Роль Регионального Форума АСЕАН в мирном урегулировании конфликта в Южно-Китайском море: позиции ключевых стран

В статье рассматривается роль Регионального форума АСЕАН в обеспечении безопасности в Азиатско-Тихо­океанском регионе на фоне складывающейся конфликтности в Южно-Китайском море, а также дается оценка будущих перспектив организации. Проанализированы характерные особенности политики ключевых стран, участвующих в решении данной проблемы. Эти страны в процессе урегулирования кризиса должны сыграть важнейшую роль - выступить посредниками, предложить «добрые услуги». Успешный опыт преодоления кри­зиса в Южно-Китайском море станет для Форума прецедентом, отталкиваясь от которого участники смогут выработать более чёткий механизм урегулирования противоречий. Выявлена и обоснована необходимость дальнейшей трансформации Регионального форума АСЕАН для оперативного разрешения данной проблемы. На основе исследования результативности политической активности стран-участниц в регионе дается прогноз дальнейшей работы Форума.

Южно-Китайское море в повестке АРФ.

Начиная с 2010 года, фокус обсуждений орга­низации начал смещаться в сторону вопроса о принадлежности островных территорий Южно­Китайского моря. Значительное влияние на из­менение основного акцента обсуждений оказало «возвращение» США в регион и та новая, более активная роль, которую они начали играть в ре­гиональных многосторонних организациях. В вопросе о Южно-Китайском море Соединённые Штаты также начали занимать более отчётливую позицию. Региональный форум АСЕАН-2012 обещал стать одним из самых продуктивных и закончиться принятием комплексного решения, которое помогло бы если и не решить, то хотя бы в значительной степени упростить складыва­ющуюся ситуацию. Но из-за противоречий, воз­никших внутри стержня АРФ, АСЕАН, этого не произошло. Так, на Министерской встрече АСЕ­АН в первый раз за 45 лет существования, мини­страм стран АСЕАН не удалось принять финаль­ное коммюнике из-за разногласий в позициях по вопросу о статусе островов Южно-Китайского моря [1]. В результате чего встреча АРФ полу­чилась скомканной, нервозной, и перечеркнула многое из того, что было достигнуто ранее. Вину за это многие вменяют Китаю и Камбодже, заяв­ляя, что Китай, настойчивый и бескомпромисс­ный в данном вопросе, оказывал значительное влияние на Камбоджу, председательствовавшую на встречах АСЕАН в 2012 году. Так, наряду с реализацией инфраструктурных проектов за по­следние 10 лет Китай инвестировал миллиарды долларов в экономику Камбоджи - в десять раз больше, чем США за аналогичный период. Более того, экс-председатель КНР Ху Цзиньтао посе­щал с 30 марта по 2 апреля Камбоджу с четырёх­дневным государственным визитом, а за месяц до встречи в рамках АРФ он нанёс повторный визит «с целью поднятия двустороннего сотруд­ничества на новый уровень» [2]. Показателен и тот факт, что Камбоджа, будучи хозяйкой встре­чи, отказалась одобрить коммюнике, поскольку в нём прослеживалась антикитайская риторика в упоминании о недавнем столкновении Китая и Филиппин в районе отмели Скарборо [3]. Кам­боджа в процессе согласования документа про­должала настаивать на том, что подобного рода диспуты должны быть урегулированы в двусто­роннем порядке, а причастность АСЕАН к этому конфликту может поставить под сомнение поли­тическую «нейтральность» объединения, что, в принципе, соответствует взгляду Китая на дан­ный вопрос. И поскольку все решения в АСЕАН принимаются консенсусом, то государствам так и не удалось прийти к конечному варианту ком­мюнике, который бы устроил всех.

Главным разочарованием АРФ-2012 стала неспособность участников Форума согласовать «Кодекс поведения в Южно-Китайском море», разговоры о котором идут с 2002 года, когда была принята Декларация поведения сторон в Южно-Китайском море. Причины провала про­слеживаются ещё с конца 2011 года, когда стра­ны АСЕАН и Китай уже почти согласились на­чать переговоры по выработке официального решения, обязательного для исполнения. Пере­говоры, однако, остановились после того, как начали вскрываться расхождения между стра­нами АСЕАН относительно формулировок по­ложений «Кодекса». Пекин сделал по этому по­воду многозначительное заявление, в котором подчеркнул, что обдумает возможные предложе­ния для будущего соглашения, «когда настанет подходящее время». Вполне возможно участни­ки АРФ истолковали его не совсем верно, пред­положив, что 19-я встреча в рамках Форума и станет «подходящим временем». США в то же время всячески продвигали принятие «Кодек­са», который бы базировался на международном праве и существующих межправительственных соглашениях. Относительно же сложившейся ситуации Клинтон подчеркнула, что для реше­ния вопросов, касающихся свободы навигации и законного использования морских ресурсов, не­обходимо обсуждать их в рамках более обшир­ного региона, а переговоры в строго двусторон­нем порядке могут привести к «замешательству или даже конфронтации» [4]. В свою очередь издание «China Daily» отметило, что «США - внешняя для Восточной Азии держава, находя­щаяся не в той позиции, чтобы советовать стра­нам региона, как разрешать их противоречия». Дальнейшие комментарии более чётко очертили позицию Пекина по этому поводу: Региональ­ный Форум АСЕАН - не подходящее место для решения территориальных споров в Южно-Ки­тайском море [5]. Обострение ситуации вокруг Южно-Китайского моря оказывает весьма нега­тивное влияние на региональный климат.

Более напористая политика Китая послед­них лет и активизировавшаяся политика США в Восточной Азии всё больше скатываются к противостоянию. И теперь решение ключевых вопросов региональной безопасности будет в значительной степени зависеть от умения, а са­мое главное, желания Пекина и Вашингтона до­говариваться.

Позиции ключевых участников в АРФ.

Соединённые Штаты. С окончания холодной войны позиция Вашингтона по отношению к многосторонним институтам в целом, и Реги­ональному форуму в частности, претерпела значительные изменения, которые во многом зависели от политики и взглядов действую­щей Администрации. Позиция администрации Клинтона по отношению к многосторонним институтам, в отличие от позиции предшеству­ющей администрации Дж. Буша-старшего, во многом была продиктована стремлением к ли­берализации, институционализации и много­сторонности [6]. Так, заместитель госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихоокеанского ре­гиона Уинстон Лорд обозначил в качестве од­ной из основных целей американской политики тех лет «развитие многосторонних форумов по консультациям в сфере безопасности», и под­черкнул, что США будут «принимать полноцен­ное участие» в работе диалога по безопасности в формате Пост-министерских встреч АСЕАН, коим впоследствии и стал АРФ. Принятие Америкой АРФ было рациональным шагом. Не было совершенно никакого смысла в сопротив­лении, а поддержание подобного института не требовало больших затрат и даже приносило определённые внешнеполитические дивиден­ды. Администрация Джорджа Буша-младшего значительно уменьшила степень своего участия в АРФ. Госсекретарь Колин Пауэлл использо­вал АРФ в качестве площадки для привлече­ния стран-участниц к борьбе с международным терроризмом. Его преемница Кондолиза Райс и вовсе не всегда посещала встречи Форума, де­монстрируя, что у госсекретаря есть более важ­ные дела, такие, как, например, урегулирование Ближневосточного кризиса [8, с. 56-58] [9, с. 484-486]. С приходом администрации Барака Обамы, на фоне роста политико-экономическо­го потенциала Китая, США осознали, что сда­ют позиции в АТР. Чтобы восстановить былой уровень влияния, Вашингтон официально закре­пил тихоокеанский вектор в качестве основного внешнеполитического направления, в котором существенное значение отводилось участию в многосторонних форумах [10]. На последнем саммите АСЕАН и в рамках Регионального фо­рума США не остались в стороне от обсуждений вопросов, касающихся Южно-Китайского моря. Позиция США сводилась к тому, что их необхо­димо обсуждать в расширенном формате, при­влекая все заинтересованные стороны. Наметив­шийся в АСЕАН раскол может быть грамотно использован Вашингтоном для сближения с ря­дом государств АСЕАН, которые со всё большей опаской относятся к Китаю.

Китай. Изначально Китай был чрезвычайно насторожен в отношении АРФ по ряду причин. Во-первых, Пекин опасался, что новый много­сторонний региональный механизм будет нахо­диться под влиянием Вашингтона и послужит каналом для транслирования воли США и кри­тики Китая. Во-вторых, Пекин опасался того, что многосторонние форумы могут «интернаци­онализировать» чувствительные двусторонние проблемы, в решении которых Китай обладал экономическими рычагами, позволяющие ему отстаивать свои интересы. Тем самым участие в Форуме, по мнению Пекина, могло ограничить спектр его внешнеполитических приёмов. Ки­тай считает, что двусторонние проблемы долж­ны решаться непосредственно двумя сторонами, а многосторонние меры только осложнят суще­ствующее положение дел и принятие финаль­ного решения [11, c. 43-44]. Но, несмотря на свои опасения, Китай всё-таки присоединился к Региональному форуму в 1994 году. Со време­нем скептическое отношение начало сменяться более конструктивным подходом. В частности с 2001 года значительно выросли количество и качество участия Китая в АРФ. КНР не только предложила принимать у себя встречи в рамках АРФ или выступать в качестве сопредседателя, а также выступила со смелыми предложениями по развитию более тесного сотрудничества между участниками Форума [12]. С 2004 года Китай на­чал на регулярной основе участвовать в публи­кации «Ежегодного обзора безопасности АРФ» (ARF’s Annual security outlook). Несмотря на то, что китайские доклады по уровню прозрач­ности по-прежнему не дотягивали до уровня до­кладов западных государств, оборонные «белые книги» Китая стали содержать гораздо больше информации о действующей доктрине НОАК и её стратегии. В 2012 году Китай приложил массу усилий для того, чтобы дискуссии в рамках Фо­рума по вопросу урегулирования споров вокруг Южно-Китайского моря либо шли в выгодном для него русле, либо не шли вовсе. Оказанное на Камбоджу влияние существенно смешало карты обсуждений как на встречах АСЕАН, так и АРФ. Таким образом, сложившееся положе­ние показывает, что Пекин обладает рычагами, необходимыми для того, чтобы в значительной степени влиять на развитие ситуации. Наметив­шийся раскол в АСЕАН, по мнению Китая, сви­детельствует лишь о комплексности проблемы, а участие «внешних держав», прежде всего США, ситуацию только осложняет.

Япония. В конце ХХ века восточноазиатская политика Японии характеризовалась многосто­ронним подходом к экономическим отношениям и двусторонним подходом к отношениям в об­ласти безопасности. Тем не менее в 1991 году, с окончанием холодной войны, Токио решил отой­ти от прежней позиции, примером чему явилось весьма неожиданное предложение министра иностранных дел Японии Таро Накаямы о созда­нии многостороннего диалога по безопасности в формате Пост-министерских встреч АСЕАН [13]. Несмотря на то, что предложение на тот момент не нашло отклика, в конечном итоге, оно всё-таки материализовались в виде Региональ­ного Форума АСЕАН [14, c. 174]. Изначально Форум для Токио представлял инструмент по­строения доверия в регионе и координации по­литик государств по широкому кругу вопросов региональной политики.

Япония использовала Форум для генери­рования позитивного имиджа в восприятии государств региона, а также для того, чтобы в нужные моменты сближаться с Китаем или сдерживать его. Япония всегда принимала ак­тивное участие в обсуждениях, деятельности межсессионных групп и межсессионных встреч Регионального форума, играя роль посредника между более активными участниками Форума - Австралией, США - и менее активными - Кита­ем и рядом стран АСЕАН. Несмотря на то, что организация развивалась и обрастала новыми соглашениями и рабочими группами, со време­нем для Японии стала очевидной неспособность Форума качественно прогрессировать и решать существенные проблемы безопасности [15, с. 107]. К концу 1990-х годов интерес Токио к уча­стию в форуме начал постепенно падать [15, c. 129]. На современном этапе Япония не питает иллюзий относительно возможности качествен­ной трансформации Форума. В последнее время японские дипломаты всё чаще говорят о при­верженности «сетевой дипломатии» (“network diplomacy”), сочетающей в себе двусторонние и многосторонние внешнеполитические меры [16]. При этом АРФ остаётся для Японии лишь диалоговой площадкой для построения доверия и согласования политических позиций, а дву­сторонний альянс США по-прежнему сохраняет роль главного гаранта безопасности.

