История и теоретические проблемы учения о субъекте преступления

В данной статье рассмотрены этапы развития понятия субъекта, исторические и теоретические проблемы учения о субъекте преступления и развитие понятия субъекта преступления в казахском ханстве.

С момента образования Казахского ханства правители задумывались об управлении народом через законодательные акты, так как между усобицы султанов и биев расшатывали устои государства. Сын первого правителя казахского ханства Жанибека - Касым издал закон, названный народом "Доблестный путь Касым хана", который включает в себя нормы уголовного и гражданского права, систематизирует общественные отношения, обычаи и традиции казахского народа [1].

При Есим хане был издан закон, как дополнение законодательному акту Касым хана, названный "Древний путь Есим хана", где определялись полномочия хана, биев, батыров [2].

В своде законов Тауке хана были охвачены практически все стороны жизни и общества.

В вышеуказанных нормативных актах казахского общества XV-XVII в.в. не было разграничений между гражданским правом и уголовным. Понятие преступления сливалось с понятием дурного поступка (жаман іс), греха (күнә). В уголовном праве существовал закон возмездия (кровная месть). В большинстве случаев кровная месть заменялась выкупом (құн), за некоторые преступления налагались штрафы.

Уголовная ответственность обычно распространялась лишь на непосредственного виновника - на физического лица. Вместе с тем широко был распространен принцип коллективной ответственности общины. Так, если ответчик на суд не являлся или не выплачивал положенного куна, то штраф взыскивался со всей общины. Каких-либо конкретных сведений о субъекте преступлений в казахском праве отсутствуют.

Современное казахстанское уголовное законодательство основано главным образом на принципах, сформулированных советскими, европейскими правоведами.

Формирование теоретических основ учения европейских правоведов о субъекте преступления базируется на теориях и правовых воззрениях И.Канта, Г.Гегля, П.Фейербаха, И.Фихте, оказавших большое влияние на развитие правовой мысли. Многие их идеи о свободе воли, преступнике, уголовной ответственности и наказании, вменяемости и невменяемости и другие, а дальнейшем исследовались и разрабатывались важнейшими представителями различных уголовно-правовых школ - классической, антропологической и социологической.

Представители классической школы уголовного права, возникшей в Европе во второй половине XVIII - начале XIX в. (К. Биндинг , Н. Росси, О. Гарро и др.), преступное деяние и ответственность за него трактовали как результат действия свободной воли лица. При этом не предусматривали наступления уголовной ответственности в отношении лиц, совершивших преступление в состоянии невменяемости.

Представители антропологической школы уголовного права, возникшей в конце XIX в., основателями которой являлись Ч. Ломброзо, Р. Гарофало, Э. Ферри и др. выработали учение о преступном человеке, практически полностью отрицая волевую деятельность человека. Согласно этому учению, преступления совершаются, в основном, независимо от тех или иных общественных условий и, как правило, прирожденными преступниками. Исходя из концепции антропологической школы, прирожденный преступник фатально обречен. Он представляет собой тип человека, который отличается существенными физическими и нравственными особенностями и признаками.

Социологическая школа уголовного права, возникшая в конце XIX - начале XX в., в лице известных ее теоретиков, таких как Ф. Лист, А. Принс, И. Я. Фойницкий и другие, отрицали институты уголовного права, учение о составе преступления, не проводили различий между понятиями "вменяемость" и "невменяемость". Преступные деяния рассматривались как деяния, совершенные только разумным человеком, а мера наказания определялась не в зависимости от тяжести преступления, а в соответствии с предполагаемым опасным состоянием лица.

Теоретический подход к учению о субъекте преступления позволяет рассматривать объект исследования через призму философских, уголовно-правовых теорий, обнаруживает объединяющий признак, заключающийся в том, что преступное деяние совершается физическим лицом, то есть человеком.

Однако принцип уголовной ответственности в различное время в уголовном праве и законодательстве рассматривался в отношении не только человека, но и неодушевленных предметов, животных.

