Обеспеченность йодом детей и женщин репродуктивного возраста в Павлодарской, Северо-казахстанской и Актюбинской областях

В статье приведены результаты биологического мониторинга йодного состояния среди женщин репродуктивного возраста (15-49 лет) и детей до 5- летнего возраста по экскреции йода, адекватному йодированию соли используемой в домовладениях в разрезе трех регионов Республики Казахстан за 2013 г. Дана оценка йодной ситуации на фоне проводимого в стране универсального йодирования соли (УЙС).

Введение. Одним из важнейших и наиболее изученных, среди множества эссенциальных микроэлементов, является йод, дефицит которого оказывает негативное влияние на здоровье человека и животных [1, 2, 3, 4,].

Хроническая йодная недостаточность в окружающей среде является одним из наиболее распространенных факторов негативного воздействия на здоровье всего населения. Более 1,9 миллиардов человек, что составляет 31% населения всего мира живут в йододефицитных регионах [5]. Йододефицитными заболеваниями поражены более 200 миллионов человек, и они же и являются предотвращаемой причиной повреждений мозга и задержки умственного развития [6]. Широкое распространение ареалов йодной недостаточности в мире, пораженность населения йододефицитными состояниями (ЙДС) обусловливают приоритетность решения проблемы по контролю и искоренению последствий йододефицита, которые в определенной степени детерминируют интеллектуальный, образовательный и профессиональный потенциал общества, нации. Проведенный мета-анализ 18 исследований по работе когнитивных и нейромоторных функции показал, что в группах страдающих йододефицитом значения IQ теста были на 13,5 пунктов ниже, чем у группы не имеющий йододефицит [7].

По данным медико-демографических исследований в 1999 году у 54% женщин репродуктивного возраста был обнаружен дефицит йода. В 1999 году качественно йодированную соль получали в 29% домохозяйств. В 2002 году вышло Постановление Правительства РК «Об устранении и профилактике йододефицитных расстройств среди населения Республики Казахстан», а в 2003 году вышел Закон РК «О профилактике йододефицитных заболеваний». В 2006 году в среднем по республике распространенность йододефицита среди женщин репродуктивного возраста составила 15,9%. Следовательно, достигнуто трехкратное снижение распространенности йододефицита с 1999 года вследствие повышения производства и доступности для населения йодированной соли. В 2010 году Казахстан сертифицирован в качестве страны, достигшей универсального йодирования соли [8].

Цель исследования: Повысить эффективность профилактики дефицита йода путем организации проведения постоянного биологического мониторинга за обеспеченностью индикаторных групп населения в Павлодарской, Северо-Казахстанской и Актюбинской областях.

Материалы и методы: Случайная выборка в каждой из 3 областей (Павлодарская, Северо-Казахстанская и Актюбинская области) Казахстана осуществляется кластерным методом (20 кластеров в каждой области), по 13 детей до 5-летнего возраста в каждом кластере и их матерей (13 женщин репродуктивного возраста), что составляет 260 детей и 260 женщин, всего 520 человек в каждой области (1560 человек в 3 областях). Выборка осуществляется с учетом участкового принципа в районах медицинского обслуживания детей в возрасте 6-59 месяцев. С учетом возможного отказа в участии и/или отсутствия вошедших в выборку людей, число выбираемых людей (женщин и детей) увеличено на 12%.

Из числа вошедших в выборку лиц обследованы по 757 детей в возрасте 6-59 месяцев и женщин репродуктивного возраста (матерей обследованных детей), всего 1514 человек.

Полевые исследования по сбору данных проводились в июле-августе 2013 года. Обследованные женщины интервьюированы с использованием казахско-русской анкеты опросникасостоящего из 36 вопросов. Статус йода у детей и женщин анализировали с помощью уринарной экскреции йода. Уровеньйодирования соли определяли количественным методом титрования проб соли, собранных на уровне домохозяйств.

Анализ йодурии проводился церий-арсенитным методом, основанным на реакции Санделла-Кольтхоффа, в лаборатории Казахской академии питания «По контролю и профилактике йододефицитными состояниями» со статусом Международного Регионального Центра по контролю качества работы лабораторий стран ЦВЕ/СНГ, присужденный международными организациями (CDC, UNICEF, WHO, MI, ICCIDD).

Результаты.

Медиана уровня йода в моче составила 271 мкг/лу детей 659 месяцев, 173 мкг/л у беременных и 200 мкг/л у не беременных женщин (табл.1). Среднее содержание йода в моче у детей в возрасте 6-23 месяца (388 мкг/л) было выше, чем у детей старшей возрастной группы (317 мкг/л). У не беременных женщин средний уровень йода в моче был ниже, чем у детей. У не беременных женщин не обнаружены существенные возрастные различия в величине среднего уровня йода в моче.

