Правовая регламентация статуса медицинского работника

Данная статья посвящена вопросам правового регулирования деятельности и становления правового статуса медицинских работников. Регулирование правовых, социально-экономических отношений, связанных с деятельностью медицинских работников направлены на создание условий, обеспечивающих качественное улучшение правового положения, реализацию гарантий их социальной защищенности. Эффективность врачебной работы во многом зависит от разумной ее организации и качественного правового регулирования профессионального статуса специалиста.

Интерес к проблеме нормативного регулирования деятельности медицинских работников обусловлен её социальной значимостью и акцентированием внимания юристов и историков медицины на вопросах становления правового статуса врачей.

Попытки регулирования положения врачей, в том числе профессиональной ответственности, были заложены еще в законах древней Месопотамии законах шестого вавилонского царя первой династии Хаммурапи. Некоторые параграфы его Законов касались правовых аспектов деятельности врачевателей. В случае успешного лечения они получали весьма высокое вознаграждение:

Если лекарь срастил сломанную кость (у человека) или же вылечил больной сустав, (то) больной должен заплатить лекарю пять сиклей серебра.

Если (это) сын мушкенума, (то) он должен заплатить три сикля серебра.

Если (это) раб человека, (то) хозяин раба должен заплатить лекарю два сикля серебра.[1]

При общей суровости Законов Хаммурапи столь высокая плата врачевателю за лечение была связана с большим риском его профессии из-за обычая «талиона» (от лат. tа1iо возмездие) воздаяние равным за равное: око за око, зуб за зуб, В случае неблагоприятного исхода лечения врачеватель подвергался суровому наказанию:

Если врачеватель сделал свободному человеку сильный надрез бронзовым ножом и (тем) умертвил этого человека, либо сделал надрез в области nakkaptu (брови или виска) этому человеку бронзовым ножом и (тем) погубил глаз этого человека, ему надлежит отрезать руку. 

При благоприятном исходе того же оперативного вмешательства лекарь получал самое высокое вознаграждение:

Если врачеватель сделал свободному человеку сильный надрез бронзовым ножом и спас человека или сделал надрез в области nakkaptu (брови или виска) этому человеку бронзовым ножом и спас глаз человека, то он должен получить десять сиклей серебра.

Если больной мушкенум, то он платит пять сиклей серебра.

Если больной чей-нибудь раб, то господин раба платит врачевателю два сикля серебра [2,с.50].

В Морском Уставе времён Петра I в, частности в 9 артикуле указывалось, что «Ежели лекарь своей небрежностью и явным презрением к больным поступит, от чего им бедство случится, то он как злотворец наказан будет». Приоритет обязанностей врача над его правами в качестве определяющей характеристики Морского Устава отмечает Н. Эльштейн: «Довольно определёнными были требования к врачу, сформулированные Петром I, хотя обязанности рассматриваются в нём в известном отрыве от врачебных прав».[3,с.61].

