Правовая регламентация экологических преступлений в законодательстве стран на постсоветском пространстве

В статье рассматриваются экологические уголовные правонарушение государств – участников СНГ по их уголовному кодексу. Авторы указывает на отличие и особенности экологических уголовных правонарушении разных стран.

В статье обобщается опыт зарубежных стран в данном направлении. Акцентируется внимание о необходимости закрепления законодательное понятие преступлений против экологической безопасности и введение института уголовной ответственности юридических лиц для создания эффективных механизмов противодействия экологической преступности, на опыте зарубежных стран.

Авторами отмечается, что вопрос о ведении указанного уголовно-правового института требует проработки. Должны учитываться сложившиеся ситуации в судебных и правоохранительных органах в части защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц.

В статье сделан вывод о необходимости проводить анализ уголовно-правовых институтов зарубежных стран для возможного лучшего опыта национального законодательства.

С учетом остроты экологических проблем на территории бывшего СССР, низкого уровня развития законодательства об окружающей среде задача развития природоохранительного сотрудничества в Содружестве Независимых Государств (СНГ) является актуальной. Межгосударственное сотрудничество в области охраны окружающей природной среды осуществляется как на двусторонней основе, так и в рамках Соглашения о взаимодействии в области экологии и охраны окружающей среды, подписанного в феврале 1992 г. Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Молдовой, Российской Федерацией, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном, Украиной.

Стороны Соглашения договорились о выработке и проведении согласованной политики в области охраны и использования земель, почв, недр, лесов, вод, атмосферного воздуха, растительного и животного мира, естественных ресурсов континентального шельфа, экономической зоны и открытого моря за пределами национальной юрисдикции с учетом соглашений, ранее заключенных СССР.

Важную роль в развитии природоохранительного сотрудничества в рамках СНГ призвана играть Межпарламентская ассамблея. В ее структуре создан Отдел по охране окружающей среды. Важнейшим полезным направлением ее деятельности является подготовка модельных законов в области природопользования и охраны окружающей среды.

Постановлением Межпарламентской ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств, 2 ноября 1996 г. был принят рекомендательный законодательный акт «Об экологической безопасности» [1]. В нѐм указано, что в области экологической безопасности, при осуществлении хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц, целью правового регулирования отношений является, зашита жизни, здоровья и условий жизнедеятельности человека, защита общества, его материальных и духовных ценностей, окружающей природной среды, в том числе атмосферного воздуха и космического пространства, водных объектов, недр, земельных и лесных ресурсов, почв, ландшафтов, растительного и животного мира от угроз, возникающих в результате воздействий на окружающую природную среду.

Экологическая безопасность при этом рассматривается как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, окружающей природной среды от угроз, возникающих в результате антропогенных и природных воздействий на нее. В статье 1 Экологического кодекса Республики Казахстан экологическая безопасность трактуется как «состояние защищенности жизненно важных интересов и прав личности, общества и государства от угроз, возникающих в результате антропогенных и природных воздействий на окружающую среду» [2]. Из этого определения можно сделать вывод, что экологическая опасность – это состояние, угрожающее защищенности жизненно важных интересов личности, общества и окружающей природной среде в результате антропогенных и природных воздействий на нее. При этом выделяются чрезвычайная экологическая ситуация, экологическое бедствие и экологически опасная ситуация. В рекомендательном законодательном акте указывается: «Экологическая безопасность является составной частью безопасности личности, общества и государства. Реализация прав и свобод граждан, причиняющих ущерб правам других граждан на экологическую безопасность, не допускается. Воздействия на окружающую природную среду не должны понижать уровень экологической безопасности настоящего и будущих поколений» [3].

Таким образом, предлагается государствам участникам СНГ нарушения правовых норм в области экологической безопасности относить к нарушениям прав человека.

