Чингисхан: формирование личности полководца

Личность и жизнь Чингисхана (1155/1162-1227), основателя самой большой империи мира, - всегда являлись и продолжают являться предметом внимания ученых.

В монгольской и мировой истории о создателе единой Монгольской империи, политике и государ­ственном деятеле - полководце Чингисхане написано много.

Некоторые страницы жизни, государственной и полководческой деятельности Чингисхана отражены в монгольских [1, 2, 3], китайских [4, 5], персидских [6, 7], тюркских [8] и западных источниках [9, 10], которые переведены на русский язык.

Анализ источников и исторической литературы [11, 12, 13, 14, 15] о Чингисхане позволяет утверждать, что авторы в соответствии со своим временем и историческими условиями ставили перед собой цели и задачи, какие они считали необходимыми для освещения деятельности Чингисхана.

Очевидно, что на протяжении всего прошлого времени исследователям было сложно дать однознач­ную оценку деятельности Чингисхана, руководствуясь общепринятыми категориями своей эпохи.

Учитывая данные обстоятельства, опираясь на результаты современных исследователей [16, 17], нами сделана попытка поиска новых граней личности Чингисхана, как государственного и военного деятеля, выявление которых приблизит наследие великого полководца к нашим современникам.

В этой связи, на основании источников и исторической литературы, рассмотрим особенности условий формирования личности Чингисхана, которые, на наш взгляд, дополнят имеющиеся знания о Чингисхане.

Несомненно, что личность Чингисхана сформировалась под влиянием жизненных обстоятельств, традиций и норм жизни монгольского общества в конкретный исторический период.

В источниках и исторической литературе имеются сведения о прародителях Тэмужина-Чингисхана.

Известно, что Тэмужин был из знатного у монголов рода боржигин. Прадед Тэмужина - Хабул-хан был первым ханом улуса Хамаг Монгол - начального государственного объединения ряда племенных союзов в бассейне рек Онон и Керулен в XII веке [1, с. 238].

Хабул-хан родил семерых сыновей: Охин бархаг, Бартан-батор, Хутугту мунгур, Хутула-хан, Хулан, Хадан, Тудугэн отчигин.

Дед Тэмужина Бартан-батор родил четверых сыновей Мэнгэту хиана, Нэхун тайши, Есухэй-батора (отец Тэмужина), Даритай отчигина [1, с. 57].

Итак, Тэмужин был правнуком первого хана улуса Хамаг Монгол Хабул-хана. Младший брат Бартан-батора, Хутула-хан также был ханом улуса Хамаг Монгол.

Дед Тэмужина Бартан-батор и отец Есухэй-батор «были храбрыми войнами, грабили Китай и за свои военные подвиги получили название батырей (багату или багадур), т.е., выражая по-нашему, богатырей или степных героев - название лестное для них, которое дается не за одну храбрость, но и за ум» -отмечал в своем труде М.И. Иванин [11, с. 36].

Есухэй-батор «был выбран за свою доблесть главой племен кият и нирун, к которым принадлежала его семья. У него было много войн с другими монгольскими народами, с китайцами, с татарами...» [12, с. 44].

Вышесказанное определенно дает повод утверждать, что:

  • во-первых, происхождение и кровное родство Тэмужина с другими потомками Хабул-хана, не могли не сказаться на процессе формирования его личности как государственного деятеля и на становление его как воина и полководца;
  • во-вторых, личность и жизнь Тэмужина следует рассматривать в контексте с политической жизнью монгольского общества и во взаимосвязи с внешнеполитическими факторами.

Главными противниками улуса Хамаг Монгол были татары, служившие императору чжурчжэньской империи Цзинь Алтан-хану. Империя Цзинь существовала на северо-востоке Китая. Первоначально чжурчжэни находились под властью киданей (династия Ляо), но в начале XII века они восстали и нанесли киданям поражение, в 1115 году объявили о создании династии Цзинь, т.е. «Золотой династии» (по-монгольски Алтан-хан - Золотой хан) [1, с. 241].

Монгольские племена испытывали особую враждебность от императора чжурчжэньской империи Алтан-хана, желавшего установить контроль над кочевыми племенами, всеми средствами вносившего раскол в их ряды и управлявшего ими в своих интересах.

В 1161 году Цинский император отправил против монголов экспедицию. Объединенные войска Цинов и татар разгромили монголов в сражении вблизи Буир-нора, что привело к утрате единства народа и наступлению периода безвластия [13, с. 218].

В тот период безвластия, по свидетельству «Сборника летописей» Рашид-ад-Дина, Есухэй-батору подчинялись и были подвластны большинство монгольских племен [7, с. 50].

Среди подвластных Есухэй-батору племен особым, главенствующим положением среди прочих племен нирун монголов, входивших в состав улуса Хамаг Монгол, были тайчуды, «обладавшие в то время значительными людскими и военными ресурсами» [1, с. 240].

