Нормы Кишиневской конвенции 2002 года, посвященные семейным делам

Кишиневская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам была подписана 7 октября 2002 года является на сегодняшний день основным документом, регулирующим межгосударственные правоотношения стран-участниц СНГ в сфере правовой помощи.

Важное значение в тексте Конвенции придается регламентации семейных правоотношений, которым посвящена отдельная часть документа. Из 124 статей Конвенции непосредственно семейным делам посвящено 12 статей, не считая тех положений Конвенции, которые имеют отношение к семейным правоотношениям, однако размещены в других частях документа. Так, не может вызывать никаких сомнений относимость вопросов имущественных правоотношений и наследования, а также личного статуса и ряда других вопросов к семейным делам.

Третья часть второго раздела Конвенции, которая непосредственно посвящена семейным делам охватывается статьями 29-40. Указанные статьи можно классифицировать следующим образом:

  • положения, посвященные вопросам брака (статьи 29-33);
  • правила, регулирующие установление и оспаривание отцовства и материнства, взаимоотношения родителей и детей, а также усыновление (статьи 34-35; 40);
  • нормы, регламентирующие вопросы опеки и попечительства (статьи 36-39).

В количественном отношении больше всего статей посвящено вопросам брака - сразу пять статей Конвенции.

Согласно статье 29 «Заключение брака» условия заключения брака определяются для каждого из будущих супругов на основе принципа гражданства (т.е. законодательством той Договаривающейся Стороны, гражданином которой он является), а для лиц без гражданства – на основе принципа домицилия (т.е. законодательством Договаривающейся Стороны, являющейся их постоянным местом жительства). Кроме того, в отношении препятствий при заключении брака применяется принцип «места заключения брака», т.е. должны быть соблюдены требования законодательства той Договаривающейся Стороны, на территории которой заключается брак.

Таким образом, в отношении условий заключения брака действует принцип гражданства (для апатридов – принципов домицилия), а в отношении препятствий для заключения брака – принцип «места заключения брака».

Согласно статье 30 личные и имущественные правоотношения супругов определяются по принципу домицилия, т.е. по законодательству той Договаривающейся Стороны, на территории которой они имеют совместное местожительство.

В случае раздельного проживания супругов на территории двух разных государств, являющихся Договаривающимися Сторонами Конвенции, то их личные и имущественные правоотношения определяются на основе принципа гражданства, т.е. по законодательству той Договаривающейся Стороны, гражданами которой они являются.

Если один из супругов является гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй - другой Стороны и один из них проживает на территории одной, а второй - на территории другой Договаривающейся Стороны, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той Стороны, на территории которой они имели свое последнее совместное местожительство. Если такие супруги не имели совместного жительства на территориях Договаривающихся Сторон, то применяется законодательство той Стороны, учреждение юстиции которой рассматривает дело.

В отношении правоотношений супругов, касающихся недвижимого имущества, действует принцип места нахождения вещи, т.е. применяется законодательство той Стороны, на территории которой находится это имущество.

По делам о личных и имущественных правоотношениях супругов компетенция учреждений Договаривающихся Сторон, осуществляется в соответствии с применимым законодательством, т.е. применимое законодательство определяет учреждение какой Договаривающейся Стороны компетентно рассматривать соответсвующее дело.

В соответствии со статьей 31 по делам о расторжении брака применяется принцип гражданства в случае, если супруги имеют единое гражданство, и принцип компетентного учреждения, если супруги имеют гражданство различных Договаривающихся Сторон (т.е. речь идет о том, что применяется законодательство той Договаривающейся Стороны, учреждение юстиции которой рассматривает дело о расторжении брака).

Статья 32 Конвенции посвящена компетенция учреждений юстиции Договаривающихся Сторон по делам о расторжении брака. Так, в случае единства гражданства супругов дела о расторжении брака компетентны решать учреждения юстиции Договаривающейся Стороны, гражданами которой являются супруги на момент подачи заявления, т.е. в данном случае действует принцип гражданства.

Если на момент подачи заявления оба супруга проживают на территории другой Договаривающейся Стороны, возникает двойная (параллельная) компетенция, т.е. компетентны также учреждения этой Договаривающейся Стороны. Иными словами в данном случае возникает конкуренция между принципом гражданства и принципом домицилия, которая решается по выбору самих супругов (п.1 ст.32).