В Модельном Уголовном кодексе государств участников СНГ (МУК СНГ) от 17 февраля 1996 года, принятом в Санкт-Петербурге постановлением Межпарламентской ассамблеи государств – участников СНГ [4], представлены деяния, нарушающие экологическую безопасность, и их законодательное описание как экологических преступлений. При формировании уголовного законодательства указанными государствами, были учтены рекомендации, содержащиеся в МУК СНГ. В Уголовных кодексах всех стран участников СНГ выделены самостоятельные главы (разделы) регламентирующие экологические преступления. В частности, глава 28 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики [5], глава 26 Уголовного кодекса Кыргызской Республики [6], глава 9 Уголовного кодекса Республики Молдова [7], глава 11 Уголовного кодекса Республики Казахстан [8].

Уголовный кодекс Республики Казахстан, действующий с 1 января 2015 года, предусматривает деление уголовных правонарушений на преступления и уголовные проступки. В соответствии с частью 2 статьи 10 Уголовного кодекса преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания в виде штрафа, исправительных работ, ограничения свободы, лишения свободы или смертной казни [8]. А в части 3 статьи 10 Уголовного кодекса, уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие либо бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организации, обществу или государству, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа, исправительных работ, привлечения к общественным работам, ареста [8]. В данном кодексе уголовные правонарушения, направленные против экологической безопасности рассматриваются в главе 13 «Экологические уголовные правонарушения» [8].

Из этого следует, что экологическое уголовное правонарушение, в зависимости от степени общественной опасности и наказуемости, подразделяется на экологические преступления и экологические уголовные проступки. Экологическим преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное 13 главой Уголовного кодекса Республики Казахстан под угрозой наказания в виде штрафа, исправительных работ, ограничения свободы, лишения свободы. Экологическим уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие либо бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организации, обществу или государству, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа, исправительных работ, привлечения к общественным работам, ареста. Кроме того, Уголовный кодекс Республики Казахстан дополнен двумя статьями по экологическим уголовным правонарушениям: ст. 334 «Самовольное пользование недрами» и ст. 336 «Нарушение правил охраны рыбных запасов» [8].

Уголовные кодексы стран Балтии (Латвии, Литвы и Эстонии) также содержат нормы об экологических преступлениях, и Кодексы также предусматривают деление общественно опасных деяний на преступления и уголовные проступки. За преступления предусмотрено наказание в виде лишения свободы, за проступки – арест и более мягкие наказания. Экологические преступления в Уголовном кодексе Латвийской Республики расположены в разных главах, но в основном, они сосредоточены в главе XI «Преступные деяния против природной среды». А вот преступления предусмотренные статьей 222 «Нарушение ветеринарных правил» и 223 «Нарушение правил борьбы с болезнями вредителями растений» отнесены к преступным деяниям в народном хозяйстве [9]. В Уголовном кодексе Литовской Республики выделена самостоятельная глава «XXXVIII. Преступления и уголовные проступки против окружающей среды и здоровья человека» [10].

Одной из немаловажных особенностей Уголовных Кодексов стран Балтии от остальных постсоветских государств, является привлечение к уголовной ответственности не только физических, но и юридических лиц.

К примеру, по Уголовному кодексу Литовской Республики, юридические лица несут ответственность за деяния физических лиц, совершѐнные в пользу или в интересах юридического лица, если это лицо действовало индивидуально или по поручению юридического лица, либо в силу своих служебных обязанностей имело право представлять юридическое лицо, принимать решения от имени юридического лица или контролировать деятельность юридического лица (ст. 20). Ответственность юридического лица наступает и в том случае, если его сотрудник совершил преступные деяния в пользу данного лица вследствие недостаточного присмотра или контроля за ним. Юридическому лицу может быть назначено наказание в виде штрафа, ограничения деятельности и ликвидации. При этом одновременно привлекаются к ответственности и физические лица, которые совершили, организовали, подстрекали или содействовали совершению преступного деяния [11].

