Информация как часть неимущественных прав корпораций

Основное направление развития мирового хозяйства – это движение человечества к созданию единого информационного пространства. Эффективное использование информации и информационных технологий в современной действительности является важнейшей предпосылкой обеспечения высокого уровня экономически и юридически развитой жизни общества. Несмотря на признание информации в качестве объекта гражданского права в Гражданском Кодексе РК, действующее законодательство в области гражданского права не раскрывают содержание самой информации, которая участвует в гражданском обороте как самостоятельный объект права, не дает определение понятия информация как объекта гражданских правоотношений, также не раскрывает места информации в системе объектов гражданского права, что, в свою очередь, приводит к отсутствию реальной возможности воспользоваться своими правами на тот или иной вид информации, а также защитой нарушенных прав в области информации.

Информация имеет следующие свойства, имеющие значение для правового регулирования:

  • физическую неотчуждаемость от производителя или передающего субъекта;
  • юридическую отчуждаемость от производителя или передающего субъекта;
  • обособляемость от производителя путем выражения в объективной форме на каком-либо материальном носителе;
  • самостоятельное по отношению к своему носителю существование;
  • способность быть объектом права, существующая независимо от прав на материальный носитель;
  • одновременное существование в разных местах, в разных формах и на различных материальных носителях;
  • способность одновременно принадлежать на одинаковых или разных правах двум или нескольким лицам;
  • возможность быть использованной бывшим обладателем, передавшем право на информацию другому лицу;
  • способной быть выраженной в виде документов;
  • воспроизводимость, копируемость, тиражируемость, кодируемость;
  • многократность использования;
  • физическую не уничтожаемость, непотребляемость и отсутствие физического износа;
  • моральное старение, относительно конкретной системы, использующей конкретную информацию.

Классификация информации в гражданском праве

Открытая информация: информация, создаваемая в процессе творчества (произведение науки и культуры, открытые патенты и авторские свидетельства); обязательно предоставляемая документированная информация; официальные документы; массовая информация, распространяемая СМИ; другая информация неограниченного доступа.

Информация ограниченного доступа: документированная информация, содержащая сведения о коммерческой тайне, ноу-хау (в порядке защиты секретов производства); персональные данные (в порядке защиты личной и семейной тайны); служебная тайна; профессиональная тайна.

В общефилософском смысле информация это всеобщее, уникальное свойство материи, выражающее степень ее упорядоченности. Следует отметить такие важные характеристики информации, как невещественная форма и объективный характер существования. Поскольку информация не вещественна, ее нельзя измерить в физических единицах.

Информация это средство снижения неопределенности и риска, способствующее реализации определенных целей субъекта. Таким образом, информация выступает как средство повышения энтропии и упорядоченности системы, а в качестве экономического блага информация представляет ценность для субъекта в том случае, если ведет к повышению вероятности достижения цели, способствует удовлетворению потребностей экономического агента или обеспечению экономической деятельности.

Выделение информации как самостоятельного объекта гражданских правоотношений обусловлено не только государственной значимостью, коммерческой ценностью и оборотом, но и необходимостью защиты информации, как нематериального, свободно распространяемого и легко доступного, блага, необходимого человеку.

Рассматривая возможности существования информации в различных формах, на наш взгляд, необходимо, в первую очередь, ознакомиться с основными аспектами философии, синергетики, теории информации, экономики. Однако в настоящее время среди ученых и специалистов, занимающихся данной проблемой, нет единого мнения в отношении природы информации. В Казахстане, как и во всем мире, активно идет процесс унификации правового опосредования информационного пространства, о чем свидетельствуют глобальные изменения в законодательстве. Особую роль в этом сыграла кодификация гражданского законодательства. При подготовке особенной части Гражданском Кодексе Республики Казахстан использовались зарубежный опыт и международные стандарты, в результате чего в ГК РК появились новые термины, имеющие информационное значение (интеллектуальные права, ноу-хау, лицензионный договор, и др.). Научное осмысление и тщательный анализ этих нововведений предопределяют их успешное практическое применение. Интенсификация информационно коммуникационных инструментов построения и ведения бизнеса повлекла за собой изменение и развитие технологических и правовых условий имущественного оборота. В связи с этим особую актуальность получило научное исследование информации как гражданско-правовой категории.

Универсальность информации, ее свойство пронизывать все сферы общественной жизни привели к возникновению множества информационных объектов (программы, базы данных, средства индивидуализации, безналичные деньги, сайты, коды доступа и др.)по поводу которых возникают, изменяются и прекращаются гражданские правоотношения.

