Резервы увеличения продолжительности жизни населения 45 лет и старше в республике Казахстан

Цель данного сообщения: основываясь на результатах анализа причин смертности населения и показателей таблиц смертности (интервальной ожидаемой продолжительности жизни контингента 45 лет и старше), проведенного в 2000, 2005, 2010, 2012 гг., показать реальную возможность снижения смертности и увеличения продолжительности жизни населения в республике.

Актуальность. Одними из основных показателей цивилизованности страны, как считают ООН и ВОЗ, являются уровень здоровья и продолжительность жизни ее населения. Достижения современной геронтологии позволяют ставить на повестку дня вопрос о практической реализации задачи управления процессами старения, задачи радикального увеличения периода активной, полноценной, трудоспособной жизни человека, соответственно сокращая относительную долю лет старческой немощности. Одной из центральных проблем здесь является выявление резервов и разработка средств увеличения продолжительности жизни. 

Цель исследования заключалась в проведении анализа тенденций уровней смертности для оценки различий интервальной ожидаемой продолжительности жизни населения 45 лет и старше в Республике Казахстан.

Материалы и методы исследования.

Метод демографических таблиц, краткие таблицы смертности (таблицы дожития) по пятилетним интервалам, рассчитанные по материалам государственной статистики с применением данных Переписей населения 1989, 1999, 2009 гг., а также данных 2012 гг.

Обсуждение и результаты исследования. В таблицах смертности отражается изменение существования и вымирания поколений как проявление реакции населения на текущие события под воздействием происходящих явлений в обществе. Среди особо уязвимых контингентов таких, как мужское население, из-за высокой интенсивности смертности процесс убывания поколения (прекращения существования) происходит наиболее быстро, чем у женщин. Числа доживающих неуклонно уменьшались в 90-е гг. вплотную до 2005 г. При этом темп убыли доживающих в трудоспособных возрастах был выше в 2005 году (41%), чем в 1999 году (38%). Сопоставление элементов таблиц дожития в исследуемых возрастных группах населения показало, как с увеличением смертности снижались числа доживающих и уровни ожидаемой продолжительности жизни к 1999 г., и, наоборот, происходившее снижение смертности привело к увеличению чисел доживающих и продолжительности предстоящей жизни населения в 20092012 гг. [1, 2, 3].

Хорошо известно, что в экономически развитых странах показатели смертности всегда выше среди мужчин, чем среди женщин. Аналогичная закономерность наблюдается и в Республике Казахстан, где уровни общих и стандартизованных показателей смертности у мужчин выше, чем у женщин. Урланис Б.Ц. это явление называет мужской сверхсмертностью [4].

Уровни смертности среди мужчин, начиная с 20 лет до 65 лет в 2,5 – 3 раза превышают аналогичные уровни смертности женского населения, то есть из 4 случаев смерти три являлись фактически предотвратимыми. Вершина резкого превышения мужской смертности достигается уже в интервале 20 – 24 года и продолжается на протяжении всего трудоспособного возраста. Большим резервом повышения продолжительности жизни населения является снижение относительно высокого уровня преждевременной смертности мужчин в трудоспособном возрасте до уровня смертности женщин, так как для этого периода жизни человека высокая интенсивность истощения жизнеспособности организма не является естественной. Безвозвратные потери населения в трудоспособном возрасте являются абсолютно неоправданными.

Структурные, динамические характеристики вероятностных таблиц смертности, построенные на основании пятилетних возрастных коэффициентов смертности, также демонстрируют особую чувствительность мужского населения республики, как одного из наиболее социально уязвимых контингентов, к негативным кризисным явлениям общественной трансформации. Такая чувствительность проявляется в более раннем и в более интенсивном вымирании при сопоставлении чисел доживающих до определенных возрастов, чисел умирающих и вероятности умереть в возрастных интервалах, а также ожидаемой продолжительности предстоящей жизни населения в 1999 и 2012 гг.

Города Алматы и Астана отчетливо выделяются среди других территорий большей вероятностью дожития во всех возрастных группах. Так, например, из 100 000 родившихся в 2012 году в городе Алматы до точного возраста 45 лет и старше доживали 89,9% мужчин (95,5% женщин), к моменту выхода на пенсию, к 64 годам и старше – 64,9% мужчин (85,3% женщин); до 80 лет и старше – 26,3% мужчин (51,9% женщин). В то же время в Алматинской области 45-летнего возраста достигали только 86,5% мужчин (94,3% женщин); к 64 годам и старше доживали 60,8% мужчин (80,7% женщин); до 80 лет и старше – 22,2% мужчин (43,5% женщин). Вероятность дожития до 45-летнего возраста по Алматинской области близка к среднереспубликанским уровням и отстаёт от таковых показателей в ЮжноКазахстанской, Мангистауской, Кызылординской и Жамбылской областях. О жизнеспособности мужского населения свидетельствует распределение населения по полу в Республике Казахстан, которое выделяется особенно значительными диспропорциями в численности мужчин и женщин старших возрастных групп. На каждые 100 женщин в республике 45 лет и старше приходится 75 мужчин, 60 лет и старше - 60 мужчин, 65 лет и старше - 55 мужчин, 80 лет и старше - 38 мужчин. На каждые 100 женщин в г. Алматы 45 лет и старше приходится 67 мужчин, 60 лет и старше - 55 мужчин, 65 лет и старше - 50 мужчин, 80 лет и старше - 38 мужчин. На каждые 100 женщин в Алматинской области 45 лет и старше приходится 81 мужчин, 60 лет и старше - 69 мужчин, 65 лет и старше - 65 мужчин, 80 лет и старше - 50 мужчин [1].

Динамика уровней основных причин смерти в республике, как и в других странах СНГ, свидетельствует о том, что значительнее всего снизились потери населения от причин экзогенного характера (связанных с внешним воздействием), в частности, от травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин, инфекционных и паразитарных болезней, новообразований, болезней органов дыхания. Имеющий место рост смертности от болезней пищеварения обусловлен стремительными темпами негативного изменения окружающей среды. Совсем другую ситуацию отмечает ряд современных экспертов в странах Западной Европы, которые уже вошли в четвертую стадию эпидемиологического перехода, когда достигнут контроль не только над инфекционными заболеваниями, но и в значительной степени над заболеваниями системы кровообращения и онкологическими болезнями. Динамика и структура смертности населения Западной Европы может служить своего рода временной и качественной шкалой эпидемиологического перехода для других стран. Характерной чертой начала нового этапа этого процесса является фиксация смертности от инфекционных болезней на низком уровне, реализация так называемой «кардиоваскулярной революции» (снижение смертности от болезней органов кровообращения) и одновременный рост смертности от злокачественных новообразований. Последний в данном случае не является признаком ухудшения эпидемиологической обстановки в онкологической заболеваемости и смертности, а представляет собой структурную реакцию населения на снижение риска смерти от БСК: поскольку возраст наивысшего риска смерти от обоих классов болезней совпадает, снижение смертности от одних болезней приводит к росту смертности от других [2, 5].

Современный этап эпидемиологического перехода в республике с переходной экономикой характеризуется накоплением хронической и социально обусловленной патологии, довольно высоким уровнем смертности и сокращением продолжительности жизни населения в расцвете трудоспособного возраста. Ведущими причинами смертности населения по-прежнему остаются болезни системы кровообращения, новообразования, несчастные случаи, отравления и травмы, болезни органов пищеварения и органов дыхания, инфекционные и паразитарные болезни, на долю которых приходилось более 80% смертности от всех случаев смерти в 2012 г. Характерно, что роль травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин у мужчин во всех возрастах, а у женщин смертность от новообразований (особенно с 45 лет и старше), остаются первостепенными в снижении продолжительности жизни наряду с болезнями системы кровообращения. Таким образом, особенностью динамики смертности городского и сельского населения является большая смертность и меньшая продолжительность жизни мужского населения почти от всех причин смертности [1, 6].