В 2005 году Уголовный кодекс Латвийской Республики был дополнен главой:«Меры принудительного воздействия, применяемые к юридическим лицам». В качестве таких мер предусмотрены: ликвидация предприятия, ограничение в правах, конфискация имущества, штраф и возмещение ущерба. При этом суд в приговоре, признав доказанным, что физическое лицо совершило преступление в интересах юридического лица, и последнее знало о совершении деяния, но ничего не предприняло для его предотвращения, решает вопрос о применении той или иной меры принудительного воздействия. Таким образом, в Латвии к юридическому лицу применяются меры принудительного воздействия, которые уголовным наказанием не являются. Причем они применяются только в случае осуждения физического лица, которое действовало преступно в интересах соответствующего юридического лица [12].

В Уголовном кодексе Эстонской Республики экологические преступления расположены в главе 7 «Хозяйственные преступления»: нарушение требований к землепользованию или порядка ведения земельного кадастра (ст. 154.2.), нарушение требований охраны и использования недр (ст. 154.3.), незаконная порубка леса (ст. 155), умышленное уничтожение или повреждение леса (ст. 155.1.), уничтожение или повреждение леса по неосторожности (ст. 155.2.), нарушение требований, предъявляемых к сделкам, совершаемым с лесоматериалами, и к перевозке лесоматериалов (ст. 155.3.), потрава посевов и повреждение насаждений (ст.156.), незаконная охота, рыбная ловля либо незаконный сбор растений (ст.157.), загрязнение, засорение или истощение водных объектов или загрязнение атмосферного воздуха (ст.158.) Истребление рыбных запасов (ст.158.1.), незаконная хозяйственная или исследовательская деятельность в экономической зоне (ст.158.3.)[13]. Предусматривается возможность привлечения юридического лица к ответственности за преступление или проступок.

Уголовный кодекс Узбекистана явился одним из первых уголовных кодексов на постсоветском пространстве, ввиду чего его первая редакция была довольно несовершенна, не отражала всех потребностей государства с рыночной экономикой; поэтому в 2001 году была произведена существенная доработка кодекса, имевшая целями приведение кодекса в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, либерализации ответственности, криминализации новых и декриминализации устаревших составов преступлений, внедрения в законодательство новейших достижений уголовно-правовой науки [14]. По экологическим преступлениям в разделе 4 Уголовного кодекса Узбекистана указана лишь сфера, в которой совершаются рассматриваемые преступления «Преступления в сфере экологии», а главу XIV – «Преступления в сфере охраны окружающей среды и природопользования» [15].

Уголовный кодекс Армении во многом основан на положениях Модельного Уголовного кодекса для государств — участников СНГ. Законодатель отразил социальную направленность деяния, нарушающего экологическое законодательство, и тем самым определил объект преступления, это, на наш взгляд, предпочтительнее.

Так, глава 27 и раздел 10 Уголовного кодекса Республики Армения названы «Преступления против безопасности окружающей среды»[16].

Уголовный кодекс Грузии во многом так же основан на положениях Модельного Уголовного кодекса для государств участников СНГ; также многие нормы заимствованы из Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года, хотя учтѐн и опыт применения Уголовного кодекса Грузинской ССР 1960 года, а также международные нормы и особенности социально-политической обстановки в Грузии [17]. Если исходить из названия, раздела X «Преступления против правил охраны окружающей природной среды и пользования природными ресурсами» Уголовного кодекса Грузии [17], то можно сказать, что законодателем указаны две группы экологических преступлений: 1) против правил охраны окружающей природной среды; 2) против правил пользования природными ресурсами. Но название главы XXXVI, данного раздела, свидетельствует об объединении в нем узкого круга деяний – против охраны окружающей среды. Особенность Уголовного кодекса Грузии в том что, в качестве экологических преступлений признаны: несообщение должностным лицом, которому это вменяется в обязанность, о сбросе в море вредных для здоровья человека или живых организмов моря веществ либо иных отходов или материалов (ст. 294); осуществление деятельности первой категории без природоохранного разрешения (ст. 306).