Содержание йода в моче колебалось в пределах от 0,2 до 1707 мкг/л у детей, от 2,6 до 992 мкг/л у беременных и от 0,9 до 1450 мкг/л у не беременных женщин.

Распространенность йододефицита составила 18% у детей 6-59 месяцев, 31% у беременных и 22% у не беременных женщин репродуктивного возраста, и она не имела значимых межгрупповых и межвозрастных различий. При этом преобладала легкая степень йододефицита среди детей и женщин. Однако уровень тяжелого йододефицита был близок к уровню умеренного дефицита йода, а у беременных женщин эти показатели имели одинаковое значение.

Известно [9], что содержание йода в моче, равное 100-200 мкг/л принимается за нормальный уровень; >200 мкг/л - выше нормы; 201-299 мкг/л - повышенный уровень; ≥300 мкг/л - избыточный уровень. Выявлено, что значительная часть детей (16%), не беременных (19%) и беременных (14%) имеют повышенный уровень йода в моче (>200-300 мкг/л), а избыточный уровень йода в моче (>300 мкг/л) выявлен, соответственно, у 46% детей, 31% не беременных и 26% беременных женщин (рисунок 1). Распространенность уровня йода в моче выше нормы у детей в возрасте 6-59 месяцев (62%) была выше, чем у не беременных женщин (50%).

 

Статистически значимое изменение (Р<0,05; ↑ - повышение, ↓- снижение) по сравнению с соответствующими данными у: а - детей, проживающих в Актюбинской и СевероКазахстанской областях

Распространенность йододефицита среди не беременных женщин репродуктивного возраста, как и в случае с детьми, была выше более чем в 3 раза среди жительниц Павлодарской (42%), чем Актюбинской (14%) и СевероКазахстанской (11%) областей. При этом следует особо подчеркнуть высокую распространенность йододефицита тяжелой степени среди не беременных женщин в Павлодарской области, которая составила 10,9% и превышала уровень умеренногойододефицита (9,7%).

Средняя распространенность йододефицита среди не беременных женщин репродуктивного возраста в 2013 году (22,3%) повысилась по сравнению с результатами от 2006 года (15,4%).Такое повышение касается йододефицита как легкой (от 9,6% в 2006 году до 13,4% в 2013 году), так умеренной (от 3,9% в 2006 году до 4,6% в 2013 году) и тяжелой (от 1,8% в 2006 году до 4,3% в 2013 году) степеней тяжести (рис. 2). При этом следует отметить, что уровни тяжелой и умеренной степеней тяжести йододефицита находятся почти на идентичных уровнях.

Заключение.

Согласно международным критериям ВОЗ/УООН/ЮНИСЕФ значимость уровня йододефицита среди беременных и не беременных женщин 15-49 лет в Казахстане в 2012, превышающего 20%-ную точку отсчета, относится к категории умеренного риска для общественного здравоохранения. У значительной части обследованного населения, в том числе у 33,3% детей 6-59 месяцев, 11,8% беременных и 27,7% не беременных женщин 15-49 лет, выявлено избыточное содержание йода в моче (>300 мкг/л). 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Delange FM (2003) Control of iodine deficiency in Western and Central Europe // Cent Eur J Public Health. - №11. – Р. 120–123.
  2. Hetzel B.S. The Story of Iodine Deficiency: an international challenge in nutrition // Oxford/Delhi. – OxfordUniversityPress. – 1989.
  3. Pennington J.A.T. Iodine. In: Trace minerals in foods. Ed. K.T.Smith. - New York, Marsel, Dekker: 1988. – Р. 249-289.
  4. Zimmermann MB (2004) Assessing iodine status and monitoring progress of iodized salt programs // J Nutr. – 134. – Р. 1673–1677.
  5. WHO, UNICEF, ICCIDD: Assessment of iodine deficiency disorders and monitoring their elimination: a guide for programme managers. - Geneva: World Health Organization, 2007.
  6. WHO, UNICEF, ICCIDD: Indicators for assessment of iodine deficiency disorders and the control programme report of a joint WHO/UNICEF/ICCIDD consultation. - Geneva: World Health Organization, 1993.
  7. BleinChrodt NR, Escobar de Reg G, Maseala de Escobar I, Gardia C. Rubio Iodine Deficiency. implication for mental and psychomotor development in children. In GR De Long, J Robbins PG Cond Liffe, eds // IodineandtheBrain. – NewYork: Plenum, 1989.
  8. Ш.С. Тажибаев, Ф.Е. Оспанова, Е.Ю. Ушанская. Состояние йодной недостаточности в Казахстане // Ж. Здоровье и болезнь.- 2009.- №2 (78). - С. 187.
  9. Urinary iodine. In: // Assessment of Iodine Deficiency Disorders and Monitoring their Elimination. AGuide for programme managers. ICCIDD, UNICEF, WHO. – 2001.- Р. 31-36.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Медицина