Место норм об экологических платежах в системе права

Вопрос о месте норм об экологических платежах в системе права заслуживает пристального внимания вследствие своей сложной юридической природы, а также характера научно-практического значения, обусловленного углублением возникших в результате правового регулирования отношений по поводу взимания платы за эмиссии в окружающую среду и за пользование отдельными видами природных ресурсов. Сложный характер юридической природы экологических платежей как экологоправовой категории определяется взаимосвязью указанных отношений с налоговыми, бюджетными, гражданско-правовыми отношениями, что, в свою очередь, указывает на необходимость четкого, детального рассмотрения роли и места норм об экологических платежах в системе права.

Рассмотрение вышеозначенной задачи, необходимо начать с анализа понятия «система права». В философской и юридической литературе под системой права понимается комплекс взаимосвязанных элементов, образующих структурно упорядоченное целостное единство, тогда как структура – это особый способ внутренней взаимосвязи элементов в системе [1, с. 274]. Отличительными признаками системы, как отмечают казахстанские ученыеюристы Еренов А.Е., Мухитдинов Н.Б., Ильяшенко Л.В., являются:

  1. системе свойственно наличие нескольких (или множества) элементов;
  2. элементы объединены в систему по содержательным признакам;
  3. элементы системы являются определенным образом взаимодействующими компонентами;
  4. во взаимодействии со средой система всегда выступает как нечто единое, обладающее качественной определенностью;
  5. входящие в систему компоненты обладают относительной самостоятельностью [2, с. 71-72].

Что касается системы права, то данная проблема была впервые затронута в 1938 году на первом совещании научных работников права. Основным итогом дискуссии было признание того обстоятельства, что решающее значение среди объективных критериев, определяющих структуру советского права и его деление на отдельные отрасли, имеет предмет правового регулирования, т.е. регулируемые правом общественные отношения [3, с. 5].

И в дискуссии 1956-1958 гг. предмет был признан как главный критерий разграничения норм по отраслям, как ведущее основание системы права. Однако уже тогда все больше пробивал себе дорогу взгляд, согласно которому, наряду с предметом, критерием системы является метод правового регулирования [4, с. 68].

В настоящее время «критериями выделения отраслей современной правовой наукой признаны предмет и метод правового регулирования. Фактически все сводится к предмету правового регулирования, поскольку ни одна их отраслей не имеет своего особого метода. При таком критерии отрасли права могут множиться до бесконечности. Аналогичная ситуация сложилась и на нижних уровнях иерархии – в институтах и нормах права» [5, c. 13].

Институт обычно определяют как объективно обособившуюся внутри одной или нескольких отраслей права совокупность взаимосвязанных правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений. Такие отношения являются составной частью предмета правового регулирования. Причем, сущность правового института может быть правильно определена только в том случае, если учесть, что это такая совокупность правовых норм, которая, в свою очередь, является структурным элементом следующего главного подразделения – отрасли права. Правовой институт, как и норма права, имеет ряд отличительных признаков. Вопервых, каждый правовой институт обеспечивает самостоятельное регулятивное воздействие на определенный участок отношений. Во-вторых, регулируя строго определенный участок общественных отношений, правовой институт обладает фактической и юридической однородностью. Втретьих, юридическим критерием для обособления той или иной совокупности в конкретный правовой институт, отмечают Ибраева А.С., Ибраев Н.С., является «обособление норм, образующих правовой институт, в главах, разделах, частях и иных структурных единицах законов и других нормативных правовых актов» [6, с. 83].

Институты права являются самостоятельными структурными подразделениями не только системы права, но и соответствующих отраслей права, что усиливает и укрепляет целостность системы права.

Таким образом, традиционная структура системы права – иерархическая со следующими уровнями иерархии (сверху вниз): система в целом, отрасли, институты, нормы права. При более детальном юридическом исследовании вводят также подотрасли и субинституты.

Первичным элементом всей системы права, правилом, образцом поведения и деятельности людей является норма права. Как справедливо отмечает современный теоретик конституционного права Сапаргалиев Г., правовая норма – клеточка правовой материи [7, с. 17]. «Причем, любое государственно-организованное общество не может обойтись без норм права. Но это единичный феномен права, поэтому полное научное определение понятия предполагает выяснение присущих норме права специфических признаков (свойств)» [8, с. 257]. Необходимость рассмотрения особенностей норм права объясняется и разнообразием социальных норм, к последним можно отнести нормы морали, нормы каких-то отдельных (негосударственных) социальных общностей.

Булгакова Д.А. выделяет следующие основные признаки нормы права:

  1. общеобязательность – она представляет собой властное предписание государства относительно возможного и должного поведения людей;
  2. формальная определенность – она выражается в письменной форме в официальных документах;
  3. связь с государством – она устанавливается государственными органами и обеспечивается мерами государственного воздействия;
  4. предоставительно-обязывающий характер – она не только предоставляет одним субъектам права, но и возлагает на других субъектов обязанности, так как нельзя реализовывать право без обязанности и обязанность без права [9, с. 51].