Например, трехкратное превышение смертности от БСК отмечается в возрастном интервале 25–55 лет, 4-х и пятикратное превышение смертности от травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин в интервале 20–54 лет. Пик смертности от инфекционных и паразитарных болезней (5-кратное превышение смертности) приходится на возрастные группы 45–54 года. Уровни смертности от болезней органов дыхания начиная с 35 лет до 70 лет у мужчин в 3 и более раза превышают уровни смертности женского населения, а от болезней органов пищеварения с 10 лет до 64 лет в 2 и более раза превышают уровни смертности женщин.

Наибольший вклад в снижение продолжительности жизни населения республики вносит рост смертности от болезней системы кровообращения, травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин. Расчет данных показал, что если исключить смертность от ишемической болезни сердца, то население нашей республики в среднем жило бы дольше на 3 года, при элиминации цереброваскулярных болезней – около двух лет. Полученные результаты представляют собой определенный практический интерес. Так резерв продолжительности жизни, рассчитанный для представителей модельного населения, подверженного риску смерти от всех причин кроме ишемической болезни, равен 3,21 г. у мужчин и 3,04 года у женщин [6].

Высокий уровень смертности от причин, относящихся к травмам, отравлениям и другим последствиям воздействия внешних причин, выводит эту проблему на уровень глобальных проблем в республике (более 275 случаев на 100000 мужского населения 45–64-летнего возраста). Проблема чрезмерной смертности в трудоспособных возрастах – прежде всего проблема смертности мужчин, уровень которой в 3 раза выше уровня женской смертности в возрастном интервале 20–54 года. Для мужского населения 45 лет и старше 2-е и 3-е ранговые места заняли причины, напрямую не связанные с процессом старения или возрастной патологией (травмы, отравления и другие последствия воздействия внешних причин, болезни органов пищеварения).

Состояние здоровья населения Казахстана за последние годы улучшилось, на что указывает увеличение ожидаемой продолжительности жизни с 2000 года по 2012 год, связаное с общим снижением уровня смертности. В соответствии с порядком вымирания, зафиксированным в таблицах смертности населения Казахстана в 2012 году, ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении (ОППЖ) мужчин достигла 64,84 года в сравнении с 74,33 годами среди женщин. Очевидно, что женщины живут дольше, чем мужчины, средняя разница в ожидаемой продолжительности жизни составляет сейчас 9,5 года. Поэтому к концу жизни женщины аккумулируют больше болезней, чем мужчины, в результате большей продолжительности жизни.

Многие исследователи находят четкие связи между ожидаемой продолжительностью жизни и динамикой социально-экономического развития. Например, увеличение показателей смертности в 1991–1995 гг. и в 1998–2003 гг. происходило на фоне критической социальноэкономической ситуации в эти периоды, а относительное снижение смертности в 1994–1998 гг. и в 2003–2006 гг. было связано с относительным улучшением экономической ситуации [4, 5, 6].

Различия в ожидаемой продолжительности предстоящей жизни мужчин и женщин значительно варьируют от 7,5 лет в Южно-Казахстанской области до 11,0 лет в ЗападноКазахстанской и Павлодарской областях. Мужчины и женщины Мангистауской, Южно-Казахстанской, Алматинской, Кызылординской, Актюбинской, областей и женщины Актюбинской, Мангистауской, ЗападноКазахстанской, Атырауской областей проживают относительно большую часть своей жизни в хорошем состоянии здоровья, чем их современники в Карагандинской, Северо-Казахстанской, Акмолинской, Костанайской и Восточно-Казахстанской областях.

Все указанные различия в ОППЖ населения формировались за счет различий в уровнях смертности в отдельных возрастных группах. В обобщенном виде эти различия могут быть отражены через показатель интервальной или отсроченной продолжительности жизни (ОПЖ). В нашем исследовании важное практическое значение имеет ОПЖ в трудоспособном возрасте 45 лет и старше (изучаемая когорта исследования 45 лет и старше). Как и показатели ожидаемой продолжительности жизни при рождении, показатели ожидаемой продолжительности жизни в отдельных возрастных группах варьируют в широких пределах. Рассчитанная величина ОПЖ населения для совокупности лиц, вступивших в возраст старше 45 лет по длительности предстоящей жизни в соответствии с порядком вымирания, зафиксированным в таблицах смертности 2000, 2005, 2010 - 2012 гг., в настоящее время имеет выраженные региональные различия.

