Классификация действующих международно-правовых стандартов по обращению с осужденными

Международно-правовые стандарты по обращению с осужденными, в том числе, к наказаниям, связанным с изоляцией от общества, вырабатываются в результате межгосударственного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью. Принимаемые в процессе деятельности международных организаций, в том числе и на Конгрессах ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, документы свидетельствуют о стремлении государств регламентировать отношения, связанные с исполнением и отбыванием наказания в виде лишения свободы на межправительственном уровне.

При этом по нашему мнению, анализ международно-правовых стандартов по обращению с осужденными и исследование вопросов, связанных с их реализацией в национальном законодательстве, в определенной степени может помочь их классификация, которая дает возможность представить их всех в виде стройной системы взаимосвязанных элементов. Более того, по мнению Д.В. Усика, она необходима для правильной ориентации в документах ООН и других международных соглашениях. А также определения той роли и значения, которые имеют те или иные стандарты для совершенствования национального законодательства и практики исполнения наказания в виде лишения свободы [1, с. 47].

Исходя из данной целевой установки, Д.В. Усик считает обоснованным выделить четыре основные, связанные между собой, сферы, в каждой из которых складываются сходные отношения по поводу исполнения наказаний, связанных с изоляцией осужденных от общества. К ним он относит: 1) материально-бытовое обеспечение и медицинское обслуживание осужденных; 2) режим отбывания наказания; 3) труд лиц, лишенных свободы; 4) общее гуманитарное воздействие на них. Соответственно и в исследуемых международных документах могут быть выделены четыре группы стандартов, каждая из которых относится к одной из вышеназванных сфер. В таком построении, как считает автор, можно представить систему международно-правовых стандартов по обращению с осужденными в каждой из сфер, названных выше, то есть по элементам, составляющим эту систему [1, с. 56].

При этом И.В. Шмаров, учитывая то обстоятельство, что главная масса международно-правовых стандартов в данной области сосредоточена в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными ООН (1955 г.) и Правилах ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (1990 г.). И считает  правильнымклассифицировать их, принимая во внимание основное содержание самих этих рассматриваемых стандартов. Он делит их на четыре группы, имея в виду в качестве критериев: 1) организацию родовой и видовой классификации лиц, лишенных свободы; 2) организацию микросоциальных условий отбывания лишения свободы; 3) организацию режима в местах лишения свободы; 4) организацию труда и профессиональной подготовки лиц, лишенных свободы [2, с. 447].

Все международно-правовые стандарты, содержащиеся в многочисленных международных актах по обращению с осужденными, можно будет классифицировать, как минимум, учитывая при этом практику, по семи основаниям. Такая классификация может осуществляться: 1) по территориальным масштабам действия; 2) по правовой природе; 3) по степени общности или специализации; 4) по источникам происхождения; 5) на основе разделения всех участников правоотношений по поводу исполнения наказания в виде лишения свободы; 6) в зависимости от возможностей их реализации в национальном законодательстве; 7) в зависимости от сфер отношений по поводу исполнения наказаний, связанных с изоляцией осужденных от общества.

По территориальным масштабам действия международно-правовые стандарты по обращению с осужденными можно разделить на две группы: универсальные и региональные. Универсальные – это стандарты, вырабатываемые и принимаемые ООН и признанные во всем мире. Среди них можно выделить, например, Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.). К этому ряду документов следует отнести и Конвенцию о принудительном или обязательном труде, принятую Международной Организацией Труда (далее – МОТ) еще в 1930 г., а также Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый ООН в 1979 г.

Региональные стандарты вырабатываются и принимаются соответствующими региональными объединениями и, имея особенности, вытекающие из традиций, уровня развития какой-либо группы государств, могут идти дальше универсальных, быть более широкими, конкретными. Например, это Европейские пенитенциарные правила, принятые Советом Европы 1987 г., с поправками, внесенными в 2006 г., а также документы, известные как Венские соглашения, принятые в рамках общеевропейского процесса - ОБСЕ.