Информационная природа таких объектов влияет на их правовой режим, содержание и структуру которого также следует тщательно изучить. Вместе с тем, сложившаяся в Казахстане практика гражданскоправового регулирования отдельных видов информационных объектов не отвечает международным требованиям и не предоставляет правовой охраны многим объектам, появляющимся в результате стремительного информационно-технического развития общества. Поэтому назрела необходимость в объединении информационных объектов, имеющих общие признаки и подчиняющихся единым принципам гражданскоправового регулирования, и построении их комплексной системы.

Рассмотрение вопроса о регулировании информационных отношений нормами гражданского законодательства, в первую очередь, связано с проблемой отнесения информации к объектам гражданских прав, что является бесспорной новеллой гражданского законодательства, не имеющей аналогов ни в одном из законодательных актов ни дореволюционного, ни советского периодов. В то же время выяснение данного вопроса тесно связано с решением еще одной, неоднократно поднимаемой в юридической литературе проблемы возможностью отнесения информации к объектам вещных прав.

Большинство цивилистов оспаривают возможность распространения на информацию и информационные ресурсы как не на материальные объекты института права вещной собственности. Как отмечает Е.А. Суханов, объекты права собственности более узкое понятие, чем объекты гражданского права, и включают в себя только вещи, т.е. предметы материального мира, имеющие к тому же форму товара. Существует и еще более узкий подход к объектам права собственности, согласно которому в качестве последних, может выступать «только индивидуально определенное имущество... Вещи, определенные родовыми признаками, а также различные нематериальные блага объектами вещных прав не являются» [1, с. 91]. Таким образом, на информацию, не являющуюся вещью, нельзя распространить режим права собственности. Категорически отвергает возможность распространения на информацию права собственности И.М. Гостев. Аргументируя свою точку зрения, автор отмечает, что информация названа в качестве самостоятельного объекта права в ст. 128 ГК РФ, информация не входит в перечень вещей, данных законодателем в ст. 130 ГК. Кроме того, проводя аналогию с ценной бумагой, И.М. Гостев утверждает, что информация, даже зафиксированная на материальном носителе, может существовать и отдельно от него и иметь совершенно другую материальную оценку [2, c. 24].

Эта же позиция поддерживается А.П. Сергеевым, относящим коммерческую и служебную тайну к «нетрадиционным объектам» интеллектуальной собственности, которые также не могут быть объектом права собственности. Данная точка зрения основана на том, что в качестве объектов здесь выступают результаты творческой деятельности, имеющие нематериальный характер, частью которых вообще нельзя обладать физически даже при приобретении в собственность материально выраженного результата. Аналогичная точка зрения высказана Е. Кирдяшовой, согласно которой информация является полноправным объектом интеллектуальной собственности [3, с. 30].

Однако, на наш взгляд, отнесение коммерческой и служебной тайны как разновидности информации к объектам интеллектуальной собственности не является бесспорным. Это, в первую очередь, связано с тем фактом, что если для защиты объектов, например патентного права, необходима обязательная публикация данных сведений, то при распространении коммерческой информации существование коммерческой тайны вообще прекращается. Режим тайны (коммерческой и служебной) и был создан специально для того, чтобы защитить интересы обладателей информации, не желающих оглашать данные сведения. Как справедливо отмечает В.А. Дозорцев, различие между патентным правом и институтом тайны состоит в том, что участие опубликованных сведений в экономическом обороте исключается. «В нем участвуют не сведения, а право на их использование» [4, с. 55]. Авторское право имеет к защите информации еще более отдаленное отношение. Охрана авторским правом произведений науки, литературы и т. д. направлена, в первую очередь, на защиту формы, а не содержания произведения. Более того, сам текст произведения, идеи, в нем изложенные, могут использоваться другими лицами по их усмотрению. Авторское право ограничивается лишь правом автора на имя и на опубликование. Применительно к содержанию действует защита с помощью норм патентного права. Таким образом, информация, которая, безусловно, является составной частью произведений, защищаемых авторским правом, или промышленного образца, защищаемого патентным правом, не относится к системе традиционных исключительных прав и подлежит охране с помощью, созданного в законодательстве института тайны.

