Жанрово-стилистическая специфика казахстанского рассказа в современном литературном процессе

Аннотация. Художественная литература отличается чрезвычайным разнообразием повествовательных форм, причем данная тенденция характерна и для литературы Казахстана. В последние десятилетия в ней появилось много новых имен и произведений. Этот этап характеризуется возникновением основных прозаических жанров, развитие которых можно представить в виде ломаной линии, состоящей из отрезков «чистой формы» (очерк, рассказ, повесть, роман) и многослойных синтетических структур (рассказ-очерк, рассказ-зарисовка, новеллистическая повесть, роман-хроника, роман в стихах и т.д.).

В контексте методологических традиций отечественной филологии существует потребность в интеграционном исследовании познавательных и моделирующих функций жанра. Такое исследование организуется в процессе установления его целостности на основе дифференциации и интеграции жанрообразующих факторов и средств, а также выявления их идентичности друг другу и целому. Сказанное предполагает исследование законов генезиса не отдельных жанров, а жанровой системы в целом, динамика которой обеспечивается, с одной стороны, объективными законами бытия, с другой – творческим методом писателя, его идейно-тематическими предпочтениями. Вот почему термин «жанр» может быть исследован в аспекте категорий генеративного (ген, генезис, генерация) и классификационного (генерализация) порядков. Среди обозначенных категорий жанру ближе генерация в значениях «ступень развития», «порождение», так как это предполагает, с одной стороны, рассмотрение жанра в качестве множественно повторяющихся его разновидностей в исторической эволюции искусства, с другой – жанр является порождающейся (генеративной) моделью для новых произведений. При этом множественная типологическая повторяемость жанровых моделей детерминируется исторической эпохой, а их различия – мировоззрением, степенью таланта и мастерства, методологической ориентацией и идеологической позицией художника. Уникальность авторского сознания не противоречит общности установок, переживаний, устремлений представителей одного этноса, живущих в общих социально-культурных условиях. Эта общность может влиять на имеющиеся в арсенале литературы жанровые модели и жанровые трансформации, вызывать к жизни новые жанры и жанровые модификации.

В отечественном литературоведении существует несколько подходов к изучению категории жанра, среди которых: формальный (Б.В. Томашевский, В. Б. Шкловский), типологически-содержательный (Г.Н. Поспелов, Л.В. Чернец), формально-содержательный (В.М. Жирмунский, Л.И. Тимофеев, Л. А. Абрамович), генетический (М.М. Бахтин, Г.Д. Гачев, В.В. Кожинов, Н.Д. Тамарченко). Особого внимания заслуживают концепции: «памяти жанра» М. Бахтина, «жанра как инварианта» Н. Лейдермана, «переориентации жанра» С. Бройтмана, «жанрового ожидания» Л. Чернец.

Среди приоритетных классических жанров малой прозы, развивающихся в современной казахстанской литературе, несомненно, выделяется рассказ, который подвергается значительным изменениям, так как литературные жанры – это исторически эволюционирующие феномены, сохраняющие «память жанра». По мнению М.М. Бахтина, «жанр живет настоящим, но всегда помнит свое прошлое, свое начало» [1, с.122]. Согласно этому: «новое в литературе не отменяет старого, «седые своды древнего сказания» сохраняют свою притягательность, как бы пышно ни разрастались «зеленые побеги плюща» [2, с.67]. Однако, сохраняя константные признаки структуры, вместе с тем казахстанский рассказ все же порождает новые и новые вариации своего воплощения, что позволяет авторам «не повторять друг друга буквально <…> и сохранять, при всей их изменчивости, собственное тождество» [3, с.372]. В настоящее время жанры выходят за пределы своих границ, при этом сохраняя жанровую определенность, связанную с его природой, воплощенной в структуре художественного текста. Следует признать и тот факт, что жанр «входит в реальное пространство, в реальное время», и писатель не может не учитывать при выборе жанра современных условий художественного восприятия. Поэтому «для каждого литературного жанра в пределах эпохи и направления характерны свои особые концепции адресата литературного произведения, особое ощущение и понимание своего читателя, слушателя, публики, народа» [4, с.279].