В динамике за пять лет с 2000 года в таблице 1 отмечается снижение этих показателей в семи областях к 2005 году среди мужчин и повсеместное повышение их до наиболее высоких возрастов к 2012 году. Напротив, среди женского населения Казахстана можно отметить непрерывное увеличения ОПЖ с 2000 года до 2012 года, кроме 3-х областей.

Таблица 1 - Динамика ожидаемой продолжительности жизни в возрастной группе 45-49 лет в Республике Казахстан (все население)

Территория

Мужчины

Женщины

2000

2005

2010

2012

2000

2005

2010

2012

Республика Казахстан

21,19

21,30

23,09

23,78

28,35

29,28

29,91

30,6

Акмолинская

20,15

19,67

23,59

22,33

27,75

27,64

30,67

29,05

Актюбинская

20,07

21,18

23,59

24,18

27,38

29,08

30,67

31,50

Алматинская

22,14

21,99

24,34

24,61

28,28

28,63

29,79

30,5

Атырауская

20,21

21,81

22,94

23,76

28,85

29,79

30,36

30,81

Западно-Казахстанская

20,52

21,54

22,63

23,06

28,97

29,22

30,29

31,03

Жамбылская

21,46

22,14

22,77

23,70

27,96

29,18

29,93

30,53

Карагандинская

20,37

19,87

21,97

22,27

28,00

28,02

29,59

29,91

Костанайская

20,65

20,91

22,32

23,27

28,38

28,29

29,60

30,50

Кызылординская

22,29

22,17

23,79

24,35

27,68

28,74

29,59

30,37

Мангистауская

21,26

20,71

23,91

24,98

28,47

28,82

30,73

32,12

Южно-Казахстанская

22,96

22,57

24,52

24,96

28,54

28,78

29,89

30,44

Павлодарская

21,07

20,49

22,01

23,05

28,48

28,35

29,82

30,62

Северо-Казахстанская

20,45

20,61

21,68

22,31

28,26

28,37

29,14

29,63

ВосточноКазахстанская

20,48

20,62

21,68

23,19

28,24

29,03

29,14

30,62

г. Астана

23,44

25,62

26,80

26,33

30,18

31,90

32,52

33,27

г. Алматы

22,45

21,90

24,82

25,62

29,79

30,44

31,28

32,52

Вариации отсроченной продолжительности жизни (в возрастной группе 45-49 лет) мужского населения в 2012 году составили 4,06 лет (от 25,62 лет в Алматы и 26,33лет в Астане до 22,27 лет в Карагандинской, 22,31 года в СевероКазахстанской и 22,33 года в Акмолинской областях). Среди женского населения диапазон колебаний находился в пределах от 32,52 лет (Алматы) и 33,27 лет (Астана) до 29,05 лет в Акмолинской, 29,63 лет в Северо-Казахстанской и 29,91 лет в Карагандинской областях. Это означает, что в СевероКазахстанской, Акмолинской и Карагандинской областях ожидаемая продолжительность жизни в старших возрастных группах ниже, чем в Актюбинской, Мангыстауской и ЮжноКазахстанской областях.

При детальной оценке тенденций смертности и возможного эффекта снижения смертности в возрастных интервалах от различных классов болезней жителей Казахстана можно достичь не просто увеличения продолжительности жизни (продления старости и болезней), а увеличить продолжительность здоровой жизни, если исходить из предположения, что влияние положительных факторов будет превышать действие отрицательных. Разброс значений в возрастной группе 60-64 года в 2012 году составил 2,64 года среди мужчин (диапазон: от 15,34 до 12,7 года) и 2,81 года среди женщин этой же возрастной группы (диапазон: от 20,01 до 17,2 года).

