Законодательство республики Казахстан о диффамации: некоторые вопросы правоприменения

На сегодняшний день во многих регионах мира происходит процесс накопления суждений, мнений, оценок, концепций в области диффамации. Не является исключением и Республика Казахстан, где идет процесс построения правового государства и демократического общества.

Особую значимость в делах о диффамации приобретает вопрос о соотношении и балансе таких конституционных ценностей как свобода слова и информации, с одной стороны, и честь и достоинство, с другой стороны.

Свобода выражения мнения гарантирована статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Так указанная статья Конвенции гласит:

  1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.
  2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности»[1].

Как видим, нормы данной статьи четко определяют, что ограничения на свободу выражения мнения должны быть «предусмотренными законом», «преследовать законную цель», а также быть «необходимыми в демократическом обществе».

Как сказано во введении «Государственной программы «Путь в Европу» на 2009-2011 годы принятой 29 августа 2008 года Указом Президента Республики Казахстан: «Необходимость принятия Программы вызвана важностью решения актуальных задач внутреннего развития страны, разработки национальных приоритетов на европейском направлении, укрепления исторически сложившихся связей, приобщения к опыту европейской интеграции и институционально-правовых реформ, углубления технологического, энергетического, транспортного, торгового, гуманитарного и инвестиционного сотрудничества»[2]. Помимо прочего целью данной программы является совершенствование казахстанской институционально-правовой базы с использованием позитивного европейского опыта.

В свете председательствования Казахстана в ОБСЕ главными целями проводимой в рамках вышеуказанной программы являются совершенствование казахстанской модели политического и государственного устройства, изучение эффективных систем управления государственной службы и кадровыми ресурсами, либерализация политической жизни страны и приобщение Казахстана к лучшим общемировым традициям.

Согласно программе, требует совершенствования нормы законодательства о выборах, политических партиях. Отмечена также необходимость совершенствования законодательства о средствах массовой информации, в том числе включая вопросы диффамации.

Работа по совершенствованию национального законодательства Республики Казахстан в сфере диффамационного права будет продолжена и в рамках новой Концепции правовой политики Республики Казахстан в период с 2010 до 2020 года утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года [3].

С учетом общей тенденции в сторону демократизации общества вопросы диффамации приобретают все большее значение в системе права, поскольку на основе его регулятивных и охранительных норм строятся отношения между личностью и средствами массовой информации, порой непростые.

Хотя государств считающих уголовное преследование за диффамацию антидемократичным и следовательно недопустимым становится все больше, еще немало государств, чьи законодательства содержат нормы предусматривающие наряду с гражданско-правовой ответственностью и уголовно-правовую ответственность за диффамационные правонарушения. К числу последних относится и Республика Казахстан.

Вопросы целесообразности сохранения в уголовном законодательстве Республики Казахстан статей, предусматривающих ответственность за клевету и оскорбление, в последние несколько лет довольно активно обсуждаются среди ученых, представителей судебных и правоохранительных органов. Необходимо отметить особую активность представителей судебной системы нашей республики, которые в рамках постоянно действующего Форума «Судебная власть и СМИ» делятся своими мнениями по проблемным аспектам диффамационных споров. Хотя взаимоотношения судебной власти и СМИ вряд ли можно назвать идеальными, подобную взаимовыгодную практику нужно развивать и дальше. Ведь именно в судах разрешаются подавляющее большинство споров связанных с диффамацией, а судебная практика по подобным спорам в контексте новой правовой политики нашего государства можно сказать, находится на стадии формирования.

И очень важно не допустить злоупотреблений законами о защите чести и достоинства, то есть предотвратить действия направленные на воспрепятствование открытым публичным дебатам и конструктивной критике государственных должностных лиц и общественных деятелей.

Законодательство и судебная практика наиболее развитых демократических стран свидетельствуют, что суды этих стран, проявляют повышенную терпимость в случае диффамационных высказываний в адрес политиков, депутатов, правительства и других органов государственной власти.

Как замечают в этой связи представители правозащитных организации, занимая государственные должности, получая зарплату из кармана налогоплательщиков, любой чиновник изначально должен осознавать, что он желает и попадает в зону повышенного внимания и повышенной критики и, следовательно, он изначально отказывается от требований по защите своей чести и достоинства. Об этом же говорят и международные стандарты, согласно которым ни при каких обстоятельствах законы о диффамации, не должны предоставлять никакой особой защиты должностным лицам, независимо от их ранга или статуса. «Органы государственной власти, включая полицию и государственных обвинителей – прокуратуру, не должны принимать участия в инициировании или преследовании по делам об уголовно наказуемой диффамации, независимо от статуса лица, считающего себя пострадавшим, даже если он является высшим должностным лицом» [4].

В этой связи, на наш взгляд заслуживает внимания зарубежный, например, американский опыт разрешения дел о диффамации против государственных должностных лиц.

Истец по делу о диффамации, который является либо государственным должностным лицом, либо общественным деятелем, должен доказать, что ответчик опубликовал порочащие сведения, фактически действуя "злонамеренно". Этот термин означает, что ответчик либо знал, что его материал был ложным, когда он публиковался, либо имел сомнения в его истинности, но тем не менее опубликовал. Это правило применяется к лицам, которые являются "широко известными", то есть общественными фигурами и очень знаменитыми людьми, а также к лицам, которые "ограниченно известны", иными словами, частным лицам, которые оказались замешанными в заслуживающем внимания событии, освещенном в печати. Если истец по делу о диффамации не является должностным лицом или общественной фигурой, он все же должен доказать, что материал был опубликован по "небрежности" или по "неосмотрительности" (критерий отчасти варьирует от штата к штату). Но, как требование национального конституционного закона, каждый штат должен потребовать от всех истцов по делу о диффамации доказательств того, что ответчик проявил по крайней мере небрежность, не выяснив до момента публикации, что его материал содержал ложные сведения.