В Советском Союзе на страже здоровья граждан стоял медицинский персонал: врачи, фельдшера, медицинские сёстры. Санитары также являлись составной и неотделимой частью лечебного процесса. Именно им всем и ныне доверяется самое ценное, что у нас есть жизнь и здоровье человека. Наиболее полно первые права и обязанности врачей были определены в Декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1924г. «О профессиональной работе и правах медицинских работников».[4,ст.892]. Данный Декрет установил важные профессиональные права медицинских работников (врача, зубного врача, фельдшера, акушерки, фармацевта и медицинской сестры), закрепил их право на профессиональную деятельность (определил порядок проверочного испытания для лиц, не занимавшихся профессиональной деятельностью более пяти лет) в условиях существующей государственной системы охраны здоровья, отрегулировало вопросы допуска к занятию медицинской деятельностью (перечень документов, послужных и медицинских списков) установил общие начала ответственности работников здравоохранения. Этот Декрет с изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 июля 1970 г., когда его сменили принятые Верховным Советом СССР 19 декабря 1969 г. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении.[5,с.656]. Принятие Основ в то время было, несомненно, прогрессивным шагом в деле кодификации законодательства о здравоохранении. Однако общедекларативные формулировки этого законодательного акта не позволяют считать его основным в определении правового положения и статуса врача. Так, например, в соответствии со статьёй 14 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении основные профессиональные права и обязанности медицинских и фармацевтических работников, а также предоставляемые указанным работникам льготы устанавливались законодательством Союза ССР и законодательством союзных республик, а по отдельным специальностям Министерством здравоохранения СССР. Законы же о здравоохранении союзных республик, в свою очередь, дословно воспроизводили текст союзного закона. Т.е. существовал некий замкнутый круг и правовой вакуум, который заполнялся ведомственными приказами, инструкциями и правилами. К примеру, действовало около 5000 ведомственных актов, утвержденных Министерством здравоохранения СССР.[6,с.83]. И не один из них не определял правового положения врача. Сложилась ситуация, исходя из которой деятельность медицинского персонала регулировалась ведомственными приказами, а не законами. Так номенклатура врачебных специальностей, утверждаемая приказом Министра здравоохранения (с последующими дополнениями и изменениями), включала в себя врачебные специальности, по которым были разработаны и утверждены соответствующие Положения. Они были обязательны для исполнения всеми врачами. Наряду с ними, приказом Минздрава утверждались квалификационные характеристики по врачебным специальностям. Ввиду отсутствия законодательных актов, ведомственные приказы были определяющими в деятельности врача, что неизбежно приводило к злоупотреблениям со стороны администрации организаций здравоохранения в отношении медицинского персонала ввиду их законодательной незащищённости.

В действовавшем правовом вакууме Присяга врача, принимаемая выпускниками высших учебных заведений служила определённым мерилом деятельности врача. Ввиду сложившегося общественного мнения, что врач, прежде всего, «должен», а лишь потом «имеет право», положение его было незавидным. Действовавшая правовая идеология требовала от врача жертвенности и самоотдачи, при этом никак самого его законодательно не защищая.

Однако установление статуса медицинских работников не входило в задачи советского законодательства и быть может потому и не находило отражения в нормативном закреплении.

Необходимо отметить, что предложения по установлению статуса врача и критическая оценка действовавшего законодательства предпринимались отечественными учёными. Одним из первых предложил закрепить положение врача и определить его статус как государственного служащего З.С. Гладун. Он отмечал, что успешному решению задач по охране здоровья людей должна способствовать точность и четкость законодательства о медицинских работниках. Определяя профессиональный и служебный статус врача, необходимо было исходить из того, что врач государственный или общественный служащий, работник государственного или общественного учреждения здравоохранения. В них они занимают должности служащих именно это и является главным в определении служебного положения врачей.[6,с.83-84]. Один из первых юристов среди врачей нынешний заведующий кафедрой медицинского права Московской медицинской академии член-корр. РАМН, заслуженный юрист РФ, доктор медицинских наук профессор Ю.Д. Сергеев предлагал закрепить правовое положение врача в действовавших в тот период времени Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении.[7,с.10]. Но однако эти предложения не нашли в то время законодательного отражения.

Таким образом, подводя итог, необходимо отметить, что осуществление врачебной деятельности регламентировалась больше ведомственными актами и этическими нормами, нежели законодательно закреплёнными нормативно правовыми актами. Вопрос об установлении статуса врача не стоял остро в то время в обществе и предложения по законодательному закреплению положения врача не нашли отображения в законодательных актах.

Между тем, врач занимает особое положение среди всех категорий медицинских работников. Ему принадлежит право заниматься лечебной деятельностью, устанавливать диагноз заболевания, организовывать процесс лечения. Но именно на врача ложится и весь груз ответственности за жизнь и здоровье пациента.

