представлений использовали икочевые агитпункты «красные юрты», призывавшие народ к новой жизни,разъяснявшие мероприятия Советской власти, обличавшие «пережитки»феодального строя. Организацией и деятельностью художественныхколлективов ведал театральный подотдел Главполитпросвета, издававший«Репертуарный Бюллетень». Как указывалось в руководящих документах,задачей этого органа ставилось «оказание местным работникамвсевозможного содействия по линии репертуарно-идеологическогоруководства зрелищным делом» [5, с.4].

Как было указано выше, в подборе постановок пьес и их содержании шла строгая регламентация. Советскому зрителю, состоящему из новых классов рабочих, сельских и аульных тружеников не нужны были оперы, признанные мировой общественностью как шедевры сценического искусства. Требовались реальные сцены жизни, воспроизведение знакомых явлений и характеров с использованием простых слов, содержащих ясность политической мысли. «Разъясняя сущность советской политики, новые преобразования, создатели спектаклей стремились к максимальной четкости. Они излагали текст подчеркнуто декларативно, акцентировали политический смысл происходящих событий. Порой они оказывались в плену иллюстративности, заменяя его художественную образность [6, с.74].Тем не менее, несмотря на примитивность сценической формы, спектакли заразительно действовали на публику, утверждаясь в качестве нового искусства среди народа. Характерной особенностью молодых театров было их полунищенское существование. Исполнители часто брали у зрителей напрокат костюмы, грим был примитивным (краска вместо бороды и т.п.).

Вся деятельность драматических кружков, театров была направлена на удовлетворение интересов правящей партии и, так или иначе, содержала идеологическую направленность. Театр, как и остальныекультурно-просветительныеучреждения, превращалсяв«могучееорудиесоциалистического воспитания и подъема общекультурного уровня трудящихся масс», а кроме того, способствовал росту политического сознания.

Таким образом, исходя из анализа вышеизложенных организованных Советской властью мероприятий в области культурного и политического просвещения, складывается картина того, как культура использовалась в качестве инструмента по внедрению в сознание людей господствовавших политических и партийно-государственных ценностей для духовного укрепления и упрочения общественно-политического строя. Применялись категоричные однозначные партийно-правительственные установки, классовый подход к художественным ценностям, проявлялось стремление грубого вмешательства в творческий процесс, достижение целей культурной политики административно-командными мерами.

 

Список литературы:

  1. ЦГА РК, ф.1692, оп.1, д.263а, л.16.
  2. ЦГА РК, ф.1987, оп.1, д.2, л. 21.
  3. ЦДНИ ВКО, ф.415, оп.1, д 381, л.9.
  4. ЦДНИ ВКО, ф.415, оп.1, д.301, л.31.
  5. ЦДНИ ВКО, ф.415, оп.1, д.286, л.4.
  6. Кайдалова О. Традиции и современность. Театральное искусство Средней Азии и Казахстана. Москва: Искусство, 1977.-296 с.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: История
loading...