Что касается возмещения убытков, истец, которому удается доказать каждый из вышеперечисленных элементов исковой жалобы, может возместить как "общие" убытки, то есть компенсацию, которая по мнению присяжных или судьи, ведущего дело, соответствует ущербу, нанесенному его репутации, так и "специальные" убытки, то есть возмещение фактически понесенных им издержек, как например, невыплаченная заработная плата, медицинские затраты, несостоявшиеся сделки и т.п., которые явились непосредственным результатом публикации порочащего материала. В некоторых обстоятельствах истцу может также быть присуждено возмещение "штрафных убытков", т.е. дополнительной суммы денег (помимо фактических убытков истца), которые открыто присуждаются не для компенсации, а с целью наказать ответчика и предотвратить нарушения в будущем. В отличие от систем римского права, так же, как и в большинстве других систем общего права, американский закон обычно разрешает присуждение истцу штрафных убытков в случаях гражданского правонарушения, если истец доказал, что ответчик действовал мошеннически или злонамеренно. Верховный суд США решил тем не менее, что штаты могут присуждать штрафные убытки только в тех случаях диффамации, когда истец доказывает также "фактическую злонамеренность", то есть сознательную ложь или ложь по опрометчивости, по крайней мере в случаях, затрагивающих собственные интересы.

В большинстве американских штатов имеется "закон об опровержении", в соответствии с которым человек, полагающий, что его ославили в газете, по радио или по телевидению, должен в письменной форме потребовать опровержения. Это требование должно быть сделано в течение определенного времени, обычно 30 дней или менее. Прессе затем также дается определенное время, также 30 дней или менее, чтобы опубликовать данное требование. В случае, если опровержение публикуется, истец может возместить только специальные убытки, то есть фактически понесенные им потери. Если опровержение не публикуется, истец может возбудить судебное дело с целью возмещения как общих, так и специальных убытков, и, в соответствующих случаях, штрафных убытков [5].

Возвращаясь к казахстанской действительности, необходимо сказать, что обращение к проблемам диффамационного права обусловлено как минимум, двумя важными причинами теоретического и практического характера. С одной стороны, это наметившаяся в последние годы тенденция к унификации правовых систем разных стран, в свете которой уже сформировавшееся в большинстве стран Европы и Америки институт диффамации может рассматриваться в качестве аналога для внедрения в казахстанское законодательство. С другой стороны, неведомый большинству казахстанских юристов термин «диффамация» все чаще используется не только в научных публикациях, но и во многих нормативных актах по правам человека. При этом если прежде мы интересовались, например, практикой Европейского Суда лишь в познавательном плане, то теперь его придется рассматривать в качестве своеобразной международной судебной инстанции, юрисдикция которой распространяется на жалобы граждан стран-участниц Совета Европы. Так 11 февраля 2009 года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал Закон "О ратификации Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах".

Участвующее в Пакте о гражданских и политических правах государство обязуется обеспечивать всем лицам, находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией, права и свободы без дискриминации в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

В Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах изложен механизм рассмотрения жалоб в связи с предполагаемым нарушением Статей Пакта.

Так, в соответствии со Статьей 1 Протокола, государство-участник Пакта признает компетенцию Комитета ООН по правам человека. При этом любое лицо, непосредственно затронутое законодательством, политикой, практикой, действием или бездействием государства-участника протокола, может подать в Комитет ООН по правам человека жалобу против государства, если его права были нарушены и были исчерпаны все средства правовой защиты, имеющиеся в данной стране.

В целом, несмотря на наличие критических замечании, уровень рассмотрения дел связанных с диффамацией последние годы повышается. Так, при рассмотрении дел, связанных с диффамацией, суды стали чаще обращаться к экспертам лингвистам, рассматривать заключение экспертов в качестве доказательств в деле и т.д. Но при этом остаются нерешенными многие сопутствующие проблемы, как нехватка специалистов соответствующей квалификации, отдаленность местных, особенно районных судов от центров, где располагаются экспертные учреждения, и др. Использование же в процессе рассмотрения диффамационных споров интернет-технологии, например как допрос экспертов-специалистов в режиме on-line с использованием видеоконференцсвязи способствовало бы в какой-то мере решению указанных проблем. Учитывая, что многие вопросы в сфере судебного правоприменения регулируются нормативными постановлениями Верховного Суда, которые согласно статье 4 Конституции Республики Казахстан, включаются в состав действующего права и являются общеобязательными, было бы целесообразным закрепить подобную практику соответствующими нормативными разъяснениями Верховного суда Республики Казахстан.

Важно помнить, что многие недостатки нормотворчества и судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, не в последнюю очередь предопределены отсутствием специального комплексного исследования по проблемам диффамации.

В целом же решение проблем диффамации имеет важное значение не только для применения норм уголовного либо гражданского законодательства, но и важно для толкования, развития и практического применения международно-правовых норм по правам человека.

 

Список использованной литературы:

  1. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод.
  2. Указ Президента Республики Казахстан 29 августа 2008 года «О Государственной программе «Путь в Европу» на 2009-2011 годы.
  3. Концепция правовой политики Республики Казахстан в период с 2010 до 2020 года, утверждена Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года.
  4. Принципы по диффамации, разработанные международной экспертной организацией «Артикль 19».
  5. Вандерет Р. Американское диффамационное право и судопроизводство.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...