Казахстанская малая проза представляет собой многосложную картину, отражает широкий спектр художественных поисков, связанных прежде всего с кристаллизацией концепции человека и мира. Обращение к жанру рассказа весьма актуально, как наиболее мобильный, он откликается на основные особенности исторического процесса, на события, происходящие в современной общественной жизни, психологические движения и перемены во внутренней жизни человека. Ю. Нагибин подчеркивает: «Как ни мал рассказ, а на его крохотном поле надо разместить весь бескрайний мир, в котором живешь… Ведь рассказ, как и всякое художественное произведение, отражает мировосприятие писателя. Вот почему рассказ, прежде всего, «обо всем», а уж затем «о чемто». Точнее сказать: через «что-то» писатель должен показать все» [5, с.21]. Именно «рассказ отражает в миниатюре всемирный историко-литературный процесс, действуя в интересах всей литературы, сохраняя приемы художественного мастерства» [67, с.169]

В современной литературе Казахстана рассказ сохранил свои традиции, свои устои, свои константные признаки – с одной стороны, с другой же – обогатился новыми методами и приемами изображения, новыми темами, новыми авторами, а значит новыми стилями, характеризующими современное состояния жанра.

«Рассказ обладает свойством очень быстро созревать, отливаться в завершенную форму, и в то же время ему присуща пластичность, дающая возможность мгновенно перешагнуть через уже сложившиеся формы» [6, с.169].

Проблемы развития, обогащения жанра рассказа не раз поднималось в литературоведческих трудах современных исследователей. «В казахстанской прозе жанр рассказа востребован, творчески развиваем, именно поэтому он стал заметным явлением в литературной жизни» [6, с.169]. Наиболее значительными представляются работы, посвященные вопросам, касающихся казахского рассказа: А.Е. Кулумбетовой «Стиль казахского рассказа и повести» (Ш.1993), А.С. Исмаковой «Поэтика казахской художественной прозы начала XX века. (Тематика, жанр, стиль)» (А.,1998), К. Рустембековой «Современный казахский рассказ», Г. Елеукеновой «Поэтика казахского рассказа» (А., 2005), Б. Байтанаева «Истоки жанра. Формирование и пути развития казахского рассказа» (А., 1987), Б. Джолдасбековой «Русская эпическая проза Казахстана» (А., 2006)

Среди столь разнообразных представлений о рассказе, справедливо заметил профессор В.В. Бадиков, «неясно, как подвести под определение огромное и до конца неуловимое определение рассказа. Как впрочем, и многих других литературных жанров, которые всегда текучи, протеистичны, в отличие от стабильных художественных форм фольклора (сказка, загадка, частушка). Главный парадокс здесь в том, что чем определение проще и универсальнее, тем все более туманным становится сам его объект» [7, с.3].

Иначе говоря, рассказ, собирая, концентрируя, сокращая мир в один обозримый «микромир», одновременно дает представление о том, что мир не замкнут, что он многомерен. Именно такая жанровая структура позволяет писателю преобразить весьма ограниченный, жизненный материал, фрагмент действительности, еще не раскрывшийся во всей полноте, во внутренне завершенный художественный мирообраз, несущий в себе целостную концепцию человека и мира. «Рассказ, – отмечается в одной из работ, посвященных этому жанру, – не только «осколок зеркала», в котором отражается какая-то локальная частность реальной жизни. Он в то же время «оптический фокус», в котором сосредоточивается большой мир» [8, с.6]. Рассказ по своей сути не знает герметически замкнутого существования. В той или иной форме, в той или иной степени выраженности заявляет о себе сложное переплетение различных типов проблематики, иными словами, «синтетичность» этой категории. И.Н. Крамов добавляет: «Рассказ многолик, и в этом прелесть и обаяние жанра. Нельзя и не нужно ограничивать богатство жанровых возможностей рассказа какой-нибудь одной традицией, художественным направлением или сферой интересов» [9, с.30].

Изучение жанровой поэтики современного казахстанского рассказа позволило выделить такие его разновидности, как: социально-психологический рассказ (А. Арцишевский, Г. Доронин, В. Бадиков); философско-психологический рассказ (К. Гайворонский, О. Марк, В. Бадиков, Б. Канапьянов, С. Усенбекова); юмористический рассказ (Р. Соколовский, К. Воскобойников); рассказ-притча (Г. Бельгер, У. Тажикенова); рассказ-миниатюра (У. Тажикенова, Е.Тикунова); фантастический рассказ (Н. Веревочкин, А. Рогожникова); новеллистический рассказ (О. Шиленко, В. Гордеев); сказочные рассказы (А. Мустафина); автобиографические рассказы (Б. Канапьянов, Н. Чернова).

