Институциональная основа системы образования как эффективное управление высшей школой

Образование это специфический вид материально-духовного производства, которое складывается под влиянием моральных и духовных ценностей[1].

Понимание и эффективное управление институциональными преобразованиями в системе высшего образования находятся в центре внимания мирового педагогического сообщества. Необходимость в осуществлении основных институциональных преобразований считается одной из важных стратегических целей развития системы высшей школы и все в большей степени занимает умы и время руководителей в области образования во всем мире. Целый ряд ярко выраженных проблем заставляет институциональных руководителей целенаправленно думать о преобразованиях с целью лучшей адаптации к изменяющейся окружающей среде и улучшения качества обучения. Для эффективного управления институциональными преобразованиями считают необходимым условием следующие направления деятельности: более активно вовлекать персонал; улучшать коммуникации; совершенствовать руководства. Однако возросшая актуальность и популярность этой темы не привела к более глубокому пониманию сущности институциональных преобразований и не облегчила их внедрение в образовательную практику.

Так, в научных трудах Н.В. Смирновой выявлено несколько понятий термина «образование» [2]:

  • социальный институт;
  • образовательная деятельность и ее результаты, обозначаемые понятием «образованность»;
  • система образования иерархированная совокупность образовательных организаций, связанных управленческой инфраструктурой;
  • разновидность социального процесс.

Процессы глобализации требуют от национальных систем высшего образования новой целевой ориентации, учитывающей потребности в международной солидарности. Следовательно, в условиях глобализации неизбежна универсализация содержания и технологий образования, которую невозможно остановить при существующих мировых информационных и коммуникационных системах. Именно в этом смысле происходит интернационализация высшего образования, которая постепенно приобретает черты качественно нового этапа интеграции, всемерного сближения национальных образовательных систем, их взаимодополняемости. Превращение высшего образования в мировую социальную систему определяется множеством взаимосвязанных элементов разного уровня и характера. Занимая свое специфическое место на рынке образовательных услуг, вузы взаимодействуют в форме сотрудничества или конкуренции, вырабатывая основные ориентиры этого рынка. При этом, являясь мощным рычагом развития мировой системы, высшее образование призвано решить ряд актуальных задач, таких как:

  • соблюдение адекватности содержания и уровня высшего образования потребностям экономики, политики, социокультурной сферы общества;
  • выравнивание уровней подготовки специалистов в разных странах и регионах;
  • солидарности и партнерства в сфере высшего образования;
  • совместное использование знаний и навыков в разных странах и на разных континентах;
  • содействие развитию высших учебных заведений, особенно в развивающихся странах;
  • координация деятельности образовательных учреждений в целях развития высшего образования [3].

Глобализация стала характерной чертой современного общественного, экономического и культурного пространства. С этих позиций современное высшее образование обеспечивает не только процесс получения людьми систематизированных знаний, умений и навыков с целью их эффективного использования в профессиональной деятельности, но и процесс «образования» самого человека, то есть формирования его нравственной и гражданской основы. Это находит подтверждение в трудах казахстанских ученых Ж.М. Абдильдина, М.С. Аженова, Г.Г. Акмамбетова, С.А. Акатаева, Ж.А. Алтаева, К.А. Абишева, А.Х. Касымжанова. В работах исследователей прослеживается тенденция понимания человека, основу образования которого составляет свобода творчества, самосознание, самоопределение, самореализация, самоактуализация.

Исследование системы высшего образования, раскроет ее место в целостной общественной системе, выявит параметры взаимодействия и продемонстрирует взаимовлияние общественной системы на образовательную подсистему с целью определения оптимальных форм их взаимодействия.

Известно, что высшее образование является частью общественной системы. Анализ трудов отечественных и зарубежных исследователей показывает системное изучение высшего образования, рассматривающее образовательный процесс во взаимодействии с окружающей общественной и социальной средой.

Исследователь Егоршин А.П., раскрывая современную характеристику высшего образования, выделяет ряд важных признаков [4]:

  • демократизация: общедоступность высшего образования; создание системы непрерывного образования;
  • диверсификация: многовариантная по содержанию, методам, формам срокам и траекториям личностно-ориентированная система разноуровневых учебных заведений;
  • интернационализация: академическая мобильность учащихся и преподавателей; международное признание документов об образовании, ученых степеней и званий;
  • превращение образования в ключевой компонент комплекса мер по поддержке развития научно-технического прогресса, экономического роста и обеспечения занятости населения;
  • трансформация содержания, методов, ценностей, целей: начинаясь в традиционной школе, процесс учения становится творческим, личностноориентированным; широкое распространение и внедрение получают новые образовательные и информационные технологии;
  • коммуникация педагога и учащегося, ставших соучастниками единого образовательного процесса.

Выделенные этим же автором черты современного высшего образования, учет которых, а также процессы реформирования позволяют предположить, что будущее высшее образование может быть охарактеризовано следующими признаками:

  • общедоступность: доступность образования всех уровней для населения с учетом интеллектуального развития, психофизиологических и индивидуальных особенностей каждого лица;
  • многообразие условий: разнообразие организаций образования по формам собственности, формам обучения и воспитания, направлениям образования;
  • непрерывность: непрерывность процесса образования, обеспечивающего преемственность его уровней, развитие систем обучения в течение жизни, обеспечивающих взаимосвязь между общим обучением, обучением по месту работы и потребностями рынка труда и помогающих каждому максимально использовать свой личный потенциал в обществе, основанный на приобретенных компетенциях;
  • практическая направленность образования: светский, гуманистический и развивающий характер образования, приоритет гражданских ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности;
  • адекватность: соответствие потребностям и задачам развития экономики, культуры, науки и технологий;
  • международный характер: органичное сочетание в его содержании и организации лучших отечественных традиций с подходами и принципами, утвердившимися в мировой практике.

На современном этапе, как никогда, наблюдается целый ряд кризисных явлений в высшем образовании, происходящих, как внутри, так и вне образовательного процесса. Являются ли эти явления и процессы действительно кризисными? Нет сомнения в том, что высшая школа на сегодняшний день сталкивается с массой политических, социальных, экономических, технологических и других изменений, которые больше нельзя игнорировать. Перечень таких преобразующих воздействий известен достаточно хорошо: новые информационные технологии, новые педагогические подходы (например, парадигма «обучение в течение всей жизни»), ограниченные материально-технические и финансовые ресурсы, постоянно меняющаяся демография, усиливающаяся отечественная и международная конкуренция, ужесточение требований качества, необходимость в повышении ответственности субъектов образовательного процесса, разнообразие культур и др. Часто эти проблемы создают серьезные препятствия для деятельности вузов.

Высшим учебным заведениям приходится более гибко менять масштабы и формы своей деятельности с тем, чтобы успешнее адаптироваться к плохо предсказуемой и сложной окружающей среде, при этом среди наиболее приоритетных задач стоит пересмотр институциональной миссии. Вузы должны постоянно отыскивать свои рыночные ниши, не замыкаясь в рамках выполнения своей обязательной миссии. В общем случае организационное преобразование, и в частности, изменение в образовательной организации может быть представлено как усилие стать менее похожей на другие организации образовательной сферы путём более активного реагирования на растущее разнообразие составляющих внешней среды, включая, в первую очередь, потребителей образовательных услуг.

Анализ данных в казахстанских, российских и зарубежных публикациях по вопросам институциональных преобразований показывает, что среди исследователей нет единого понимания в педагогическом использовании понятия «преобразование» или родового для него, более широкого понятия «изменение». На наш взгляд, необходимо отличить и уточнить использование понятия «изменение» от других, похожих на него, например, таких, как «инновация»«реформа»«адаптация». Кроме того, «изменение» может отражаться и целым рядом синонимов таких, как «перемена»«модернизация»«преобразование», «модификация», «трансформация», которые также широко используются в литературе. Таким образом, возникает необходимость в уточнении перечисленных выше понятий и установлении их отношений к понятию «изменение».

Так, понятие «адаптация», хотя и относится к изменению, но, в первую очередь, под ним подразумеваются «модификации и изменения» в организации или ее подразделениях с целью настройки на изменения во внешней среде [5]. Понятие «инновация» также является видовым для понятия «изменение», и относится к осязаемому продукту, процессу или процедуре в организации, являющимися новыми в данном социальном окружении; процесс их получения происходит целенаправленно, а

не случайно, нацелен на созидание (нацеленность на разрушение не считается инновацией) и решение проблем, полезных для общества [6]. Реформы можно отнести к инновациям, которые привносятся «сверху» системы, из ее внешней среды. Это является одной из причин того, что действенность проводимых реформ высшей школы может быть ограничена из-за относительно высокой степени децентрализации, автономности организационной структуры вузов. Для целей нашего исследования необходимо использовать, с одной стороны, более конкретное понятие, чем «изменение», ввиду слишком широкой его семантики, а с другой стороны, достаточно универсальное из-за многоаспектности и разнообразия описываемых изменений в высшем образовании. На наш взгляд, этим требованиям отвечает понятие «преобразование», которым мы и будем пользоваться в дальнейшем в качестве рабочего понятия.

Следует отметить, что в целом существует целый ряд понятий, являющихся общими для многих моделей и теорий в такой научной области, как управление изменениями. К числу таких понятий упомянутые авторы относят, прежде всего, источники или силы, оказывающие воздействия на процессы изменений. Особенно это является важным для понимания сущности воздействий и источников изменений, а также когда делается попытка определить, истинна или ложна инициатива для осуществления изменений в образовательной среде. Часто акцент делается на решении задачи о том, что и как преобразовывать и не уделяется должного внимания причине и необходимости в преобразованиях. Ответ на вопрос «зачем» является отправной точкой любого процесса преобразований. В соответствии с самой общей типологией источники преобразований делятся на 2 группы: внутренние и внешние. Взаимодействие вуза с внешней средой является основным толчком, побуждением для преобразований. Внутренние источники, необходимые для инициации преобразований, включают накопление дополнительных ресурсов, а также готовность и желание создавать коалиции для осуществления институциональных преобразований [7].

Сегодня высшее образование вошло в число основных государственных приоритетов многих стран, при этом ведущую роль в современной ситуации мирового сообщества приобретает человеческий фактор. Именно от него зависит перспектива развития человеческого общества. Эта специфика развивающейся информационной цивилизации породила новую закономерность глобализацию.

Питер Скотт определяет глобализацию как фундаментальное изменение мирового порядка, так как «национальные границы утрачивают свое значение благодаря трансгрессивным тенденциям в области высоких технологий и массовой культуры» [8].

Глобализация неразрывно связана с появлением образованного общества и в то же время растет озабоченность проблемами окружающей среды, которые не могут больше решаться только на национальном уровне. Как отмечает Д. Львов, вопрос стоит вообще о возможности сохранения жизни на земле, и национальных или региональных решений проблемы сохранения планетарного экологического равновесия сегодня просто не существует.

Таким образом, изменения в системе высшего образованияконца 20 – начало 21 века явно ориентируют его на «свободное развитие человека», на творческую инициативу, самостоятельность, конкурентоспособность, мобильность будущих специалистов. Эта проблема становится еще более настоятельной в связи с переходом общества к рыночной экономике, поскольку именно в ней в полной мере выявляется соответствие человека, его интеллектуального, образовательного потенциала новым требованиям. И, как справедливо отмечает И.А. Зимняя [9], именно эти накапливающиеся изменения означают процесс смены образовательной парадигмы, согласно которой основополагающей целью высшего образования является развитие личности.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Бондаревская Е.В. Педагогика: личность в гуманистических теориях и системах воспитания / Е.В .Бондаревская, С.В. Кульневич. Ростов-наДону: ТЦ «Учитель», 1999.
  2. Смирнова Н.В. Структурно функциональные характеристики образовательного процесса //CREDO. 2001. №1(25). С. 12-15.
  3. Васильев В. Информационное общество и образование / В. Васильев, М. Сухорукова // Высшее образование в России. 2004. № 7.
  4. Менеджмент, маркетинг и экономика образования: учебное пособие / под ред. А.П. Егоршина. Н. Новгород: НИМБ, 2001.
  5. Education at a Glance. OECD Indicators. 2007.
  6. Ахметова Г.К. Современное образование Казахстана в поисках идеала // Кредитная система обучения: опыт внедрения и перспективы. Алматы, 2004.
  7. Goldman, C.A., Gates S.M., and Brewer D.L. Prestige or reputation: Which is a sound investment? Chronicle of Higher Education. October 5, 2001.
  8. Скотт Питер. Размышляя о реформах высшего образования в Центральной и Восточной Европе // Высшее образование в Европе. 2002. №1, 2.
  9. Зимняя И.А. Ключевые компетентности как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании: авторская версия.
Год: 2016
Категория: Экономика