Эффективность врачебной работы во многом зависит от разумной ее организации и качественного правового регулирования профессионального статуса специалиста. Под правовым статусом обычно понимают комплекс прав и обязанностей субъекта отношений — гражданина, должностного лица, предприятия, учреждения, организации, органа власти или управления, а также ответственность за правильное и точное исполнение обязанностей. 

Определение правового статуса врача — очень сложный процесс. Прежде всего, его профессиональные права и обязанности во многом зависят от специальности и места работы. Разумеется, у врача государственной организации здравоохранения и у его коллеги, работающего в профсоюзном санатории, они отличаются по характеру, объему, мере ответственности, которая установлена законодательством за неисполнение профессиональных обязанностей.

Анализ ныне действующих документов указывает на существование по крайней мере трех уровней регулирования прав и обязанностей врача.

Первый — это профессиональные права и обязанности, распространяющиеся на всех врачей независимо от специальности и места работы. Они основаны на наличии врачебного диплома.

Ко второму уровню регулирования правового статуса врача относятся те служебные права и обязанности, которые определяются трудовыми взаимоотношениями с организацией здравоохранения, в котором он работает.

И, наконец, третий уровень правового регулирования — это права и обязанности по отдельным врачебным специальностям. На сегодня насчитывается более 90 врачебных специальностей. По всем специальностям утверждены квалификационные характеристики, которым должны соответствовать врачиспециалисты.

Указанные права и обязанности закреплены в Законе Кыргызской Республик « О статусе медицинского работника» от 28 мая 2013 года № 81.

Данный Закон регулирует правовые, социально-экономические отношения, связанные с деятельностью медицинских работников и направлен на создание условий, обеспечивающих качественное улучшение правового положения, реализацию гарантий их социальной защищенности, а также определяет требования к лицам, желающим заниматься медицинской деятельностью, их основные права, обязанности и ответственность при осуществлении данной деятельности.

Нетрудно заметить, что действующее законодательство весьма детально определяет правовой статус врача, конкретно устанавливая его права и обязанности. Вряд ли еще в какой-либо другой профессии имеется такая детализация прав и обязанностей.

Следует отметить, что в большинстве цивилизованных стран мира эта сфера отношений регулируется также законом, т. е. актом, имеющим высшую юридическую силу. В США, Франции, Италии, Германии, Великобритании и ряде других государств права и обязанности врача, его отношения с пациентами, их родственниками, администрацией организации и органами власти определяются медицинскими (врачебными) кодексами.

Думается, что принятие вышеуказанного закона в нашей республике явилось практически революционной новацией в регламентации прав медицинских работников. Поскольку, в последние более чем два десятилетия резко возросли требования не только к качеству оказания медицинской помощи, но и к повышению ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения, особенно с введением платных медицинских услуг и разрешением на частную медицинскую деятельность. Безусловно, при наличии таких факторов больные нуждаются в правовой защите, как впрочем, также как и сами медицинские работники. [8, с.97].

 

Список литературы:

  1. Новицкий И.Б. Римское право.М.:1995, с.89,с. 112
  2. Сорокина Т.С. История медицины. М, 1994. Стр. 50. 
  3. Стеценко С.Г. Юридическая регламентация медицинской деятельности в России. Дисс.Санкт-Петербург,2002г., с.78.,с.61 4. СУ РСФСР. 1924. №88. Ст. 892.
  4. Ведомости Верховного Совета СССР. №52. С. 466.; Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1971. №31. С. 656.
  5. Гладун З.С. Правовое положение советского врача // Известия высших учебных заведений. Правоведение. С-Петербург, 1991. №5. Стр. 83, 83-84.
  6. Сергеев Ю.Д. Профессия врача. Юридические основы. Москва, 2000 г. Стр. 10.
  7. Мукашев М.Ш.,Айтмырзаев Б.Н.,Исмаилов Н.К. Профессиональная деятельность медицинских работников и их правовая регламентация Здравоохранение Кыргызстана, 3, 2008 г. с. 97.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...