Жанровая структура рассказа XX–начала XXI века видоизменилась. Жанр, являясь одной из самых пластичных форм, позволяет создавать авторам новые его разновидности, отражающие дух времени. В творчестве многих писателей рассказ приобрел новые очертания, появляются и синкретические образования, совмещающие в себе элементы различных видов исследуемого жанра. Рассказы трудно поддаются классификации, в этом жанре разнообразно проявляются тенденции «размывания границ жанра», «гибридности» (Ж.Ж.Толысбаева). Таким образом, изучение жанра рассказа дает возможность выявить внутрижанровые его разновидности, идейно-тематическое, художественно-стилевое содержание, высветить его своеобразие, оригинальность. Однако в литературе обозначение жанрово-видовой принадлежности того или иного рассказа в некотором смысле условно. Многие произведения могут быть соотнесены с разными видами повествовательных жанров, поэтому весьма сложно однозначно определить вид рассказа. Мы предлагаем свою дифференциацию рассказа, исходя из того, какой момент наиболее значим, стягивает вокруг себя остальные темы, проблемы, определяет содержание и форму текста. В этом случае определение того или иного произведения, как например, «философский рассказ» или «рассказ социальнобытовой», обусловлено его доминирующей проблемно-тематической направленностью.

С содержательной стороны амплитуда современного казахстанского рассказа огромна. Исследователи выделяют философские, юмористические, лирические, драматические, нравственно-психологические; документальные (очерковые); социально-бытовое тексты, которые успешно совместили жанровые признаки романтики и героики, трагедии и лирики, сатиры и юмора и дали рассказу множество новых содержательно-структурных форм. Многочисленные формы рассказа при кажущемся разнообразии можно все же классифицировать.

По форме разграничивают такие традиционные и гибридные виды, как рассказ-притча, рассказ-сценка, рассказ-ситуация, рассказ-миниатюра, философско-психологический рассказ, очерковый рассказ, рассказ-исповедь, рассказ-новелла, остросюжетный рассказ.

Изучение эстетики стиля позволяет разграничить лирический рассказ, сатирический, реалистический, фантастический, постмодернистский.

Для каждой жанровой разновидности характерны те или признаки. Рассмотрим основные формы современного казахстанского рассказа. В творчестве многих казахстанских писателей встречаются рассказы, в которых они придерживаются основных канонов этого жанра. Назовем эту форму рассказа традиционный, классический рассказ. Объем такого рассказа не менее 5-6 страниц; в нем присутствуют все элементы событийной, сюжетной композиции, существенное значение имеет развязка; ярко обрисованы основные персонажи; использованы разные формы повествования (от первого лица или от лица автораповествователя). Традиционный рассказ может быть посвящен разным темам и написан в разной стилевой манере. Индивидуально-стилевая поэтика рассказа определяется творческими принципами каждого автора, а также тенденциями историко-литературного процесса. Традиционные формы рассказа с ориентацией на поэтику рассказа века характерны для творчества А. Арцишевского («Дом», «Казанский вокзал», «Однажды после войны»), С. Назаровой («Мой зеленоглазый аруах»), Б. Канапьянова («За хлебом»), К. Гайворонского («Растоптанная лилия»).

Рассказ–притча – это короткий рассказ, сюжет которого раскрывается как иносказание с нравоучительной целью, что позволяет увидеть жизнь со всех сторон, а также передать в сжатой форме при простой стилевой организации сложные проблемы бытия. Форма рассказа-притчи очень близка современным казахстанским авторам.

Рассказ–сценка позволяет представить некоторые жизненные ситуации. Такой рассказ можно с легкостью инсценировать, так как в его основу положено действие. В нем может присутствовать юмор и ирония, трагическое и трагикомическое. «Сценка похожа на стопкадр, мгновенную зарисовку с натуры» [10, с.7]. Наиболее близким к рассказу-сценке является рассказ-ситуация, где описывается какое-то конкретное событие. По определению Б.В. Томашевского, «ситуация – это состояние мира на определенный момент» [11, с.142]. А. Хайлов отметил, что для такого рассказа характерно «исследование кризисной, переломной ситуации», что рассказ «знакомит нас с героем как раз в тот момент, когда на его жизненном пути обозначилась возможность нескольких решений, как у сказочного богатыря, подошедшего к распутью» [12, с. 215].

В лирическом рассказе особое внимание автора к мыслям и чувствам своих героев, к диалектике их души, к исследованию нравственных основ жизненного поведения изображаемых характеров, противоречий во внутреннем, духовном мире. Лирическое повествование вбирает в себя свойства и признаки таких жанровых структур, как мемуары, стихотворение в прозе, дневниковые записи, путевые заметки и т.п.

