Становление бурятской науки в контексте евразийской цивилизации

До революции на территории Бурятии было несколько научных учреждений: Троицкосавско-Кяхтинское отделение Приамурского отделения Русского географического общества в городе Кяхте, Кяхтинский музей при нем, сейсмическая станция второго разряда в Кабанске и Баргузинский заповедник (1).

С первых лет советской власти начала складываться система организации науки в тесном взаимодействии с задачами социально-культурного строительства Бурятии. Создание новой социалистической культуры в Бурятии осложнялось затянувшейся гражданской войной и своеобразными историческими условиями поэтапного государственного строительства двух Бурятских автономных областей РСФСР и ДВР (1920-1922 гг.). В этот период в Верхнеудинске (Улан-Удэ) открываются Прибайкальский народный университет, в основном преследовавший просветительные и общеобразовательные цели и краеведческая выставка, которая положила начало Прибайкальскому областному музею, открытому в ноябре того же года.

В 1922 году начал свою деятельность Бурятский ученый комитет (Буручком). Из протокола заседания объединенной конференции по культурным делам представителей Бурят-Монгольских Автономных областей РСФСР и ДВР о создании научно-исследовательского комитета от 1 июля 1922 года: “... тов. Жамсарано вносит конкретное предложение создать небольшой исследовательский аппарат, назвав его комитетом изучения и разработки вопросов национальной культуры... который в дальнейшем, быть может, разовьется в Бурятскую академию наук. Предложение голосуется и принимается 14 голосами при 5 воздержавшихся”. Председателем комитета единогласно избирается тов. Барадин. Комитет должен разработать положение, штаты и смету учреждения (2). Перед Ученым комитетом ставились задачи по всестороннему изучению родного края и всемерному содействию культурному развитию трудящихся Бурятии. В начальный период деятельность Буручкома свелась, главным образом, к составлению учебников на бурятском языке и к переводу с русского языка популярных брошюр по политграмоте, санитарии и сельскому хозяйству. В дальнейшем ученый комитет создает основные фонды научной библиотеки и рукописного отдела, ведет словарно-терминологическую и переводческую работу, организует сбор материалов по языку и устному народному творчеству. Деятельность Буручкома подразделялась на две секции: ученая и учебная. При этом работа второй должна была проходить под руководством первой (3).

14 августа 1923 года заседанием распорядительного комитета возродилась деятельность старейшей научной организации Бурятии Троицкосавско-Кяхтинского отделения Русского географического общества. Несмотря на трудности, отделение постепенно развертывало научно-исследовательскую работу по изучению природы и истории края и культурно-просветительскую работу среди населения. С образованием Бурят-Монгольской АССР с 1 октября 1923 г. Троицкосавский музей был передан в ведение Бурнаркомпроса. В середине 1920 гг. была открыта экспозиция Троицкосавского музея для посещения. В 1924 г. музей посетило 4189 человек, а в 1925 г. 5043 человека (4). В 1925 г. госплановая комиссия БМАССР приняла постановление о признании музея учреждением, имеющим «особое общегосударственное и республиканско-областное значение». На этом основании ему передали всю усадьбу четырехклассного городского училища. 2 сентября 1925 г. Наркомпрос уведомил музей о его принятии на госбюджет с суммой 3871 руб. и увеличении штатов до 5 человек (5).

