О пособии 1892 года по туркменскому языку и его составителе – и.о. начальника мангышлакского уезда закаспийской области (на фоне трудов его младших братьев)

В 1892 году начальник самой южной и далёкой Закаспийской области (в последующем начальник Туркестанского края) генерал-лейтенант А.Н. Куропаткин (1848– 1925) направляет из Ашхабада в столицу империи Санкт-Петербург в адрес ответственного чиновника Главного штаба Э.О. Фишера депешу следующего содержания:

«Милостивый господин Эдуард Осипович, прошу Вас объявить в приказе… благодарность моему капитану Шимкевичу за особый его труд по составлению “Краткого практического руководства для ознакомления с наречием туркмен Закаспийской области”». К письму была приложена небольшая рукопись указанного пособия, и оно издано было в том же году в СанктПетербург в объеме 63 страницы.

Спустя пять лет, в 1897 году, автор пособия П.П. Шимкевич теперь сам пишет письмо из Красноводска (нынешний Туркменбаши) в Ашхабад на имя одного из ответственных лиц канцелярии начальника Закаспийской области с просьбой разрешения о переиздании своего труда: «Ваше сиятельство, милостивый государь Николай Евсеевич! В 1892 году благодаря благосклонному вниманию Его Превосходительства генерал-лейтенанта Куропаткина Главным штабом было издано составленное мною руководство для ознакомления с наречием туркмен Закаспийской области. Руководство это было составлено слишком кратко, и вкралось в него много опечаток, что заставило меня, продолжая трудиться над ним еще в течение пяти лет, значительно расширить, исправить некоторые неточности в грамматических формах, прибавить много разговорных фраз и увеличить лексикон более чем двое… Беру на себя смелость обратиться с покорнейшей просьбой исходатайствовать мне разрешение издать его на мои собственные средства в г. Ашхабаде» [См.: 7].

Второе, переработанное и существенно дополненное издание пособия П.П. Шимкевича вышло в Ашхабаде спустя два года, лишь в 1899 году, под названием «Практическое руководство для ознакомления с наречием туркмен Закаспийской области», которое состояло уже из 168 страниц. Издание его осуществлено по распоряжению начальника области в местной типографии К.М. Федорова (В скобках отметим, что один из наиболее скрупулёзных биографов П.П. Шимкевича – Н. Калинкович, почему-то не ведал о существовании данного издания). Перед тем, как переходить непосредственно к ознакомлению уважаемых читателей с данным пособием, хотим остановиться на отдельных важных вехах жизни его составителя.

На стыке двух десятилетий – во второй половине пятидесятых и в начале шестидесятых годов девятнадцатого столетия в Санкт-Петербурге в семье адвоката Поликарпа Игнатьевича Шимкевича, дворянина Ковенской губернии (его предки были родом из Витебской губернии), и его жены Аделаиды Петровны (в девичестве Гурскалин, которая происходила из шведсконемецкой семьи, обосновавшейся в столице в ХVIII веке) примерно с трёхи четырёхлетней временной разницей родились три сына, и нарекли их именами: Павел, Александр и Пётр. Благодаря непосредственной близости их дома (жили они на Василевском острове на 11 линии в доме Ауэ), все трое последовательно в период с 1869 по 1875 годы учились в известной школе (гимназии) Карла Мая. [См.: 3]. Как известно, из числа выпускников данной школы вышла целая плеяда знаменитых людей России.

Старший из братьёв Шимкевичей – Павел появился в свет 22 марта 1866 года, хотя некоторые биографии день его рождения устанавливают на два года позже, а именно на 1868 год (к этому вопросу мы еще вернемся несколько позже). Имеются сведения, что он окончил курсы в Главном немецком училище при Евангелической церкви святого Петра, сдал экзамены по первому разряду в военном Константиновском училище и успешно окончил курс восточных языков [См.15, с. 23–24].

П.П. Шимкевич – участник русскотурецкой войны 1877–1878 годов. 25 февраля 1878 года «за отличие в действиях против турок» был произведен в прапорщики. Вот несколько строк из фронтового послужного списка П.П. Шимкевича, который участвовал в походах и военных действиях с 21 августа 1877 года по 14 сентября 1878 года (по Н. Калинковичу):

  • находился в составе полка при переходе через границу и вступлении в княжество Румынии;
  • в составе полка совершил переход через Балканы;
  • 12 октября 1877 года участвовал в сражении при Горной Дублянке и взятии в плен неприятельского отряда;
  • 16 октября принял участие во взятии укрепленной позиции Темшин со всем гарнизоном;
  • с 2 ноября по 21 декабря 1877 года в Плевненском отряде обложения под начальством генерала-адъютанта Гурко находился на боевых позициях на Балканах, а затем в составе гвардейского корпуса на биваках в окрестностях Константинополя (современный Стамбул – М.С.);
  • 12 ноября участвовал во взятии укрепленного города Этрополя с генералмайором Дандевилем;
  • 16 ноября участвовал в перестрелке у г. Этрополя и во взятии передовой турецкой позиции во главе с принцем Александром Петровичем Ольденбургским;
  • 21 декабря – взятие Златицы;
  • 2 января 1878 года – занятие города Татр-Базарчика и переправа через реку Морицу во время ледохода;
  • 12 февраля – занятие Сан-Стефано под стенами Константинополя…

Получив 17 августа 1883 года чин подпоручика, к 1886 году, т.е. к приезду в Закаспийскую область (в Туркменистан) он имел немало наград – ордена святого Станислава 3-й степени, Военный орден 4-й степени, Серебряную медаль, Железный крест и некоторых других.

В 1883–1886 годах П.П. Шимкевич обучается на офицерских курсах восточных языков при Азиатском департаменте Министерства иностранных дел, где изучает турецкий, персидский и некоторые другие языки. 10 июля 1886 году был командирован в штаб войск Кавказского военного округа, и 27 июля прибыл в Тифлис, где год раньше начал работать городским архитектором его младший брат Александр Шимкевич. Но в городе Павел Поликарпович смог задержаться лишь несколько месяцев, и 11 октября того же года он отбыл в распоряжение командующего войсками Закаспийской области.

П.П. Шимкевич из Баку на корабле через Каспийское море прибывает сначала в Красноводск (нынешний Туркменбаши), а затем на поезде в г. Ашхабад (по орфографии того времени – Асхабад), который был административным центром области. С этого момента начинается его четырнадцатилетняя служба в Закаспийской области, которая с 1882 по 1900 годы находилась в составе Кавказского военного округа с центром в г. Тифлисе, а затем была передана в административное подчинение Туркестанского генерал-губернаторства с центом в г. Ташкенте. П.П. Шимкевич приступил к службе 2 февраля 1887 года приставом – начальником полиции пограничного с Ираном Атрека (в последующем Кизыл-Атрек, а в настоящее время Берекетский этрап Балканского велаята), где работал до 28 февраля 1891 года. Потом его перевели в Кара-Калу (нынешний этрап Махтумкули того же велаята).

Как пишет газета «Асхабад» от 6 октября 1900 года, П.П. Шимкевич, приступив в 1886 году на службу по военнонародному управлению Закаспийской области, служил сначала в Тедженском, Асхабадском и Красноводском уездах, а затем получил назначение на пост исполняющего должности начальника Мангышлакского уезда с центром в Александровском форте [1; См. еще: 12, с. 23–24].

В октябре 1898 года П.П. Шимкевич уезжает на лечение в Тифлис, и в течение трёх месяцев, до 13 февраля 1899 года находился в Тифлисском военном госпитале, где перенес операцию. Можно допустить предположение, что его беспокоили старые раны, полученные еще в русско-турецкой войне, особенно находившиеся в его теле ржавевшие пули или осколки снарядов и дававшие о себе знать спустя много лет. Конечно же, он в госпитале не скучал, его постоянно навещал младший брат Александр Шимкевич, занимавший высокий пост городского архитектора.