В случае, если супруги являются гражданами двух разных государств, являющихся Договаривающимися Сторонами Кишиневской конвенции определяющим является принцип домицилия, т.е. такие дела рассматривают учреждения юстиции Договаривающейся Стороны, на территории которой проживают оба супруга. Если один из супругов проживает на территории одной Договаривающейся Стороны, а второй - на территории другой Договаривающейся Стороны, то действует принцип параллельной компетенции, т.е. дело о расторжении брака компетентны рассматривать учреждения юстиции обеих Договаривающихся Сторон, на территориях которых проживают супруги (п.2 ст.32).

Эти же правила применяются по делам о признании брака недействительным (п.2 ст.33).

Согласно статье 33 по делам о признании брака недействительным применяется законодательство Договаривающейся Стороны, которое в соответствии со статьей 29 настоящей Конвенции применялось при заключении брака, т.е. действует принцип либо гражданства, либо домицилия.

Таким образом, по вопросам брака нормы Кишиневской конвенции применяют в основном принцип гражданства либо домицилия, допуская также применение параллельной компетенции, когда есть основания для двойной юрисдикции Договаривающихся Сторон.

В числе семейных дел важное значение придается правилам, регулирующим установление и оспаривание отцовства и материнства, взаимоотношения родителей и детей, а также усыновление.

Согласно статье 34 установление и оспаривание отцовства или материнства определяется по принципу гражданства ребенка, т.е. по законодательству той Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок. При невозможности определения его принадлежности к гражданству - по законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином которой ребенок является по рождению.

Статья 35 посвящена правоотношениям родителей и детей. Согласно пункту 1 данной статьи применительно к правам и обязанностям родителей и детей, в том числе к обязательствам родителей по содержанию детей применяется принцип совпадающего домицилия родителей и детей, т.е. применимое право определяется законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой родители и дети имеют постоянное совместное место жительства. При отсутствии постоянного совместного места жительства родителей и детей их взаимные права и обязанности определяются на основе принципа гражданства ребенка, т.е. законодательством той Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок.

По требованию истца по алиментным обязательствам применяется принцип домицилия ребенка, т.е. законодательство той Договаривающейся Стороны, на территории которой постоянно проживает ребенок.

Принцип совпадающего домицилия действует и в отношении алиментных обязательств совершеннолетних детей в пользу родителей, а также алиментных обязательств других членов семьи, т.е. подобные алиментные отношения определяются законодательством той Договаривающейся Стороны, на территории которой они имели совместное место жительства. При отсутствии совместного места жительства такие обязательства определяются по принципу гражданства истца, т.е. законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является истец (п.2 ст.35).

Указанные правила являются ключевыми при решении вопроса об определении судебного органа, компетентного рассматривать дела о правоотношениях между родителями и детьми (п.3 ст.35).

По вопросам исполнения решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, применяется принцип домицилия ребенка, т.е. применяется законодательство Договаривающейся Стороны, на территории которой проживает ребенок (п.4 ст.35).

Договаривающиеся Стороны оказывают друг другу помощь в розыске ответчика по делам о взыскании алиментов, когда есть основание полагать, что ответчик находится на территории другой Договаривающейся Стороны, и судом вынесено определение об объявлении его розыска (п.5 ст.35).

Таким образом, по большинству вопросов, связанных с установлением и оспариванием отцовства и материнства, взаимоотношениями родителей и детей, определяющим принципом являются интересы ребенка, исходя из чего для их решения установлены принципы гражданства или домицилия ребенка. Лишь в отношении алиментных обязательств детей в пользу родителей, а также алиментных обязательств других членов семьи действует коллизионный принцип совпадающего домицилия либо (при несовпадении) принцип гражданства истца.

По вопросам усыновления или его отмены в качестве общего правила установлена диспозитивная норма, согласно которой применимым правом является право страны, гражданином которой является усыновитель, если внутренним законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок, не установлено иное (п.1 ст.40).

Если ребенок является гражданином другой Договаривающейся Стороны, то при усыновлении или его отмене необходимо выполнить дополнительные действия, имеющие характер гарантий обеспечения прав ребенка, в том числе:

  • получить согласие законного представителя ребенка;
  • получить согласие компетентного государственного органа;
  • получить согласие ребенка, если это требуется по законодательству той Договаривающейся Стороны, гражданином которой он является (п.2 ст.40).

