Гуманизация образовательного права

В настоящее время происходит активное становление и развитие новой отрасли права – образовательного права, предметом которого являются общественные отношения в области образования. Актуальной проблемой сегодняшнего дня является осмысление всеобщих оснований, закономерностей развития этой сферы жизни общества.

В данной работе нам хотелось бы остановиться на одной из ключевых закономерностей развития образовательного права, в качестве которой выступает движение в направлении гуманизации.

В общем виде гуманизм означает взгляды, идеи, воззрения, утверждающие ценность человека как личности, его право на образование. Образование, в первую очередь понимаемое как творческое становление, самореализация человека, овладение им всеми достижениями мировой культуры это родовая характеристика человека. Еще Пифагор заметил, что именно образованием отличаются люди от животных. Право – это возможность у граждан пользоваться благом, определенным в содержании данного права, а также наличие обязанности государства создать условия для пользования этим благом. Таким образом, право на образование – это та сфера, в которой реализуется возможность человека стать собственно человеком – мыслящим, чувствующим, действующим в соответствии с идеалами Истины, Добра, Красоты существомНе случайно И. Кант утверждает, что отказ от просвещения «тем более для последующих поколений, означает нарушение и попрание священных прав человечества».

Вместе с тем, на протяжении человеческой истории право на образование всегда было прерогативой отдельных слоев общества, благом, которым обладает лишь часть людей. В продолжение своей мысли об образовании как об основном отличии людей от животных тот же Пифагор говорил, что образованием«отличаются эллины от варваров, свободнорожденные – от рабов, философы – от простых людей».

Но с развитием человечества движение идет в направлении признания всеобщности права на образование. В 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Всеобщая декларация прав человека, в статье 26 которой провозглашено: «Каждый человек имеет право на образование» [1].

Принцип всеобщности права на образование связан с неприемлемостью какойлибо дискриминации в этой сфере, что было закреплено «Конвенцией о борьбе с дискриминацией в области образования», принятой в 1960 году. Конвенция дает развернутое определение понятия «дискриминация» в области образования и предписывает ряд конкретных мер, которые должны реализовать государства – сторонники этой Конвенции для ликвидации любых проявлений дискриминации в образовании и для осуществления действительного равноправия участников образовательных отношений. Конвенция выступает важнейшим правовым средством против любых действий государства и его органов, осуществляемых в таких целях, как: ограничение образования любой группы лиц с низшим уровнем образования либо закрытие для конкретного лица или определенной социальной группы доступа к образованию любой ступени или типа; создание порядков, при которых лицо или группа лиц ставится в положение, не совместимое с достоинством человека [2].

11 апреля 1997 в Лиссабоне была подписана Конвенция о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в Европейском регионе. В статье данного документа сказано: «Обладатели квалификаций, выданных в одной из Сторон, имеют надлежащий доступ, по просьбе, обращенной к соответствующему органу, к оценке этих квалификаций.

В этом отношении не допускается никакая дискриминация по любому признаку, такому, как пол, раса, цвет кожи, инвалидность, язык, религия, политические или другие убеждения, национальное, этническое или социальное происхождение, принадлежность к национальному меньшинству, имущественное, сословное или иное положение заявителя, либо по признаку, связанному с любыми другими обстоятельствами, не относящимися к значимости квалификации, в отношении которой испрашивается признание. С целью реализации этого права каждая Сторона обеспечивает принятие соответствующих мер при рассмотрении заявления о признании квалификаций исключительно на основе приобретенных знаний и навыков» [3].

С данной статьей согласуется Указ Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года «О Концепции правовой политики Республики Казахстан с 2010 до 2020 года», где сказано: «Для обеспечения прав и свобод человека и гражданина важным является создание условий, гарантирующих равенство прав и свобод независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или иных любых обстоятельств, как этого требует наша Конституция. В данном контексте будет возрастать роль правовых механизмов в сохранении и укреплении межнационального согласия, обеспечении единства многонационального народа Казахстана» [4].

Указание в правовых документах групп населения, которые не должны подвергаться дискриминации в области образования, выступает формой снятия абстрактно-всеобщего содержания понятия «каждый человек» и наполнения его конкретным содержанием. Конечно, должное и возможное, зафиксированное в основополагающих правовых документах мирового образовательного права, далеко не сразу становится сущим и действительным, характеристикой реальной общественной практики. Но работа в этом направлении ведется во всем мире, становясь устойчивой мировой тенденцией.

В данной статье нам хотелось бы обратиться к проблеме права на высшее образование отдельных категорий граждан, для которых на сегодняшний день существует ряд ограничений. Это относится к таким группам людей, как инвалиды; лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы; люди, живущие с ВИЧ.

Лица с недостатками в физическом развитии во всем мире являются самой уязвимой группой населения. Инвалиды более ограничены, по сравнению с другими группами населения, в доступе к участию в общественной и политической жизни, к удовлетворению социально-культурных потребностей и, в частности, к услугам образования. В Конвенции о правах инвалидов, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 2006 года, признано, что инвалиды продолжают сталкиваться с барьерами на пути их участия в жизни общества в качестве равноправных членов и с нарушениями их прав человека во всех частях мира.

В Конвенции отмечено, что для инвалидов важна доступность физического, социального, экономического и культурного окружения, здравоохранения и образования, а также информации и связи, поскольку она позволяет им в полной мере пользоваться всеми правами человека и основными свободами. Стороны, подписавшие данный документ, признают безусловное право инвалидов на образование. Как сказано в статье 24 Конвенции: «В целях реализации этого права без дискриминации и на основе равенства возможностей государства-участники обеспечивают инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни, стремясь при этом: к полному развитию человеческого потенциала, а также чувства достоинства и самоуважения и к усилению уважения прав человека, основных свобод и человеческого многообразия; к развитию личности, талантов и творчества инвалидов, а также их умственных и физических способностей в самом полном объеме; к наделению инвалидов возможностью эффективно участвовать в жизни свободного общества» [5].

Договаривающиеся стороны взяли на себя обязательства по обеспечению доступа инвалидов к общему высшему образованию, профессиональному обучению, образованию для взрослых и обучению в течение всей жизни без дискриминации и наравне с другими.

В настоящий момент большинство людей с ограниченными возможностями во всем мире получают образование с использованием современных информационных технологий. Однако дистанционное обучение для лиц с ограниченными возможностями имеет свою специфику. Необходимо работа над нормативным регулированием организации дистанционного обучения инвалидов. И это был бы реальный вклад в обеспечение права на доступ к образованию.

Актуальная проблема сегодняшнего дня интеграция лиц с ограниченными физическими возможностями в современное общество. Включенное образование лиц с особыми образовательными потребностями в массовые образовательные учреждения – это мировой процесс, в который вовлечены многие страны. Среди стран с наиболее совершенными законодательствами, поддерживающими включенное, инклюзивное образование, можно выделить Великобританию, Данию, Исландию, Испанию, Италию, США, Финляндию, Швецию, Японию.

В основе инклюзивного образования лежат следующие гуманистические принципы:

  • ценность человека не зависит от его способностей и достижений;
  • каждый человек способен чувствовать и думать;
  • каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;
  • все люди нуждаются друг в друге;
  • подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;
  • все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;
  • для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;
  • разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

В нашей стране сегодня уделяется самое пристальное внимание возможностям самореализации лиц с ограниченными возможностями, чьи гарантии на получение образования законодательно закреплены в Конституции Республики Казахстан, Законах Республики Казахстан «О правах ребенка в Республике Казахстан»«Об образовании»«О социальной и медикопедагогической коррекционной поддержке детей с ограниченными возможностями», «О социальной защите инвалидов в Республике Казахстан», «О специальных социальных услугах». Инклюзивное образование стало одним из приоритетных направлений Государственной программы развития образования Республики Казахстан на 2011–2020 годы.

Вместе с тем, не стоит отрицать, что в ряде стран, в том числе и в нашей, существует целый ряд объективных препятствий для реформы образовательной системы, среди которых значимое место занимают неприспособленность образовательной среды, неподготовленность педагогических кадров и всего контингента обучаемых, включая самих студентов с физическими недостатками.

Одной из важнейших социальных проблем является преступность. 14 декабря 1990 года резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН были приняты «Основные принципы обращения с заключенными». Согласно этому документу, все заключенные должны пользоваться уважительным отношением ввиду присущего им достоинства и их значимости как людей. В документе сказано: «Все заключенные имеют право участвовать в культурной и образовательной деятельности, направленной на всестороннее развитие человеческой личности» [6].

Большую роль в плане перевоспитания заключенных и реализации их прав играет возможность получения ими образования во время отбывания наказания. На сегодняшний день пенитенциарная теория и практика признают обучение одним из главнейших средств исправления преступников.

В последние несколько десятилетий в странах Западной Европы и в Америке активно реализуется предоставление возможности заключенным получить профессию по месту отбывания наказания. Так, в Германии и Англии активно практикуется развитие у заключенных навыков программирования и работы с персональным компьютером, и им предоставляется возможность овладеть иностранным языком и основами какой-либо профессии. В США в некоторых тюрьмах заключенные могут обучаться по программе колледжа или получить высшее образование, используя мобильные системы и современные информационные технологии.