Россия. Участие в АРФ для России образ­ца начала 90-х годов было важным, в первую очередь, с той точки зрения, что это подчёрки­вало её статус в качестве восточноазиатской и тихоокеанской державы. Россия получила воз­можность участвовать в обсуждении вопросов региональной политики и безопасности, что по­могало ей больше включаться в региональные отношения и укреплять доверие в отношениях с государствами региона. Участие в многосто­ронних организациях и прочих инициативах, со­трудничество со странами АСЕАН стали неотъ­емлемой частью региональной политики России [17]. С начала 2000-х российская сторона начи­нает играть более активную роль в деятельности АРФ в области преодоления нетрадиционных угроз безопасности, таких, как противодействие терроризму и транснациональной преступно­сти, чрезвычайное реагирование, борьба с пи­ратством. Россия неоднократно выступала в ка­честве сопредседателя межсессионных рабочих группы и межсессионных встреч по противодей­ствию терроризму и транснациональной пре­ступности - МВ-ПТТП. Решением 17-й сессии АРФ за Россией в рамках форума закреплена роль формального лидера (вместе с Малайзией и Австралией) в борьбе с кибертерроризмом [18].

Азиатское направление является одним из наиболее важных для России [19], и Москва прилагает всё больше усилий для политической интеграции в АТР. Однако, участвуя во встречах Регионального Форума, Россия старается избе­гать обсуждения наиболее спорных вопросов, затрагивающих стратегические интересы участ­ников. Во-первых, стратегические партнёры России в Азии, Вьетнам и Китай, являются ан­тагонистами в спорах в Южно-Китайском море. Следовательно, солидарность с одним означает осложнение отношений с другим. Во-вторых, Россия не обладает достаточной материальной мощью в Восточной Азии, сопоставимой, на­пример, с флотом США или экономическим ве­сом Китая, которая могла бы подкрепить дипло­матическую позицию Москвы.

Индия. Индия присоединилась к Региональ­ному форуму АСЕАН в 1996 году, спустя год по­сле того, как получила статус партнёра по диа­логу АСЕАН. Многоплановое сотрудничество со странами АСЕАН и участие в Региональном форуме АСЕАН, наряду с участием в Восточ­ноазиатских Саммитах, являются главными институциональными элементами воплощения курса «Взгляда на Восток» («Look East»), при­нятого в 1992 году, а также опорами политиче­ского присутствия Индии в регионе [20]. Индия принимает активное участие во всех механизмах по линии Форума. Что касается споров вокруг островов Южно-Китайского моря, выходящих сейчас на первый план обсуждений в рамках Форума, Дели выступает за принятие Кодекса поведения в Южно-Китайском море. При этом Индия воздерживается от каких-либо активных действий и официально не поддерживает ни одну их спорящих сторон. АРФ для Индии яв­ляется лишь элементом воплощения стратегии «Взгляда на Восток», которая за прошедшие десятилетия получила неоднозначные оценки экспертов. Индия хоть и сблизилась со страна­ми региона, в чём Форум сыграл существенную роль, но по ряду причин не стала существенным элементом политической архитектуры регио­на. Страна по-прежнему в основном озабочена проблемами её родного региона - Южной Азии, несмотря на желание активно присутствовать в Восточной Азии [21]. Однако в свете обостре­ния противоречий внутри Форума у Индии есть хороший шанс проявить активность и, не будучи напрямую втянутой в конфликт, внести вклад в конструктивное решение проблемы.

Заключение. В июле 2013 г. состоялась 20-я встреча Регионального форума АСЕАН. Орга­низация увеличила количество членов с 18 до 27, обросла огромным количеством профиль­ных межсессионных групп и встреч. Региональ­ный форум растопил лёд в отношениях некогда враждовавших государств и сослужил хорошую службу в деле формирования многостороннего диалога по проблемам безопасности в регионе.

Во-первых, Северокорейская проблема и проблема спорных островов в Южно-Китайском море обсуждались почти на каждой встрече, од­нако существенного прогресса в их решении в рамках Форума так и не было достигнуто, а иной раз обсуждения и вовсе осложняли ситуацию.

Во-вторых, достаточно очевидной стала, если не невозможность, то чрезвычайная слож­ность в переходе организации от мер по по­строению доверия к превентивной дипломатии. Многие цели и планы организации были согла­сованы лишь на бумаге, но практических шагов, направленных на построение эффективной ин­ституциональной структуры в деле обеспечения безопасности, так и не было предпринято. Од­ной из причин данной проблемы является недо­статочная вера участников в результат предпри­нимаемых ими действий и отсутствие необходи­мого уровня приверженности вырабатываемым принципам. Другая причина - противоречия между мощными региональными державами по ключевым вопросам сотрудничества, которые значительно осложняют возможность развития организации в заданном русле. Среди причин подобного развития событий нужно отметить недостаток лидерства в АРФ. Сильный лидер служит важным элементом развития любой ор­ганизации, а в случае с АРФ бремя лидера на себя взвалил АСЕАН. Однако его мощи и поли­тической воли для подобной роли фактически не хватило.

В-третьих, АСЕАН, ядро Регионального Фо­рума, в последнее время обнаруживает дефицит солидарности. Несогласие Камбоджи принимать коммюнике, в котором прослеживалась антики­тайская риторика, обнажило раскол внутри «ло­комотива» регионального сотрудничества. От­сутствие в АСЕАН былого единодушия может иметь весьма негативные последствия в деле развития региональной политической интегра­ции, особенно в рамках АРФ. И без того не очень продуктивный Форум может регрессировать даже в деле построения доверия. Кажется, что «рулевой Форума» оказался в ловушке, которую сам для себя и создал. С одной стороны, страны АСЕАН заинтересованы в развитии, расшире­нии и усилении АРФ как гаранта региональной безопасности. Но они, пожалуй, осознают, что не в состоянии привлечь крупных региональных игроков к продуктивному диалогу. В то же вре­мя, страны АСЕАН, понимая свои ограничен­ные ресурсы в качестве лидера Форума, не мо­гут позволить себе передать эту роль кому-либо другому, поскольку опасаются, что в таком слу­чае вся АСЕАН в целом и каждая страна-член в отдельности могут потерять политический вес. Сейчас, когда диалоговые механизмы уже налажены, центральная роль АСЕАН постепен­но теряет свою актуальность. Однако стоит от­метить, что роль АСЕАН в качестве «рулевого Форума» стала одним из условий его создания, базисом его нейтральности, беспристрастности и невмешательства во внутренние дела. Ассоци­ация помимо роли стержня являлась ещё и сво­еобразным хранителем ценностей организации, тех проверенных временем принципов АСЕАН (“AsEAN Way”), которыми страны Юго-Вос­точной Азии руководствовались в процессе ин­теграции и укрепления сотрудничества.

Центральное положение АСЕАН до сих пор удовлетворяет большинство участников АРФ, поскольку если, лидирующую роль займёт ве­ликая держава, то это чревато явным перекосом в организации, она лишиться нейтральности и внутреннего равновесия. Возможным выходом из положения может стать ротация председа­тельства в Форуме с участием всех государств АРФ, а не только стран АСЕАН, как сейчас. В качестве образца может выступить система про­ведения саммитов Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества, когда страна- председатель полностью берёт на себя подготов­ку встречи, формирует повестку, которая после согласовывается с другими участниками, а про­работка вопросов идёт в рамках рабочих групп. Профильные межсессионные группы и встречи неплохо вписываются в эту концепцию. В таком случае государство-председатель будет макси­мально внимательно относиться к формирова­нию повестки, в спорных ситуациях выступать в качестве посредника, чувствовать ответствен­ность за результат и будет стремиться к тому, чтобы встреча прошла успешно и продуктивно. Данная модель может придать новый импульс развитию организации, освободить её от одно­бокости и недостатка политической воли.

Судьба Форума во многом зависит от реше­ния взрывоопасного вопроса принадлежности островов и акваторий Южно-Китайского моря. В случае если споры не перерастут в вооружён­ный конфликт, а у стран-участниц хватит по­литической воли и дипломатической гибкости для выработки и принятия Кодекса поведения в Южно-Китайском море, то это может укрепить статус АРФ в качестве ключевого института ре­гиональной безопасности. Державы, напрямую не вовлечённые в споры, в процессе урегули­рования кризиса должны сыграть важнейшую роль - выступить посредниками, предложить «добрые услуги», участвовать в создании ус­ловий для принятия комплексного решения. В случае если неспособность АРФ оказать влия­ние на урегулирование кризиса станет очевид­ной, и государства предпочтут создать некое специализированное (“ad hoc”) объединение, как это было в ситуации с Северной Кореей, то региональный Форум себя окончательно дис­кредитирует. Однако это, скорее всего, не при­ведёт к прекращению деятельности Форума, поскольку он имеет разветвлённую институ­циональную структуру в области нетрадици­онных угроз безопасности (Приложение №1), где АРФ сравнительно успешен. В таком слу­чае фокус обсуждений в рамках АРФ оконча­тельно сместится в сторону таких вопросов, как борьба с терроризмом, кибертерроризмом и международной преступностью, нераспростра­нение оружия массового поражения, морская безопасность, предотвращение и борьба с по­
следствиями природных катастроф, гуманитар­ная помощь и т.д.