Вернувший в Туркменистан, П.П. Шимкевич смог исполнять свои служебные обязанности начальника уезда лишь более года. Он умер в чине подполковника 30 марта 1900 года в Александровском форте. Данное военное укрепление (форт), которое было обосновано русскими в 1847 году (по другим источникам – в 1846 году) на берегу Каспийского моря под названием Новопетровское, переименованное в дальнейшем в Форт-Александровск, знаменито еще тем, что в нем перевел свою семилетнюю ссылку великий украинский поэтклассик Тарас Шевченко (1814-1861). П.П. Шимкевич умер в том же населенном пункте спустя 43 года, как его покинул Великий Кобзарь в 1857 году. [См.: 10, с. 130– 132]. Форт-Александровск имел морское сообщение с Астраханом, Красноводским и другими портами Каспийского моря.

В советский период Александровский форт, который перешел в состав Казахской ССР, был переименован в г. Шевченко, а после распада СССР – г. Актау. Такова краткая история города, где служил последние годы своей жизни и умер (и, может быть, похоронен) П.П. Шимкевич. Не исключено, что после соответствующей обработки тело покойника морским и железнодорожным путем было перевезено в Ашхабад и похоронено здесь. Ибо газета «Закаспийское обозрение» через свои номера за 5 и 6 апреля 1900 года оповещала читателей, что 6 и 7 апреля того же года в связи с кончиной П.П. Шимкевича в Ашхабадской гарнизонной церкви будут отслежена панихида. [5; 6; См. еще: 14, с. 91–93]. После него в семье остались жена Анна Дмитриевна и единственная дочь.

Находить в настоящее время могилу П.П. Шимкевича по сохранившимся надгробным надписям в старых, давно не действующих христианских кладбищах Ашхабада (или Актау), по нашему мнению, не представляется возможным, так как в годы революций и гражданской войны, а также в первые годы советской власти часто наблюдались случаи вандализма над гробами царских офицеров.

Перед тем, как завершить рассказ о личной жизни П.П. Шимкевича, хотим еще раз вернуться к вопросу о дате его рождения. Точность 1868 года как конкретно установленный год рождения Павла Шимкевича вызывает сомнения по следующим соображениям:

во-первых, если да, то выходит, что он участвовал во многих сражениях русско-турецкой войны 1877–1878 годов 19летним парнем и награждался немалыми боевыми орденами и медалями, и это выглядит не очень убедительно и поэтому трудно этому верится;

во-вторых, спорность даты его рождения связана еще с тем, что первое издание «Руководства» вышло в 1892 году, когда автору было всего 24 года, и, естественно, оно должно быть составлено еще раньше, а сбор языкового материала для пособия занимал также определенное время;

в-третьих, установление некоторыми биографами даты рождения всех братьёв Шимкевичей точно с 2-годичным интервалом (Павел – 1868 г.Александр – 1870 г., Пётр – 1872 г.) также снижает уровень доверия читателя к этим данным, в нашем конкретном случае первому из них;

в-четвёртых, Николай Калинкович (Мiколай Калiнковiч/ Колинкович, 15.01.1951-24.02.1990), который в своей статье «Да разве исчезает все?..», опубликованной в газете «Туркменская искра» от 30 июня 1988 года, в качестве даты рождения Павла Шимкевича впервые ввел в обиход 1866 год, пишет, что пользовался материалами архивов Москвы, Ашхабада и Тбилиси, хотя на конкретные источники (какой фонд какого архива и т.д.) не ссылается [См.: 7].

Теперь несколько подробно о двух младших братьях Павла Шимкевича. В отличие от старшего брата, соответствующие сайты Интернета содержат необходимые данные о младших братьях Шимкевичах, которыми мы пользовались здесь при изложении их жизненного пути [См.: 3; 4].

Средний из братьев – Петр Шимкевич (умер в 1920 г.) в 1876 году, в связи с переездом семьи с Васильевского острова в другую часть Санкт-Петербурга, перешел учиться в училище Святой Анны (Анненшуле). После окончания училища он учился во Франции на курсах телеграфистов и получил работу телеграфиста в Смоленском почтово-телеграфном округе. С 1888 по 1890 год им написано несколько методических пособий и учебник по телеграфному делу.

В 1890 году он поступает на работу в канцелярию Олонецкого губернского правления старшим чиновником особых поручений в г. Петрозаводске. А с июня 1892 года назначается на должность младшего чиновника особых поручений при Приамурском генерал-губернаторе. По роду своей служебной деятельности Петр Поликарпович часто бывал в командировках по Приамурскому краю, что дало ему возможность знакомиться с жизнью и бытом местных народностей. Он изучал этнос Приамурского края, собирал и систематизировал материалы по шаманству у гольдов (нанайцев), тунгусов (эвенков) и якутов. Таким образом, его научные этнографические исследования стали его главным занятием, помимо служебной деятельности. О своих исследованиях он докладывал на ученых собраниях Приамурского отдела Русского географического общества (РГО) в Хабаровске, членом которого состоял с 1894 года, писал статьи в научные журналы. РГО было центром умственной жизни края, его общие ученые собрания, которые могли посещать все желающие, превратились в своеобразный университет по различным областям знаний. Свою большую этнографическую коллекцию в 400 единиц, а также 191 фотографию, на которых были запечатлены многие подробности быта народностей Забайкалья, он передал в дар Хабаровскому этнографическому музею.

По результатам поездок по краю Петром Поликарповичем была составлена карта Забайкальской области, на которой были отмечены все народности, ее населяющие. Карта была необходима в виду предстоящей переписи населения 1897 года и изменений, происшедших в экономике и культуре Приамурья. В ней нуждались как административные учреждения, так и научные общества. Перепись должна была определить границы распространения народностей, их численность, описание племен, живших на границе с сопредельными странами. В настоящее время этнографические коллекции, собранные Петром Шимкевичем, хранятся в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге и Хабаровском краеведческом музее имени Н.И. Гродекова. Петр Поликарпович выделяется из общего ряда дальневосточных ученых своего времени остротой и силой разоблачения существующих порядков, нераспорядительности и бездействия местной администрации по отношению к коренному населению. «Будущее народов Дальнего Востока трагично: они или вымрут, или смешаются с русскими, усвоив их культуру», – писал он в работе «Инородцы Амурского края». Ученый подчеркивал также полное безучастие местной администрации в судьбах аборигенов: «Ни местная администрация, ни местное духовенство не сделали ничего, чтобы дать хотя бы некоторый толчок к улучшению их быта». Главная заслуга его как ученого – в разработке сложной и малоизученной проблемы шаманизма, обобщении и научном анализе собранного этнографического материала [См. более подробно: 3].

Самый младший из братьев – Александр Шимкевич после окончания школы поступил в Петербургскую Академию Художеств, где учился с 1879 по 1883 год. За время учебы за успехи в живописи он получил две медали: в 1880 году – 2-ю серебряную; в 1882 году – 1-ю серебряную. В 1883 году получил звание классного художника 2 степени за проект «Великокняжеский загородный замок». После окончания Академии Александр Поликарпович получил место городского архитектора в Городской управе г. Тифлиса, имел чин надворного советника.

С 1897 по 1901 год Александр Поликарпович избирался гласным (депутатом) в Тифлисскую Городскую Думу. Затем несколько лет он преподавал в тифлисском Художественном училище. В 1910 году для учеников училища, где он преподавал, была учреждена стипендия его имени. По проектам Александра Поликарповича построены одни из самых красивых зданий

Тифлиса, которые и поныне украшают город: Исламский дом (1885), Кавказская Шелковая станция (1890–1892), здание городского суда (1896), гимназия в городе Батуми (1897), театр им. Ш. Руставели (в сотрудничестве с архитектором К. Татищевым – 1901), дом Андриолетти (1901), Консерватория (1904), дома казначейства на улице Гудиашвили, здание фуникулера (совместно с архитектором Блушем – 1905).