Троицкосавский музей и местное отделение Географического общества имели постоянную связь со многими учеными центра и Сибири, которым посылались для определения и изучения многочисленные материалы, собранные музеем во время летних экскурсий. Ценные материалы музея изучались также участниками научных экспедиций, проезжавших через Троицкосавск Кяхту, и местными краеведами. Музей установил систематическую связь с научными учреждениями Академии наук СССР. Важное значение в деле подготовки кадров и расширения научных исследований имели организация в 1925 году бурятской секции при Восточно-Сибирском отделении Российского географического общества (ВСОРГО) и открытие в 1926 году бурят-монгольского отделения при Иркутском государственном университете, где бурятская студенческая молодежь под руководством профессоров приобщалась к научно-исследовательской работе. В феврале 1925 года по просьбе бурятского землячества в Иркутске при ВСОРГО была организована бурятская секция. Она с 1926 года стала издавать “Бурятоведческий сборник” (6). В апреле 1924 года было организовано Бурят-Монгольское научное общество им. Д. Банзарова (7). Вначале в обществе существовали 2 секции: физико-географическая и историко-этнологическая, затем в 1927 году была создана экономическая и секция школьного краеведения, были организованы филиалы общества в аймаках в виде краеведческих кружков. Такие кружки успешно работали в Боханском аймаке в Бохане и Бильчире, в Эхирит-Булагатском аймаке в Хоготе, в Кударо-Бурятском хошуне Верхнеудинского уезда, в Агинске и других местах (8). Во всех указанных местах организаторами являлись просвещенцы. Общество развернуло значительную краеведческую работу. На 1 октября 1926 года в обществе числилось 157 действительных членов и 36 членов – соревнователей (9). Обществом велась активная издательская деятельность. В частности, бюллетень “Бурятиеведение” издавался с 1925 года в целях содействия организации краеведческой работы в аймаках Бурятии, накопления краеведческих материалов и поддерживания связи с краеведческими организациями страны и краеведческими ячейками научного общества в аймаках. За период с 1 октября 1925 года по 1 октября 1926 года на издательство было израсходовано 746 руб. (10) Кроме этого, общество опубликовало ряд работ по истории и этнографии, о природных богатствах в журналах “Жизнь Бурятии”, “Просвещение Бурятии”. В работе научного общества активное участие принимали В.П. Гирченко, Ф.А. Кудрявцев, П.П. Хороших, Г.Ц. Цыбиков, Е.С. Соллертинский, П.Н. Бутырин, К.А. Хадаханэ, Г.Ф. Дебец и другие (11). За семь лет существования научное общество имени Д. Банзарова проделало большую работу. Физико-географическая секция занималась изучением озер (были обследованы озера Котокель, Еравнинские и другие), дюн Прибайкалья, обследованием зарослей бадана, изучением проблем рыбного хозяйства, промышленного звероводства, минеральных источников. В изданиях общества был опубликован ряд работ по этим вопросам.

Историко-этнологическая секция изучала археологические памятники республики. Была осмотрена неолитическая стоянка на реке Нижней Березовке (1926), обследованы Мухоршибирские писаницы, археологические памятники на реке Джиде. Одновременно собирался этнографический материал, в частности о “семейских”. В Троицкосавском аймаке в 1926 году экспедиция историко-этнологической секции записывала песни и мелодии бурят и русских, изучала бурятские национальные танцы. Историко-этнологической секцией был издан сборник “Декабристы в Бурятии” (Верхнеудинск, 1927), опубликован ряд работ по археологии, истории народного хозяйства, социальным отношениям, просвещению и культуре, революционному движению в Бурятии, по антропологии, этнографии, устному народному творчеству, изобразительному искусству бурят, этнографический очерк о “семейских”, а также несколько программ-инструкций по собиранию историко-этнографических и фольклорных материалов (12).Экономическая секция занималась изучением промышленности, сельского хозяйства, торговли, кооперации, водного транспорта и т.д.

В 1929 г. Бурят-Монгольский ученый комитет был реорганизован в Бурят-Монгольский государственный институт культуры (БМГИК) – центральное научно-исследовательское учреждение республики (13). На институт была возложена задача проведения научных исследований по истории, экономики, филологии и искусству, а также разработка проблем антирелигиозной пропаганды, осуществление перевода политической литературы на бурятский язык. Для создания условий, реально обеспечивающих употребление родного языка для подъема народного просвещения и национальных культур, особое значение имели разработка норм литературного языка, выбор ведущего диалекта, уточнение и систематизация лексики, усовершенствование старых алфавитов и создание новых, введение новых орфографии и графики. В 1930 году общество имени Д. Банзарова было закрыто в связи с реорганизацией системы краеведческих обществ.В целях усиления научных исследований по истории и филологии БМГИК 19 марта 1936 года был реорганизован в Государственный институт языка, литературы и истории (ГИЯЛИ) в составе трех секторов: 1) истории, 2) языка и письменности и 3) литературы и фольклора. Сектор искусств был ликвидирован и исследованиями в этой области стало руководить Управление по делам искусств при Совнаркоме БМАССР.