В Уголовном кодексе Республики Беларусь [18] и Уголовном кодексе Республики Таджикистан [19] рассматриваемые преступления направлены против экологической безопасности и природной среды. Уголовный кодекс Белоруссии во многом основан на положениях Модельного Уголовного кодекса для государств – участников СНГ; также многие нормы заимствованы из Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года, хотя, в целом, кодекс характеризуется как достаточно самостоятельный и теоретически продуманный. Одно из отличий Уголовного кодекса Белоруссии в том, что в примечании соответствующей главы закреплено законодательное понятие преступлениям против экологической безопасности: «Преступлениями против экологической безопасности и природной среды признаются совершенные умышленно или по неосторожности общественно опасные деяния, причинившие или могущие причинить вред земле, водам, недрам, лесам, животному и растительному миру, атмосферному воздуху и другим природным объектам, отнесенным к таковым законодательством об охране окружающей среды, независимо от форм собственности»[20].

Уголовный кодекс Таджикистана так же во многом основан на положениях Модельного Уголовного кодекса для государств – участников СНГ; многие нормы заимствованы из Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года. В том числе и нормы экологических преступлений [19].

Из проведенного нами анализа следует что, уголовное законодательство Республики Казахстан по вопросам экологических уголовных правонарушений во многом выгодно отличается от зарубежного законодательства. Но это не означает – игнорирование зарубежного опыта уголовно-правового регулирования ответственности за рассматриваемые деяния. Есть и выгодно отличающиеся стороны зарубежных законодателей.

В УК Белоруссии, например, закреплено законодательное понятие преступлениям против экологической безопасности и даны величины крупного, особо крупного размера нанесенного ущерба. По-нашему мнению, это дает возможность разграничить экологическое преступление от административного правонарушения и определить категорию экологического преступления.

Еще одной проблемой в Республике Казахстан, которая давно назрела и требует своего положительного решения, является проблема признания юридических лиц субъектами экологических преступлений.

В странах Балтии (Латвии, Литвы и Эстонии) имеется такая практика, как мы уже рассматривали, где субъектами уголовной ответственности могут являться не только физические, но и юридические лица.

По мнению ведущих отечественных ученых, подход латвийского законодателя к решению этой проблемы представляется удачным. В результате удалось разъединить преступление и наказание физических лиц и меры уголовно-правового характера для юридических лиц, являющиеся видом уголовной ответственности, но не наказанием. При этом значение установления уголовной ответственности юридического лица усматривается в интенсификации борьбы с экологическими преступлениями посредством общей и специальной превенции [21]. Установление уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления является отличительной особенностью уголовного законодательства и ряда других зарубежных стран – как Англии, Австрии, Бельгии, Дании, КНР, ФРГ, Франции, Финляндии, США и многих других. По нашему мнению, этот положительный опыт может и должен быть позаимствован казахстанским уголовным законодательством.

Введение уголовной ответственности юридических лиц будет способствовать приведению уголовного законодательства в соответствие с международными стандартами. Так как Казахстан 4 мая 2008 года ратифицировал конвенции Организации Объединенных Наций – против коррупции и против транснациональной организованной преступности.

Казахстан, ратифицировав эти конвенции, обязался вести ответственность юридических лиц в виде уголовной, административной и гражданско-правовой.

При решении уголовную ответственность юридических лиц должны учитываться как положительные, так и отрицательные стороны. Так как вопрос о ведении указанного уголовно-правового института требует проработки. Должны учитываться сложившиеся ситуации в судебных и правоохранительных органах в части защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц. Недоработка в законодательстве и поспешность в принятии решения по этому вопросу может создать дополнительные возможности для коррупции в правоохранительных органах, так как институт уголовной ответственности юридических лиц может стать еще одним инструментом незаконного воздействия на бизнес.