Александр Поликарпович Шимкевич умер при поездке за границу в Варшаве осенью 1907 года. Его похоронили на лютеранском кладбище в Тифлисе. Кладбище до наших дней не сохранилось. Но на этом месте была построена Евангелическолютеранская церковь. 16 декабря 2011 года возле церкви был установлен символический камень, символизирующий надгробие, на котором установлена памятная доска А.П. Шимкевичу, как выдающемуся архитектору города Тифлиса, с надписью на четырех языках: русском, немецком, польском и грузинском [См. более подробно: 4]. Самый старший из братьев – Павел Поликарпович Шимкевич вошел в историю русской тюркологии как один из первых туркменоведов, изучавших язык туркменского народа. В некрологе, помещенном в газете «Асхабад» от 6 апреля 1900 года, в связи с его кончиной отмечалось, что «являясь одним из образованнейших и полезнейших деятелей местной жизни… полезным тружеником», П.П. Шимкевич считался старожилом Закаспийской области и знатоком быта ее населения. Он все время занимался изучением туркменского языка, результатом чего явился выход в свет первого, а через семь лет второго издания его «Практического руководства для ознакомления с наречием туркмен Закаспийской области».

П.П. Шимкевич располагал богатой личной библиотекой, состоящей из книг на восточную тематику, в том числе рукописных. Об этом свидетельствует сообщение той же газеты: «Восточная библиотека покойного подполковника Шимкевича, о продаже которой у нас было объявлено, в значительной степени уже израсходована. Часть раскупили местные специалистывосточники, а более 20 книг – областная общественная библиотека. Последняя, кроме того, получила в дар из этого собрания “Руководство индустани” – Гильфердинга, переведенное капитаном Ягелло, “Грамматику индустани” и две рукописи на тюркских языках» [1; См. еще: 14, с. 92].

«Руководство» П.П. Шимкевича – одна из немногочисленных работ по туркменскому языку, выполненных в прошлом веке, преследовало цель, как указано в самом его названии, ознакомить русскоязычного читателя с туркменским языком и тем самым помочь в овладении им. В предисловии автора ко второму изданию «Руководства», написанном в Красноводске 3 апреля 1899 г., после кратких сведений о его службе в Закаспийской области, читаем: «С первых же шагов на этом, тогда новом для меня поприще я убедился в полной и безусловной необходимости знания наречия, без чего ни знакомство со страною, ни непосредственное общение с народом, столь необходимое при управлении последним, почти невозможны. Это положение разделял и бывший начальник Закаспийской области генерал-лейтенант А.Н. Куропаткин, при благосклонном и просвещенном содействии которого в 1892 году военно-учебным комитетом главного штаба было издано составленное мною «Краткое практическое руководство для ознакомления с наречием туркмен Закаспийской области».

Второй, переработанный и значительно дополненный выпуск «Руководства», который сослужил «службу не одному из желающих изучить» [1] туркменский язык, кроме упомянутого предисловия и краткого введения, имеет разделы «Грамматические упражнения», «Разговорные фразы», «Летосчисление, времена года, месяцы, дни недели», «Страны света, ветры, компасы», «Сравнительная таблица мусульманского и христианского летосчисления», «Словарь русско туркменский», «Словарь туркменско-русский». Раздел «Разговорные фразы» составлен в виде тематического русско-туркменского разговорника и содержит вопросы и ответы на обоих языках по следующим темам: «Встреча со знакомым»«О путешествии», «Отъезд»«В дороге»«В ауле»«О торговле»«В больнице»«На охоте»«На море».

С лингвистической точки зрения, даний в том, что туркменские тексты в ней повсеместно написаны не арабскими, а особый интерес вызывает раздел о грамматических особенностях туркменского языка («Грамматические упражнения»), который состоит из 25 упражнений. Языковые данные, приведенные в разделе, свидетельствуют о надлежащей подготовке и лингвистическом чутье автора. Все упражнения снабжены соответствующими парадигмами и таблицами, что способствует быстрому усвоению читателем того или иного материала. Приведены склонения существительных и других имен по падежам. Автор точно определил число падежей в туркменском языке, их всего 6. Правильно описано образование множественного числа посредством аффикса -лар/ -лер, а из словообразовательных средств упомянут аффикс -чы/ -чи. Числительные разделены на количественные и порядковые. Выявлены некоторые особенности глагола как самостоятельной части речи. Образование будущего, настоящего и прошедшего времен глагола подкреплено соответствующими языковыми фактами. Как известно, в туркменском языке в отличие от других тюркских языков огузской группы форма будущего времени на джак/-джек не принимает личные окончания. Это своеобразие туркменского языка везде отмечено. Даны краткие сведения о повелительном наклонении, отрицательной и вопросительной формах глагола, причастии и инфинитиве. Слова бар, ёк, болрассмотрены автором как средства образования глагольных залогов (?).

