«Иго» или толерантность? На примере сущности касимовского ханства в XV-XVII веках

Воинский поход великого московского князя Василия II в июле 1445 года на казанских татар в окрестностях Суздаля закончился, весьма плачевно. Сам князь был захвачен в плен, а войско его было полностью разбито. Предводители казанского войска царевичи Махмутек и Якуб доставили почетного пленника к своему отцу Улу-Мухаммед-хану.

И вот спустя 14 лет, когда московский еще отрок Василий получал от хана Золотой Орды УлуМухаммеда ярлык на право княжения в Москве, предстал перед грозные очи своего протеже. Нарушил свое обещание, клятву, вступил на тропу войны и … позорно попал в плен. Что делать? Казнить или миловать?

…Условились с татарами – освободить князя за 5-7 тысяч рублей (по данным историка В. Татищева). Речь шла о восстановлении обычной регулярной дани в прежних размерах, но с выплатой своего рода «штрафа» (в размере годовой дани) за освобождение Василия II. Для полной гарантии получения дани и выкупа хан Улу-Мухаммед направил в Москву 500 своих представителей – воинов во главе со своими сыновьями Касимом и Якубом.

Кроме того, султан Касим в октябре 1445 года получил в удел («в кормление») город Звенигород. Пленение князя Василия II имело тяжелое последствие по возвращению его в Москву. Двоюродный брат Шемяка стал обвинять его и 16 февраля 1446 года московский князь был ослеплен.

Дворцовый переворот в Москве лишил детей Улу-Мухаммеда огромной дани за личную свободу князя Василия. Поэтому татарское войско Касима и Якуба вначале направилось в Ярославль. По пути встретились с ополчением русских князей, которые тоже шли на помощь Василию II. «Мы из земли Черкасской и друзья великого князя, говорили татары, знаем, что сделали с ним братья недостойные; помним любовь и хлеб его; желаем теперь доказать ему нашу благодарность» (там же, с. 435).

В феврале 1447 года с помощью татарских войск и ополчения русских князей самопровозглашенный князь Дмитрий Шемяка был свергнут.

Султан Касим восстановил слепого князя Василия II на московском престоле, так как князь остался должником хана Улу-Мухаммеда и его полномочных представителей. Выкуп за великого московского князя Василия II был уплачен семье Улу-Мухаммеда за 14 месяцев.

Относительно военных походов султана Касима за интересы Москвы Великому князю был прямой расчет привлекать на свою сторону «скучавших» без дела татарских царевичей. Это были профессиональные воины, обученные с детства всем тактическим приемам ведения кавалерийского боя. По военным возможностям – на порядок выше, чем крестьянское народное ополчение. Оплата: кроме денежного довольствия, военная добыча, трофеи от побежденных. В последующих битвах со своими недругами русские ратники и татарское конное войско сражались как союзники, как единое войско, действующее по единому плану главного воеводы, русского князя.

В 1449 году султан Касим со своим войском и великим московским князем Василием II выступил против князя Дмитрия Шемяки у Костромы.

В том же году султан Касим из своего Звенигорода выступил на реку Пахру против войск хана Золотой Орды Сейд-Ахмеда, разбил его и отнял всю добычу.

И в этом же году султан Касим совместно с воеводой Константином Беззубцевым разбил у реки Битюг шедшего на Русь татарского улана Мелиум-Берды-оглана.

Таким образом, более пяти лет султан Касим провел в почти беспрерывных военных походах и битвах по сохранению и упрочнению Московского княжества. Наличие в Москве «татарских» войск султана Касима, отпугивало желающих поживиться чужим добром, ибо «зело бояхуся имени и войска татарского». Образное выражение Л.Н. Гумилева оставалось актуальным и в XV веке: «Два века татары приходили на Русь как агенты чужой и далекой власти. Они защищали Русь от нашествия с Запада, конкретно – от Литвы, как пастухи охраняют стада от волков, чтобы можно было их доить и стричь» [6, с. 247]. Но, как оказывается, основываясь на вышеприведенные примеры, татары защищали Русь и с Юга, и с Востока.

