Зарубежный опыт управления горно-металлургическим кластером с позиции инновационного подхода

Термин кластер как экономическая категория введен в оборот зарубежными учеными. Американский ученый Майкл Портер определяет кластер как группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга [1, с.25].

Современная литература под кластером понимает сеть независимых производственных и/или сервисных фирм (включая их поставщиков), создателей технологий и ноу-хау (университеты, научноисследовательские институты, инжиниринговые компании), связующих рыночных институтов (брокеры, консультанты) и потребителей, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости [2, с.122].

Преимущество и новизна кластерного подхода заключаются в том, что он придает высокую значимость микроэкономической составляющей, территориальному и социальному аспектам экономического развития. Данный подход предлагает использование эффективных инструментов для стимулирования развития индустриальных регионов, применение которых приведет к увеличению занятости, повышению конкурентоспособности производственных систем, росту бюджетных доходов и др. позитивным изменениям.

В Концепции формирования перспективных национальных кластеров Республики Казахстан до 2020 года приводится анализ мировой практики кластерного развития. Согласно данному анализу повышение конкурентоспособности на основе кластерного подхода получило широкое распространение в стратегиях развития большинства стран мира. Это показывает анализ более 500 кластерных инициатив, реализованных за последние 10 лет в 20-ти странах мира.

На сегодняшний день «лучшие практики» инновационных кластеров сосредоточены в Соединенных Штатах Америки (далее – США), Европейском союзе (далее – ЕС) и Юго-Восточной Азии. По оценке экспертов к настоящему времени кластеризацией охвачено около 50% экономик ведущих стран мира [3, с.3].

Яркими примерами новых форм пространственной организации являются инновационные центры и кластеры: силиконовая долина, кластеры конкурентоспособности Франции, кластеры Финляндии, международный кластер Эйндховен–Левен–Аахен (ELAt), Биотехнологическая долина, кластер судостроения в Южной Корее, машиностроительные кластеры Японии, «Шанхайская зона» Китайской Народной Республики (далее – КНР). Анализ мировой практики в области формирования и реализации кластеров показывает:

  • применение кластерного подхода является закономерным этапом в развитии экономики, а его распространение можно рассматривать в качестве главного признака высокоразвитых экономик;
  • основой кластерной политики является принцип тройной спирали, т.е. организации взаимодействия между государственными органами, бизнесом и научно-образовательными учреждениями;
  • кластеры формируются в процессе инновационного развития, а не создаются «сверху». При этом государства стремятся создать условия для более активного формирования кластеров. Наиболее успешные инновационные кластеры формируются там, где осуществляется «прорыв» в области техники и технологии производства с последующим выходом на новые рыночные ниши,
  • спецификой кластера является получение организациями, входящими в него, синергетического эффекта, выражающегося в повышении конкурентоспособности всех участников кластера по сравнению с отдельными хозяйствующими субъектами;
  • в отличие от староиндустриальных кластеров отличительной чертой кластеров нового поколения является их инновационная ориентированность. Если «точкой роста» в промышленных кластерах были крупные индустриальные предприятия, то в инновационных кластерах импульс исходит от новых образований в форме университетов нового поколения, высокотехнологичных компаний, инновационных центров. При этом в инновационных кластерах основное внимание уделяется формированию инновационной экосистемы, креативной среды, подготовке инновационных старт-ап компаний и бизнесов, а не классических инвестиционных проектов. Возможны различные механизмы построения кластеров.

На современном этапе наиболее ярко выделяется две основные модели кластерной политики – либеральная и дирижистская. Основной принцип либеральной модели состоит в том, что кластер – это рыночный организм, роль государства сводится к устранению препятствий для естественного развития кластеров. Либеральная кластерная стратегия характерна для стран, которые по традиции проводят либеральную экономическую политику. К их числу можно отнести США, Великобританию, Австралию и Канаду. В странах с дирижистской политикой государство играет более активную роль в процессе формирования кластеров, от выбора приоритетных направлений до финансирования программ по развитию кластеров. Дирижистская кластерная политика характерна странам, в которых государство играет активную роль в экономике. Среди них: Франция, Южная Корея, Сингапур, КНР, Саудовская Аравия.

Ведущей тенденцией кластеризации сегодня является развитие мировых инновационных кластеров, в том числе выходящих за рамки отдельных государств – международных и трансграничных. Мировой опыт становления кластеров нового поколения в США, Японии, Швеции и других высокоразвитых странах показывает, что платформой, которая позволяет инициировать инновации для их превращения в перспективные продукты и в дальнейшем в успешные компании, являются технопарки 3-го поколения.

При этом ядром кластеров нового поколения становятся университеты, вокруг которых формируется пояс малых инновационных предприятий и старт-апов.

Ключевым ориентиром кластеров нового поколения стала инновационная деятельность в высокотехнологичных секторах экономики. По прогнозам экспертов рынок высокотехнологической продукции в период до 2030 года вырастет до 10-12 трлн. долларов США, в то время как рынок сырьевых ресурсов – до 1,5 трлн. долларов США. Таким образом, высокотехнологический сектор станет главным драйвером мировой экономической динамики.