Эта тенденция характерна и для нашей страны. Согласно статье 108 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан, в ИУ организуется обязательное получение осужденными, не достигшими 30 лет, среднего образования. Осужденные могут также получать высшее и дополнительное образование. В Казахстанских исправительных учреждениях (ИУ) делаются попытки организации заочного и дистанционного обучения (ДО).

Дистанционные технологии являются ведущими в получении образования заключенными. Однако в последнее время практикуется обучение осужденных по программе высшей школы непосредственно на месте отбывания наказания; причем такое обучение предполагает долгосрочные договорные отношения вуза и пенитенциарного учреждения [7]. И этот опыт неплохо было бы перенять Казахстану.

В настоящее время, когда образовательный процесс в ИТУ только начался, можно сделать предварительные выводы о том, что применение в предоставление заключенным возможности получения высшего образования позволит наиболее конструктивно решить многие социальные проблемы современности, такие как адаптация бывших заключенных в социуме, снижение криминализации обстановки, пополнение рынка труда новыми конкурентоспособными его участниками и многие другие, сопряженные с этим проблемы.

Таким образом, высшее образование в тюрьме это:

  • возможность личностного и профессионального роста для заключенных;
  • перспектива скорейшей социализации граждан после выхода из тюрьмы;
  • сокращение количества рецидивов, а значит и снижение преступности;
  • соблюдение прав граждан.

На сегодняшний день одной из актуальных проблем, на наш взгляд, является право на образование людей, живущих с ВИЧ, для которых существует ряд ограничений для получения высшего образования за пределами государства, гражданами которого они являются.

Проблема ВИЧ/ СПИДа возникла в 80-е годы XX века. На сегодняшний день ВИЧ-инфекция считается хроническим заболеванием, а не однозначно смертельным, как то было раньше. Кроме того, ВИЧинфекция не передаётся бытовым путём. Это означает, что люди, живущие с ВИЧ, имеют такие же права в различных сферах общественной жизни, как и другие люди, в том числе и право на образование. Причём, это право они должны иметь не только в той стране, гражданами которой являются, но и в других странах. Это согласуется с нормами международного права.

Одним из наиболее важных документов в сфере защиты прав людей, живущих с ВИЧ, является Декларация о приверженности делу борьбы с ВИЧ / СПИДом, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 27 июня 2001 года. Одной из задач данной Декларации было к 2003 году обеспечить принятие, укрепление и соблюдение соответствующего законодательства, положений и иных мер для ликвидации всех форм дискриминации в отношении лиц, живущих с ВИЧ / СПИДом, и членов уязвимых групп и для обеспечения полного осуществления ими всех прав человека, в частности, обеспечить их доступ, среди прочего, к образованию, правам наследования, трудоустройству, охране здоровья, социальным и медицинским услугам, предотвращению, поддержке и лечению, информации и правовой защите при соблюдении принципов конфиденциальности и неприкосновенности частной жизни; и разработать стратегии борьбы с клеймением и социальной изоляцией, связанными с эпидемией [8].

Однако на сегодняшний день 40 стран, территорий и зон в обязательном порядке требуют предоставления справки об отсутствии ВИЧ-инфекции у въезжающих на территорию страны иностранцев и лиц без гражданства. Это является серьёзной проблемой для людей, живущих с ВИЧ и желающих получить высшее образование в той или иной стране. В Российской Федерации, например, предоставление медицинского сертификата об отсутствии ВИЧинфекции для получения высшего образования является обязательным и урегулировано Постановлением Правительства РФ № 1158 от 25 ноября 1995 г. «Об утверждении требований к сертификату об отсутствии ВИЧ-инфекции, предъявляемым иностранным гражданам и лицам без гражданства при их обращении за визой на въезд в Российскую Федерацию на срок свыше трех месяцев».

Меры, ограничивающие перемещение лиц исключительно на основании их ВИЧ положительного статуса, являются дискриминационными и нарушают права человека. Нет никаких фактических данных, подтверждающих, что такие ограничения способствуют охране общественного здоровья или профилактике передачи ВИЧ. Более того, ограничения на поездки в связи с ВИЧ не являются экономически обоснованными, поскольку люди, живущие с ВИЧ, могут жить долгой и продуктивной трудовой жизнью. Данное обстоятельство учтено в законодательстве РК.