В 1930-х гг. наряду с общими проблемами в Бурятии обсуждались вопросы языкового строительства, связанных с латинизацией письменности. До этого времени существовали различные точки зрения на пути развития бурятского языка и письменности. Так, М.Н. Богданов отмечал, что спасение бурятской культуры и бурятского языка в “прочном усвоении цивилизации”, в изучении русского языка. Ц. Жамцарано видел будущее бурятского языка в реформе монгольской письменности, в результате которой был бы создан монголо-бурятский алфавит для обслуживания всех монгольских народов. Однако возобладала точка зрения Б. Барадина, ратовавшего за латинизацию письменности. На страницах печати публиковались материалы конференций и дискуссий по вопросам языкового строительства, по истории латинизации письменности.Большую роль в перестройке исследовательской работы в области бурят-монгольского языкознания сыграли проведенная в Улан-Удэ лингвистическая конференция 1936 г., определившая диалектную основу бурятского литературного языка, и лингвистическое совещание 1938 г., на котором было принято решение о переводе бурят-монгольской письменности с латинского алфавита на русский. В 1939 г. новый алфавит, разработанный Д.Д. Амоголоновым на основе русской графики, был утвержден Президиумом Верховного Совета Бурят-Монгольской АССР. Разумеется, такие частые переходы от одной основы к другой, от одной письменности к другой, не могли не сказаться отрицательно на развитии образования. Однако негативные последствия подобных экспериментов не нашли отражения в исторической литературе того периода. В Москве составляется капитальный труд по бурят-монгольской библиографии за 1890-1936 гг. в 10 выпусках (14).

БМГИК совместно с Госархивом БМАССР проводили значительную работу по выявлению и изучению документов и других материалов по истории Бурятии. В 1930-1934 гг. были изданы: “Бурят-Монголия в борьбе за Советы”, “От царской колонии до Советской республики”, “Бурят-Монгольская АССР за десять лет”, “Социалистическое строительство Бурятии за 10 лет”, “Бурятия в цифрах”, содержавшие большой фактический материал по истории исследуемого периода Бурятии. Однако многие важные вопросы местной истории оставались еще совершенно не изученными: у историков не было ясного представления и об основных этапах исторического процесса в Бурятии. В июне 1934 года в г. Улан-Удэ при Институте культуры проходила дискуссия по спорным вопросам истории БурятМонголии. С докладом «Спорные вопросы исторического процесса Бурят-Монголии» выступил П. Т. Хаптаев. В центре внимания участников дискуссии были проблемы феодализма о степени развития капиталистических отношений, о пережитках патриархально-родовых и полуфеодальных отношений и т. д.