По правовой природе все международно-правовые стандарты по обращению с осужденными можно классифицировать также на две большие группы в зависимости от юридической обязательности документа, содержащего эти стандарты. Необходимость данной классификации связана с тем, чтобы можно было отграничить обязательные стандарты от рекомендательных. К первой группе соответственно можно отнести те стандарты, которые содержатся в документах, имеющих безусловную юридическую силу (или обязательность) для выполнения государствами, ратифицировавшими эти документы или присоединившиеся к ним впоследствии. Такие стандарты содержатся, например, во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), Конвенции о правах ребенка (1989 г.). Перечисленные документы, кроме Всеобщей декларации прав человека, являются международными договорами, в которых среди норм об основных правах и свободах человека содержатся такие нормы, в которых устанавливаются (признаются) права человека, лишенного свободы, в том числе на основании приговора суда.

Вторую группу, в соответствии с указанным основанием, составляют международно-правовые стандарты, которые содержатся в документах, не являющихся по своей правовой природе международными договорами и имеющих для государств рекомендательный характер. Они внедряются тем или иным государством в собственное национальное законодательство и уголовно-исполнительную систему в той степени, в которой имеются необходимые экономические, политические и другие предпосылки (условия) для их безусловной реализации. Здесь достаточно назвать Минимальные стандартные правила обращения с заключенными ООН (1955 г.).

По степени общности (специализации), рассматриваемые международно-правовые стандарты распадаются на общие, не предназначенные специально для регламентации обращения с осужденными; и специальные, имеющие своей целью изложение стандартов обращения с осужденными. Если первые относятся к правам человека в целом и лишь в отдельных их частях определяют специфическое положение личности в системе исполнения уголовного наказания или содержат отдельные стандарты, то вторая группа стандартов принимается специально для отношений по исполнению наказаний или для системы уголовной юстиции в целом. Практическое же значение этой классификации, по словам И.В. Шмарова, заключается в том, что при поиске стандартов обращения с осужденными она ориентирует не только на специализированные международные акты, но и на акты общего характера [2, с. 447].

Те стандарты, которые по своему содержанию представляют собой общие нормы и имеют принципиальный характер для реализации их в национальном законодательстве, принято называть стандартами- принципами (или нормами-принципами). В них затрагиваются вопросы обращения с лицами, лишенными свободы в любой форме. В этой связи многие документы ООН рекомендательного характера целиком состоят из набора стандартов-принципов. Например, это Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.), Основные принципы обращения с заключенными (1990 г.). В свою очередь, те стандарты, которые регулируют конкретныеотношения, возникающие в связи с исполнением наказания в виде лишения свободы, именуются стандартами – конкретными рекомендациями (или нормами-рекомендациями). Основным документом, содержащим такие стандарты, являются Минимальные стандартные правила обращения с заключенными ООН (1955 г.), которые содержат нормы-рекомендации, затрагивающие детально вопросы материально - бытового обеспечения и медицинского обслуживания осужденных, организации режима в местах лишения свободы, трудового использования осужденных и многие другие вопросы.

Также здесь следует отметить и Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, так называемые «Пекинские правила» (1985 г.), Правила ООН по защите несовершеннолетних, лишенных свободы (1990 г.), Стандартные минимальные правила применения к осужденным мер, не связанных с тюремным заключением, так же именуемые как «Токийские правила» (1990 г.)

По источникам происхождения международно-правовые стандарты по обращению с осужденными могут содержаться собственно в межгосударственных договорах: пактах, конвенциях и в документах, принятых международными межправительственными и неправительственными организациями (далее – МНПО). В пактах и конвенциях закреплены юридические обязательства государств- участников, их подписавших и ратифицировавших. В различного рода декларациях, минимальных правилах, сводах принципов изложены руководящие нормы и принципы, которые чаще всего имеют рекомендательный характер. К числу организаций, которые разрабатывают и принимают последние документы, прежде всего, нужно отнести ООН и ее специализированные учреждения, а в числе МНПО, например, такие, как Международная амнистия, Penal Reform International (Международная пенитенциарная реформа) (далее – PRI) и другие.

Разумеется, международные договоры, которые ратифицировали или к которым присоединились государства, имеют безусловную юридически обязательную силу, но, тем не менее, в контексте теоретической правовой аргументации нельзя принижать практической ценности различных деклараций, сводов принципов и минимальных правил, в сочетании с соответствующими пактами и конвенциями. Для этого, по обоснованному заключению Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека [3, с. 4-5], есть как минимум три причины:

  1. Эти документы не договорного характера содержат формулировку ценностей, разделяемых крупными правовыми системами и культурами. Такие формулировки можно найти в законодательствах основных правовых систем мира, и они родились в рамках межгосударственного процесса, вклад в который внесли все государства – члены ООН. Поэтому их моральная ценность неоспорима.
  2. Договоры, заключенные в письменной форме, являются не единственным источником обязательных для исполнения норм. Благодаря международному происхождению и опоре на национальное право, положения деклараций, совокупности руководящих принципов и т.п., многие юристы считают их «общими принципами международного права», причем последние являются одним из источников права, признаваемого ст. 38 Статута Международного Суда ООН. Многие нормативы такого рода декларируют общие принципы так называемого «обычного права», т.е. норм, обязательных для исполнения, скорее, в силу согласованной практики государств, которые считают эти принципы имеющими обязательную юридическую силу, чем наличия конкретных договорных положений.
  3. Международно-правовые стандарты, закрепленные в договорах, имеющих обязательную силу, не всегда достаточно детализированы с тем, чтобы государства могли интерпретировать их нормативную ценность или понять степень их применения на национальном уровне. Поэтому более подробное изложение руководящих принципов, минимальных правил и т.п., является важным правовым дополнением для государств, стремящихся к имплементации международных стандартов на национальном уровне.

Следующая классификация стандартов может быть осуществлена на основе разделения всех участников правоотношений по поводу исполнения наказания в виде лишения свободы, и содержания лиц, в местах лишения свободы, которых эти стандарты касаются, на две большие группы.

К первой группе, соответственно, можно отнести те стандарты, которые касаются лиц, содержащихся в местах лишения свободы, а именно их правового положения и обращения с ними во время содержания в них, начиная с важнейших принципиальных положений и заканчивая конкретными рекомендациями, затрагивающими все вопросы реализации ими своих прав и законных интересов.

Другая группа стандартов касается персонала пенитенциарных учреждений, в целом и отдельных его категорий. Стандарты этого рода устанавливают критерии подбора и подготовки кадров для пенитенциарных учреждений, а также требования, предъявляемые к их профессиональным и личным качествам. В Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными ООН (1955 г.), например, отдельный раздел посвящен этим вопросам («Персонал заведений»). Кодексом поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.) также устанавливаются стандарты сотрудников национальных органов правопорядка, в том числе и работников пенитенциарных учреждений, при выполнении ими своих обязанностей. Для медицинского персонала пенитенциарных учреждений аналогичным по значению документом являются Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите осужденных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1982 г.).

На основании определения возможностей реализации в национальном законодательстве может быть проведена классификация тех международно-правовых стандартов по обращению с лицами, содержащимися в местах лишения свободы, которые в нем не реализованы или реализованы не в полной мере. По этому основанию, как считает Д.В. Усик, все рассматриваемые стандарты могут быть разделены на три группы [1, с. 53].

К первой группе можно отнести те стандарты, для реализации которых в настоящее время нет препятствий экономического, политического или иного характера. Для внедрения таких стандартов достаточно разработки обоснованного механизма их реализации в законодательстве об исполнении наказания в виде лишения свободы и в практической деятельности мест лишения свободы.

Ко второй группе можно отнести международно-правовые стандарты, на пути реализации которых существуют препятствия, прежде всего, финансово-экономического или иного характера. Их реализация может осуществляться в ближайшее время по мере создания для этого необходимых условий. Так, выполнение рекомендации Минимальные стандартные правила обращения с заключенными ООН (1955 г.) о необходимости размещения заключенных в жилых помещениях в соответствии с их психологической совместимостью (Правило 9) может осуществляться по мере укомплектования пенитенциарных учреждений Казахстана штатом психологов, имеющих необходимые для обеспечения такого разделения тесты и методики.