Из документов прежних эпох и свидетельств историков известны многочисленные процессы против животных, причинивших смерть человеку, против насекомых и гусениц, уничтоживших посевы и плодовые растения, и даже против неодушевленных предметов. В России в 1593 году был осужден за государственное преступление церковный колокол, в который ударили в набат по случаю гибели в городе Угличе царевича Дмитрия - наследника царского престола. Колокол был наказан битьем кнутом, у него вырвали "язык" и сослали в Сибирь, город Тобольск. Во Франции в 1710 году состоялся процесс против мышей и крыс, повредивших поля. Законодательство некоторых современных зарубежных стран предусматривает возможность признания субъектом преступления животных. В 1990 году в США, штате Техас, была осуждена к смертной казни собака за неоднократные нападения на людей.

Рассматривая проблемы исследования субъекта преступления в теоретических концепциях российских, европейских ученых в уголовном праве, то, в большинстве своем они были едины в мнении, что субъектом преступного деяния может быть только физическое лицо, и выступали против уголовной ответственности юридических лиц.

Понятие субъект преступления - довольно сложное и многогранное понятие, требующее современного дальнейшего изучения и уточнения. Особое место в учении о субъекте преступления занимает исследование его признаков, которые тесным образом связаны с вопросами уголовной ответственности в отношении лиц, совершивших общественно опасное деяние. Поэтому проблемы возраста и вменяемости субъекта преступления, с учетом кардинальных изменений в действующем уголовном законодательстве и практике его применения, диктуют настоятельную необходимость их комплексного изучения учеными-юристами.

Важной теоретической основой в исследовании субъекта преступления является возраст, установленный в законе как обстоятельство, предопределяющее наступление уголовной ответственности за совершение преступного деяния. Возраст как признак субъекта преступления в отечественном уголовном праве полно и глубоко учеными и практиками не изучен. Вместе с тем сложность данной проблемы определяется тем, что она напрямую связана не только с природными, биологическими, но и социально-психологическими свойствами человека, которые, разумеется, должны учитываться законодателем при установлении возрастных границ при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление[3].

Одним из аспектов исследования в теории уголовного права проблемы субъекта преступления является его вменяемость, т. е. такое психическое состояние лица, при котором оно, совершая общественно опасное деяние, может осознавать свои действия и руководить ими. Вменяемость, как и возраст, - неотъемлемый признак субъекта преступления.

Вменяемость как свойство любого человека - понятие довольно сложное и многогранное, требующее комплексного исследования представителями различных наук. Вменяемость является не только необходимым условием для привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности, но и предпосылкой для установления его виновности.

Проблемы имеют место в теории и практике при решении вопросов о уголовной ответственности с субъектом с ограниченной вменяемостью.

Еще одной сложной и спорной теоретической проблемой в уголовном праве, связанной с субъектом преступления, является проблема уголовной ответственности юридических лиц. И здесь важно отметить, что институт уголовной ответственности юридических лиц уже давно получил законодательное закрепление в ряде зарубежных государств, например в Англии, Италии, Нидерландах, США, Франции [4].

Интерес к данной проблеме не ослабевает в Казахстане в связи с происходящими изменениями во всех сферах жизнедеятельности общества.

Сложность разрешения данной проблемы обусловлена и тем, что понимание вины, характерное для физического лица, связано с его психической деятельностью во время совершения преступления, а психическую деятельность довольно сложно соотнести с виновностью юридического лица. Поэтому признание уголовной ответственности последнего в уголовном праве неразрывно с принципом личной ответственности физического лица, являющимся своеобразным камнем преткновения в решении данной проблемы.

 

Список литературы:

  1. Абусеитова М.Х. Казахстан и Центральная Азия в XV - XVII вв.: история, политика, дипломатия. Издание 2е. Алматы - 1998. - 302 с.
  2. Артыкбаев Ж.О. История Казахстана: учебное программа для гуманитарных и естественно- научных специальностей высшего образования / - Изд., доп. и перераб. - Астана : Фолиант, 2001. - 56 с.
  3. Поленов Г.Ф. Уголовное право Республики Казахстан: учебное пособие /Ф. - Алматы : Юрист, 1999. - 184 с.
  4. Рогов И.И., Сарсембаев М.А. Уголовное право (право казахстанское, право международное): учебное пособие / - Алматы : Гылым, 1998. - 304с.
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция