Проблемы истории гуннов в западной историографии

В настоящей статье делается краткий обзор лишь некоторых работ обобщающего, монографического плана, опубликованных на английском языке, при этом были избраны исторические исследования, сделавшие самый выдающийся вклад в западную историографию истории гуннов. Это книги Рене Груссе, Эдуарда Артура Томпсона, Отто Дж. Маенхен-Гельфена., Кристофера Келли. Рассмотренные произведения разли­чаются по авторскому подходу к изучаемой проблеме. С одной стороны, это - взвешенный, спокойный анализ в сочетании с определённым восхищением величайшими личностями Центральной Азии - Аттилой, Чингис­ханом, Тамерланом. Мы наблюдаем это в работах Р. Груссе, Отто Маенхен-Гельфена. С другой стороны - это оценка гуннов как просто паразитирующих грабителей, мародёров и вымогателей. Несмотря на опреде­ленные различия в точке зрения, и Р. Груссе, и Э.А. Томпсона, и Отто Маенхен-Гельфена, и К. Келли, как и другие западные востоковеды, единодушны во мнении, что гунны сыграли важную роль в европейской истории.

Выдающийся французский востоковед XX в. Рене Груссе писал: «Аттила, Чингисхан, Тамерлан: эти имена у каждого в памяти. Рас­сказы о них, написанные западными и ки­тайскими или персидскими летописцами, стали причинами распространения их славы. Великие варвары вторглись в страны развитой циви­лизации и внезапно, в течение нескольких лет, превратили римский, иранский или китайский миры в груду развалин». [1] Историки разных поколений пытались и пытаются объяснить их возникновение, причины их величия, гран­диозных завоеваний и исчезновения, этой теме посвящено большое количество научных ис­следований.

В настоящей статье делается краткий обзор лишь некоторых работ обобщающего, моно­графического плана, опубликованные на англий­ском языке, при этом были избраны истори­ческие исследования, сделавшие самый выдаю­щийся вклад в западную историографию исто­рии гуннов.

Одним из крупнейших исследователей исто­рии Центральной Азии является французский историк Рене Груссе. Его книга «Империя степей» впервые была опубликована во Фран­ции накануне Второй Мировой войны, в 1939 г. Её английское издание вышло в свет в 1970 г. в издательстве Рутгертского университета, штат Нью-Джерси, США. В этом сочинении Р. Груссе рассказывает о степных империях, про­стиравшихся от Маньчжурии до Будапешта. Французский историк смог обобщить накоп­ленный к тому времени материал и осветить множество вопросов, посвященных истории Центральной Азии. В книге на основе объем­ного массива источников даётся подробней­шие описания жизни Великой степи с антич­ных времен по XVIII в. Повествование осно­вано на исследованиях самого автора, который привлёк большое количество источников европейского, китайского, персидского и др. происхождений. Новизна этого труда состоит в отображении точки зрения на известные со­бытия выдающегося западноевропейского иссле­дования, мнение которого лишено предрассуд­ков, предубеждения и конъюнктурного под­хода.

Р. Груссе в своем сочинении «Империя сте­пей» очень подробно рассказывает об интере­сующей нас теме - гуннах. Он ведет свое повествование истории гуннов с 300 до н.э. до их вторжения в Европу под предводитель­ством Аттилы в V в. н.э. Опираясь на тексты китайского историка Сум-ма Чин, Груссе вы­водит происхождение гуннов от гсиен-ну, на­рода, жившего на Севере Китая. Говоря о лингвистической принадлежности гуннов, он приводит мнение историка Куракичи Шира- тори, который классифицирует их вместе с монголами. Однако, здесь же французский исто­рик продолжает, что «Пеллиот, исходя из не­скольких возможностей взаимоисключения, предоставленых китайскими записями, уверен, что все эти люди были тюрками, в особен­ности, их политическое устройство».    [2]

Р. Груссе лишь упоминает уже известные точки зрения по поводу языковой классификации гуннов, но при этом сам не высказывает, ка­кую именно он поддерживает.

Р. Груссе пишет об искусстве гуннов, зве­рином стиле Ордос. Рассказывая о нём, он опирается на многочисленные археологи­ческие исследования и приходит к выводу, что ордосское искусство значительно повлияло на формирование китайского стиля «воюющих царств», который получил расцвет, начиная с V в. до н. э.

Описывая народ гсиен-ну, Груссе расска­зывает об их политической иерархии, физи­ческом облике. Он находит параллели в хозяй­ственном укладе, образе жизни, одежде, тради­циях, военной стратегии и тактике гуннов и скифов. Основное внимание французский историк сконцентрировал на их военно-поли­тической истории, он сравнивает роль и зна­чение гуннского лидера Аттилы во всемирной истории с Чингисханом и Тамерланом. Книга Р. Груссе «Империя степи» получила высокую оценку историков. Н. Гумилёв считал это сочи­нение кульминационным пунктом в европей­ском востоковедении первой половины XX в.

Описывая народ гсиен-ну, Груссе рассказы­вает об их политической иерархии, физическом облике. Он находит параллели в хозяйствен­ном укладе, образе жизни, одежде, традициях, военной стратегии и тактике гуннов и скифов. Основное внимание французский историк сконцентрировал на их военно-политической истории, он сравнивает роль и значение гун­нского лидера Аттилы во всемирной истории с Чингисханом и Тамерланом. Книга Р. Груссе «Империя степи» получила высокую оценку историков. Н. Гумилёв считал это сочинение кульминационным пунктом в европейском востоковедении первой половины XX в.

Одним из авторитетных исследователей гуннов является Эдуард Артур Томпсон, бри­танский классицист и медиевист. В своих научных разработках он опирался на марксист­ский подход к историческому процессу. За­метным вкладом в западное востоковедение первой половины XX в. стала его монография «История Аттилы и гуннов» (“History of Attila and the Huns”), опубликованная в 1948 г. в Великобритании. В 1999 г. эта книга была пе­реиздана под названием “The Huns” (“Гунны”). Позднее английское издание 1999 н. было переведено на русский язык и опубликовано с названием “Гунны. Грозные воины степей” в 2008 г. в издательстве «Центрполиграф». Томп­сон Э.А. был прежде всего исследователем древней и средневековой истории Европы. Он считал, что сама по себе история гуннов не­сомненно интересна, но для него больший ин­терес представляют их взаимоотношения с Римской империей. [3]

Книга Э.А. Томпсона рассказывает об исто­рии гуннов в Европе с момента их первых наступлений на готов с севера Чёрного моря до крушения гуннской империи после смерти их легендарного вождя Аттилы. Это произ­ведение состоит из 8 глав. В первой главе британский профессор даёт критический ана­лиз основных источников по теме. В главах со 2- по 6 он повествует об истории гуннов до Аттилы, их социальном устройстве в этот период, об их военных победах и поражениях, дипломатических отношениях с римлянами. Глава 7 рассказывает о гуннском обществе при Аттиле, глава 8 - о внешней политике Римской империи и месте гуннов с ней. В заключении он даёт обобщенную характеристику значения гуннов в европейской истории и роли Аттилы, как полководца и правителя.

Что заметно отличает исследование Томп­сона от аналогичных предшествующих работ, так это его критическая характеристика ис­пользуемых источников, он подробно их ана­лизирует и рассуждает об ограниченности археологических свидетельств. Однако, бри­танский исследователь опирается лишь на европейские письменные документы и пре­увеличивает их значение: «Совершенно ясно, что изучая историю гуннов, мы можем пола­гаться исключительно на свидетельства гре­ческих и римских путешественников и исто­риков.^]» В выборе источников Э. А. Томп­сон следует по проторённому Р. Груссе пути, и как французский исследователь широко ис­пользует «Историю» Аммиануса Марцеллинуса, о которой он был очень высокого мнения: «до него (Аммиануса Марцеллинуса - А.Ж.М.)» не появлялось трудов, сопоставимых по мас­штабу с «Историей». Удивительно то, что для Э.А. Томпсона это сочинение Аммиануса Мар- целлинуса является самым достоверным и надёжным источником, хотя тот, как пишет сам Томпсон «по всей видимости, никогда в жизни не видел гунна и не мог полагаться на собственные наблюдения. Следовательно, стра­ницы его «Истории», посвященные гуннам, суммируют информацию, полученную из вторых рук» [5] Но, невзирая на это, свиде­тельства Приска Панийского, который был очевидцем многих римско-гуннских контактов и сам общался с гуннами, Э. А. Томпсон ис­пользует лишь после «Истории» Аммиана Марцелина.

Новизна исследования британского про­фессора состоит, прежде всего, в том, что до него практически не предпринималась по­пытка изложения социальной истории гун­нов. Э. А. Томпсон исследует материальную организацию и социальную структуру гун­нского общества в динамике, каким оно было до того, как во главе его стал Аттила и каким оно стало при нём. Книга Э. А. Томпсона отличается также тем, что автор рассказывает историю гуннов намного подробнее, чем это было сделано в других работах. Например, такие исследователи как Эдвард Гиббон («Упадок и крушение Римской империи»), Ходжкин («Италия и её захватчики»), Бюри, авторы «Кэмбриджской средневековой исто­рии» и другие, хотя и рассказывали о гуннах, но своей основной целью видели освещение истории Римской Империи. В этих сочинениях описание жизни Аттилы и его государства отошло на второй план. [6]

Э.А. Томпсон избегает участия в дискуссии по поводу возможного китайского происхож­дения кочевого народа хунну.

Точка зрения британского историка на ряд вопросов гуннской истории заметно отлича­лась от той, что была достаточно распростра­нена в западном востоковедении. Он опровер­гает общепризнанное мнение об Аттиле как о гениальном военачальнике, правителе и дип­ломате и о том, что «только благодаря его выдающимся качествам существовала огром­ная гуннская империя». Он аргументирует тем, что до Аттилы эта империя уже была: «Аттила тем и отличался от Чингисхана, что получил готовую империю (или почти готовую) от предшественников, в то время как монголы оставались небольшими, отдельными пасто­ральными племенами». [7]

Э.А. Томпсон сомневается в военном гении Аттилы. Он считает, что легендарному пред­водителю гуннов практически постоянно со­путствовал военный успех только потому, что ему не оказывали достойного сопротивления или победы одерживались за счёт крупных потерь. Томпсон также подвергает сомнению дипломатические способности Аттилы, в ка­честве аргумента выдвигает его крупнейшие поражения от вестготов и западных римлян. [8]

В книге британского исследователя присут­ствуют определённые недостатки, так оче­видна явная нехватка первоисточников. Автор строит своё исследование на нескольких про­изведениях римского происхождения, главным образом на сочинениях Аммиануса Марцел- линуса и Приска Панийского. Он не придаёт серьёзного значения археологическим мате­риалам: «Недавние открытия и тщательное изучение предметов внесло столько неяс­ностей в изучаемый вопрос, что опытный археолог, если бы взялся писать о гуннах, едва ли мог извлечь какую-нибудь пользу из обна­руженных находок». [9]

Одним из самых фундаментальных трудов, когда-либо опубликованных по истории гун­нов, является книга австрийского востоковеда, историка, писателя и путешественника Отто Дж. Маенхен-Гельфена «Мир гуннов. Иссле­дования их истории и культуры». Профессор Отто Маенхен-Гельфен разрабатывал масштаб­ную проблему истории гуннов и связанных с ними народов в течение долгих лет. После своей смерти он оставил незаконченную руко­пись, на основе которой под редакцией Макса Найта была издана книга «World of Huns. Study of their history and culture». Книга была опубликована в 1973 г. В издательстве Ber­keley, University of California Press.

В своей работе австрийский учёный уделил основное внимание «аттиловым гуннам» и лишь вкратце рассказал об иранских гуннах. Он сам объясняет это тем, что «литература об этих племенах или народах является громадной» (сочинение Алтгейма, Эноки, Гёбля и т.п.)

Профессора Маенхен-Гелфена отличали от других историков-востоковедов его уникаль­ный профессионализм и энциклопедические знания в области археологии, филологии, исто­рии искусств. Ему не нужно было догады­ваться об идентичности племен, населения, городов, потому что он прекрасно знал пер­воисточники, греческие, русские, персидские или китайские. Его выдающийся лингвисти­ческий талант был важен в исследовании гун­нов и родственных им народов, ведь известно, что название «гунн» применялось ко многим народам различной этнической природы, на­пример, к мадьярам, сельджукам и т.п. Знание Маенхен-Гелфена китайских источников, опи­сывающих гсиен-ну, позволило ему объектив­но оценивать влияние этих документов на европейские тексты по истории гуннов.

В своей работе профессор Маенхен-Гелфен раскрыл фундаментальные знания истории искусства Азии. Он мог связывать новейшие для того периода археологические находки с доступным, но зачастую нераскрытым, не­разъясненным лингвистическим материалом. Именно благодаря своей компетентности в филологии, археологии, истории искусств он смог выделить из огромного количества на­ходок различных цивилизаций евразийских степей, материалы о гуннах. Так, на основе изучения технических и стилистических после­довательностей среди металлических пред­метов из гуннских погребений он развевает миф о предполагаемом незнании гуннами на­выков работы с металлами. [10]

Отто Маенхен-Гелфен опирается на архео­логические открытия при определении проис­хождения гуннов, географического ареала их проживания в период древности и раннего средневековья, также масштабы их вторжения в восточную Европу и место их проникно­вения в равнину Венгрии. При этом он знал, как нужно толковать, объяснять археологи­ческий материал для выдвижения гипотезы о миграции народов. Так, например, он изучал погребальные ритуалы гуннов и их сородичей и выдвинул идею о том, как гуннское воору­жение происходило из Востока, и затем было принесено на Запад. Далее, по его мнению, распространение подвесных зеркал найденных вместе с искусственно-деформированными черепами, что являлось традицией у гуннов, доказывает его гипотезу о гуннском вторже­нии в Венгрию с Северо-Востока. [11]

Маенхен-Гелфен подчеркивает необходи­мость резкой, научно-обоснованной критики источников по истории гуннов. Он считал, что с самого начала этот народ был очернен и демонизирован (этот термин был введен самим Отто Маенхен-Гелфеном) европейскими хро­нистами, которые описывали его как воплоще­ние вечных, но безликих орд варваров, при­шедших с Востока, поэтому бдительность по отношению к ним была крайне необходима, но чья точная идентичность не имела особого значения.[12] Известно, что западные исто­рики разных лет относились к этому народу, главным образом, как варварам-разрушителям, проливающим кровь повсюду в Римской Империи. Отто Маенхен-Гелфен обращался к истории гуннов с более ясным взором. Отто Маенхен-Гелфен критически отзывается о ненависти, страхе, с которым многие западно­европейские, украинские авторы относятся к гуннам. Так, подробная жгучая ненависть жгла Аммиануса Марцеллинуса, хотя сам Отто Маенхен-Гелфен в своем сочинении раскры­вает вклад этого римского историка в изучение гуннской истории. Он пишет: «Он (Аммианус Марцеллинус) и другие авторы четвертого и пятого веков изобразили гуннов как диких чудовищ, которых мы все еще видим сегодня. Ненависть и страх исказили картину гуннов со времени их появления на нижнем Дунае. Пока эта тенденциозность не будет понята пол­ностью - и это редко имеет место - литера­турное свидетельство отречено к неправиль­ному чтению» [13] Поэтому он начинает свое исследование именно с критического анализа литературных источников.

Отто Маенхен-Гелфен сам подчеркивал то, что отличает его исследования от известных трактатов, заключается в широком исполь­зовании археологического материала. Так, в своей книге «Аттила и гунны» Томпсон от­казывается принимать их компетенцию и немного того, к чему Алтгейм ссылается в своей книге «История гуннов» он знает лишь из «вторых рук». Он критически признает: «Материал, разбросанный в российских, украин­ских, румынских, венгерских, китайских, япон­ских и позже монгольских публикациях огро­мен». В последние годы археологические ис­следования прогрессируют с такой скоростью, что я вынужден был неоднократно модифици­ровать свои взгляды, пока работал над этим исследованием» [14].

По мнению ряда авторитетных учёных, ис­следование Отто Маенхен-Гелфена значитель­но проливает свет на цивилизацию одного из наиболее призрачных народов раннего сред­невековья. В своей книге он представил эпи­ческий характер великих событий, имевших место не евразийском континенте в древности и раннем средневековье, драматизм которых отразился в столкновении армий, культур и взаимодействий цивилизаций. Группа ученых, подготовившие к изданию в 1973 г. рукопись австрийского востоковеда справедливо счи­тает, что книга Отто Дж. Маенхен-Гелфена яв­ляется образцом исследования, уровень кото­рого вряд ли будет превзойден в обозримом будущем. [15] Поэтому, естественно, что мно­гие ученые считают эту книгу подлинным шедевром по истории гуннов. Даже в незакон­ченном виде она намного превосходит работу Э.А. Томпсона «О гуннах» Но протяжение всей книги видна аналитическая, методологическая подготовка Отто Маэнхен-Гелфена, что харак­терно для германской научной школы. Он раз­веял заблуждение о том, что гунны в восточ­ной Европе (и в определенной, незначительной мере западной Европе) - это те же самые пле­мена гсиен-ну, что обитали на границе Китая. Согласно этому заблуждению, тогда существо­вала гигантская трансконтинен-тальная гун­нская империя в V веке, которой в действи­тельности никогда не было. Он также под­вергает сомнению концепцию, которая до сих пор пропагандируется в курсе истории католи­ческих школ, концепцию о том, что храбрость и святость римского папы Льва III противо­стояла войскам Аттилы и спасла Рим.

В своем сочинении Отто Маенхен-Гелфен выражает гуманизм в такой противоречивой с расовой точки зрения области как гуннские исследования, что было редким явлением в германской исторической науке 30-х годов XX века. Новизна и отличительная особенность этого сочинения состоит, прежде всего, в том, что его автор создал заслуживающее доверие исследование о предках монгольских и тюрк­ских народов, труд, свободный от предрас­судков и лингвистических ограничений, при­сущих многим западным исследователям.

Одним из самых заметных трудов по исто­рии гуннов в англоязычной научной лите­ратуре последнего времени по праву является исследование британского историка Кристо­фера Келли «The end of the Empire: Attila the Hun and the fall of Rome», “Конец империи: Аттила Гунн и падение Рима” Norton, New York, 2009. Книга состоит из четырёх раз­делов. Первый раздел, состоящий из 5 под­разделов (или глав) называется «До Аттилы» и рассказывает о появлении гуннов в Европе. Второй Раздел - «Гунны и римляне», вклю­чающий 6 частей, повествует о римской внеш­ней политике с начала до середины 5-го сто­летия, взаимоотношениях Рима и гуннов до 449 г. Раздел III - «Обед с Аттилой» в своих 6 главах подробно описывает посольство ко двору Аттилы, что совпало с попыткой римлян убийства гуннского вождя. Последняя, чет­вертая часть озаглавлена «Падение империи». Здесь К. Келли рассказывает о гуннском втор­жении в Галлию в 451 г. и Италию в 452, о гибели Аттилы и развале его империи.

Свои исследования английский историк пол­ностью строит на сочинениях римских исто­риков Приска Панийского и Аммиануса Мар­целлинуса. В качестве исторических источни­ков автор признает важность археологических свидетельств. Книга К. Келли заметно отли­чается от аналогичных работ, опубликован­ных в последнее время. Кристофер Келли солидарен с австрийским ученым Отто Маен- хен-Гелфеном по поводу происхождения гун­нов. Он также категорически отрицает какие- либо связи между китайским народом гсиен-ну и гуннами.

К. Келли в новом свете раскрывает личность Аттилы, проявившего свой политический та­лант и волю, чтобы объединить под своим бесспорным правлением не только кочевников гуннов, но и огромное множество готов, ала­нов, даже некоторых римлян. Когда же Аттила умер, мощная гуннская империя быстро рас­палась. Келли характеризует Ат-тилу и как искусного, одарённого дипломата, который ува­жал установленный в Европе дипломатический порядок и который смог успешно наладить политические отношения с усиливающимся Константинополем и дезинте-грирующей за­падной ветвью Римской империи. Английский исследователь подчеркивает, что Аттила пре­восходно сочетал в своем политическом ис­кусстве военные действия и талантливую дип­ломатию, ко всем этим талантом он добавлял ужас и пропаганду действием, когда захваты­вал города и селения.

Новизна исследования К. Келли заклю­чается в том, что он предпринял попытку вос­становить образ Аттилы как гениального военачальника, правителя, который был более склонен к созданию стратегических союзов для блага своего народа, чем к завоеванию соседних стран путём жёстких нападений. Так, автор рассказывает о его длительных кон­тактах с римским генералом, об обещании Го­нории, сестры римского императора, выйти замуж за Аттилу. До исследования К. Келли эти события практически не освещались в исторической литературе

Рассмотренные произведения различаются по авторскому подходу к изучаемой проблеме, с одной стороны это - взвешенный, спокойный анализ в сочетании с определённым восхище­нием величайшими личностями Центральной

Азии Аттилой, Чингисханом, Тамерланом. Мы наблюдаем это в работах Р. Груссе, Отто Маен- хен-Гелфена. С другой стороны - это оценка гуннов как просто паразитирующих граби­телей, мародёров и вымогателей. [16]

Несмотря на определенные различия в точке зрения и Р. Груссе, и Э.А. Томпсона, и Отто Маенхен-Гелфена,и К. Келли, как и другие западные востоковеды единодушны во мнении, что гунны сыграли важную роль в европейской истории, что, несмотря на корот­кое пребывание на европейской исторической сцене, их появление имело серьезные послед­ствия для дальнейшего развития Западной Ев­ропы, и возможно оказало значительное влия­ние и на Восток. [17]

Все вышеназванные работы, имеющие ака­демический характер, объединяет очень интерес­ный, порой занимательный, совершенно нескуч­ный, неутомительный стиль изложения, кото­рый привлекает не только профессиональных историков, но и всех, кто интересуется древ­ней и средневековой историей. С научной точки зрения все эти работы яркие, запоминающиеся, не безликие, в каждой книге ощущается лич­ное присутствие автора, его убеждений, про­фессиональных принципов, а порой и эмо­ций.

Совместными усилиями западные востоко­веды с высокой лингвистической, археологи­ческой компетентностью, обстоятельно, на­сколько позволяли это сделать источники, ис­следовали военно-политическую историю гун­нов с момента первого упоминания о них до крушения империи Аттилы в V в. н. э., их со­циальное устройство, хозяйственно-экономи­ческий уклад, искусство.

История гуннов, личность их легендарного предводителя Аттилы по-прежнему интере­сует западных исследователей, по этой теме регулярно публикуется большое количество научных работ на разных языках. По-види­мому, эти загадочные кочевники - гунны, их эпоха и влияние на ход мировой истории будут еще долго волновать умы историков

 

Литература

  1. Grousset Rene. The Empire of the steppes. A history of Central Asia. Rutgers university press, 1970. p. V.
  2. Там же, 23-24.
  3. Томпсон А. Гунны. Грозные воины степей. М.: ЗАО Центрполиграф, 2008, с.
  4. Там же, с.
  5. Там же, с.
  6. Там, же, с. 9-10.
  7. Там же, с. 243.
  8. Там же, с. 244-245.
  9. Там же, с. 14.
  10. Maenchen-Helfen Otto. The world of the Huns. Studies in their history and culture. University of California press, Berkeley, 1973, p. XVI.
  11. Там же, XVI.
  12. Там же, XVI-XVII
  13. Там же, XXIV.
  14. Там же, XXV.
  15. Там же, XVII.
  16. Томпсон А. Гунны. Грозные воины степей. М.: ЗАО Центрполиграф, 2008, с. 255
  17. Там же.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
loading...