С другой стороны, законы Республики Казахстан «О средствах массовой информации», «Об информатизации», «О государственных секретах» используют термины «собственник» и «владелец» применительно к документированной информации. Прямое указание закона на возможность отнесения информации к объектам вещных прав помимо теоретических разногласий вызывает проблемы в правоприменительной практике, связанной с налогообложением [5, 6, 7]. Так, аудиторы и налоговые органы, абсолютно закономерно ссылаясь на нормы закона, заявляют, что «включение информационных ресурсов в состав имущества и перевод операций по продаже и покупке документированной информации на законную основу увеличат налоговые поступления в бюджет как за счет налога на имущество, так и за счет налога с оборота и налога на добавленную стоимость».

Промежуточную позицию предложили в своих работах С.В. Вихорев и И.Л. Бачило, согласно которым информация характеризуется двоякой природой это идеальное и материальное одновременно. Поэтому применить к информации только вещное право или только интеллектуальное право было бы ошибочно. И если И.Л. Бачило «разделяет позицию комплексного применения институтов вещного права и интеллектуальной собственности к рассматриваемому объекту», то С.В. Вихорев предлагает создать по аналогии с нормами материального или интеллектуального права специфическую область права информационную.

Противоречивость изложенных позиций основывается не на буквальном толковании закона, а, на наш взгляд, в первую очередь предопределена философским аспектом данной проблемы. Сам термин «информация», использование которого в законодательных актах становится все более частым, настолько противоречив, что еще в 1950-е годы проблема информации стала одной из основных проблем философии. Философская интерпретация информации привела к формированию нескольких концепций. Объективно идеалистическая концепция информации характерна для неотомизма, где утверждается трансцендентная, сверхъестественная природа информации. В неопозитивизме и экзистенционализме информация рассматривается как субъективный феномен. В диалектическом материализме исходят из первичности материальной информации по отношению к идеальной и глубокой связи информации с отражением. Именно мировоззренческий взгляд исследователей на проблему информации приводит их к тому или иному выводу о ее сущности, и, соответственно ими делаются абсолютно противоречивые выводы, касающиеся интерпретации законодательных норм.

Философское, достаточно широкое понимание вещи позволяет нам практически без колебаний рассматривать информацию в качестве одной из составляющих понятия «вещь». Отсутствие таких признаков вещи (при рассмотрении ее в качестве правовой категории), как телесное обладание и целевое назначение, дает возможность при различных мировоззренческих позициях анализировать информацию в качестве вещи. Однако вопрос о месте последней в системе объектов гражданских прав и объектов права собственности остается с философских позиций неразрешенным.

Любая информация, возникающая в человеческом сознании, передается третьим лицам путем устоявшихся физических символов. Причем, потребитель информации должен извлечь из нее тот смысл, который ему доступен, и сам факт передачи сообщения потребителю, если его смысл уяснен неверно, уже не будет той самой информацией, которая была изначально передана. Таким образом, «краеугольным камнем в теории информации является презумпция того, что разнообразные сообщения, имеющие самые различные содержания и относящиеся к самым различным вопросам, могут быть переведены на общий язык, а информация, которую эти сообщения несут, может быть количественно измерена». Попытки измерения информации начались с 1930-х годов американскими учеными Р. Хартли и К. Шенноном. Не углубляясь в анализ данных исследований, подчеркнем, что такое измерение информации, основанное на различного рода математических моделях, не является универсальным и общепринятым и может рассматриваться лишь с точки зрения одной из научных теорий. К спорности в вопросе о возможности измерения информации добавляются дискуссии по поводу того, «является ли информация свойством материального, или исключительно разумных, сознательно действующих существ».

В гражданском праве существует два вида информации, которая является объектом гражданских правоотношений: коммерческая информация и информация организационного характера. Информация организационного характера, в отличие от коммерческой информации, носит упорядочивающий (технический) характер и служит поддержанию нормального развития некоторых отношений. К ней относится: информация о товаре, информация об использовании предмета договора подряда, информация, предоставляемая экспедитору по договору транспортной экспедиции, информация, предоставляемая вкладчику, об обеспеченности возврата вклада и т.д.

Коммерческая информация по своей гражданско-правовой природе подлежит разделению на две категории: информация, которая является объектом оборота (товаром), а также корпоративная информация, объектом гражданского оборота не являющаяся. В современном обществе информация становится наиболее важным, наиболее значимым товаром. Именно поэтому необходимым критерием классификации коммерческой информации является ее товарный характер, способность быть объектом гражданского оборота. Данный критерий классификации отвечает требованиям и потребностям гражданского права, помогает решить многие правовые проблемы, ибо отнесение той или иной информации к одной из двух групп определяет особенности их правового режима.

Коммерческая тайна режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Термин ноу-хау впервые возник в американской судебной практике. В дословном переводе словосочетание ноу-хау представляет собой транслитерацию английского выражения «know how to do it», буквальный перевод которого означает «знать, как это сделать», например, как наладить производство какого-либо продукта или выполнить какую-либо работу, оказать услугу и т.д.

В Европе термин ноу-хау стал использоваться значительно позднее, чем в США. Однако в связи с неопределенностью понятия ноу-хау в некоторых европейских странах стали использоваться и другие термины. Так, например, во Франции английское название «know-how» получило распространение в виде термина «savoir-fair», а в Германии употребляется обозначение «wissen wie». В нашей стране термин ноу-хау появился в нормативных документах СССР в текстах примерных лицензионных договоров для стран СЭВ, а затем фигурировал в ряде законов (1990 1992 годы), причем, под разными «именами», например: «торговый секрет» в Законе Казахской ССР «О собственности в Казахской ССР» от 15 декабря 1990 года;

«коммерческая тайна» в Законе РК «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» от 11 июня 1991 го-

да. Другими словами, для казахстанского гражданского законодательства термин ноу-хау не является новым. Правовая охрана ноу-хау возникла как альтернатива патентной охране результатов интеллектуальной деятельности, поскольку часто предприятию выгоднее не патентовать изобретение, используемое в производстве, а засекретить его, поэтому ноу-хау нередко называют секретом производства.

Основной принцип информационных отношений свобода информации провозглашен «Всеобщей декларацией прав человека» от 10 декабря 1948 года, Европейской конвенцией «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года, Международным пактом «О гражданских и политических правах» от 16 декабря 1966 года, а также конституциями некоторых стран мира, включая и Казахстан.

Ограничением этого принципа является необходимость сохранения в секрете государственной тайны, коммерческой тайны и сведений конфиденциального характера. В связи с этим термин «ноу-хау» как правовая категория и возник в судебных актах США еще в 1916 году, откуда и был заимствован остальными государствами мира. В Казахстанском законодательстве термин «ноу-хау» ранее подпадал под общие понятия служебной и коммерческой тайны. В настоящее время категория «ноухау» защищается на основании правовых норм главы 55 ГК РК, которая «регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау), независимо от вида носителя, на котором она зафиксирована».

Как в западных странах, так и в Казахстане необходимость сохранности секретов производства (ноу-хау) в условиях конкурентной борьбы потребовала применения законодательства о конкуренции, источником которого прежде был Закон РК

«О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» от 11 июня 1991 года (утративший силу), а теперь Закон РК «О конкуренции» от 25 декабря 2008 года, в соответствие с подпунктом 12 статьи 16 которого «недобросовестной конкуренцией являются любые действия в конкуренции, направленные на достижение или предоставление неправомерных преимуществ, а также нарушающие законные права потребителей.

К недобросовестной конкуренции относятся следующие действия: неправомерное использование информации, составляющей коммерческую тайну».

Следует отметить, что актом недобросовестной конкуренции является и незаконное получение, использование и разглашение информации, составляющей не только коммерческую, но и служебную и иную охраняемую законом тайну.

Дефиниция статьи 1017 «Условия правовой охраны нераскрытой информации» ГК РК и ее содержание: «Лицо, правомерно обладающее технической, организационной или коммерческой информацией, в том числе секретами производства (ноу-хау), неизвестной третьим лицам (нераскрытая информация), имеет право на защиту этой информации от незаконного использования, если соблюдены условия, установленные пунктом 1 статьи 126 настоящего Кодекса», свидетельствует, что законодатель отождествляет понятия «секрет производства» и «ноу-хау», считая их синонимами. В то время, как: «В литературе не раз отмечалась расплывчатость обоих указанных понятий, так как в международной практике признанных определений не сложилось. Например, во Франции торговые секреты принято делить на промышленные и коммерческие, в Японии Актом о предотвращении недобросовестной конкуренции к торговым секретам отнесена любая информация, касающаяся методов производства, торговли, а также любая другая информация, затрагивающая вопросы технологии или бизнеса, которые неизвестны публике». Следовательно, указанную дефиницию ГК РК можно отнести к казахстанской особенности интеллектуального права. В статье 1017 ГК РК дан примерный неисчерпывающий перечень видов подобных сведений: «Лицо, правомерно обладающее технической, организационной или коммерческой информацией, в том числе секретами производства (ноу-хау». Поэтому правообладатель может дополнить данный перечень «любым объектом, например формулой». В частности, в «Унифицированном акте торговых секретов» США (Uniform Trade Secrets Act), разработанном National Conference of Commissioners on Uniform State Laws, «формула прямо указана в числе объектов коммерческой тайны».

«Отсюда следует, что коммерческая ценность некой информации это показатель ее пригодности (полезности) для принятия решений в коммерческой деятельности. Данный показатель, основанный на деловой практике, складывается из трех составляющих: достоверности информации, ее актуальности и полноты». О.А. Гаврилов отмечает: «Ценность информации комплексный показатель ее качества, мера пригодности для принятия решений в конкретной сфере» [8, с. 46].

Автор настоящей работы считает, что коммерческая ценность секрета производства (ноу-хау) это комплексный показатель уровня охраняемых творческих достижений в сфере интеллектуального права.

«В литературе отмечается, что, поскольку речь в данном случае идет именно о коммерческой ценности, то желание получить определенную информацию, имеющую для лица иную ценность (личную, научную и т.п.)во внимание приниматься не будет». «Следует учитывать, что законодатель в статье 1017 ГК РК говорит как о действительной, так и о потенциальной коммерческой ценности информации, т.е. о возможности заинтересованных в ее получении лиц извлечь коммерческую ценность из этой информации в будущем».

Необходимо указать, что ранее ноухау по правовому режиму не выделялось из информации, составляющей коммерческую тайну, оно лишь давало право обладателю ноу-хау ограничивать доступ к секретам производства. В настоящее время изменен сам правовой режим ноу-хау он приравнен к результатам интеллектуальной деятельности и наделяет его правообладателя исключительным правом. При этом его связь с коммерческой тайной не прервалась, например, чтобы перевести информацию в разряд ограниченного доступа, надо применить требования законодательства о принятии мер к ее сохранности.

Исходя из изложенного, секретами производства (ноу-хау) являются сведения конфиденциального (ограниченного) характера, в том числе нераскрытые результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере (химические формулы, чертежи, опытные образцы и т.п.)которые могут применяться, например, в промышленности (в частности, технические знания и опыт, которые используются или могут быть использованы в производстве, известные ограниченному кругу лиц и не охраняемые патентами), в торговле (конъюнктурная информация секретного характера, в том числе цены на сырье, рынки сбыта, сведения о конкурирующих фирмах, организация рекламы и т.д.), в банковском деле (конфиденциальные сведения о наиболее выгодных формах использования денежных средств, ценных бумаг, акций и т.п.), в профессиональной деятельности (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна и т.д.) в других областях предпринимательской деятельности. Секрет производства в отличие, например, от изобретения, не требует официального признания его охраноспособности, государственной регистрации или выполнения каких-либо иных формальностей, а также уплаты государственных пошлин.

Закон устанавливает три признака отнесения сведений к секрету производства.

Во-первых, сведения, составляющие секрет производства, должны иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность, т.е. обладать способностью быть объектом рыночного оборота. Поэтому сведения, которые не представляют никакого интереса для окружающих, которые не могут быть использованы третьими лицами для достижения своих целей, не являются секретами производства. При этом действительная ценность представляет собой затраты на создание сведений, составляющих секреты производства, поддержание режима коммерческой тайны, рыночную стоимость таких сведений, а потенциальная ценность – это, по существу, размеры убытков, которые могут наступить в случае разглашения или неправомерного использования подобных сведений.

Во-вторых, к сведениям, составляющим секрет производства на законном основании, не должно быть свободного доступа. Это означает, что обладатель таких сведений ограничивает допуск к ним любых третьих лиц в соответствие с действующим законодательством. Под третьими лицами в данном случае понимаются те лица, для которых эти сведения представляют какой-либо интерес. Кодекс не устанавливает порядок оформления допуска к секретам производства, предоставляя право обладателю указанных сведений решать этот вопрос самостоятельно. Другими словами, обладатель сам разрешает и определяет доступ к сведениям, составляющим секрет производства, а также порядок и условия доступа к ним.

В-третьих, правообладатель должен ввести режим коммерческой тайны, который включает в себя принятие комплекса мер правового, организационного, технического и иного характера, позволяющие обладателю сведений, составляющих секреты производства, защитить их от конкурентов и третьих лиц, которые могут использовать их в своих личных или коммерческих интересах.