Ситуация усложняется, если ребенок усыновляется супругами, из которых один является гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй - гражданином другой Договаривающейся Стороны. Для таких случаев усыновление или его отмена должны производиться в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством обеих Сторон. При этом должны быть соблюдены все вышеперечисленные положения, касающиеся усыновления ребенка или его отмены (п.3 ст.40).

По делам об усыновлении или его отмене компетентно учреждение той Договаривающейся Стороны, гражданином которой является усыновитель в момент подачи заявления об усыновлении или его отмене, а в случае разного гражданства супругов-усыновителей, один из которых является гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй – другой, компетентно учреждение той Стороны, на территории которой супруги имеют или имели последнее совместное местожительство или местопребывание (п.4 ст.40).

Таким образом, по делам об усыновлении или его отмене можно считать общим правилом принцип права страны усыновителя, которое влияет и на компетенцию учреждения соответствующей страны. Единственное исключение из этого правила сделано в отношении принципа страны гражданства ребенка, который имеет приоритет, в случае, если устанавливает иное правило по этому вопросу. При разном гражданстве усыновителя и усыновляемого действуют дополнительные обеспечительные меры, призванные гарантировать права ребенка. Эти меры подлежат соблюдению также при разном гражданстве супругов-усыновителей, наряду с необходимостью соблюдения требований законодательства страны гражданства каждого из супругов. Если у супругов-усыновителей разное гражданство – действует принцип компетентности учреждения той Стороны, на территории которой супруги имеют или имели последнее совместное местожительство или местопребывание.

Третья группа рассматриваемых нами норм Конвенции, регламентирует вопросы опеки и попечительства (статьи 36-39).

Общее правило в этой сфере установлено пунктом 1 статьи 36, согласно которому установление или отмена опеки и попечительства производится по праву страны, гражданином которой является лицо, в отношении которого устанавливается или отменяется опека или попечительство.

Этот принцип является ключевым и при определении компетентного учреждения по делам об установлении или отмене опеки и попечительства, если иное не установлено самой Конвенцией (ст.37). Такое компетентное учреждение может передать опеку или попечительство учреждению другой Договаривающейся Стороны в том случае, если лицо, находящееся под опекой или попечительством, имеет на территории этой Стороны местожительство, местопребывание или имущество. При этом передача опеки или попечительства вступает в силу, когда учреждение запрашиваемой Договаривающейся Стороны примет на себя опеку или попечительство и уведомит об этом учреждение запрашивающей Стороны. Учреждение, которое приняло опеку и попечительство, осуществляет их в соответствии с законодательством своей страны (ст.39).

Согласно статье 36 правоотношения между опекуном или попечителем и лицом, находящимся под опекой или попечительством, регулируются законодательством той Договаривающейся Стороны, учреждение которой назначило опекуна или попечителя (п.2).

Обязанность принять опекунство или попечительство устанавливается законодательством той Договаривающейся Стороны, гражданином которой является лицо, назначаемое опекуном или попечителем (п.3 ст.36).

Опекуном или попечителем лица, являющегося гражданином одной Договаривающейся Стороны, может быть назначен гражданин другой Договаривающейся Стороны, если он проживает на территории той Стороны, где будет осуществляться опека или попечительство (п.4 ст.36).

В случае необходимости принятия мер опеки или попечительства в интересах гражданина одной Договаривающейся Стороны, постоянное местожительство, местопребывание или имущество которого находится на территории другой Договаривающейся Стороны, учреждение этой Договаривающейся Стороны безотлагательно уведомляет компетентное учреждение (п.1 ст.38). Если обстоятельства не терпят отлагательства, учреждение другой Договаривающейся Стороны может само принять необходимые временные меры в соответствии со своим законодательством. При этом оно обязано безотлагательно уведомить об этом компетентное учреждение. Эти меры сохраняют силу до принятия компетентным учреждением иного решения (п.2 ст.38).

Таким образом, в сфере опеки и попечительства доминирующими являются принципы права страны, гражданином которой является лицо, в отношении которого устанавливается или отменяется опека или попечительство, а также права страны, назначившей опекуна или попечителя. Эти принципы установлены в зависимости от критерия эффективности правовой защиты лица, в отношении которого назначается опека или попечительство.

 

Использованные источники:

  1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Кишинев, 7 октября 2002 года).
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...