Султан Касим по своей воле покинул подмосковный Звенигород и перебрался в Городец Окский, который он завоевал еще в 1445 году.

«Вместе с султаном Касимом в город Городец-Мещерский переселились много татар из Звенигорода, Казани, Хаджи-Тархана и окрестных земель.

По прибытию хана Касима на Оку Мещерское ханство возросло по размерам в 8 раз за счет земель Большой Орды и Рязанского великого княжества. Новые земли Мещерского ханства располагались на юг от реки Ока и включали в себя территорию по рекам Мокша и Цна» [3, с. 18-19].

Казанские Ширины пригласили на трон Казани Касима. Как старший в царствующем роду Касим по старинному тюркскому обычаю имел право занять трон отца. И собрав внушительное войско, совместно с московским отрядом, князей Оболенского-Стриги и Патрикеева, двинулся на Казань.

На переправе через Волгу встретились две противоборствующие армии. Видя огромное количество казанских татар под водительством Ибрагим-хана, своего племянника, Касим-хан решил не проливать напрасно кровь своих братьев и отступил назад без боя.

В 1467 году Касим-хан в своей столице приступил к строительству ханского замка и величественного минарета из белого камня высотой 22 метра (сохранился до настоящее время). Татары называли Городец-Мещерский «Хан-Кирман», т. е. Царёв город. В 1469 году Касим-хан скончался, похоронен в Хан-Кирмане.

Преемником Касим-хана сразу же стал его родной брат Якуб, который все время, начиная с 1444 года, находился рядом с Касимом во всех его походах и битвах. Якуб-хан (1469-1471) правил самостоятельно, а Московское и Рязанское великие княжества выплачивали ему дань. Похоронен в Хан-Кирмане.

С 1471 года ханом Мещерского юрта стал сын Касима Данияр (1471-1486). В 1471 году Даниярхан возглавлял конницу войск московского князя Ивана III при его походе на усмирение Новгорода.

Шелонская битва, где конники Данияра, почти не соприкасаясь с новгородским ополчением, одержали крупную победу, но потеряли 40 человек убитыми. Московский великий князь Иван III за эту битву наградил войско Данияр-хана трофеями.

В следующем 1472 году во время похода хана Большой Орды Ахмеда (1465-1481) на Москву, Данияр-хан со своим войском стоял в Коломне. С этого 1472 года Москва навсегда перестала платить дань Большой Орде. Городец Мещерский с 1471 года стал именоваться городом Касимовым в честь первого хана Мещерского ханства. Сохранил свое название до наших дней.

На границе Московского княжества в Диком Поле постоянно служили 500 касимовских казаков и содержались они за счет московского княжества. В 1480 году хан Данияр со своими казаками вместе с московским войском стоял на берегах реки Угра против войск Большой Орды Ахмед-хана. Битвы не произошло. Ахмед-хан увел свои войска в свои пределы, так как в это время его столицу город Сарай на Волге полностью разорил крымский царевич Нурдуалет совместно с московским воеводой Василием Ноздреватым. Нурдуалет-султан на военном поприще в пользу Москвы внес более существенный вклад – разгромил столицу Большой Орды г. Сарай (1480 г.). Да и с его братом Крымским ханом Менгли-Гиреем у московского князя Ивана III сложились добрососедские договорные отношения.

Касимовские карача-беки избрали Нурдаулета на касимовский трон. И этот случай говорит о том, что Москва уже окрепла и имела свой авторитетный голос, к которому прислушались.

И забегая чуть-чуть вперед, заметим, что крымский Менгли-Гирей за столь дружеский жест Ивана III по отношению к его брату Нурдуалету, не остался в накладе. В 1502 году окончательно разбив Большую Орду, писал своему союзнику Ивану III: «Улусы злодея нашего в руке моей, писал он, а ты, брат любезный, слыша столь добрые вести, ликуй и радуйся!» [1, с. 529].

За пять лет своего правления (1486-1490) Нурдуалет хан почти все время находился в походах на Большую Орду и охране южных рубежей Московского княжества.