Одна из функций гражданского права состоит в установлении режима использования объектов конфиденциальной информации, т.е. информации, составляющей коммерческую тайну (ноу-хау).

Правовой режим ноу-хау обладает некоторыми особенностями, которые существенно отличают его от режимов охраны иных результатов интеллектуальной деятельности, в частности, объектов патентного права.

Закрепляя правовой режим ноу-хау, законодатель не определяет конкретный перечень сведений, которые могут получить охрану. В качестве секретов производства охраняются самые разнообразные сведения, которые дают их обладателю определенные преимущества перед конкурентами. Позволяя экономить время, материальные средства, людские ресурсы.

Дать исчерпывающий перечень сведений, которые могут получить охрану в качестве ноу-хау, не представляется возможным. Таким образом, объект охраны определяет в каждом конкретном случае обладатель информации, выделяя из массы сведений те данные, которые имеют для него коммерческую ценность и в отношении которых он заинтересован приобрести исключительное право.

Охрана в режиме ноу-хау предоставляется сведениям, соответствующим определенным критериям охраноспособности. Например: сведения должны иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к ним нет свободного доступа на законном основании, обладателем сведений принимаются меры по сохранению их конфиденциальности.

Однако обладателю необходимо не только определить сведения, составляющие ноу-хау, но и ознакомить с их перечнем лиц, которым обеспечивается доступ к ним и которые обязаны сохранять их конфиденциальность. Обладатель должен установить порядок использования сведений, обеспечит контроль над соблюдением этого порядка, ограничив, тем самым, доступ к секретам производства. Обладателю необходимо вести учет лиц, которым с его согласия стали известны сведения, составляющие содержание ноу-хау, в результате доступа к ним, их предоставления или передачи.

Принятие указанных мер приводит к установлению режима коммерческой тайны.

Таким образом, в законодательстве закреплены специальные критерии охраноспособности ноу-хау: необщеизвестность составляющих его сведений, а так же установление в отношении них режима коммерческой тайны.

Секреты производства не подлежат государственной регистрации, в связи с чем, проверка соответствия сведений условиям охраноспособности компетентными государственными органами не осуществляется. Факт соответствия сведений требованиям необщеизвестности определяется их обладателем, когда он вводит в отношении них режим коммерческой тайны с целью приобретения исключительных прав на них.

Характерной особенностью правового режима ноу-хау является то, что факту авторства не придается юридического значения. Сведения, составляющие ноу-хау, могут быть получены одновременно и независимо друг от друга разными лицами. Установления авторства на секреты производства не представляется возможным.

Монополия в отношении секретов производства устанавливается исключительно по усмотрению их обладателя.

В отличие от иных результатов интеллектуальной деятельности, содержание секретов производства держится в секрете, их переход в общественное достояние законодательством не предусмотрен. Исключительное право на ноу-хау действует до тех пор, пока его обладатель принимает меры по обеспечению конфиденциальности сведений.

Передача права на ноу-хау влечет прекращение исключительного права и прежнего правообладателя и его возникновение у приобретателя. В соответствии со ст. 1019 ГК РК, право использования секрета производства предоставляется на основании лицензионного договора.

Правовое регулирование отношений по поводу ноу-хау осуществляется по модели как исключительного, так и обязательного правоотношения.

Таким образом, можно сделать вывод, что обладатель секретов производства по своему усмотрению определяет объект охраны, устанавливает факт соответствия сведений условиям охраноспособности. Совершает действия, необходимые для возникновения исключительного права, обеспечивает монопольное использование сведений, и именно от его усилий, как правило, зависит срок действия исключительного права на ноу-хау. Правовая охрана секретов производства основана на субъектном усмотрении их обладателя.

В отличие от других объектов интеллектуальной собственности (для передачи которых предусмотрены, например, лицензионный договор, авторский договор), какая-либо четко определенная законодательная основа передачи ноу-хау на сегодняшний день отсутствует. Переход ноухау может осуществляться путем передачи конкретной научно-технической и иной документации и / или путем предоставления необходимого опыта и знаний, получающей стороне. Договор о передаче ноухау не предусмотрен гражданским законодательством. Однако его можно применять в том случае, если его условия не противоречат законодательству.