Вместе с тем, профессор Алексеев С.С. уточняет, что «нормам права как разновидности социальных норм присущи черты, общие для всех социальных норм: они представляют собой правила поведения людей в обществе; выступают правилами поведения общего характера; являются результатом сознательно-волевой деятельности; обусловлены социально экономическим строем …» [10, с. 334].

В настоящее время сформировалась система правовых норм, регулирующая отношения по поводу осуществления платы за эмиссии в окружающую среду, а также платы за отдельные виды природных ресурсов.

Определяя структуру таковых норм, следует подчеркнуть, что наиболее ярко в них отражена диспозиция, которая, соответственно, определяет порядок взимания платы за эмиссии в окружающую среду и за пользование природными ресурсами, начиная с закрепления платности природопользования, и, заканчивая, определением объекта обложения, ставок платы, порядка исчисления и уплаты, налогового периода, налоговой отчетности.

Гипотеза, как составная часть нормы права, выражается в определении плательщиков платы, которыми являются специальные природопользователи – физические и юридические лица, осуществляющие эмиссии в окружающую среду, или пользование отдельными видами природных ресурсов на основании специальных разрешительных документов.

Санкция, как третья структурная часть нормы права, играет важную роль в осуществлении охранительной функции нормы права. Санкция по своей направленности определяет возможность ее принудительного осуществления и правовые последствия нарушений требований нормы. Санкции адресованы тем, кто не подчиняется требованиям закона, также она играет превентивную роль, то есть в какой-то мере она сдерживает нарушение закона. Применительно к рассматриваемой нами структуре правовых норм об экологических платежах, отметим, что санкции находят отражение в актах публичного права – Кодексе об административных правонарушениях, Уголовном кодексе. Так, например, за уклонение от уплаты начисленных (доначисленных) сумм налогов и других обязательных платежей в бюджет статьей 208-1 КоАП РК предусмотрен штраф на физических лиц в размере пятнадцати, на должностных лиц, индивидуальных предпринимателей в размере тридцати пяти месячных расчетных показателей, на юридических лиц, являющихся субъектами малого или среднего предпринимательства или некоммерческими организациями, в размере тридцати, на юридических лиц, являющихся субъектами крупного предпринимательства, в размере пятидесяти процентов от суммы произведенных расчетов.

Обращая внимание на систему законодательства, в котором находят закрепление рассматриваемые нами нормы системы права, подчеркнем, что они находят закрепление в Экологическом кодексе РК (ст.

101. Плата за эмиссии в окружающую среду; ст. 102. Обязательные платежи в бюджет за пользование отдельными видами природных ресурсов), в Водном кодексе РК (Статья 133. Плата за пользование водными ресурсами), в Лесном кодексе РК (Статья

105. Плата за пользование государственным лесным фондом) и т.д. Причем, ставки, порядок исчисления и уплаты сумм платы за пользование отдельными видами природных ресурсов определяются в соответствии с налоговым законодательством Республики Казахстан.

Отсюда можно сделать вывод, что совокупность однородных норм об экологических платежах (т.е. платы за эмиссии в окружающую среду, за природопользование), охватывающих такие отрасли права, как экологическое, природоресурсное, налоговое, бюджетное и т.д., образуют правовой институт. Причем, этот институт будет иметь межотраслевой комплексный характер. Такое комплексное образование одновременно имеет вторичный, производный характер, так как платежи за эмиссии в окружающую среду и за пользование природными ресурсами, в свою очередь, являются разновидностью платежей как правового института налогового права. Причем, данному институту присущ властный характер, выражающий публичные интересы государства. В этом случае государство, устанавливающее порядок взимания платежей, налогов и сборов, выступает как носитель суверенитета. При этом права и обязанности субъектов экологических платежей регламентируются обычно императивными нормами.

Причем, заметим, что для некоторых институтов характерно такое их разделение на части, которое в теории права принято называть «субинститутами». Субинституты органические образования относительно самостоятельного характера, формирующиеся внутри институтов. Следовательно, перед нами «усложнение» структуры института, относительное обособление внутри его определенного комплекса норм. Такого рода образования внутри институтов зачастую представляют собой разросшиеся ассоциации предписаний. Казахстанский ученый Баимбетов Н.С. в институте «государственный механизм экологического управления» выделяет самостоятельный институт «экологической экспертизы» [11, с. 53], последний институт, по его мнению, и является субинститутом. В свою очередь, правовые институты, в составе которых относительно обособляются субинституты, могут быть названы сложными. Именно этим качеством обладает институт государственного управления, который сосредотачивает в себе множество относительно самостоятельных групп правовых норм – об экологическом страховании, аудите и нормировании качества окружающей среды, экологической экспертизе, и, наконец, о государственном контроле в области охраны окружающей среды. Сложный характер института определен помимо этого той целью, которая поставлена перед системой государственного управления.

