Научная и творческая интеллигенция Карлага: историографический аспект

Одной из актуальных проблем в Отечественной истории является исследование темы «интеллигенция и лагерь». Не подсчитано, сколько талантов было уничтожено, и конечно, мы никогда не узнаем, сколько их было задушено в зародыше, не успевших сказать свое слово в науке. Мы лишены возможности назвать их поименно. Одни были сосланы, расстреляны, сгнили в лагерях, другие затравлены идеологической инквизицией, третьи загнаны в «шарашки», четвертые оказались без учеников, попавших в несметное число «врагов народа», пятые спасались бегством в эмиграцию.

Созданная советским правительством система концентрационных лагерей была направлена и на освоение малоизученных и труднодоступных регионов страны с помощью подневольной рабсилы и эксплуатации человеческого интеллекта. Одним из главных мест концентрации научного и творческого потенциала являлся Карлаг. Их вклад в науку и искусство до сих пор полностью не раскрыт, фамилии их в большинстве случаев не названы, условия, в которых приходилось творить и проводить научные исследования, представляются современному поколению довольно смутно.

Первоначальным и важным этапом любого исторического исследования является анализ и определение степени научной изученности проблемы. Занимаясь исследованием научной и творческой интеллигенции Карлага, нами была предпринята попытка изучить и систематизировать историографию по данной проблеме. За последние десятилетия было опубликовано немало работ общего характера, повествующие о масштабах репрессий, истоков и механизмов сталинской машины террора, однако работ, касающиеся исключительно тематики «интеллигенция и лагерь», к сожалению, ограничено.

В историографии по данной проблеме можно выделить труды российских и отечественных ученых, посвященные истории репрессированной творческой и научной интеллигенции, в том числе интеллигенции Карлага.

В российской историографии с начало 1990-х годов впервые начинают публиковаться работы, посвященные проблемам репрессированной науки.

В 1991 году группа российских исследователей опубликовала книгу «Репрессированная наука», куда были включены документы, рассказывающие о процессах в Советской науке, происходивших в 1930 – 1960-е годы под влиянием административно-командной системы управления государством [1]. В предисловии данной книги академик Д. Лихачев отмечает: «в науке насаждалось представление, что с самого начала исследования может быть правилен только один путь, одно истинное направление, одна научная школа и, разумеется, только один главный ученый, «вождь» своей науки». Выбор делался по политическим соображениям схоластического характера и выбранное направление объявлялось «истинно марксистским». Считалось, что в науке есть две точки зрения – правильная марксистская и неправильная, враждебная ей [1, с. 5-6].

Особенно следует отметить статьи М.Г. Ярошевского «Судьба советской науки», Н.Л. Кременцовой «От сельского хозяйства до медицины», В.С. Кирпичникова «Вавилов и генетика» и т.д.

[1] Параллельно здесь освещаются судьбы отдельных ученых, репрессированных по идеологическим и политическим мотивам. В целом авторы отмечают, что главным механизмом в борьбе с учеными были специально организованные идеологические дискуссии, главной целью которых являлось полное подчинение всех советских ученых партийно-административному контролю.

В 1998 году была опубликована интересная статья Ю.И. Полянского, посвященная ученымгенетикам, которые были подвергнуты политическим репрессиям [2]. Автор отмечает, что из всех наук естественного направления пострадала генетика. Только в 1964г. эта наука будет реабилитирована, а с конца 1960-х годов по Союзу начнутся открываться генетические лаборатории и кафедры.

История науки в ГУЛАГе была освещена в научных исследованиях историков Е.В. Маркова, В.А. Волкова, А.Н. Родного, В.К. Ясного [3 – 4]. Авторы данных работ исследуют судьбы научной интеллигенции, отбывавших свой срок в Воркутинских и Печорских лагерях ГУЛАГа. Исследователи, на основе ранее засекреченных документов, показывают научно-исследовательскую деятельность ученых-заключенных, а также подчеркивают их вклад в открытии, освоении и развитии отдаленных регионов страны.

Очень многое было издано под руководством общества «Мемориал». В частности, в 1990 году была опубликована книга «Творчество в лагерях и ссылках» [5], а в 1998 году – «Творчество и быт ГУЛАГа»[6]. Работыпосвященыисследованиюдеятельноститворческойинтеллигенциивзаключении. Изучая отечественную историографию, мы пришли к выводу, что достаточно большое количество публикаций о деятельности интеллигенции в условиях лагерей, их трагических судьбах появилось в 1990-е годы.