 

Список литературы:

  1. Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государствучастн иков СНГ: документы заседания Совета Межпарламентской ассамблеи государств участников Содружества Независимых Государств. Санкт-Петербург, 12 ноября 1996 г. –1997. №12. – С. 201-221.
  2. Экологический кодекс Республики Казахстан от 9 января 2007 года № 212- III. – Алматы: ЮРИСТ, 2013. – 192 с.
  3. 3 Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств участников Содружества Независимых Государств от 29 декабря 1992 г. О рекомендательном законодательном акте «О принципах экологической безопасности в государствах Содружества» // http://busel.org/texts/cat9ur/id5cwlfuz.htm
  4. Модельный уголовный кодекс для государств участников Содружества Независимых Государств. Рекомендательный законодательный акт. Принят Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств участников СНГ. Санкт-Петербург от 17 февраля 1996 года http://legislationline.org/documents/section/criminal-codes
  5. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики (Утвержден Законом Азербайджанской Республики от 30 декабря 1999 г. № 787-IQ) (Вступил в силу с 1 сентября 2000 года согласно Закону Азербайджанской Республики от 26 мая 2000 г. № 886-IQ). http://az.wikisource.org/wiki/Azәrbaycan_Respublikasının_Cinayәt_Mәcәllәsi
  6. Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 18 сентября 1997 года // http://www.prokuror.kg/index.php?Itemid=109&catid=82&id=767:ugolovnyj-kodekskyrgyzskoj-respubliki&lang=ru&option=com_content&view=article
  7. Уголовный кодекс Республики Молдова от 18 апреля 2002 года// http://lex.justice.md/ru/331268/
  8. Уголовный кодекс Республики Казахстанот 3 июля 2014 года № 226-V // http://adilet.zan.kz/rus/docs/K970000167_
  9. Уголовный кодекс Латвии от 17 июня 1998 года http://likumi.lv/doc.php?id=88966
  10. Уголовный кодекс Литовской Республики от 26 сентября2000 года, вступила силу с 1 мая2003 года. https://crimpravo.ru/codecs/litva/2.doc.
  11. Уголовный кодекс Литовской республики / Науч. ред. В. Павилонис, предисл. Н.И. Мацнев, вступ. статья В. Павилонис, А. Абрамавичюс, А. Дракшене, пер. с лит. В.П. Казанскене. СПб.: Юридический центр пресс, 2003. С. 20. 470 с. ISBN 5-94201-121-4
  12. Крастиньш У.Я. Вопросы применения норм о мерах принудительного воздействия к юридическим лицам // Конституционные основы уголовного права: Материалы I Всероссийского конгресса уголовного права, посвященного десятилетию Уголовного кодекса Российской Федерации. М., 2006. С. 294 297.
  13. Уголовный кодекс Эстонской Республикипринятый 6 июня 2001 г. и вступивший в силу с 1 марта 2002 г. https://www.riigiteataja.ee/akt/22221
  14. Лунеев В. В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. 2-е, перераб. идоп.. М.: Волтерс Клувер, 2005. 868 с. ISBN
  15. Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 г. № 2012-XII Введен в действие с 01.04.1995 г. // http://www.lex.uz/pages/getpage.aspx?lact_id=111453
  16. Уголовный кодекс Республики Армения от 21 июня 2008 года // http://www.parliament.am/legislation.php?sel=show&ID=1349&lang=rus
  17. Уголовный кодекс Грузии от 22 июля 1999 года. http://gca.ge/uploads/files/5._sakartvelos_sisxlis_samartlis_kodeqsi.pdf
  18. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З. http://law.bymedia.net/index.php?option=com_content&task=view&id=39&Itemid=104
  19. Уголовный кодекс Республики Таджикистан от 21 мая 1998 года // http://www.prokuratura.tj/new/tj/docs/zakon/349-кодекси-ҷиноятии-ҷумҳуриитоҷикистон.html
  20. Волженкин Б.В. Новый Уголовный кодекс Республики Беларусь// Правоведение. № 6. С. 140-152.
  21. Кузнецова Н.Ф. О совершенствовании уголовного закона // Российская юстиция. 2009 . N 5. С.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...