Применительно к рассматриваемой нами группе правовых институтов можно применить теоретические выкладки, подразделяющие институт экологических платежей на генеральные институты и субинституты, которые иногда называются, соответственно, сложными и простыми. Генеральный правовой институт представляет собой совокупность субинститутов… Субинститут (простой институт) – это институт, который входит в состав более широкого института. В отличие от генерального (сложного), он не содержит в себе каких-либо группировок норм, обособленных от данного института или имеющих самостоятельное значение. Субинститут состоит из норм, регулирующих однородную, относительно небольшую по своему составу, группу общественных отношений… В нашем случае генеральными институтами будут выступать плата за эмиссии в окружающую среду и плата за пользование отдельными видами природных ресурсов. В свою очередь, генеральный институт платы за эмиссии в окружающую среду будет содержать в себе субинституты платы за выбросы, сбросы загрязняющих веществ, платы за размещение отходов производства и потребления в окружающей среде, платы за вредные физические воздействия. А субинституты платы за пользование землей, недрами, растительным и животным миром и т.д. образуют сложный институт платы за пользование природными ресурсами.

Определяя роль института экологических платежей в системе права, необходимо исходить из целевого назначения данных платежей. Эти платежи, на наш взгляд, должны стимулировать снижение негативного воздействия на окружающую среду до нормативного уровня, который бы гарантировал благоприятную окружающую среду для жизни и здоровья человека. Кроме того, экологические платежи являются одним из регуляторов хозяйственной деятельности.

Таким образом, можно прийти к следующим выводам о месте норм об экологических платежах в системе права. Системно-структурный подход позволяет установить, что нормы об экологических платежах образуют генеральный межотраслевой, комплексный, производный институт, состоящий, в свою очередь, из субинститутов платы за выбросы, сбросы загрязняющих веществ, платы за размещение отходов производства и потребления в окружающей среде, платы за вредные физические воздействия.

Образуя свою собственную нишу в системе отрасли законодательства и в системе права, нормы сложного института экологических платежей тесно взаимосвязаны с институтами экономического стимулирования охраны окружающей среды, экологического страхования, экономической оценкой ущерба, нанесенного окружающей среде и т.д. Появление всех этих институциональных образований является прямым следствием преобразования природоресурсовых отношений на базе проводимой рыночной реформы. Таким образом, правильное применение норм об экологических платежах возможно только во взаимосвязи с нормами законодательства об экологическом страховании, лицензировании деятельности в области охраны окружающей среды и природопользовании, экономической оценкой ущерба, нанесенного окружающей среде.

При переходе Республики Казахстан к рыночной экономике роль экономического регулирования в рациональном использовании и охране природных ресурсов получает приоритетное развитие, что должно найти отражение на законодательном уровне. К сожалению, законодательное закрепление правового института экологических платежей в нашем государстве не получило должного развития. На сегодняшний день существует необходимость принятия отдельного законодательного акта, который бы более подробно регламентировал вопросы платы за негативное воздействие на окружающую среду. От детального закрепления института экологических платежей в отдельном законодательном акте, а также от его обеспечения будет зависеть состояние окружающей среды в нашей стране.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Керимов Д.А. Философские проблемы права. – М., 1972. – 300 с.
  2. Еренов А.Е., Мухитдинов Н.Б., Ильяшенко Л.В. Предмет и система советского земельного права. Алма-Ата, 1981. – 188 с.
  3. Кузьменко А.В. «Системный взгляд» на систему права // Правоведение. – 2003. - №3. – С. 4-11.
  4. Мухитдинов Н.Б., Мороз С.П. Горное право Республики Казахстан: Учебное пособие. – Алматы: Юрист, 2004. – 224 с.
  5. Кононов А.А. Общенаучная концепция системы права // Правоведение. – 2003. - №3. – С. 12-21.
  6. Ибраева А.С., Ибраев Н.С. Теория государства и права: Учебное пособие. Алматы: Жетi Жаргы, 2003. 432 с.
  7. Сапаргалиев Г. Конституционное право Республики Казахстан: Учебник. Алматы: Жетi жаргы, 1998. – 336 с.
  8. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 4-е изд., переработ. и доп. М.: Юрайт, 1998. 416 с.
  9. Булгакова Д.А. Теория государства и права: Учебно-методическое пособие. Алматы: Данекер, 1999. 84 с.
  10. Теория государства и права / Под ред. проф. С.С. Алексеева. М.: Юридическая литература, 1985. 480 с.
  11. Баимбетов Н.С. Проблемы правового регулирования экологической экспертизы в Республике Казахстан: Дис. канд. юрид. наук: 12.00.06. Алматы, 1999. 135 с.
Год: 2014
Категория: Юриспруденция