Такой разновидностью лирической прозы, придающей особое своеобразие казахстанской литературе, является рассказ-миниатюра, в котором важное место занимает изображение природы. Поэтому рассказ-миниатюра получает такие определения в литературоведении, «пейзажная зарисовка», «стихотворение в прозе». В.И. Кулешов, выявляя истоки рассказа, использует такие гибридные характеристики, как «рассказ-зарисовка», «рассказ-размышление»:

«Отчетливо прослеживается путь «малой прозы» от рассказа–настроения, рассказа–зарисовки к рассказу–размышлению, рассказу–духовному открытию» [13, с.60].

Композиционно такой рассказ имеет некоторую незавершенность, «открытость» финала, и, может быть, именно в этом его особая привлекательность.

Социально-психологические и философскопсихологические рассказы – рассказы, несущие в своих сюжетах и образах размышления о социальных проблемах. Такие рассказы отличаются глубиной мысли и мудростью. Философско-психологический рассказ рассматривает проблемы нравственной, социальной, исторической направленности через призму «вечных» вопросов, через диалоги героя и автора. В социально-психологических рассказах нравственные конфликты между героями тесно увязаны с проблемами жизни общества, средой и воспитанием.

Человеку всегда свойственно желание к перемещению в пространстве. В литературе такой жанр получает название «путевого» очерка, «путевых» записок. В жанре очерка можно выделить следующие характерные черты: фактографичность, документальная основа, портретность, описательность. «Талант очеркиста проявлен прежде всего в умении вывести мысль из факта, поднять ее над фактом. Да и сам очерковый стиль отличается от рассказа особой патетикой, свойственной публицистике, тонкой отделкой фразы, рассчитанной прежде всего на эмоциональное восприятие» [6, с.28]. Очерковые рассказы – это, как правило, злободневная публицистика, острота и актуальность проблем, жизненность, правдивость, полемичность, ярко выраженная авторская позиция, критическая оценка в анализе событий. Но вместе с тем очерковые рассказы представляют собой целостные в своей лаконичности документально-художественные произведения, где автор выступает в роли повествователя, в задачу которого входит привлечение читателя к насущным проблемам с помощью художественных приемов.

Рассказы-очерки часто состоят из путевых, портретных, пейзажных, событийных зарисовок, рассказов-воспоминаний. Для них характерно описание людей, ландшафта, впечатлений от созерцания природы и людей, их быта.

Юмористические (сатирические рассказы) – короткие рассказы о вымышленных событиях злободневного бытового или общественнополитического содержания, с шутливой или сатирической окраской и неожиданной остроумной концовкой.

Итак, моделирование жанровой парадигмы казахстанской художественной прозы конца XX – начала ХХI вв. представляется перспективным, поскольку в особенностях жанровой системы, своеобразии взаимодействия различных жанров друг с другом, в выдвижении одних жанров, их синтезе с другими, в новом наполнении «старых» жанров раскрывается специфика развития современной литературы Казахстана.

 

Литература

  1. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М.: Советская Россия, 1979. – 320 с.
  2. Введение в литературоведение: учебное пособие / под ред. Л.В. Чернец. – М.: Высшая шк., 2004. – 680 с.
  3. Теория литературы: в 2-х т: учебное пособие / авт. и ред. Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпа и др. – М.: Академия, 2004. – Т. 1. – 512 с.
  4. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. – 423 с.
  5. Нагибин Ю.М. Размышления о рассказе.М.Советская Россия, 1964. – 109 с.
  6. Шмырева А. Жанр рассказа в аспекте творческой лаборатории. Дис. к. филол. наук: 10.01.08. – Алматы, 2004. – 184 с.
  7. Бадиков В.В. Маятник жанра, или Феномен рассказа//Апполинарий. – 1996. – № 4. – С.3-8.
  8. Русский советский рассказ. Очерки истории жанра. – Л.: Наука, 1970. – 736 с.
  9. Крамов И. Н. В зеркале рассказа: Монография. – М.: Советский писатель, 1986. – 271с. 10 Сухих И.Н. Антоша Чехонте//Пестрые рассказы. – СПб.: Азбука-классика, 2004. – 416 с. 11 Савельева В.В. Художественный текст и художественный мир: проблема организации. Алматы: ТОО «Дайк-Пресс», 1996. – 192 с.
  10. Хайлов А. Грани рассказа. – В кн.: Жанрово-стилевые искания современной советской прозы. – М.: Наука, 1971. – 215 с.
  11. Кулешов В.И. Натуральная школа в русской литературе XIX века. – М.: Просвещение, 1965. – 300 с.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...