Следует отметить, для того, чтобы привести народ к повиновению, предводителю необходимо обладать как нравственными, волевыми, так и физическими данными, а также и материальными средства­ми. Следовательно, данными свойствами обладал отец Тэмужина - Есухэй-батор.

Рассмотрим известные в истории сведения о семье Есухэй-батора, которые позволят понять влияние членов семьи на формирование личности Тэмужина - Чингисхана в дальнейшем.

Сведения о близких родственных отношениях Тэмужина с родными дядями также важны, так как они оказали в достаточной степени влияние на формирование личности Чингисхана. В дальнейшем, уроки жизни, полученные в семье, как и его размышления, легли в некоторые положения «Великой Ясы» и «Билик» [6, с. 18-25].

В «Сокровенном сказании монголов» упоминается о двух женах Есухэй-батора. Огэлун ужин и Сочигэл, известно, что Огэлун выполняла функции старшей жены.

От Огэлун ужин родились четверо сыновей - Тэмужин, Хасар, Хачигун, Тэмугэ и дочь - Тэмулун [1, с. 61].

От жены Сочигэл родились сыновья - Бэгтэр и Бэлгудэй [1, с. 67].

У Тэмужина и его братьев детство прошло в полной семье с родителями. Вероятнее всего они воспи­тывались, как и другие монгольские дети, в военных традициях своего времени.

Монгольские дети с раннего детства учились ездить на лошадях, вначале не без помощи родителей или взрослых родственников, с 4-5 лет умели самостоятельно ездить без седла. С возрастом они обуча­лись стрелять из лука на скаку по мишеням и ловить арканом животных [17, с. 81].

В источниках говорится, что в 11 лет Тэмужин с андой-побратимом Жамухой играли на льду реки Онон в альчики, по весне «забавлялись они стрельбой из лука-алангир (алангир - особый вид лука, боевое оружие древних монголов [1, 259])» [1, с. 89].

Следовательно, Тэмужин с раннего детства традиционно обучался различным военным знаниям, умениям и навыкам.

В «Сокровенном сказании монголов» часто упоминается об умениях Тэмужина: стрелять из лука; скакать на лошади; ориентироваться на местности; опознавать следы, выслеживать и преследовать врага и т. д.

Таким образом, жизнь в семье подготовила основу личности Чингисхана - воина, приобретенные способности в дальнейшем позволили ему успешно применять свои военные знания на практике.

Уважение к традициям и обычаям монгольского общества были преподнесены Тэмужину отцом по достижению возраста 9 лет [1, с. 61].

В этот период Есухэй-батор намерился найти будущую невесту для своего сына. У кочевников Центральной Азии существовал обычай: родители берут на себя заботу о будущей семейной жизни детей. Родители (при взаимном уговоре) проводят помолвку детей.

В дальнейшем родители обоих детей поддерживают теплые родственные отношения. Совместно воспитывают и растят детей до создания ими семьи, а после свадьбы материально поддерживают и опекают их.

Поиск Есухэй-батора будущей невесты для подрастающего сына был заботой любящего отца. Искать невесту для сына долго не пришлось. Они на своем пути встретили Дэй-сецена из племени хонгирад.

Дэй-сецен, проявив гостеприимство, как это принято в степи, попросил путников погостить и посмо­треть на свою дочь Борте (Борте была на год старше Темужина [1, с. 63]).

Есухэй-батору дочь Дэй-сецена Борте очень понравилась и Дэй-сецену, пришелся по душе сын Есухэй-батора Тэмужин. На следующее утро Есухэй-батор засватал Борте Тэмужину. После взаим­ных уговоров, Есухэй-батор по традиции преподнес родителям Борте подарки, в знак принятого предложения и взаимного уважения Дэй-сецен попросил Есухэй-батора, «а сына оставляй у нас. Отныне он наш зять» [1, с. 63].

На обратном пути Есухэй-батор проехал через татарский стан, там проходил татарский пир и был он угощен едой на пиру. Вернулся Есухэй-батор в свои кочевья тяжело больным. Поняв, что татары отрави­ли его, попросил Мунлига (одного из преданных своих подчиненных - Д.М.) сына старика Чараха из племени хонхотадай привести Тэмужина обратно, Мунлиг выполнил поручение Есухэй-батора.

Дальнейшие события происходят очень быстро. Тайчуды сговорившись, под незначительным предло­гом, решаются покинуть семью Есухэй-батора. Главными заговорщиками явились жены погибшего Амбагай-хана - Орбай и Сохатай.

«И стали они подбивать соплеменников: «Давайте откочуем все отсюда, а Огэлун здесь бросим вместе с сыновьями».

Наутро следующего дня Таргудай хирилтуг и Тудугэн гиртэ, предводители тайчудов, во главе своего племени двинулись к реке Онон. Так соплеменники покинули Огэлун и ее сыновей» [1, с. 65].

Старик Чараха пытался уговорить тайчудов вернуться, «не вняли словам старца тайчуды и пошли дальше. А Тудугэн гиртэ ударил старика Чараху копьем в спину и погнал прочь» [1, с. 65].

Так был преподнесен Тэмужину жестокий урок, непосредственно коснувшийся семьи после смерти отца - Есухэй-батора.

Уход тайчудов, вид раненого и умирающего старика Чараха, успевшего сказать Тэмужину: «Откоче­вав, тайчуды увели с собою весь народ, что собран был отцом твоим достойным; его (говорит о Тудуген гирте - Д.М.) нагнал я, воротить, желая, да сам, как видишь, едва живым вернулся». И заплакал Тэмужин, и ушел от старика весьма опечаленным» [1, с. 65].

Произошедшее было настолько тяжелым, что автор «Сокровенного сказания монголов» пишет о слезах Тэмужина, подчеркивая тем самым полученное им душевное потрясение.

Именно с данного эпизода повествования «Сокровенного сказания монголов» наблюдается упадок условий жизни семьи вдовы Есухэй-батора Огэлун, а также заметно, что и у Тэмужина происходят переоценка духовных ценностей, которые естественным образом изменили восприятие им окружающего его мира.

Владимирцев Б.Я. в своем труде «Чингис-хан» обратил внимание, что: «Детям Есугей-багатура прихо­дилось уже не пасти табуны коней, не распоряжаться пастухами овец, а заниматься мелкой охотой и рыбной ловлей; не брезгали они также и диким луком, чесноком и другими растениями. С точки зрения степняка-скотовода такое существование было самым жалким» [14, с. 14-15].

Тяжелое (полуголодное) положение семьи Огэлун в «Сокровенном сказании монголов» описыва­ется так:

«От рожденья премудрая, мать Огэлун

Дэл свой поясом повязала,

По течению Онона то вверх, то вниз

Все бродила она, кочевала.

Что в степи съедобного было,

Тем детей она и кормила.

Был характер тверд, был порядок строг -

Вот что в жизни детей укрепило.

Строгих правил держится мать -

Сыновьям державным стать.

Тот рыбак и этот рыбак -

Год за годом мужали так» [1, с. 66-67]. Из вышеприведенного текста видно, что положение семьи была таково, что всем членам семьи прихо­дилось бродить и кочевать вдоль реки Онон, добывая пропитание в степи и выживать: копать коренья, собирать дикий лук, ловить рыбу, охотится на сурков и сусликов.

Такие тяжелые условия жизни непременно должны были закалить характер Тэмужина и его братьев, следовательно, именно эта суровая жизнь, позволила им выработать в себе необходимые охотникам качества - воинственность, наблюдательность, выносливость, упорство и т.д. [16, с. 98].

«Тогда, в ранние годы его юности, проявилась у него уже та черта характера, которая потом развилась вполне: властность» [14, с. 15].

Мать Темужина, ставшая главою семьи, не отчаялась от выпавшего на долю семьи несчастья, не подорвались у нее душевные силы. Она упорно продолжала воспитывать своих сыновей в духе семьи степной аристократии, передавая сыновьям через устные сказания о праматерях и праотцах; о подвигах отцов и дедов; о родственниках - ханах и багатурах улуса Хамаг Монгол [14, с. 14].

Естественным было превращение Темужина, по утверждению Хаара-Давана Э., «в молодцеватого и даровитого юношу; его враги начали опасаться, что из него выйдет в будущем багатур, способный отпла­тить им за перенесенные в детстве унижения. И в самом деле, Темужин уже начинал сознавать растущую в нем силу» [15, с. 39].

Таким образом, во-первых, монгольские дети с раннего детства традиционно обучались военным знаниям, умениям и навыкам, принятым у монголов-кочевников, среди них был и Тэмужин.

Следовательно, такие условия жизни формировали Тэмужина, как охотника, умеющего выживать в суровых климатических условиях и вырабатывать личностные качества свойственные воину - сильную волю, наблюдательность, упорство, целеустремленность и т.д.

Во-вторых, большое значение для растущего Тэмужина оказывало знание того, что в народе отца Есухэй-батора и деда Бартан-батора называли прославленными богатырями своего времени, они участво­вали в войнах против татар и Китая.

В-третьих, отец Тэмужина Есухэй-батор был главой племени кият-боржигин и тайчудов из нирун монголов, улуса Хамаг Монгол.

Знание о своем происхождении из ханского рода, и гордость его, что он правнук Хабул-хана - первого хана улуса Хамаг Монгол, родоначальника государственного объединения ряда племенных союзов в бассейне рек Онон и Керулен в XII веке, имело для Тэмужина большое значение.

В-четвертых, после смерти Есухэй-батора, его жене Огэлун с малолетними детьми, оставленными одними на выживание соплеменниками тайчудами в кочевье, было суровым уроком жизни.

Возможно, в тот период основой для определения Тэмужином таких человеческих качеств, как верность и предательство, были устные рассказы матери Огэлун в виде сказаний о героических поступках отцов и дедов.

В-пятых, происходящие события, жестокие уроки жизни от племенных вождей тайчудов и рассказы матери Огэлун - научили его отличать верность от предательства, позволили выработать собственные меры оценки качеств человека.

В дальнейшей своей жизни им будет высоко ценима верность, а предательство, в каком бы виде не проявлялось, - будет караться.

 

Литература

  1. «Сокровенное сказание монголов» // Чингисиана: свод свидетельств современников /Пер., сост. и коммент. Мелехина А. -М.: Эксмо, 2009. - С. 17-357. - (Тайны древних цивилизаций).
  2. Каза/стан тарихы туралы моңзол деректемелері. IIтом. Лүбсанданзан. Ежелгі хандар негізін салзан төрелік жосызының туындыигарын /үрастырып, түйіндеген Алтын тобчы (Алтын түйін) демек-дүр. - Алматы: Дайк-Пресс, - 364 б.
  3. Каза/стан тарихы туралы моңзол деректемелері. III том. Деректемелер мен мүразатты/ /үжаттар / Моңзол деректемелерін аударзан, түсіндірмелері мен көрсеткіштерін жаззан Базытхан Н., Хинаят З., Мүхамадиүлы К., Тойшанүлы А., Катран Д., Хинаят Б. - Алматы: Дайк-Пресс, 2006. - 180 б.
  4. Пэн Да-я и Сюй-Тина. Хэй да ши люе («Краткие сведения о черных татарах»). Перевод Линь Кюн-и и Мункуева Н.Ц. // Чингисхан и его империя. Составитель: Франк В.Ю. - Алматы, 2006. - С. 4-22.
  5. Тхун-цзянь-ган-му («История первых четырех ханов из Дома Чингисова»). Перевод Бичурин НЯ. (архимандри­та Иакинфа), 1829 // Чингисхан и его империя. Составитель: Франк ВЮ. - Алматы, 2006. - С. 107-148.
  6. Джувейни. Чингисхан. История завоевателя мира, записанная Ала-ад-Дином Ата-Меликом Джувейни / Пер. с перс, текста на англ. Бойла Дж.Э. Пер с англ. Харитоновой Е.Е. - М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2004. - 689 с.
  7. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. В 3 т. Том I. Кн. 2. -М.-Л., 1952. - 281 с.
  8. Өтеміс /ажы. Шыңзыс-наме / Факсимиле, транскрипциясы, мэтіннамалы/ ескертулер, зерттеу ма/алалар В.П. Юдиндікі. Алзы сөзін жаззан, түсіндірмелері мен көрсеткіштерін жасазан Әбусейітова М.К. - Алматы: Дайк-Пресс, 2005. - 400 б.
  9. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Гильома де Рубрука. - Алматы: Бымым, 1993. - 248 с. 
  10. Поло Марко. Книга чудес света /Марко Поло; [пер. Минаева И.П.; предисл. Магидовича И.П.; премеч. Лео Яковлева]. -М.: Эксмо, 2009. - 512с.: ил. - (Великие путешествия).
  11. Иванин М. О военном искусстве при Чингисхане и Тамерлане. 2-е изд. - Алматы, «Санат», 1998. - 240 с.
  12. Д'Оссон К. От Чингисхана до Тамерлана (Перевод и предисловие проф. НКозьмина). - Алматы: «Санат»,- 256 с.
  13. Груссе Р. Империя степей. Атилла, Чингисхан, Тамерлан. Том I. Пер. с франц. Хамраева Х.К. / Сост. Сужиков Б. М. - Алматы: «Санат», 2005. - 286 с.
  14. Владимирцев Б. Чингис-Хан. - Горно-Алтайск: Ак чечек, 1992. - 116 с.: ил.
  15. Хара-Даван Э. Чингис-хан как полководец и его наследие. Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII-XIV веков. - Алма-Ата: КРАМДС - Ахмед Яссауи, 1992. - 272 с., илл.
  16. Кинаятүлы З. Шыңзысхан //Бірінші кітап. -Алматы: «Арда», 2008. - 432 б. Жапсырмалы.
  17. Уэзерфорд Дж. Чингисхан и рождение современного мира / Джек Уэзерфорд; пер. с англ. Лихтенштейна Е. -М.: АСТ, 2005. - 493, [3] с. - (Историческая библиотека).
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История