В 1935 году в Москве при Комакадемии состоялось совещание заинтересованных историков, посвященное итогам дискуссии по спорным вопросам истории Бурят-Монголии. Материалы дискуссии опубликованы в книге под грифом Комакадемии, Институт истории, Бурят-Монгольский научно-исследовательской институт культуры (15). Совещание историков Бурятии 1934 года определило направление и задачи дальнейших исследований истории социально-экономического развития Бурятии, хотя в целом оно имело негативные последствия, так как на нем подверглись шельмованию и получили ярлык “буржуазных националистов” видные ученые Бурятии.В целом исторические исследования рассматриваемого периода представляют собой разрозненные, вне систематизации и динамики, данные, в особенности за время до начала 1930-х гг. Их содержание, как и в стране в целом, формировалось не под влиянием научной методологии изучения исторических процессов, а под воздействием политических и хозяйственных потребностей. Тем не менее, введение в оборот фактического материала является большой заслугой историков того периода. И хотя многие из них не избежали ошибок, присущих тому времени, не стоит забывать, что свидетельства этих авторов являются одним из основных источников изучения вопросов истории того периода. После принятия 21 ноября 1939 года постановления обкома ВК11(б) о работе ГИЯЛИ внимание научных работников института идругих специалистов, привлеченных извне было сосредоточено на важнейших узловых проблемах изучения бурят-монгольского языка, литературы и истории. ГИЯЛИ принадлежала ведущая роль в области перевода бурят-монгольской письменности на русский алфавит. Были разработаны новый алфавит, правила орфографии, изданы краткий справочник орфографии и пунктуации, синтаксис бурят-монгольского языка. В области художественной литературы и фольклора институтом издаются бурятские фольклорные произведения и классические в переводе на бурятский язык. Вместе с Союзом писателей Бурят-Монголии и Институтом востоковедения Академии наук СССР ГИЯЛИ развертывает большую работу по собиранию и исследованию вариантов бурят-монгольского героического эпоса - «Гэсэр». Гэсэриада, являющаяся классическим памятником и непревзойденным шедевром устного творчества бурят-монгольского народа, впервые подвергается всестороннему научно-литературному исследованию. Предусмотрено изучение всех вариантов «Гэсэра» и, путем сведения их, составление единого текста для поэтического перевода. ГИЯЛИ выпустил в свет ряд исследований по истории бурятмонгольского народа, сборники документов по истории Бурят-Монголии. Таким образом, в научный оборотвводитсябольшойиценныйфактическийматериал, чтоявляетсякрупнымшагомквсестороннему исследованию истории Бурят-Монголии.За период 1920-30-х гг. институт вырос и количественно и качественно. Сотрудниками института были подготовлены и изданы научные монографии, статьи и материалы по истории, этнографии, языкознанию, фольклористике и литературоведению, проделана большая работа по подготовке национальных научных кадров. По результатам своих исследований он получил признание ведущих научных центров страны как один их квалифицированных научноисследовательских институтов автономных республик. Сектор экономики БМГИК был выделен в институт экономических исследований при Госплане БМАССР, который принимал деятельное участие в изучении и разработке ряда проблем хозяйственного развития республики (16). В связи с началом индустриализации республики, необходимость научных исследований еще более повысилась. В рекомендациях научной конференции по изучению производительных сил БМАССР, проходившей в Ленинграде в апреле 1934 года, позднее в постановлениях СНК СССР и ЦК ВКП(б) “О мерах по дальнейшему развитию народного хозяйства и культурного строительства БМАССР” от 16 июня 1935 года и ЦИК СССР “О советском, хозяйственном и культурном строительстве БМАССР” от 4 января 1936 года указывалось на необходимость форсирования научных исследований, изыскательных, геологоразведочных работ, непосредственно связанных с хозяйственным и культурным развитием республики. Продолжавшиеся в связи с этими указаниями научные исследования, изыскательские работы позволили выявить много новых источников минерального сырья и других ресурсов. В результате геологоразведочных работ за исследуемый период было открыто до 50 видов полезных ископаемых (вольфрам, молибден, бокситы и т.д.), разведанные запасы каменного угля увеличились в 50 раз, железных руд в 370 раз (17).

В области здравоохранения и медицины ведутся исследования Институтом здравоохранения, который был создан в 1931 г. и сосредоточил свое внимание на изучении вопросов динамики коренного населения БМАССР, роста бурятского населения и распространения у бурят социальных болезней. Работа его сопровождалась многочисленными экспедициями центральных институтов: венерологической и туберкулезной, экспедицией деткомиссии и Наркомздрава РСФСР, антропологической экспедицией Академии наук и др. В области образования исследования велись под руководством методической станции Бурят-Монгольского Наркомпроса.

В сельскохозяйственном производстве БМАССР определенную роль сыграли экспедиционные исследования, проводившиеся центральными научными учреждениями совместно с наркоматами земледелия СССР и БМАССР, а после организации в 1932 году, исследования Бурят-Монгольских зооветеринарного и педагогического институтов. В годы первой пятилетки в республике были организованы ветеринарный клинико-бактериологический институт, Онохойская и Баяндаевская сельскохозяйственные, Иройская животноводческая станции и другие учреждения научно-исследовательского характера. В 1937-1938 гг. Онохойская сельскохозяйственная опытная станция была реорганизована в государственную селекционную станцию, ветеринарно-бактериологическая лаборатория в научно-исследовательскую ветеринарную опытную станцию. В 1939 году были организованы Онохойская лугомелиоративная станция и республиканский ботанический сад. Во второй половине 1930-х годов Онохойская государственная селекционная станция вывела несколько новых сортов зерновых культур, а республиканская опытная станция по животноводству добилась первых положительных результатов в улучшении породности крупного рогатого скота. Произведен целый ряд научно-исследовательских экспедиций: комплексные обследования Агинского аймака и долин рек Муи, Большого и малого Амалата в Баунтовском районе, долины реки верхней Ангары в Северо-Байкальском районе (совместно с Академией наук) и в Окинском хошуне Тункинского аймака. Развернута гидрометеорологическая сеть: имеется 25 метеорологических станций и 28 гидрологических пунктов (18).