Отсюда вывод – казаки – войско Касимовского ханства по сути являлось наемным конным войском Московского княжества, их посылали в походы и на войну по усмотрению московского правителя.

В 1516 году касимовский престол перешел от Шейх-Аулияра к его старшему сыну Шах-Али (1502-1567), которому в то время было всего 14 лет.

Послужной его список заслуживает пристального внимания:

  • - хан Касимовский 1516-1519; 1537-1546; 1546-1551; 1552-1567;
  • - хан Казанский 1519-1521; 1546;
  • правитель Серпухова и Каширы 1532-1533; 1543;
  • «правая рука Василия III», в Москве прожил 11 лет;
  • 1552 г. – участвовал во взятии Казани;
  • 1553-1536 – ссылка на Север; прощен Иваном IV;
  • 1553 – женился на Сююнбеки и 8 лет держал её в заточении.
  • 1559 – командир русских войск в Ливонии при взятии городов Нарва и Юрьева;
  • 1567 – похоронен в Касимове.

Необходимо также указать и на другую составляющую помощи касимовских татар московскому княжеству. Взаимовыгодная торговля. С юга на север вдоль левого берега реки Цна шла так называемая ногайская дорога, по которой ногайцы перегоняли своих лошадей на продажу. На Руси в то время не было своих конных заводов, так что поставка лошадей была для москвичей важнейшей стратегической потребностью. Известно, что конница в те времена играла в любой битве основную и решающую роль. По данным французских исследователей Александра Беннигсена и Жиль Вайнштейна в период с 1536 по 1557 годы Москва закупила у ногайцев 113 150 лошадей. По пути следования конных табунов их охраняли казаки. За что и получали государственное жалование.

И конечно, следует отметить, некоторых касимовских татар, которые занимали ведущие должности в управлении московским княжеством.

Например, князь Алексей Федорович Адашев, крещеный касимовский татарин (его владения располагались вдоль реки Цна). Он был первым и главным советником великого московского князя Ивана IVГрозного (до опричнины).

С присоединением Казанского ханства к Русскому государству, точнее с 1556 года после ликвидации Астраханского ханства, значение Касимовского ханства для России падает.

За весь период существования Касимовского ханства насчитывалось 18 ханов, в том числе две женщины-ханши.

В 1569-1573 годы Касимовским ханом стал Саин-Булат, племянник жены Ивана Грозного Марии Темрюковны.

Саин-Булат участвовал в Ливонской войне, а затем и в войне со Швецией в качестве воеводы большого полка русских войск, т. е. практически главным воеводой.

В 1569 году Саин-Булат Иваном IV был посажен на Касимовский трон. Но в 1573 году он принял православие и был наречен Симеоном (значит, не имел право занимать трон в мусульманском государстве).

В следующем году Иван Васильевич IV Грозный провозгласил Симеона Бекбулатовича «Великим князем всея Руси», венчал на царство совместно с митрополитом Антонием (1572-1581). Так бывший Касимовский хан стал главой Русского государства, и на этой должности находился 11 месяцев, исполняя все государственные обязанности. В сентябре 1576 года Иван Васильевич вернулся на царский трон, а великого князя Симеона Бекбулатовича пожаловал великим князем в Твери.

На городском базаре Касимова слышалась разноязыкая речь. Население одевалось в русские кафтаны и татарские халаты. Одна часть горожан под звон колоколов шла в церковь, другая часть горожан, вслушиваясь в голос, взывающий с минарета, шла в мечеть. Многие жители из мордвы и мещеры продолжали исповедовать язычество. Касимовцы, в зависимости от национальности и веры, жили мирно, перенимая друг у друга кулинарные рецепты, особенности национальных узоров, украшавших одежду, бытовые и ювелирные изделия» [3, с. 70-71]. Наблюдалось единство в национальном разнообразии.

Говоря словами Л.Н. Гумилева, явный «симбиоз, когда этносы живут рядом и порознь, сохраняя мирные отношения, но не вмешиваясь в дела друг друга».

На все обвинения Стамбула о притеснении мусульман, разрушения их устоев, обычаев и веры, Москва указывает на существование в пределах православной России мусульманского государства, жители которого свободно придерживаются свое веры и традиций.