Во «Введении» приводятся некоторые данные по фонетике туркменского языка. Так, например, автор пишет, что ударение в туркменских словах всегда падает на последний слог. Исключение составляют слова с безударными аффиксами. Как отличие туркменского языка от русского, указано на наличие в нем гортанного согласного [h], специфических гласных [ä], [ö] и других.

В приложении к «Руководству» русско-туркменский и туркмено-русский словари составлены в алфавитном порядке и содержат переводы немалого количества слов из этих языков. Еще одно отличие книги от подобных дореволюционных из русскими буквами. Почти все звуки туркменского языка нашли свое графическое изображение на письме посредством знаков русского алфавита. Это в значительной степени облегчило труд русскоязычного читателя по овладению туркменской речью, не искушенного в премудростях арабской графики.

При всем достоинстве, по меркам того периода, когда было составлено П.П. Шимкевича, оно не лишено недостатков и досадных ошибок. Укажем лишь на некоторые из них. Еще в 1906 году А.Н. Самойлович упрекнул авторов «Руководства» и некоторых других пособий по туркменскому языку «в отступлении без ясных оговорок от живой речи в сторону искусственных грамматических схем, во многом общих у туркменских и других южнотурецких наречий, например, османским, азербиджанским» [См.: 9, с. 77]. Примером этого могут служить следующие предложения из «Руководства»демир йол билэ гитсен тиз бараджак амма аз гöреджек (с. 58); меним атымын чекисини чек (с. 61). Слово дäл везде заменено не свойственной туркменскому языку лексемой дейиль. Сюда же следует отнести нехарактерные для туркменского языка словоформы типа гелме-мек, яз-ма-ыб. Неточная передача на письме отдельных звуков или вообще их опускание: бир(бер-), гил(гел-), ил (йыл) и т.д. По вине издателя на титульном листе в названии «Руководства» допущена опечатка: вместо Практическое напечатано Практичесоке.

«Предисловие» к своей книге П.П. Шимкевич заканчивает словами: «Льщу себя надеждою, что труд этот принесет пользу всякому желающему познакомиться с наречием туркмен». Можно с уверенностью утверждать, что «Руководство» полностью оправдало надежду своего составителя.

При всем этом удивляет скудость биобиблиографических данных о П.П. Шимкевиче, приведенных в таком солидном издании справочного характера, каким является «Биобиблиографический словарь отечественных тюркологов. Дооктябрьский период» [2, с. 292]. Во втором издании

данного словаря практически повторяются те же сведения о П.П. Шимкевиче, что было в его первом издании. Не налаживание или отсутствие вообще надлежащих научно-информационных отношений между союзным центром и республиками в прошлом, а в настоящее время – между Российской Федерацией и странами СНГ в значительной степени повлияло и продолжает влиять отрицательно на уровень тюркологических разработок во всех без исключения этих странах.

В этом плане наше соображение созвучно со следующими заключительными словами статьи «Российская тюркология наших дней» Д.М. Насилова, напечатанной в первом номере журнала «Российская тюркология» за 2009 год: “Еще одна, не менее насущная задача российских тюркологов состоит в восстановлении общего информационного пространства с учеными-тюркологами стран СНГ. Это необходимо сделать, памятуя не только о былых тесных связях, но и о том, что и российская тюркология, и тюркология в странах СНГ – это только части единой науки о большой семье тюркских языков и что тюркология в целом – это необходимая и неотъемлемая составляющая мировой лингвистики” [8, с. 7].