Одним из первых изданий является статья Р.Б. Сулейменова и Л.Я. Гуревича, опубликованная в журнале Известия АН Республики Казахстан [7], где авторы анализируют феномен репрессированной науке в Казахстане.

В 1997 году в свет вышли книги воспоминания самих узников сталинских лагерей. Из таких работ выделяются книги Жаика Бектурова «Танба» (Метка) и Эдмунда Тер-Погосяна «Свобода опоздала на целую жизнь» [8 – 9]. В книге «Танба» ее автор Ж.Бектуров рассказывает о бесчинствах, творимом сталинским режимом с интеллигенцией в Казахстане.

Весьма интересным для нас является изучение деятельности интеллигенции в условиях Карлага. В начале 1990-х годов появились труды, где впервые были опубликованы имена репрессированных художников, что было результатом кропотливой работы в архивах Алматы и Караганды. В Караганде были изданы каталоги выставок творчества художников – бывших узников лагерей, спецпереселенцев, ссыльных. Авторами этих материалов были искусствоведы Плетникова Л.Н., Сафарова Г.М., Иванина Н., Гаврилова Е.П., краеведы Попов Ю.Г., Могильницкий В.М.

В 2001 году при поддержке Фонда Сорос-Казахстан был организован медиа-Проект «Траектория судьбы. У истоков искусства Караганды», созданный творческой группой «Дешт-и-Арт Центра», кураторами которого являлись Л.Н. Плетникова и Г.М. Сафарова. Творческим результатом этой выставки явилась книга «Когда искусство уходило из памяти...» – справочное пособие о судьбах около 50 репрессированных художников [10].

Большую ценность представляет работа Е.П.Гавриловой «Мемориал Караганды: Карлаг, культура, художники», изданная в 2003 году [11]. В книге представлено большое количество материала о художниках Караганды, среди них заключенные Карлага, спецпереселенцы на территории Карагандинской области. В работе представлено большое количество архивного материала, что представляет особую ценность.

Изучением судеб заключенных ГУЛАГа долгие годы занимался журналист и краевед Валерий Могильницкий. Изданная им в 1993 году книга «Созвездие талантов» повествует о знаменитых узниках сталинских лагерей [12]. В ней, на основе архивных материалов, рассказываетсяо трагическихстраницах жизни А.Чижевского, Л.Гумилева, Н.Заболоцкого, А.Солженицына, Л.Руслановой, В.Хоружей, Г.Эйхлера, А.Есенина, Г.Фогелера, и других, тех, кто был несправедливо осужден в период сталинизма. В 2001 году была издана книга «Звезды ГУЛАГа», которая является дополненным вариантом первой работы [13]. Накапливая материал, автор в 2006 году издает книгу «Черные розы маршала», а в 2011 году – «Не склонив головы» [14 – 15]. Автор книг многие годы своей жизни отдал работе в архивах Караганды и Жезказгана, музеях и библиотеках. Им собран ценнейший материал, который лег в основу данной книги.

Огромный вклад в изучение Карлага, личностей его заключенных внес краевед Юрий Григорьевич Попов. Большую ценность представляют труды Юрия Григорьевича, изданные в 2008 году в Санкт-Петербурге: «Последние дни Генриха Фогелера», «Я скоро уеду туда, где меня знали молодым», «Александр Леонидович Чижевский в Карлаге, Степлаге, Караганде» [16-18].

В 2012 году в рамках проекта «Память во имя будущего» была издана еще одна книга Ю.Г. Попова «Караганда в судьбах художников», посвященная художникам-спецпереселенцам [19].

В рамках проекта «Карлаг» «Память во имя будущего» руководителем которого был ректор университета «Болашак» Н.О. Дулатбеков, были опубликованы ряд книг, посвященные творческой и научной интеллигенции Карлага. В частности, в 2009 году вышла в свет книга «Карлаг: творчество в неволе» [20], опубликованная совместно с Международным историкопросветительским, правозащитным и благотворительным обществом «Мемориал» (Российская Федерация).