Анализируя правовую природу договора о передаче ноу-хау, можно проследить влияние на него договора купли-продажи и договора об оказании услуг. Однако принципиальным отличием договора о передаче ноу-хау от договора купли-продажи является то, что исполнение договора о передаче ноу-хау не выражается ни в передаче вещи, ни в создании права. Чаще всего передается опыт это первое. Во вторых, продавец ноу-хау при наличии формального договора купли продажи не будет иметь права использовать улучшения, если передаваемое ноу-хау имеет определенные недостатки. В третьих, договор о передаче ноу-хау обычно создает длительные обязательственные отношения, при этом договор предусматривает возможность его досрочного расторжения.

Такого права при договоре куплипродажи не существует.

Нормы, регулирующие договор о возмездном оказании услуг, могут быть применены по аналогии в ситуации, когда обладатель ноу-хау принимает обязательства командировать своих специалистов для обучения и инструктирования персонала приобретателя ноу-хау. Обладатель обязуется передать свой опыт и знания приобретателю и в связи с этим оказать ему консультативные услуги. Таким образом, договор о передаче ноу-хау приобретает многие черты договора об оказании услуг. Особенность передачи ноу-хау заключается в том, что передаются не просто специальные знания, а их практическое применение. В этом заключается основное отличие договора о передаче ноу-хау от договора об оказании услуг. Можно выделить следующие признаки договора о передаче права на ноу-хау:

  • расширение круга физических, юридических лиц, которым на законных основаниях разрешено пользоваться ноухау;
  • договор о передаче ноу-хау сложное, длящееся во времени правоотношение;
  • отличительная черта взаимоотношений между сторонами договора доверительные, тесные связи; практически реальной и единственной гарантией конфиденциальности (в чем и состоит смысл договора) является высокая заинтересованность приобретателя ноу-хау в сохранении преимущественного положения на рынке, обусловленного использованием уникального объекта;
  • отсутствие прямого регулирования законом договорных отношений при передаче ноу-хау;
  • нематериальный характер предмета сделки; предмет договора интеллектуальный товар, многократное использование которого не причиняет ущерба его содержимому.

Таким образом, с учетом изложенных признаков можно дать следующее определение договора о передаче ноу-хау.

Договор о передаче ноу-хау соглашение, по которому одна сторона (лицензиар) обязуется передать в установленном порядке и на условиях сохранения конфиденциальности принадлежащие ей права на ноу-хау, а другая сторона (лицензиат) обязуется использовать их в строго оговоренных пределах и уплачивать вознаграждение за использование. Специфика предмета договора о передаче ноу-хау обусловливает и особый характер прав и обязанностей сторон, оснований ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ими своих обязательств. В связи с этим в законодательстве необходимо изложить вопросы гражданского оборота ноухау. В этом заинтересованы все участники экономических отношений, в том числе и государство, которое должно в первую очередь способствовать разрешению данной задачи.

В настоящее время, ввиду отсутствия нормативного регулирования, нужно признать приоритет договора как единственного источника, определяющего содержание ноу-хау и права на него.

Постоянно увеличивающаяся роль информации в современном обществе делает ее объектом регулирования разных отраслей права. Анализ современного состояния информационной среды в Казахстане показывает, что условия политического и социально-экономического развития страны вызывают обострение противоречий между потребностями общества в расширении свободного обмена информацией и необходимостью сохранения отдельных ограничений на ее распространениеЭкономическая ценность информации неоспорима, однако природа тайны информации имеет нематериальный характер, она подобна правовой природе неимущественных прав. Охрана конфиденциальной информации, в том числе коммерческой тайны, играет большую роль в обеспечении экономической безопасности субъектов предпринимательства.

Однако современное процессуальное законодательство не всегда отражает баланс указанных интересов. Конструкция определенных правовых норм способствует нарушению частного интереса.

Так, определенные институты процессуального права создают трудности для охраны коммерческой тайны в экономическом суде. В процессуальном праве можно наблюдать расширение принципа гласности, обеспечивающего открытость заседаний экономических судов. Принцип гласности действует в суде первой инстанции, апелляционной, кассационной, надзорной инстанциях, а также при пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Наиболее полно принцип гласности реализуется в суде первой инстанции.

Реализация принципа гласности на современном этапе развития судебной системы подразумевает создание правовых и материально-технических условий для получения гражданами и организациями информации из зала судебного заседания. Действующий процессуальный кодекс РК предусматривает две формы получения гражданами и должностными лицами информации из зала судебного заседания:

  • непосредственное восприятие информации в зале судебного заседания и право фиксировать ее различным образом;
  • восприятие информации о судебном процессе через средства массовой информации (опосредованное восприятие).