В 1934 году в Бурят-Монголии работала экономгеографическая экспедиция Института географии Московского университета по изучению грузовых потоков автогужевых путей БМАССР. Крупным событием в научно-исследовательской жизни БМАССР была работавшая с 1 по 7 апреля 1934 г. в Москве первая конференция Академии наук СССР по изучению производительных сил Бурят-Монгольской АССР (19).

В работе данного форума большое, место заняло обсуждение актуальных проблем национально-культурного строительства Бурят-Монголии Конференция приняла резолюцию об итогах и задачах национально-культурного строительства, одной из которых является необходимость создания Энциклопедии Бурят-Монголии (20). Проводились многочисленные геологоразведочные экспедиции, вскывающие новые мощные естественные ресурсы, заложенные в недрах Бурятии.

Необходимо отметить, что деятельность научных учреждений Бурятии носила в основном прикладной характер для социально-культурного строительства, ибо все коренные вопросы данного процесса необходимо было решать в тесном союзе с деятелями науки и техники, на основе научных данных. Интересы социально-культурного строительства требовали значительного расширения научных исследований в самых разнообразных областях. Однако, в самой республике не было достаточных возможностей для выполнения этой огромной работы, не располагала она и нужными научными кадрами. Подавляющая часть научных исследований велась при содействии Академии наук СССР, Восточно-Сибирского геологического управления, Иркутского и Томского государственного университетов и многими другими центральными научными организациями. Тем не менее, проведенная работа в этом направлении послужила в дальнейшем базой для качественного роста научно-исследовательской деятельности и превращения Бурятии в известный центр фундаментальной и инновационной науки, в том числе в сфере евразийских исследований.

 

Cписок литературы:

  1. История Бурятской АССР.-Т.2.-Улан-Удэ, 1959, С.369. 2 НАРБ, ф. р-60, оп.3, д.1, л.96.
  2. Там же, л.8
  3. Попова Е.Е., Цыбиктаров А.Д. История Кяхтинского краеведческого музея им академика В.А. Обручева и его естественнонаучного собрания (189-1990 гг.). – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ВСГАКИ, 2003, С.86.
  4. Попова Е.Е., Цыбиктаров А.Д. История Кяхтинского краеведческого музея им академика В.А. Обручева и его естественнонаучного собрания (189-1990 гг.). – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ВСГАКИ, 2003, С.84.
  5. История БМАССР.-Т.2.-Улан-Удэ, 1959, С.371.
  6. НАРБ, ф.р-246, оп.1, д.7, л.3.
  7. История Бурятской АССР, т.2,-Улан-Удэ, 1959, С.370. 9 НАРБ, ф.р-246, оп.1, д.18, лл.34-35.
  8. Там же.
  9. Очерки истории культуры Бурятии.-Т.2.-Улан-Удэ, 1974, С.128. 12 История Бурятской АССР.-Т.2, -Улан-Удэ, 1959, С.372-373.
  10. НАРБ, ф. р-475,оп.9, д.8, л.7.
  11. Помус М.И. Бурят-Монгольская АССР. – Государственное социально-экономическое издательство. – Москва, 1937. – С.289.
  12. К истории Бурят-Монголии. Предисловие А.В. Шестакова. Под ред. А.В. Шестакова и А.И. Ломакина. ОГИЗ-СОЦЭКГИЗ. М., 1935. – С.5-8.
  13. Очерки истории культуры Бурятии.Т.2.-Улан-Удэ,1974,С.132. 17 Там же, с.133.
  14. Помус М.И. Бурят-Монгольская АССР. – Государственное социально-экономическое издательство. – Москва, 1937. – С.289.
  15. Проблемы Бурят-Монгольской АССР. Труды научной конференции по изучению производительных сил. Т. 1, Изд. АН СССР. М., 1935. – С.7.
  16. Санжиев Б.С. Общественно-политическая жизнь и национально-культурное строительство Советской Бурятии в канун и годы Великой Отечественной войны. (Странички воспоминаний: люди и события). – Иркутск, 1995. – С.30.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: История
loading...