В 2012 году был выпущен альбом «Карлаг» [21]. Уникальность данной работы состоит в том, что основу ее составили неопубликованные ранее архивные материалы, репродукции картин и набросков лагерных художников, фотографии памятников, мемориальных комплексов, экспонатов выставленных в музеях памяти жертв политических репрессий.

Таким образом, анализ историографии по данной проблеме показал жестокость и несправедливость репрессии по отношению к научной и творческой интеллигенции и имел серьезные негативные последствия, некоторые из которых проявляются до сих пор. Помимо того, что произволу подверглись сотни тысяч ни в чем не повинных талантливых и творческих людей, нанесен огромный урон научной сфере жизни общества. Репрессии обезглавили сферу образования, науки и культуры. Под молох сталинских репрессий попали представители всех профессий, «враги» мерещились повсюду, в том числе и среди научной интеллигенции.

Несмотря на наличие широкого интереса к данной проблеме, можно констатировать, что тема «интеллигенция и лагерь» остается еще недостаточно разработанной и исследованной на основе архивных документов. В

Переориентация внимания исследователей на личности и предпочтение документам позволяют воссоздать объективное и беспристрастное прошлое, связанное с репрессиями научной и творческой интеллигенции.

 

Список литературы:

  1. Репрессированная наука. – Ленинград: Наука, 1991. – 559 с.
  2. Полянский Ю.И. Судьбы генетики в нашем отечестве // Суровая драма народа: ученые публицисты о природе сталинизма. – М.: Политиздат, 1998. – С. 340 – 358.
  3. Маркова Е.В., Волков В.А., Родный А.Н., Ясный В.К. Ученые – узники Печорских лагерей ГУЛАГа // Новая и новейшая история. – 1998. – № 1. – С. 19 –
  4. Маркова Е.В., Волков В.А., Родный А.Н., Ясный В.К. Судьбы интеллигенции в Воркутинских лагерях. 1930-1950-е годы // Новая и новейшая история. – 1999. – № 5. – С. 52 – 64.
  5. Творчество и быт ГУЛАГа // Кат. музей. собр. О-ва «Мемориал»; Сост. Тиханова В.А.; Редкол.: Рогинский А. Б. (пред.) и др.; Под общ. ред. Охотина Н. Г. – М.: Звенья, – 207 с. : ил. – Текст парал. на рус., англ. яз.
  6. Творчество в лагерях и ссылках: Графика, живопись, рукоделие, ремесло: Кат. выст. / О-во “Мемориал”; Сост. и авт. вступ. ст. Тиханова В.А. – М., 1990. – 78 с.: ил. – Текст на рус. и англ. яз.
  7. Сулейменов Р.Б., Гуревич Л.Я. Лысенковщина в Казахстане // Известия АН Республики Казахстан. Серия общественных наук. – 1992. – №3. – С. 60 – 71.
  8. Бектуров Ж. «Танба» (Метка). – Алматы: Изд-во Казахстан, 1997. – 300 с.
  9. Тер-Погосян Э. Свобода опоздала на целую жизнь. – Алматы, 1997. – 317 с.
  10. Плетникова Л.Н., Сафарова Г.М. Когда искусство уходило из памяти. – Караганда, 2001, – 74 с.
  11. Гаврилова Е.П. Мемориал Караганды. Карлаг, культура, художники. – Караганда, 2003. – 200 с.
  12. Могильницкий В.М. Созвездие талантов. – Караганда, 1993. – 153 с.
  13. Могильницкий В.М. Звезды Гулага. – Караганда, 2001. – 121 с.
  14. Могильницкий В.М. Черные розы маршала. – Караганда, 2006. – 232 с.
  15. Могильницкий В.М. Не склонив головы. – Караганда, 2011. – 260 с.
  16. Попов Ю.Г. Последние дни Генриха Фогелера. – С-Пб., 2008. – 71 с.
  17. Попов Ю.Г. Я скоро уеду туда, где меня знали молодым. – С-Пб., 2008. – 102 с.
  18. Попов Ю.Г. Александр Леонидович Чижевский в Карлаге, Степлаге и Караганде. – С-Пб., – 102 с.
  19. Попов Ю.Г. Караганда в судьбах художников. – Караганда, 2012. –147 с.
  20. Карлаг: Творчество в неволе. Художники, музеи, документы, памятники. – Караганда, 2009. – 248 с.
  21. Карлаг /Альбом/. – Караганды, 2012. – 576 стр.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: История
loading...