Посол царя Ивана IV в Турцию кн. Новосильцев говорил турецкому султану: «Мой государь не есть враг мусульманской веры. Слуга его, царь Саин-Булат, господствует в Касимове, царевич Кайбула в Юрьеве, Ибак в Сурожике, князья ногайские в Романове: все они свободно и торжественно славят Магомета в своих мечетях, ибо у нас всякий иноземец живет в своей вере. В Кадоме, в Мещере многие приказные государевы люди мусульманского Закона. Если умерший царь казанский Симеон, если царевич Муртоза сделались христианами, то они сами желали, сами требовали крещения» [1, с. 715].

Русским царем Борисом Годуновым в 1600 году Касимовским ханом был назначен УразМухаммед, племянник казахского Тауке-хана. Его биографию знает каждый казахский школьник из многих исторических источников. Нет надобности повторяться [5].

Во время приема австрийского посла Бургграфа (май 1597 г.) в Гранатовитой палате с правой стороны от Государя в золоченных одеждах сидели: Маметкул, племянник Сибирского Кучума; Араслан Алей, астраханский царевич, а слева от трона сидел Ураз-Мухаммед, казахский царевич. Те же лица присутствовали и при приеме персидского посланника шаха Аббаса.

Московским правителям надо было показать иностранным послам, что видные Чингизиды являются первыми советниками московского Государя [1, с. 822-823].

В 1681 году Касимовское ханство (территория) отошло в распоряжение Большого Дворца, то есть, как и все прочие уезды России.

«Могло пройти еще сто лет и более в княжеских междоусобиях, чем заключились бы оные? Вероятно, погибилию нашего Отечества: Литва, Польша, Венгрия, Швеция могли бы разделить оное; тогда мы утратили бы государственное бытие и веру, которые спаслися Москвою; Москва же обязана своим величием ханам» [1, с. 447]. Этот тезис патриарха российской истории Карамзина подтверждается наличием Касимовского ханства, войска которого почти два века охраняли Москву от недругов.

Не пресловутое «иго», которого не было, а сотрудничество, взаимопомощь позволяет народам нормально сосуществовать и развиваться.

В 1990 году Л.Н. Гумилев в одном из своих интервью высказал свое политическое завещание, итог своих размышлений о бренности жизни среди многообразных народов нашей планеты: «Страшно, когда один этнос подчиняет себе другой и начинает перекраивать его на свой лад. Этот метод неплодотворный. Нельзя стремиться сделать всех людей подобными себе, нужно учиться жить с ними в согласии, с учетом баланса интересов, оказывать взаимные услуги, вообще общаться деликатно и тем самым созидать дружбу народов – лучшее, что придумано в этом вопросе за все тысячелетия существования человечества» [6, с. 197].

История свидетельствует – все могучие империи в конечном итоге распадаются, на их обломках создаются новые государства с новыми людьми и новыми устремлениями. Необходимо только делать выводы, не совершать прежних ошибок, «учиться жить в согласии» со всеми окружающими людьми и народами.

 

Список использованной литературы

  1. Карамзин Н.М. «История государства Российского», изд-во «ЭКСМО» Москва, 2007 г.
  2. Вельяминов-Зернов В.В. «Исследование о Касимовских царях и царевичах», I-IV части, Санктпетербург, 1863-1887 гг.
  3. Черёмин А.А. «Касимовское ханства (XV-XVII века)», изд-во «Белорусский дом печати», г. Минск, 2014 г.
  4. Султанов Т.И. «Поднятые на белой кошме. Потомки Чингисхана», изд-во «Дайк-Пресс», Алматы, 2001 г.
  5. Абуев К. и Мухамадиева И. «Султан Ураз-Мухаммед», изд-во «Елорда», Астана, 2007 г.
  6. Гумилев Л.Н. «Черная легенда», изд-во «Айрис-Пресс» Москва, 2004 г.
  7. Оловинцов А.Г. «Тюрки или монголы. Эпоха Чингисхана», изд-в
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: История
loading...