Реализация этих мер на практике будет способствовать расширению гласности в судопроизводстве и не должна способствовать разглашению коммерческой тайны. Действующее процессуальное законодательство охраняет коммерческую тайну при помощи института закрытого судебного заседания. Наличие в материалах дела информации, которая относится к коммерческой тайне, не может служить безусловным основанием для рассмотрения дела в закрытом судебном заседании.

Существуют различные механизмы утечки информации, отнесенной к коммерческой тайне, при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании. Необходимо подчеркнуть, что все лица, участвующие в деле, вправе знакомиться с материалами дела, снимать с них копии, делать выписки. То же относится и к исследованию доказательств. Разбирательство дела в закрытом судебном заседании не отражается на данных процессуальных правах лиц, участвующих в деле. Разглашение коммерческой тайны может произойти, если процессуальный противник имеет на то частную заинтересованность. Возможна и ситуация инициирования судебных процессов фирмамиоднодневками против крупных предприятий, коммерческая тайна которых представляет интерес для недружественных структур. В современном судебном процессе решение суда напрямую зависит от объема и качества предоставленных доказательств, соответственно, не предоставляя информацию о тех или иных фактах и обстоятельствах по мотивам того, что она содержит коммерческую тайну, сторона рискует получить невыгодное для себя судебное решение. Частным случаем является разглашение коммерческой тайны экспертом, переводчиком либо иным лицом, которое содействует осуществлению правосудия в арбитражном суде.

В действующий ГПК РК, по мнению юристов, необходимо внести следующие изменения:

Статью 79 ГПК РК дополнить в следующей редакции: «Свидетель, имеющий в силу закона или иного нормативного акта доступ к охраняемой законом информации, в том числе государственной, коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайне, вправе отказаться от предоставления указанной информации в суде».

Стоит также отметить, что охрана интересов правообладателя обеспечивается двумя способами:

  • путем возложения на всех третьих лиц обязанности не совершать действий, которые могут нарушить интересы правообладателя, в частности, не использовать ноу-хау без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных законодательством;
  • путем возложения аналогичной обязанности на конкретных субъектов, с которыми правообладатель вступает в правоотношения.

Исходя из вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что правовой режим ноу-хау уникален и отличается от режимов охраны иных результатов интеллектуальной деятельности. Также можно отметить отличия договора о передаче ноу-хау от остальных договоров гражданского права. А также отсутствие судебной практики по данному вопросу, объясняется тем, что правообладатели предпочитают не решать подобные споры в судебном порядке.

Исследовав правовой режим и состояние охраны права интеллектуальной собственности на ноу-хау, можно сделать следующие выводы:

  • ноу-хау – это ценный объект интеллектуальной собственности, поскольку первично является базовой составляющей для наиболее эффективных инновационных проектов и технологий;
  • ноу-хау требует дополнительного правового регулирования:
  • условий предоставления правовой охраны;
  • порядка предоставления (закрепления) правовой охраны;
  • легализации свидетельств о наличии или отсутствии у субъекта права на ноу-хау;
  • усовершенствование организационно-правовых и научно технических мероприятий, направленных на удержание и эксплуатацию секрета производства от разглашения и недопущения его утечки – основной способ защиты секрета производства.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Суханов Е.А. Гражданское право. Учебник. М.: «БЕК», 2005. 216 с.
  2. Гостев И.М. Информация как объект гражданских прав // Известия Иркутской государственной экономической академии. – 2002. -№ 4. С. 24.
  3. Кирдяшова Е.В. Признание права интеллектуальной собственности и его влияние на функции государства // История государства и права. – 2012. № 8. С. 30.
  4. Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие, система, задачи. М.: «Статут», 2003. – 200 с.
  5. О средствах массовой информации: Закон Республики Казахстан от 23 июня 1999 года № 451-I // ukimet.kz
  6. Об информатизации: Закон Республики Казахстан от 11 января 2007 года // ukimet.kz
  7. О государственных интересах: Закон Республики Казахстан от 15 марта 1999 года № 349-I // ukimet.kz
  8. Гаврилов О.А. Курс правовой информатики. Учебник для вузов. М.: НормаИнфра, 2002. – 127 с.
Год: 2015
Категория: Юриспруденция