История акмолинского внешнего округа и старший султан Конуркулджа Кудаймендин

В первой половине XIX века обрела свои окончательные контуры политика царской России по отношению к Казахстану. Усилия самодержавия, направленные ранее на склонение казахской знати к добровольному принятию российского подданства при сохранении института ханской власти, не дали желаемых результатов. Процесс включения казахских земель в состав Российской империи принял затяж­ной и сложный характер, для изменения ситуации царизм переходит к силовым методам присоединения Казахстана к России. После упразднения ханской власти в Среднем жузе царское правительство, опира­ясь на Устав о сибирских киргизах (казахах) 1822 года, начало вводить в обширном степном регионе Казахстана новую систему управления, разработанную М.Сперанским. По Уставу 1822 г. земли Среднего жуза должны были составить так называемые внешние округи Омской области Западно-Сибирского генерал-губернаторства. Каждый из открываемых округов формировался из 15-20 волостей, объединяв­ших 10-12 аулов. Аул рассматривался в качестве административной единицы, если насчитывал не менее 50 хозяйств [1]. Во всех внешних округах для управления ими учреждались окружные приказы (диваны) во главе со старшими султанами, избиравшимися на три года из числа наиболее влиятельных родоначаль­ников, пользовавшихся доверием российских властей. Каждый округ получал собственное название «по имени знатнейшего урочища на занимаемых оным землях» [2]. Окружные приказы обязаны были следить за соблюдением установленного порядка, иметь точные сведения о дислокации аулов и волостей в любое время года, вести учет населения по числу хозяйств, один раз в год, в летнее время, собирать ясак скотом, заботиться о просвещении населения, содействовать распространению хлебопашества и местной промышленности. Приказы наделялись полномочиями уездных судов.

Следует сразу отметить, что многие положения Устава 1822 года были оторваны от жизни, носили, по сути дела, характер благих пожеланий и остались нереализованными. Кардинальное же изменение политической структуры традиционного кочевого общества, не опиравшееся на соответствующее измене­ние экономики и психологии народа, уже в скором времени привело к глубокому и затяжному кризису всей системы социально-экономических отношений, одним из самых тяжелых последствий которого стала существенная деформация общественного сознания.

Вскоре после утверждения Устава о сибирских казахах, 29 апреля 1824 года, состоялось открытие Кокчетавского окружного приказа. 24 июня этого же года был принят указ об образовании Каркаралин-ского округа. В 1831 году состоялось открытие Аягузского округа, а 9 января 1832 года Николай І санкци­онировал открытие четвертого внешнего округа - Акмолинского. Этому предшествовали следующие события.

В 1829 году султан Губайдулла Валиев, возглавлявший ранее Кокчетавский приказ, обращается в администрацию Западной Сибири с ходатайством об открытии внешнего округа на базе подвластной ему Куандыкской волости. С такой же просьбой к российскому правительству обратился потомок хана Семеке Коныркульджа Кудаймендин. Кудаймендин ходатайствовал об открытии окружного приказа при урочище Акмола и о включении в состав нового округа подвластных ему Карпыкской и Алтайской волос­тей [3]. По данным Е.Н. Евсеева и М.А. Плетневой подобные просьбы поступали и от других султанов, что побудило генерал-губернатора Западной Сибири Вельяминова принять решение о командировании в казахскую степь пяти отрядов [4]. В конечном счете выбор был сделан в пользу Акмолы. При этом, надо полагать, было учтено выгодное в стратегическом отношении ее расположение и большое влияние на местную знать К.Кудаймендина. Забегая вперед, сошлемся на свидетельства известного исследователя Казахстана, полковника А.К. Гейнса. Будучи членом комиссии министерства внутренних дел и военного генерал-губернаторства Западной Сибири, Гейнс летом 1865 года проездом наведался в Акмолинск, провозглашенный к тому времени окружным городом. Любопытна запись, сделанная им в дневнике 23 августа, в связи с кончиной бывшего султана округа Конуркульджи Кудаймендина: «Покойный Конур-кульджа принадлежал к одним из самых влиятельных лиц в степи. Он с Алтаевскими волостями (кочуют в юго-восточной части Акмолинского округа), которых он был старейшиною, первым просил о введении положения Сперанского. Конур был очень богат; одних лошадей было у него до 12000. Он был ханского роду и, кажется, утвержден нашим потомственным дворянином» [5]. Таким образом из вышеприведен­ных свидетельств можно заключить что царское правительство выгодно использовало влиятельных сул­танов при проведении административных реформ в казахской степи. А Конуркулджа Кудаймендин был одним из верных Российскому правительству султанов. Согласно предписанию генерала Вельяминова от 3 мая 1830 года открытие Акмолинского внешнего округа было возложено на коменданта крепости Святого Петра (Петропавловской) подполковника Шубина Ф.И. Он был назначен начальником военного отряда, сформированного из казаков и офицеров 2,3, 4-го полков Отдельного сибирского корпуса, а также солдат и офицеров 3-го линейного сибирского батальона 27-й пехотной дивизии и конно-артиллерийской казачьей бригады [6]. 17 мая 1830 года подполковник Шубин получил официальное распоряжение Омского областного начальника генерал-лейтенанта де Сент-Лорана В.И. о командировке в Карпыков-скую и Алтайскую волости для подготовки открытия Акмолинского внешнего округа. Помогать ему в этом должны были сотники Лобанов А., Чириков Г., хорунжий Ваганов В. и Шахматов А., хорошо знавшие казахский язык и обычаи местного населения. Отряд подполковника Шубина выступил из Петропавловска 28 мая 1830 года. Направление с самого начала было взято на урочище Акмола, где пред­положительно со своим аулом располагался султан К.Кудаймендин. Признали новый порядок управления в основном аулы родов карпык и алтай, подчиненные К.Кудаймендину и ближайшим его родственникам. Старшим султаном во вновь открывшемся округе был избран влиятельный султан К.Кудаймендин. Был оформлен акт об избрании старшего султана. В нем сказано: «1832 года августа 22 дня мы, нижепод­писавшиеся, в присутствии господина полковника и кавалера Шубина 2-го, дали сию подписку в том, что, в сходность высочайше утвержденного Устава о Сибирских киргизах, во вновь открывшийся в Алтай-Карпыковских родах Акмолинский окружной приказ, согласно прежде данной нами таковой прошлого 1830 года июня 18 дня, из доброй нашей воли избрали старшим султаном Конуркульджу Кудаймендина, как наследника и большего сына управлявшего с давних лет сими волостями (а ныне уже покойного) султана Кудайменды Ишимханова (Есимханова), в чем прилагаем именные свои печати и своеручные тамги» [7]. После Конуркульджи Кудаймендина старшим султаном Акмолинского округа стал Ибрагим Джанкпаев. Забегая вперед приведем формулярный список о службе старшего султана Акмолинского внешнего окружного приказа полковника султана Конуркульджи Худаймендина от 1848 г. под №40. Конуркульджа Худаймендин, султан, 54 лет. Остроумен, скромен. Весьма богат. Таминской волости, рода Ишим-хана. В 1832 г., сентября 3-го дня г. омским областным начальником генерал-лейтенантом де Сент-Лораном с выбора народа утвержден старшим султаном в Акмолинском округе; 1842 г., ноября 18-го по выбору народом другого старшего султана уволен от этой должности, а в 1845 г., 27 августа по 1849 г. по выбору народа определен в другой раз старшим султаном, а с 18 ноября уволен от этой должности. 1833 г., апреля 2-го в воздаяние ревностной службы и преданности России всемилостивейше пожалован чином подполковника; 1834 г., апреля 18-го дня в бытность с депутацией при высочайшем дворе, по представлению министра внутренних дел, за приверженность и непоколебимую верность к российскому престолу всемилостивейше пожалован золотой медалью, украшенной алмазами, на аннинской ленте, почетным кафтаном и деньгами 5 000 руб. на обратный путь; 1836 г., мая 16-го всемилостивейше возве­ден за усердие и ревность к службе в вечное потомственное дворянство Российской империи; 1840 г., февраля 5-го всемилостивейше пожалован чином полковника. Летние кочевки по рекам Козукочу, по Ишиму, Нуре, Кокбектам, Кундуздам, озеру Майбалык, речке Актасты, на север за 130 верст; зимние - на горах Бугулах, Тама-тау, Космурун и Теке-Турмас, в 300 верстах на восток от приказа. Женат, детей имеет: сыновей Бегалу, 29 лет, Джаналу, 27 лет, Чингиса, 27 лет, Адиля, 26 лет, Абдулу, 23 лет, Тюку, 22 лет, Мамбеталы, 20 лет, Аблая, 17 лет, Абдулгазу, 15 лет, Абдусаляма, 7 лет, дочерей Шаке, 13 лет, Ханафию, 7 лет, Хадишу, 5лет, Халифу, 3 лет, находятся принем, магометанского вероисповедания [8]. За председателя советник Климовский. За советника 1. советник Чигиринцов. За столоначальника Зудилов.

Формулярный список старшего султана отражает степень его участия во всех событиях, происходив­ших в казахской степи в ХІХ веке и был верным проводником политики России в крае. Не случайно все восемь его сыновей и четыре брата, принадлежавшие по своему происхождению к сословию султанов, а также другие султаны и бии, породненные с семейством Кудаймендиных, были представлены позднее к правительственным наградам. По существу «Устав» закреплял колониальное положение Казахстана, создав послушный аппарат управления из казахских феодалов, приравняв их (старших султанов, заседате­лей и волостных управителей) к российским чиновникам,служившим за вознаграждения и чины. Вместе с тем Шубину не удалось склонить к принятию российского подданства многочисленные аулы родов кып-чак и шубыртпалы, а часть других, например, тараклы и тама, вошла в состав учреждаемого Акмолинско­го внешнего округа, стараясь избежать грабежей и насилия казачьих экзекуционных отрядов и не желая терять свои богатые летние пастбища. Незадолго до описываемых событий побывавший в Кокчетавском внешнем округе, полковник Г.Броневский пришел к выводу, что «состояние умов у киргиз и понятия нового управления не одинаковы» [6]. Шубин убедился в этом уже в самом начале организации Акмолин­ского внешнего округа. До ноября 1831 года в состав учреждаемого Акмолинского округа вошло 3576 ау­лов с населением в 131 262 человека. [7] За этими аулами числилось 332 452 лошади, 670 775 овец, 31 666 верблюдов и 31 316 голов рогатого скота, или примерно 58 условных голов скота за каждой юртой. [8] «Киргизы Карпыковской и Алтаевской волостей, - писал тот же Шубин, - можно сказать в полном смысле, что богаты скотоводством, а более всего лошадьми. В виде нашем пространные здесь поля везде совершенно бывают покрыты и усеяны разным скотом и главное их богатство состоит в оном. В пример можно поставить хотя (бы) из них двух биев - Сапака и Джумана. Они имеют по восьми тысяч лошадей и очень многие от одной до пяти тысяч и более» [9] . По мнению А. Янушкевича, сосланного в Западный Сибирь за участие в польском восстании , затем как определенного на службу в канцелярию «Области Сибирских киргизов» султан Бексултан и старший султан Акмолинского округа Конуркулджа Кудаймендин были «самыми богатыми в степи и самыми скупыми» [10].

В состав окружного приказа, кроме старшего султана Коныркульджи Кудаймендина и двух заседате­лей, избранных из числа наиболее известных местных биев - Котраша Кабанбаева и Матакбая Бекташева, вошли российские заседатели Таранов и Чирики». Секретарем приказа был назначен письмоводитель Д.Решетинский, переводчиком и столоначальником - В.Пирожков [11]. Управителями волостей были избраны: Токинской - Бек Кудаймендии, Тналинской - Арыстан Кудаймендин, Каракесекской - Бегалы Коныркульджин, Тортуульской - Байгара Даиров, Ораз-Темешевской и Бурчинской - Тюбит Бультиеков, Темешевской - Кокай Есенгельдин, Сарымуратовской - Чингиз Коныркульджин, Сайдалинской - Тамен Булемов, Таминской - Итемген Сенгирбеков, Айткожинской - Сапак Танырбергенов, Алтын-Жагабайлинской - Кабанбай Байгулов, Алтаевской - Джуман Сармантаев, Тараклинской - Чика Абитаев, Карпыковской - Кулубек Ескенин [12].

Образование округов, тесно связанных с органами пограничного управления, должно было закрепить казахские кочевые аулы на определенной территории, создать условия для завершения присоединения Казахстана к России. А между тем внедряемый новый административный порядок в степи, то есть «Устав о Сибирских киргизах», вызвал резкое противодействие среди некоторых ущемленных ханских наследников и крупных феодалов, которые в свою очередь делали все, чтобы восстановить прежний уклад и даже отторгнуть Казахстан от России. По числу волостей Акмолинский внешний округ уже вскоре стал самым крупным в Казахстане. При их образовании многие родовые объединения подверглись искусственному расчленению и смешению. Были нарушены традиционные маршруты кочевий и обычная для казахов система управления. Все это стало одной из причин последующих межродовых распрей и социально - экономического кризиса, охватившего казахское общество в первой половине XIX века. Поиски приемле­мой для российских властей модели управления и административно-территориального деления страны привели, как известно, к разработке и утверждению новых преобразований , что положило начало совер­шенно новому этапу развития Казахстана в составе Российской империи.

 

Литература

  1. Материалы по истории политического строя Казахстана. - Алма-Ата, 1960. Т.1. - С. 93.
  2. Там же.
  3. Агубаев НЖ. Основание Акмолинского внешнего округа (1830-1862 гг.) //Вестник науки Акмолинского аграрно­го университета им. Сейфуллина. 1996, - №°7. - С. 41.
  4. Евсеев Е.Н., Плетнева ТА. Как был основан Целиноград //История ССР. 1967, -№°2. - С. 209. 5 Гейнс А.К. Собрание литературных трудов. Сиб., 1897. Т.1. - С. 293. 6Агубаев НЖ. Основание Акмолинского внешнего округа (1830-1832гг.). - С. 41. 7Материалы по истории политического строя Казахстана. - Алма-Ата, 1960. Т.1. - С. 93. 8ЩНРК. Ф. И-374. Оп. 1. Д. 2154. Л. 18-21.
  5. Казахско-русские отношения в XVIII-XIX веках. Сборник документов и материалов. - Алма-Ата: Наука, - С. 223.
  6. Касымбаев Ж., Агубаев НЖ. Исторрия Акмолы: (XIX-начало XX вейка): исследования, источники, коммента­рии. - Алматы: «Жеті жарзы» 1998. - С. 15.
  7. Агубаев НЖ. Основание Акмолинского внешнего округа (1830-1832гг.). - С. 45.
  8. Евсеев Е.Н., Плетнева ТА. Как был основан Целиноград //История СССР. 1967, -№°2. - С. 216-238.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
loading...