Медико-социальные аспекты смертности населения трудоспособного возраста (по материалам ЮКО)

АННОТАЦИЯ

Изучение динамики смертности трудоспособного населения показало, что за 20062015 годы её уровень выросла с 589,3 случая до 984,0 случаев на 100000 населения. Корреляционный анализ показал о её высокой степени зависимости от экономического кризиса,безработицы, экологического неблагополучия, алкоголизма, курения, отсутствия семьи и жилья, неправильного питания. Эти факторы риска увеличивают уровень роста осложнении болезней кроообращения, внешних причин смертности, болезней органов дыхания и пищеварения, онкологических болезней и туберкулеза. С учетом сказанного, актуальной задачей является оптимизация самосохранительного поведения мужчин и женщин трудоспособного возраста.

Введение. Смертность является традиционным индикатором потерь здоровья населения, а ее показатели рассматриваются как наиболее информативные, поскольку их изучение осуществляется на основе государственной регистрации. По этой причине очень важна оценка предотвратимой смертности населения, которая должна рассматриваться с позиций выявления резервов снижения смертности в целом и повышения средней продолжительности предстоящей жизни.

Однако, несмотря на большую научно-практическую значимость проблемы, до настоящего времени отмечается дефицит работ, посвященных медикосоциальному анализу современных тенденций смертности населения трудоспособного возраста.

Целью исследования является: Разработка научно обоснованных мероприятий медико-социального и организационного характера, направленных на снижение смертности населения трудоспособного возраста, проживающих в ЮжноКазахстанской области.

Материалы и методы исследования. Объектом исследования были мужчины и женщины трудоспособного возраста. В ходе исследования было опрощено 1647 человек, из них 46,3% мужчин и 53,7 женщин с целью оценки их самосохранительного поведения и медицинской активности.

Программой исследования было предусмотрено изучение следующих разделов: показатели здоровья населения на изучаемой территории; изучение силы влияние социально-гигиенических и медико-биологических факторов риска на здоровье изучаемого контингента; организации медицинской помощи населению типичной области Казахстана. В ходе исследования использованы медикостатистические, социально-гигиенические методы исследования.

Получение медико-социальной характеристики самосохранительного поведения и медицинской активности мужчин и женщин в возрасте 35-49 лет, проживающих в г. Шымкент, проводилось с помощью социологического метода исследования . В карту-анкету были включены вопросы, касающиеся состава семьи, субъективной оценки состояния здоровья и определяющих его факторов, образования и профессиональной занятости респондентов, их образа жизни и медицинской активности.

Всего было опрошено 1647 человек, из них 46,3% составили мужчины и 53,7% - женщины.

Основные результаты. Медико-демографическая ситуация в Южно-Казахстанской области характеризуется высоким уровнем рождаемости и низким показателями смертности на фоне положительного естественного прироста населения. Численность постоянного населения изучаемой территории увеличилась с 2345,9 тыс. человек в 2000 г. до 2809,7 тыс. человек - к 2015 гВ течение 2000-2015 гг. абсолютной прирост населения Южно-Казахстанской области ежегодно составляла в среднем 30,92 тыс. человек. Прирост населения относительно прошлого года равнялась 1,02% (2012 г.), 1,08% (2013 г.), 1,15% (2014 г.), 1,08% (2015 г.). По данным государственный статистики населения 2015 г., средний возраст жителей области составил 36,35 года (в 2000 г. - 37,1 года).

В структуре причин смертности имелись гендерные отличия. Если в структуре преждевременной смертности за исследуемый период у мужчин на первом месте находятся болезни системы кровообращения (БСК) (30,6%), то по другим ведущим классам болезней их ранговые места меняются. Например, у мужчин второе место занимают внешние причины (26,0%), третье место - болезни органов пищеварения (14,6%), четвертое - злокачественные новообразования (ЗН) (9,6%). Обращает на себя внимание рост показателей смертности от болезней печени у мужчин в динамике за исследуемый период. В структуре преждевременной смертности женщин первое место занимают БСК (24,0%), второе место - ЗН (21,7%), третье место - внешние причины (18,3%), четвертое - болезни органов пищеварения (12,6%), то есть меньше в 3,3 раза, чем у мужчин. Таким образом, при организации медицинской помощи населению региона необходимо дифференцировано подходить к вопросам проведения тех или иных профилактических и лечебных мероприятий.

Установлено, что за анализируемый период времени уровень общей смертности в целом по области увеличился на 15,0% (рис.1). При этом увеличились показатели смертности от болезней органов пищеварения (в 2,4 раза); туберкулеза (в 2,2 раза); несчастных случаев, отравлений и травм (в 2,2 раза), болезней эндокринной системы, расстройств питания и иммунитета (в 1,5 раза).

В результате оценки динамики смертности населения ЮКО за изучаемый период выявлены умеренные тенденции ее снижения от всех причин, болезней системы кровообращения, эндокринной системы, несчастных случаев, отравлений и травм (Тср.пр. = 2,3-3,9%). Наблюдается выраженная тенденция роста смертности населения в связи с болезнями органов пищеварения и туберкулезом (Тср.пр. = 5,1-

7,5%) и стабильные тенденции смертности от новообразований и болезней органов дыхания (Тср.пр. = 0,3-0,9%).

Ведущими причинами смертности населения ЮКО за изучаемый период явились болезни системы кровообращения, новообразования, несчастные случаи отравления и травмы, суммарный вклад которых в общую смертность населения в 2004 году составил 79,4% .

В ходе исследования выявлены существенные различия в уровнях смертности городского и сельского населения области. Так, общая смертность сельского населения в 2006 году находилась на уровне 1799,6 на 100 тыс. жителей и было незначительно выше, чем городского - 1724,3 на 100 тыс. жителей (Р<0,01). В 2015 г. Общая смертность сельского населения в 1,2 раза выше показателя среди городских жителей. Это, прежде всего, связано с большей долей лиц старше трудоспособного возраста в сельской местности (33,4%), в отличие от городской (22,4%), а также более низким уровнем жизни на селе, ограниченной доступностью и худшим качеством оказания медицинской помощи населению. В тоже время установлено, что смертность городского населения имеет более выраженные тенденции к росту.

Показатели смертности от основных причин среди сельских и городских жителей так же имеют статистически достоверные различияТак, уровень смертности городского населения от болезней системы кровообращения вырос на 10,5%, а сельского на 3,3%, в тоже время уровень смертности от болезней системы кровообращения был значительно выше в сельской местности, чем городах (в 2,3 % в 2000 г. и в 1,3 % в 2015 г. - Р<0,01).

Наблюдается стабильная динамика смертности от новообразований в городской и сельской местностиУровень смертности от данной причины за все годы наблюдения в сельской местности выше, чем в городской в 1,1-1,3 раза (Р<0,05). Смертность от несчастных случаев, отравлений и травм среди сельских жителей выше, чем среди городских, в 2000 году в 1,2 раза, а в 2015 году - в 1,3 раза (Р<0,01). Однако, она более интенсивно росла в городской местности и менее в сельской.

За анализируемый период времени смертность от туберкулеза выросла среди городских жителей в 1,2 раза, среди сельских в 1,4 разаПричем, уровень смертности сельских жителей в 2000 году в 1,4 раза превышал аналогичный показатель среди городского населения, а к 2015г. это соотношение уменьшилось до 1,3 раза. Данные различия в значительной степени обусловлены различиями в уровне диагностики и оказания медицинской помощи в городе и селе.

Выявлены незначительные различия в структуре основных причин смертности городского и сельского населения. ведущее место среди причин смерти как в городах, так и на селе занимают болезни системы кровообращения. При этом, второе место в структуре смертности горожан занимают новообразования, а среди сельских жителей - несчастные случаи, отравления и травмы. Так же достоверно установлено, что доля других причин смерти в сельской местности значительно больше (10,5-17,0%), чем в городской (7,8-9,8%). На наш взгляд, это обстоятельство обусловлено менее качественной диагностикой патологоанатомической и судебномедицинской службами из-за значительного дефицита подготовленных кадров, работающих в сельской местности.

При анализе смертности населения ЮКО от несчастных случаев, отравлений и травм установлено, что ее наибольшие уровни приходились на транспортные причины, самоубийства и отравления алкоголемУровень и динамика смертности от внешних причин характеризуется умеренной тенденцией к росту, средний абсолютный прирост составил ежегодно 7,33 на 100 тыс. жителей.

Наблюдаются умеренные тенденции роста смертности в связи с алкогольными отравлениями и случайными утоплениями, темпы среднего прироста равны соответственно 2,13% и 1,29%. Кроме того, отмечается стабильный уровень смертности от убийств и умеренные тенденции к снижению уровней смертности от транспортных причин и самоубийств. Показатели смертности по причине алкогольных отравлений выросли в 1,08 раза (с 9,8 на 100 тыс. населения в 2000 г. до 10,5 на 100 тыс. населения в 2015 г.).

Структура смертности от «внешних причин» в период 2006-2015 гг. не оставалась стационарной. Так, в 2009 г. среди городского населения ведущими были транспортные причины и отравления алкоголем, а в 2014-2015 гг. на первом месте находились алкогольные отравления. Среди сельского населения в 2000 г. преобладали самоубийства, в 2001 г. первое место делили транспортные причины, самоубийства и убийства, в 2005-2006 гг. ведущее место занимали транспортные причины, которые к 2007 г. уступили первенство алкогольным отравлениям. В 2015 г. среди причин смертности сельского населения на первое место вновь вышли транспортные причины.

Смертность в результате убийств и самоубийств в сельской местности выше, чем в городской, с определенной тенденцией к снижению в обоих случаях. Уровни смертности от алкогольных отравлений в городе и на селе отличается незначительно и имеют незначительную тенденцию к росту. Выявлены существенные различия в смертности сельского и городского населения по причине случайных утоплений, уровень которых в сельской местности в 1,5 раза выше, чем в городской. При этом, если среди городского населения этот показатель в 2006-2015 гг. снижался с 8,4 до 5,2 на 100 тыс. жителей, то для сельского населения он оставался практически неизменным (соответственно 9,5 и 9,3 на 100 тыс. жителей) и резко возрос (до 10,5) в 2014г.

Смертность мужчин от внешних воздействий в 4,3-5,4 раза выше, чем у женщин (Р<0,01), причем по всем основным причинам. Так, например уровень убийств среди мужчин колебался в пределах 17,2-18,0 на 100 тыс. лиц мужского пола. Наиболее высокие показатели убийств и самоубийств среди мужчин (25,0 и 27,0%о00 соответственно) были зафиксированы в 2015 г., и превысили аналогичные показатели у женщин в 3,7 и 11,6 раза.

Наибольший уровень смертности, связанный с алкогольными отравлениями мужчин, так же отмечался в 2014 г. (61,4 на 100 тыс. мужского населения), что превысило аналогичный показатель среди женщин в 5,9 раза.

За период 2006-2015 гг. уровень смертности населения трудоспособного возраста увеличился с 589,3 до 984,0 на 100 тыс. жителей соответствующего возраста или в 1,7 раза. Динамика смертности была неблагоприятной как среди мужчин, так и среди женщин. При этом рост показателей смертности среди мужчин трудоспособного возраста за изучаемый период времени составил 103,9% и 84,6% среди женщин.

В течение изучаемого периода времени уровень смертности мужчин трудоспособного возраста был в 3,6-3,7 раза выше, чем женщин. В структуре смертности мужчин и женщин первое место (29-31%) занимают несчастные случаи, отравления и травмы, второе — болезни системы кровообращения у мужчин (2629%) и злокачественные новообразования у женщин (24-26%), третье - злокачественные новообразования у мужчин (1214%) и болезни системы кровообращения у женщин (19-21%).Был проведен анализ смертности трудоспособного населения области в зависимости от пола и места проживания за 2006-2015 гг.

58

Установлено, что уровень смертности, как мужчин, так и женщин, проживающих в городах, был ниже, чем в сельской (в 1,3-1,5 и 1,2-1,4 раза соответственно). Уровень смертности среди мужчин, проживающих в городской местности вырос на 76,1%, а среди женщин на - 38,8% (Р<0,05), в сельской местности соответственно на 41,8% и 39,3%.

В результате выполненного корреляционного анализа установлена прямая сильная связь между количеством проданной алкогольной продукции и уровнями общей смертности и смертности от болезней эндокринной системы (г = +0,8), а также смертности от несчастных случаев, отравлений и травм (г = +0,9), (Слайд 10). На основании вышеизложенного можно заключить, что алкоголизация является фактором риска увеличения смертности населения, в том числе трудоспособного возраста, от вышеуказанных причин.

Одним из факторов, характеризующих уровень жизни и социального благополучия населения, является безработица. За период изучения оценочный уровень безработицы среди населения колебался от 5,2 до 12,7 %, а

официально зарегистрированной - от 0,9 до 2,4 %. Оба показателя увеличивались в период с 2006 по 2015 гг. Установлена прямая корреляционная связь средней силы (г = +0,5) между уровнем оценочной безработицы, с одной стороны, и смертностью в результате убийств и самоубийств, с другой стороны.

Важным фактором, формирующим общественное здоровье, является семья. Одним из показателей семейного благополучия является количество разводов на 1000 населения. В целом за 2006-2015 гг. количество разводов увеличилось на 88%. В результате корреляционного анализа выявлена прямая сильная связь между числом разводов на 1000 населения и смертностью от болезней системы кровообращения и пищеварения (г = +0,79) и прямая связь средней силы между уровнем разводов, с одной стороны, общей смертностью и смертностью от несчастных случаев, отравлений и травм, а также от туберкулеза, с другой стороны. Наряду с этим выявлены обратная сильная связь между уровнем разводов на 1000 населения и смертностью в результате самоубийств (г = -0,78).

С целью получения медико-социальной характеристики самосохранительного поведения и медицинской активности городских мужчин и женщин в возрасте 35-49 лет проводилось анкетирование. Всего было опрошено 163 мужчины и 184 женщины.

Считали себя наиболее здоровыми состоящие в браке лица без детей. Именно в этой группе респондентов отмечался наибольший удельный вес лиц, считавших свое здоровье хорошим (51,6% среди мужчин и 34,5% среди женщин), и одновременно с этим отсутствовали плохие его оценки. С увеличением размеров семьи мужчины были в большей степени склонны считать состояние здоровья плохим, в то время как ответы женщин, имеющих одного и двух детей, носили весьма сходный характер.

Установлено, что опрошенные мужчины по сравнению с женщинами почти в 3,5 раза чаще судили о состоянии своего здоровья по мнению окружающих. В группе опрошенных со средним образованием при суждении о собственном здоровье на результаты медицинских осмотров и заключения лечащего врача опирался каждый четвертый респондент, а в группе лиц с неоконченным высшим и высшим образованием - 47,2%. Выявленная ситуация косвенно свидетельствует о недоверии значительной части пациентов к компетенции медицинских работников. Это же подтверждает, на наш взгляд, и распространенная установка на самолечение и невыполнение назначений врача, что отмечалось у 39,3% опрошенных.

Определенный научно-практический интерес представляет изучение мнения респондентов о факторах, определяющих их здоровье. Независимо от семейного состояния мужчины чаще, чем женщины указывали на роль образа жизни. Максимальное число подобных ответов (72,4 на 100 ответивших) пришлось на мужчин, никогда не состоявших в браке. Женщины чаще, чем мужчины были склонны подчеркивать роль окружающей среды, здравоохранения и наследственности. Респонденты с высшим образованием в 1,5 раза чаще, чем имеющие среднее образование, возлагали ответственность за состояние своего здоровья на систему здравоохранения. Разница в ответах была статистически достоверной (Р < 0,05).

Несмотря на то, что в индивидуальных моделях здоровья респонденты отводили в целом большую роль такому фактору как образ жизни, их саногенная активность оказалась на низком уровне. Не предпринимали активных действий для укрепления своего здоровья 46,1% опрошенных мужчин и 54,8% женщин. Причем среди респонденток, по-разному оценивших состояние своего здоровья, участвовало в оздоровлении почти одинаковое количество женщин (44,5-47,2%). В то время как среди мужчин чаще других предпринимали попытки оздоровления лица, считающие свое здоровье плохим (74,3%).

Мужчины чаще, чем женщины занимались физкультурой, бегом, плаванием и закаливанием, в то время как респондентки в большей степени отдавали предпочтение соблюдению режима труда и отдыха.

С ростом уровня образования отмечалось увеличение числа лиц, принимающих меры по сохранению и укреплению своего здоровья. Например, респонденты с высшим образованием по сравнению с имеющим среднее образование значимо чаще (в 1,6 раза) занимались физкультурой, оздоровительным бегом и плаванием.

Среди респондентов широко распространялись вредные привычки. Так, курили 69,2% опрошенных мужчин и 23,4% женщин. Каждый третий мужчина употреблял спиртные напитки не реже одного раза в неделю.

В наибольшей степени проблема здоровья волновала женщин из семей с одним ребенком (на это указали 58,4 на 100 ответивших). В двухдетных семьях роль здоровья в ответах женщин снижалась, но возрастало значение работы. Среди опрошенных мужчин выявлена четкая тенденция роста числа ответов с указанием на важность семейных проблем с 8,2 на 100 ответивших в бездетных семьях до 39,8 в группе имеющих двух детей. Среди респондентов такой закономерности не было выявлено.

Необходимо отметить, что среди тех мужчин и женщин, которые указали на значение материального благополучия, отрицательно ответили на вопрос о возможном влиянии их здоровья на решение данной проблемы соответственно 62,4% и 52,1%. Вместе с тем не может вызывать сомнения то обстоятельство, что состояние здоровья непосредственно определяет возможность получения дополнительного заработка. Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о недооценке населением роли здоровья.

Следует ответить, что респонденты высказали явную заинтересованность в создании службы психологической помощи при кризисных ситуациях. На необходимость ее организации указали 44,8% опрошенных мужчин и 55,6% женщин.

Дискуссия. Таким образом, за 2006-2015 гг. уровень смертности населения трудоспособного возраста увеличился с 589,3 до 984,0 на 100 тыс. жителей соответствующего возраста или в 1,7 раза. При этом в течение указанного времени смертность мужчин трудоспособного возраста была в 4,05,1 раз выше, чем женщин. Смертность населения в трудоспособном возрасте имеет ряд особенностей, связанных с местом проживания, полом и возрастом. Уровень смертности мужчин выше, чем женщин; среди проживающих в сельской местности выше, чем в городской. Среди городских жителей наиболее неблагоприятной динамикой смертности характеризуется возрастная группа 25-29 лет, тогда как среди сельских жителей — 50-59 лет.

Уровень смертности сельских жителей трудоспособного возраста в 1,24,4 раза выше по всем классам причин, чем городских. Однако городская популяция характеризуется более выраженным ростом коэффициентов смертности от отдельных причин: болезней системы кровообращения, органов дыхания, инфекционных и паразитарных заболеваний. В структуре смертности трудоспособного населения области преобладают несчастные случаи, отравления и травмы (31,4%). Основной вклад в смертность от внешних причин вносят случайные отравления алкоголем - 16,9%, транспортные травмы - 14,1%, самоубийства - 11,2% и убийства - 9,4%.

В структуре причин смертности ведущие ранговые места занимают болезни системы кровообращения, злокачественные новообразования, травмы и отравления, болезни органов дыхания, пищеварения и инфекционные болезни; на долю ведущих классов болезней приходится 90,7% среди всех причин смертности. В динамике за исследуемый период наблюдается высокий рост смертности при болезнях органов дыхания и пищеварения. Выявлен высокий уровень смертности сельского населения в трудоспособном возрасте. Высокий темп роста смертности населения в возрасте 20-29 лет обусловлен высоким травматизмом, особенно среди лиц мужского пола, как в городской, так и в сельской местности.

Высокие показатели смертности как городского, так и сельского населения от болезней системы кровообращения, злокачественных новообразований, болезней органов дыхания и пищеварения, а также устойчивая тенденция роста смертности населения от этой патологии свидетельствуют о необходимости разработки и внедрения эффективных мероприятий медико-социальной профилактики, активного выявления, лечения и диспансеризации больных при вышеуказанных заболеваниях. Высокий процент смертности вследствие суицида требует усиления медикосоциальной помощи населению в группах риска. Особенное внимание необходимо уделить профилактике травматизма, который является основной причиной преждевременной смерти мужчин в молодом трудоспособном возрасте. Несмотря на то, что в индивидуальных моделях здоровья респонденты отводят в целом важную роль такому фактору, как образ жизни, их саногенная активность находится низком уровне. Так, практически ничего не предпринимают для укрепления своего здоровья 45,6% опрошенных мужчин и

55,7% женщин. Среди респондентов широко распространены вредные привычки, установка на самолечение и невыполнение рекомендаций лечащих врачей. С учетом сказанного, актуальной задачей является оптимизация самосохранительного поведения мужчин и женщин трудоспособного возраста. Ключевые слова: трудоспособное население, смертность, основные факторы риска, экономический кризис, алкоголизм, курение, экология, отсутствие работы, семьи и жилья. Болезни кровообращения, внешние причины, суицид. Заключение:

Источники финансирования: вузом выделены внебюджетные средства на выполнение НТП кафедрой «Общественное здравоохранение-1».

Конфликт интересов: отсутствует конфликт интересов.

Литература

  1. Якубов М.В. Влияние социально-экономических факторов на смертность населения трудоспособного возраста (1990-1995 гг.) / М.В.Якубов // Медикосоциальные аспекты здоровья и воспроизводства населения России в 90-е годы: тез.докл. - М., 1999. - С. 80.
  2. Biener К. Seelische Gesundheit und Selbstmordverhutung / K.Biener // Jugend 85: Gesund in die Zukunft. - Bonn, 1985. - S. 121-128.
  3. Check W.A. Homicide, suiwde, jther violence gain increasing medical attention / W.A.Check // C. Amer.med.Ass. - 1985. - Vol. 254, № 6. - P.721-730.
Год: 2016
Город: Шымкент
Категория: Медицина