На данный момент в Юго-Восточной Азии и Китае, в частности, в Сингапуре активно идет процесс формирования региональных кластеров. «Шанхайская зона» Китая считается крупным индустриальным регионом, где ведущие предприятия работают по специальной модели производства, когда предприятия кластера находятся в одном регионе, но при этом максимально используют природный, кадровый и интеграционный потенциалы соседних регионов.

Кластерную политику стран Азии можно охарактеризовать как «дирижистскую» , то есть командную, когда национальное правительство правительство проводит политику развития кластеров и решает все основные вопросы касательно стратегии развития. В таких странах, как Южная Корея, Сингапур, Япония государство активно вовлечено в экономическую жизнь страны.

В Японии формирование промышленных кластеров до недавнего времени осуществлялось исключительно при поддержке центрального правительства, однаков настоящее время в этом процессе начинают активно участвовать и региональные власти. Региональному сообществу предоставляется возможность реализовать кластерные инициативы за счет собственных ресрусов, создавать венчурный бизнес и новые производства. В данном контексте региональные кластеры оказываются как бы новой формой концентрации промышленности, в которой университеты, исследовательские институты и корпоративные кластеры активно кооперируются. Благодаряэтомуисследованияи разработки компаний стали все более ориентироваться на коммерческий успех, упрощено регулирование заключения сделок с иностранными исследователями с целью стимулирвания сотьрудничества и обмена наработками с зарубежными университетами и исследовательскими институтами [4, с.58].

В настоящее время в Японии действует программа «Knowledgeclusterinitiative», стимулирующая развитие кластеров в 18-ти регионах страны. Содействие оказывается совместным проектам, в которых региональные университеты выступают в роли ядра кластеров, образованных сетью малых инновационных фирм и крупных промышленных компаний.

В Китае кластерная политика связана с формированием муниципальными властями с одобрения центрального правительства особых зон высокотехнологичных отраслей. Само центральное правительство также отбирает фирмы, которые пользуются исключительными привилегиями. Кроме того, оно всячески поощряет сотрудничество бизнеса и университетов, осознавая важность в появлении собственных технологических инноваций, повышение технологического уровня продукции.

Кластерная модель используется в качестве основной модели развития промышленности большинством новых азиатских экономик, включая и Южную Корею. Это обусловлено географией региона и более простой системой управления промышленным развитием в кластерной парадигме. Поэтому для развития кластеров в Южной Корее была создана корпорация «KICOX» с годовым бюджетомвнесколькосотенмиллионовдолларовирегиональнымиотделениямивовсехпромышленных кластерах, которые, в свою очередь, разбиты на подкластеры с более узкой отраслевой специализацией. Такая система позволяет государству эффективно управлять развитием отрасли.

С начала 1960-х годов начали работать промышленные комплексы и с момента становдения стали главной осью корейского промышленного развития. До конца 2000-х годов эти комплексы производили более чем 70 процентов всего промышленного экспорта, приблизительно 60 процентов производства и обеспечивали более чем 40 процентов занятости.

Среди многих общенациональных программ, «Индустриальная комплексная кластерная программа: ICCP» была основной для развития промышленных кластеров. ICCP была впервые запущена Совместным правительством Кореи в 2004 году как одна из сбалансированных национальных стратегий развития. Ключевое значение этой программы заключалось в преобразовании промышленных комплексов в инновационные кластеры. Эта программа стремится создать местные инновационные кластеры на основе сети «промышленность – университет – научно-исследовательский институт» и образовать промышленную экосистему. Этот процесс был разделен на три периода: период формирования с 2005 до 2008 годы, период роста с 2009 до 2012 годы и период независимости с 2012 до 2016 годы [4, с.61].

В мировой практике получило широкое распространение понятие NBIC-экономики, основанной на новых технологиях и знаниях. В этой связи, необходима разработка совершенно новых подходов и мер государственной политики развития кластеров в Казахстане.

В итоге можно констатировать, что перспективной и стратегической задачей развития кластера «Горно-металлургический комплекс» в Казахстане является решение проблем его функционирования в горно-металлургической отрасли. Важнейшее место здесь занимает анализ зарубежного опыта роли и значения горно-металлургической отрасли в достижении успешности подобных проектов.

 

Список литературы:

  1. 1.Портер Майкл Э. Конкуренция / Пер. с англ. М.: Издательский дом «Вильямс», 2002 496 с. 2.Авдашева С. Б., Розанова Н. М. Теория организации отраслевых рынков. – М.: Магистр, 2010
  2. 3.Постановление Правительства Республики Казахстан от 11 октября 2013 года №1092 Об утверждении Концепции формирования перспективных национальных кластеров Республики Казахстан до 2020 года
  3. 4.Информационный бюллетень о создании и деятельности территориальных кластеров в Республике Казахстан (Методологические подходы по созданию и развитию территориальных кластеров) – Астана. – 2014.– 150 с.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: Экономика
loading...