Во всех возрастных интервалах ожидаемая продолжительность жизни среди мужчин ниже, чем среди женщин. Мужчин доживает меньше до каждой возрастной группы. При этом темпы убыли за последние годы среди мужчин более интенсивные, чем среди женщин. Характерна свойственная смертности возрастная закономерность распределения - уменьшение чисел доживающих и ожидаемой продолжительности жизни с увеличением возраста к столетнему уровню. Например, ожидаемая продолжительность предстоящей жизни в возрастном интервале 45-49 лет в целом по Казахстану составляла среди мужского населения 23,78 лет, среди женского населения - 30,6; в Алматинской области среди мужчин - 24,61 года, а среди женщин - 30,5 лет; в городе Алматы среди мужчин - 25,62 года, среди женщин - 32,52 года. Различия в показателях продолжительности жизни мужчин и женщин в возрастном интервале 45-49 лет в Алматинской области составили 5,9 года, в г. Алматы - 6,9 лет по сравнению с республиканскими показателями - 6,82 года (рисунок 1).

Проблемы, с которыми столкнутся системы здравоохранения в будущем, часто обсуждаются в связи с постоянным ростом продолжительности жизни, следствием которого является старение населения. Рост продолжительности жизни при постоянном или снижающемся уровне фертильности закономерно приводит к увеличению доли населения старше 65 лет. По мере старения людей растут их потребности в услугах характера жизни на здравоохранения, соответствующий следовательно, расходов на здравоохранение [7].

Выводы:

  • Специфика динамики волнообразного ожидаемой продолжительности предстоящей поэтому нередко рост использования прогнозируется услуг и, основании данных Переписей населения 1989, 1999, 2009 гг., а также данных 2012 г. с подъемами и спадами значений в Казахстане значительно отличается от линейно растущей ожидаемой продолжительности жизни в странах Запада.
  • В республике имеется значительный потенциал для снижения уровня преждевременной смертности

(смертности от несчастных случаев, травм и отравлений, болезней системы кровообращения) и увеличения продолжительности жизни населения до самого высокого уровня продолжительности жизни в мире в настоящий период, например, в такой стране как Япония.

> Большим резервом повышения продолжительности жизни населения является снижение относительно высокого уровня преждевременной смертности мужчин в возрасте 45 лет и старше до уровня смертности женщин. Определяющими направлениями предотвращения потерь высокой социальной значимости являются устранимые и определяемые усилиями социальных и медицинских служб причины смертности среди мужчин от болезней системы кровообращения (элиминационный резерв составляет 11-12 лет), от травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин (резерв составляет 3-4 года), а также новообразований, болезней органов пищеварения, дыхания, мочеполовой системы, инфекционных болезней.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Демографический ежегодник Казахстана / Статистический сборник на казахском и русском языках. – Астана: 2013. – 840 с.
  2. Аналитическое исследование общей смертности населения в Казахстане. НЦПФЗОЖ. Фонд ООН в области народонаселения. – Алматы: 2006. – 96 с.
  3. Третьякова С.Н. Об ожидаемой продолжительности жизни населения Республики Казахстан на современном этапе развития общества и перспективах его улучшения // КАЗАХСТАН: устойчивый рост экономики и развитие социальной сферы. Сб. аналит. мат. – Алматы: 2006. – С. 32 - 60.
  4. Урланис Б.Ц. Эволюция продолжительности жизни. - М.: Статистика, 1978. - 310 с.
  5. Безруков В.В., Фойгт Н.А. Демографические и эпидемиологические аспекты смертности в пожилом возрасте в странах бывшего СССР (на примере Украины) // Международный семинар, Киев, 12-14 октября 2006 г. Смертность в странах бывшего СССР. Пятнадцать лет после распада: что изменилось? – Киев: 2006. – 405 с.
  6. Аканов А.А., Тулебаев К.А., Третьякова С.Н., Калмаханов С.Б., Турдалиева Б.С. и др. Преждевременная смертность населения в Республике Казахстан // Сборник Материалов І Международного Форума «Активное долголетие» (3-4 июня 2013 г.). – Алматы: 2013. – С. 10-12.
  7. Чайковская В.В. Научные исследования в области социальной геронтологии в рамках международного сотрудничества Украины и Казахстана // Сборник Материалов І Международного Форума «Активное долголетие» (3-4 июня 2013 г.). – Алматы: 2013. – С. 21-23.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Медицина