В Кодексе РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» от 18 сентября 2009 года сказано, что «иностранцы и лица без гражданства, проживающие на территории Республики Казахстан, в случае уклонения от обследования на наличие ВИЧ выдворяются за пределы Республики Казахстан» [9]. Это означает, что в случае выявления ВИЧ у иностранцев или лиц без гражданства на территории Республики Казахстан, они будут поставлены на учёт, но не говорится о их выдворении. Такая мера, несомненно, является правильной. Иностранцы и лица без гражданства, живущие с ВИЧ, обязаны встать на учёт, соблюдать меры предосторожности и нести юридическую ответственность в случае их несоблюдения. Однако отказ даже во временном проживании в стране иностранцам и лицам без гражданства и, соответственно, в получении высшего образования, является неоправданным с точки зрения права человека на образование.

Таким образом, законодательство Республики Казахстан не ущемляет право человека (иностранца или лица без гражданства) на получение высшего образования на территории нашей страны.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон 14 марта 2014 г. подписал поправки в Закон о ВИЧ / СПИДе, отменяющие все ограничения на въезд, пребывание и проживание в Таджикистане для людей, живущих с ВИЧ. Об этом сообщил сайт ЮНЭЙДС (объединение организаций ООН, созданное для всесторонней, скоординированной борьбы в глобальном масштабе с эпидемией ВИЧ и СПИДа и ее последствиями).

Изменённое таджикское законодательство отменяет обязательное тестирование на ВИЧ для всех иностранцев, включая персонал иностранных миссий, беженцев и лиц без гражданства. В результате этих изменений в Таджикистане были отменены все ограничения на въезд, пребывание и проживание в связи с ВИЧ. ЮНЭЙДС продолжит сотрудничество с Таджикистаном, с тем чтобы поддерживать принятие комплексных мер по противодействию эпидемии ВИЧ, основанных на соблюдении прав человека [10].

Таким образом, в международном праве и законодательстве ряда стран происходят изменения, основанные на принципах гуманности и учитывающие новые реалии в области знаний человечества о ВИЧ / СПИДе. Люди, живущие с ВИЧ, должны иметь право на получение высшего образования не только в своей стране, но и за рубежом. Ограничения на въезд в страну, существующие в ряде государств, в контексте Болонского процесса представляют серьёзную проблему, так как делают невозможным осуществление академической мобильности людьми, живущими с ВИЧ.

По нашему мнению, не следует требовать сертификат об отсутствии ВИЧинфекции от иностранцев и лиц без гражданства, планирующих получить образование за рубежом. В крайнем случае, стоит требовать справку о ВИЧ-статусе, с целью постановки больных людей на учёт. Несомненно, существует юридическая ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией, т.е. право граждан на защиту их личности, охрану здоровья должно быть реализовано в полной мере. Однако запрещать обучение в том или ином государстве иностранцам или лицам без гражданства, живущим с ВИЧ, не обязательно.

В заключение мы бы хотели предложить следующие меры по дальнейшему продвижению образовательного права в направлении гуманизации:

  1. Необходимо создать в Республике Казахстан дистанционный университет, в котором смогли бы получать высшее образование все лица, не имеющие возможности осуществления прямого контакта с высшими учебными заведениями – лица с ограниченными возможностями, лица, отбывающие наказание, военнослужащие контрактной службы и др. Необходимо на законодательном уровне закрепить особый статус данного учебного заведения;
  2. Следует совершенствовать инклюзивную модель образования. Необходимо законодательно закрепить обязанность создания руководством образовательных учреждений образовательной среды для инвалидов (наличие пандусов, возможность обучения на первом этаже и т.д.);
  3. Необходимо признавать право заключённых на образование, в том числе и высшее, и послевузовское. Считаем, что следует законодательно закрепить право заключённых на получение высшего образования в местах лишения свободы.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года // www.un.org.
  2. Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования от 14 декабря 1960 года // http://www.un.org/ru
  3. Конвенция о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в Европейском регионе. Лиссабон, 11 апреля 1997 года // http: // conventions.coe
  4. Указ Президента Республики Казахстан «О Концепции правовой политики Республики Казахстан с 2010 до 2020 года» // http: // online. zakon.kz
  5. Конвенция о правах инвалидов от 13 декабря 2006 года// www. un.org/ru.
  6. Основные принципы обращения с заключенными от 14 декабря 1990 года // www.un.org/ru.
  7. Симонов С.В., Шварцкоп О.Н. Дистанционное образование в пенитенциарных учреждениях как фактор позитивной динамики личностного роста, перевоспитания и ресоциализации осужденных // www. rusnauka. com
  8. Декларация о приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИДом от 27 июня 2001 года // http: // www.un.org/ru
  9. Кодекс РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» от 18 сентября 2009 года // http://online.zakon.kz
  10. Таджикистан снимает ограничения на поездки для людей, живущих с ВИЧ // http: // www. unaids. org/ru
Год: 2015
Категория: Юриспруденция