И, наконец, к третьей группе можно отнести те международно- правовые стандарты, реализация которых не представляется возможной в ближайшем будущем особенно в силу социально-экономических, а в ряде случае и национальных особенностей, существующих в Казахстане.

Классификация международно-правовых стандартов в зависимости от возможностей их реализации предлагается П.Г. Пономаревым. По его мнению, внедрение исследуемых стандартов является не одномоментным актом, а представляет собой процесс постепенного перевода национальной пенитенциарной системы в качественно новое состояние [4, с. 8].

Последняя классификация в зависимости от сфер отношений по поводу исполнения наказаний, связанных с изоляцией осужденных от общества позволяет выделить пять основных связанных между собой стандартов:

  1. 1) материально-бытового обслуживания;
  2. 2) медицинского обслуживания;
  3. 3) организации режима отбывания наказания (содержания);
  4. 4) привлечения к труду;
  5. 5) воспитательного воздействия.

Таким образом, все приведенные выше классификации помогают разобраться в большом количестве действующих международно-правовых стандартов по обращению с осужденными, определить их правовой характер и конкретное содержание. Руководствуясь ими, международно - правовые стандарты в каждой из названных групп структурно можно представить в таком виде, что во главе этих групп стоят нормы международных договоров о правах человека, которые прямо или косвенно касаются обращения с осужденными в контексте рассматриваемой группы стандартов. Далее следуют уже рекомендации принципиального и конкретного характера. Вместе с тем как уже отмечалось, многие из обширной системы актов, содержащие такие стандарты, частично совпадают по смыслу. Однако то, что ряд их положений, по справедливому замечанию А.Н. Зубкова, повторяется, дает возможность придать им больший вес путем перекрестной ссылки, т.е. использовать подробную статью в одном документе как толкование более общей статьи в другом. Это особенно важно, как отмечает автор, если какое-либо положение имеет обязательную силу в одном документе и не имеет ее в другом [5, с. 544].

Важно также отметить, что представленная иерархия международноправовых стандартов по обращению с лицами, содержащимися в местах лишения свободы, не носит формально-юридического характера, их жесткого соподчинения, как это имеет место в иерархии норм во внутригосударственном праве. Это, в частности связано с тем, что «большая часть рассматриваемых стандартов обязательными международно-правовыми нормами не являются, а в юридической литературе называются рекомендательными нормами» [1, с. 59]. Однако «общепризнанное влияние тех и других норм на национальное право позволяет включать их в единую систему рассматриваемых стандартов и рассматривать их иерархические связи» [6].

На основе предложенной системы классификаций рассматриваемых стандартов можно осуществить и сравнительно-правовой анализ содержания этих стандартов и норм действующего уголовно- исполнительного законодательства Республики Казахстан, а также исследовать механизм и пределы их отражения в этом законодательстве и возможности руководствоваться ими в практической деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы.

 

Литература

  1. Усик Д.В. Международно-правовые стандарты по обращению с осужденными и проблемы их отражения в законодательстве об исполнении наказания в виде лишения свободы: Дисс… канд. юрид. наук. – Москва: Академия МВД РФ, 1993.
  2. Уголовно-исполнительное право / Под ред. И.В. Шмарова. – Москва: БЕК, 1996.
  3. Права человека и пенитенциарные учреждения. – Женева-Москва: Управления Верховного Комиссара по правам человека ООН, 2000.
  4. Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части. – Москва: Юридическая литература, 1984.
  5. Зубков А.А. Уголовно-исполнительное право Российской Федерации: – Москва: ИНФРА-М, 2003.
  6. Вельяминов Г.М. О понятии нормы международного права // Советский ежегодник международного права. – Москва: Наука. 1973.
Год: 2014
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция