Психосоматические аспекты розацеа

Введение. Розацеа входит в группу психодерматологических расстройств, в генезе которых психогенные факторы играют основную роль. По данным National Rosacea Society одним из основных провоцирующих факторов розацеа является эмоциональный стресс.

Цель: изучить роль психоэмоционального фактора в развитии, течении розацеа и выявить соматопсихические взаимовлияния.

Материалы и методы. В исследовании участвовали 61 пациент с диагнозом розацеа. Анамнестические данные, сведения о провоцирующих факторах, влиянии розацеа на эмоциональное состояние пациентов определялись методом анкетирования. Оценка степени тяжести дерматологического статуса проводились на основании шкалы диагностической оценки розацеа (ШДОР) - Rosacea Clinical Scorecard.

Результаты. В 85% случаев психоэмоциональный фактор выступал в роли триггера развития и обострения розацеа. В 57% случаев развитие или обострение дерматоза пациенты связывали со стрессом, в 62% - с негативными эмоциями. В большинстве случаев причинами стресса являлись проблемы в семье (38%) и на работе (33%). Проявления заболевания оказывали негативное влияние на психическое здоровье, пациенты испытывали эмоциональные переживания в виде чувства смущения, волнения, неуверенности, изоляции, страха, разочарования, беспомощности, нерешительности, гнева, вины, горя и низкой самооценки, среди них превалирующим было чувство смущения (67%). Данные эмоциональные переживания выявлялись во всех случаях впервые выявленного розацеа, фиматозного и окулярного подтипов. Женщины (94%) чаще испытывали негативные чувства, нежели мужчины (75%). Психосоциальные влияния розацеа, выявленные в 78% случаев, касались рабочей сферы и межличностных отношений.

Выводы. Психоэмоциональный фактор играет ведущую роль в развитии и течении розацеа (85%). Клинические проявления розацеа негативно сказываются на психическом здоровье пациентов (67%).

Актуальность. Розацеа входит в группу психодерматологических расстройств [4;5], в генезе которых психогенные факторы играют основную роль. В мире насчитывается 45 млн больных с розацеа, в структуре дерматологических патологий занимает 7-е место[2].

По данным National Rosacea Society эмоциональный стресс занимает второе место по частоте среди основных провоцирующих факторов розацеа и составляет 79% случаев [7].

Помимо психогенного фактора изучают негативное влияние дерматоза на психоэмоциональное состояние [6] и социальную сферу пациентов. Согласно данным British Association of Dermatologists, психосоциальное воздействие кожной патологии является основным компонентом у 85% дерматологичесих больных [3].

Целью исследования было изучение роли психоэмоционального фактора на развитие и течение розацеа, а также соматопсихические взаимовлияния

Материалы и включены 61 обратившиеся профилактики путем» г. Астаны с 2015 по 2016 г.г.. Из них 46 (76%) - женщин, 15 (24%) - мужчин. Возраст пациентов варьировал от 23 до 65 лет и в среднем составил 43,0±10,2 года.

Был использован метод анкетирования. Разработанная нами анкета включала в себя вопросы, отражающие анамнестические данные и сведения об основных провоцирующих факторах, роли стресса в развитии и обострении заболевания, причинах стресса, влиянии дерматоза на психоэмоциональную сферу пациентов, на качество жизни и сон.

Клинические методы. Оценка и определение тяжести дерматологического статуса проводились на основании стандартной классификации розацеа [9] и шкалы диагностической оценки розацеа (ШДОР) [1]- модифицированной, русскоязычной версии стандарта оценки розацеа Rosacea Clinical Scorecard [10].

Статистический метод. Полученные данные обрабатывали посредством описательной статистики пакета данных Microsoft Excell 2007.

Результаты и обсуждения. Длительность заболевания составила от 6 месяцев до более 25 лет, среди них впервые возникшая розацеа - 6%; до года - 10%; от 1 года до 5 лет - 49%; от 5 лет до 10 лет - 16% и более 10 лет - 18%. Превалирующей была длительность заболевания от года до 5 лет.

Наследственная отягощенность выставлялась на основании данных о наличии установленного диагноза розацеа или наличия проявлений данной нозологии, или склонности к покраснениям у ближайших родственников. Наследственность была отягощена у 54% пациентов, из них по линии матери - 48%, по линии отца - 46%, по обеим линиям - 6%. Клинически пациентов распределили на эритематотелеангиэктатический подтип - 22% случаев, папуло-пустулезный - в 67%, фиматозный - 11%, дополнительно определялся окулярный подтип в 28% случаев (рисунок 1[U1]). В результате оценки тяжести розацеа средний показатель ШДОР составил 9,4±3,3 баллов, из 21-го возможных. Легкая степень тяжести диагностировалась у 36% пациентов, средняя и тяжелая у 57% и 7% соответственно. Превалирующими являлись папупо-пустулезный подтип и средняя степень тяжести. Дополнительно больные были обследованы на наличие D. folliculorum, который диагностировался в 61% случаев клинических подтипов розацеа.

Во всех случаях у пациентов с розацеа наблюдалась сопутствующая патология. Патология желудочнокишечного тракта была выявлена у 87% пациентов, мочеполовой системы - у 51%, сердечно-сосудистой системы - у 43%, эндокринные нарушения - у 29%, инфекционные заболевания - у 16%, органов дыхания - у 10%, нервной системы - у 3%. В 34% случаев отмечались патологии других органов и систем, в частности опорно-двигательного аппарата, органов зрения, хронические дерматозы и доброкачественные новообразования.

В результате анкетирования пациентов были выявлены следующие провоцирующие факторы (рис. 2): погодные условия - жара, солнце, мороз, ветер; психоэмоциональный фактор- стресс и негативные эмоции - гнев, тревога, волнение, смущение; высокие, низкие температуры и работа в этих условиях; продукты питания - жирная, острая пища и различные сладости; раздражающие вещества - косметические препараты, пыль, работа с химическими и лакокрасочными средствами; физические факторы - тренировки и работа с поднятием тяжестей, в наклоне; нарушения сна; обострение сопутствующей патологии и принимаемые лекарственные препараты по поводу их лечения - сосудорасширяющие, системные гормональные препараты; среди других факторов - косметологические процедуры - лазер и криотерапия.

Среди выявленных триггеров розацеа психоэмоциональный фактор составил 85% случаев и занял второе место после погодных условий. По данным опроса в 66% случаев пациенты имели стрессовые ситуации в их жизни до начала заболевания. Непосредственную связь розацеа с предшествующим стрессом отмечало 57% пациентов. При этом стресс как фактор развития дерматоза отмечался в 34% случаев, как фактор обострения - в 49%. Испытываемые пациентами негативные эмоции выступали в роли триггера в 62% случаев (рис. 3[U2]). Причинами стресса пациентами были выделены нижеследующие факторы (рис. 4[U3]). Среди причинных факторов стресса наиболее частыми были семейные и рабочие проблемы в 38% и 33% случаев соответственно.

Наряду с этим пациентам было характерно появление психических переживаний чаще в виде чувства

смущения, волнения и неуверенности. Реже возникало чувство гнева и вины в 5% соответственно, совсем не испытывали чувство горя, что соответствует зарубежным данным [8] (рис. 5).В 94% случаях женщины испытывали негативные чувства в связи с клиническими проявлениями розацеа, мужчины - в 75%. Всем пациентам с впервые выявленным заболеванием были характерны психические переживания, из них чаще регистрировалось чувство волнения. Во всех случаях фиматозного и окулярного подтипов определялась отрицательная эмоциональная реакция на заболевание, а при эритематотелеангиэктатическом подтипе - реже [4].

Помимо психоэмоционального влияния розацеа в 78% случаев выявлялось психосоциальное влияние дерматоза. Пациенты отмечали негативное влияние заболевания на рабочую сферу, межличностные отношения в социуме. Клинические проявления дерматоза послужили причиной увольнения с работы; избегания деловых встреч в стадии обострения; избегания посещения гостей и других общественных мест. Негативное влияние дерматоза на сон отмечалось лишь 12 % пациентов.

Заключение. В результате исследования нами было выявлено:

  1. Высокий процент (85%) психоэмоционального фактора как триггера в генезе и течении розацеа.
  2. В 66% случаях имели место стрессовые ситуации до начала заболевания. В 57% пациенты связывали стресс с развитием или обострением дерматоза.
  3. В 62% испытываемые пациентами негативные эмоции выступали в роли триггера.
  4. Для пациентов с розацеа в связи с клиническими проявлениями заболевания более характерно чувство смущения. Женщины (94%) чаще испытывали негативные чувства, нежели мужчины (75%). 5.Эмоциональные переживания (чувство смущения, волнения, неуверенности, изоляции, страха, разочарования, беспомощности, нерешительности, гнева, вины, горя и низкая самооценка) определялись во всех случаях впервые выявленной розацеа, фиматозного и окулярного подтипов.
  5. Психосоциальное влияния розацеа регистрировалось в 78%,которое отражалось на рабочей сфере и межличностных отношениях пациентов.

Выводы. Психоэмоциональный фактор играет ведущую роль в развитии и течении розацеа (85%). Клинические проявления розацеа негативно сказываются на психическом здоровье пациентов (67%). В дальнейшем, учитывая полученные данные, с целью повышения стрессоустойчивости пациентов необходимо будет разработать обучающие программы и включить их в комплексное лечение розацеа.

Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Медицина