Частным, но весьма показательным примером для иллюстрации этого может служить то, что по сообщению нам праправнучки Шимкевичей – Ворониной Евгении Петровны, работающей заместителем директора по научной работе и инновационной деятельности Информационнобиблиотечного центра Российского государственного социального университета (Москва), работы о Павле Шимкевиче, изданные в Туркменистане не только на туркменском [13, с. 5–8] или турецком [16, с. 8–9] языках, но и на русском языке (в частности, статья автора настоящих строк, опубликованная в туркменском академическом журнале в связи с 145-летием со дня рождения П.П. Шимкевича в 1991 году [14, с. 91–93]), в библиотеках Москвы отсутствуют. В это же время она спокойно смогла ознакомиться с упомянутой нашей статьей в информационно-библиотечных сайтах Университета штата Индиана США.

В конце также отметим, что значительно сокращенный вариант данный статьи, подготовленный в связи с 120-летием выхода в свет первого издания пособия П.П. Шимкевича, раньше был опубликован в первом номере журнала «Российская тюркология» за 2012 год [11, с. 131–137].

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Асхабад, 1900, 6 апреля.
  2. Биобиблиографический словарь отечественных тюркологов. Дооктябрьский период. Под ред. и введ. А.Н. Кононова. – М.: Вост. лит., 1974. – С. 346.
  3. Валиев М.Т. Петр Поликарпович Шимкевич // Цитируется по сайту в Интернете: http://www.kmay .ru/ (06.04.2012)
  4. Дробышева Т.А., Валиев М.Т. Александр Поликарпович Шимкевич // Цитируется по сайту в Интернете: http://www.kmay.ru/ (02.10.2012)
  5. Закаспийское обозрение, 1900, 5 апреля.
  6. Закаспийское обозрение, 1900, 6 апреля.
  7. Калинкович Н. Да разве исчезает все?.. //Туркменская искра, 1988, 30 июня.
  8. Насилов Д. М. Российская тюркология наших дней // Российская тюркология, 2009, № 1. – С. 3–7.
  9. Поцелуевский А.П. Избранные труды. Ашхабад: Ылым, 1975. – С. 77.
  10. Соегов М. Великий Кoбзарь среди туркмен (взгляд через призму выполненных ранее работ) // Схiдний свiт, 2011. № 4. – С. 130–140.
  11. Соегов М. К 120-летию выхода в свет первого издания пособия П.П. Шимкевича по языку закаспийских туркмен // Российская тюркология, 2012, № 1 (6). – С. 131–137.
  12. Соегов М. О первом практическом руководстве по туркменскому языку и его авторе // Памятники Туркменистана, 1985, № 1 (39). – С. 23–24 (имеется фото титульного листа книги П.П. Шимкевича).
  13. Соегов М. Павел Поликарпович Шимкевич // Он чынар (Илкинҗи түркмен дилчилери ве эдебиятчылары хакында очерклер). Ашгабат: Куяш, 1993. – С. 5– 8 (на туркм.яз.).
  14. Соегов М. П.П. Шимкевич и его пособие по туркменскому языку (к 145-летию со дня рождения) // Известия АН Туркменистана. Гуманитарные науки, 1991, № 6. – С. 91–93.
  15. Соегов М. Түркмен дили боюнча илкинҗи практики голланма ве онуң авторы хакында // Түркменистаның ядыгәрликлери, 1985, № 1 (39). – С. 23– 24 (имеется фото титульного листа книги П.П. Шимкевича, на туркм. яз.).
  16. Muratgeldi Söyegov, Türkmenceyi Yeni Öğrenen Ruslar İçin Ders Kitapları (XIX–
  17. Yüzyıl): Rus Ordusu Subayı Yarbay Şimkeviç, Ruslar İçin Türkmence Ders Kitabını XIX. Yüzyılın Sonlarında 2 Kere Yayımladı // Bülten Press Uluslararası Türkmen Türk Üniversitesi’nin Aylık Yayın Organı, Yıl: 5 Sayı: 52. Magtymguly 2003. Sayfa: 8–9 (на турецком языке).
Год: 2012
Категория: Педагогика