Образовавшаяся в Южно-Китайском море напряжённость существенно осложняет возмож­ность развития организации. Однако в свете по­тенциального роста конфронтации между США и Китаем, которая в той или иной степени про­ецируется на все региональные процессы, АРФ, будучи переговорной площадкой, имеет возмож­ность играть роль инструмента снижения напря­жённости вокруг Южно-Китайского моря. Таким образом, будущая значимость Форума в значи­тельной степени зависит от того, как будут скла­дываться отношения этих двух стран и той роли, которую они отведут форуму в деле урегулиро­вания возникающих между ними противоречий.

Межсессионные встречи АРФ

Собираются 4 раза в год, посвящены ключевым вопросам организации:

  • противодействие терроризму и международной преступности;
  • устранение последствий чрезвычайных ситуаций;
  • морская безопасность;
  • нераспространение и разоружение.

Источник: Официальный сайт Регионального форума АСЕАН http://aseanregionalforum.asean.org/.

 

Литература

  1. Loy, Irvin. ASEAN Concludes, Exposing South China Sea Rifts // Eurasia review 13. 07.2012. URL: http://www.eurasiareview. com/13072012 -asean-concludes-exposing-south-china-sea-rifts/
  2. Clement, Nicholas. China Trumps ASEAN in the South China Sea // Atlantic Sentinel 19.07.2012. URL: http://atlanticsentinel. com/2012/07/ china-trumps-asean-in-the-south-china-sea/
  3. . Branigan, Tania and Watts, Jonathan. Philippines accuses China of deploying ships in Scarborough shoal // The Guardian. 23.05.2012.URL: http://www.guardian.co.uk/world/2012/may/23/philippines-chinaships-scarborough-shoal
  4. . Clinton, Hillary. U.S. Secretary of State Remarks to ASEAN Regional
  5. Forum, Phnom Penh, Cambodia, 12.07.2012. URL: http://www.state.gov/secretarv /rm/2012/07/194909.html/ US sows seeds of discord // China Daily (13.07.2012). URL: http://usa.chinadaily.com.cn/opinion/2012-07/13/content 15576176.html/
  6. Clinton, William. Fundamentals of security for a new Pacific century,
  7. July1993, Address before the National Assembly of the Republic of Korea, Seoul.
  8. Lord, Winston. A New Pacific Community: Ten Goals for American Policy //Foreign Policy Bulletin. 1993. Vol. 3, № 6. P.49-53.
  9. Goh, Evelyn: ASEAN Regional Forum in US East Asian strategy // The Pacific Review. 2004. - Vol. 17. - № 1. - P 47-69.
  10. Rice, Condoleezza. No Higher Honor: A Memoir of My Days in Washington/ Condoleezza Rice. New York: Crown publishers, 2011. 766 p.
  11. Clinton, Hillary. America’s Pacific Century // Foreign Policy. November 2011.URL:http://www.foreignpolicy.com/ articles/2011/10/11/americas pacific century.
  12. Hung, Serene. China in ASEAN-led multilateral forums // Maryland series in Contemporary Asian Studies. - 2006. - № 2 (185). - 97 p.
  13. Chairman’s Statement: The Tenth ASEAN Regional Forum Ministerial Meeting, Phnom Penh, Cambodia, 18 June 2003. URL:
  14. http://2001-2009.state.gOv/t/ac/csbm/rd/25478.htm.
  15. Nakayama, Taro. statement to the General session of the AsEAN Post Ministerial Conference, Kuala Lumpur, July 22, 1991. URL: http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1991/1991-appendix-2.htm
  16. Hook, Glenn D. Japan and the AsEAN regional Forum: Bilateralism, Multilateralism or supplementarism? // Jahrbuch des Deutschen Instituts fur Japanstudien. - 1998. - № 10. - P. 159-188.
  17. Yuzawa, Takeshi . Japan’s security Policy and the AsEAN Regional Forum: The search for Multilateral security in the Asia- Pacific / Takeshi Yuzawa. NewYork: Routledge, 2007. 236 p.
  18. Gemba, Koichiro. speech by Minister for Foreign Affairs of Japan on the Occasion of the 18th International Conference on the Future of Asia: Building a „High- Quality society“ through Network Diplomacy, Tokyo. 24.05.2012. URL: http://www.mofa.go.ip/ announce/fm/gemba/speech 120524.html
  19. Primakov, Yevgeniy. speech in the 18th AsEAN-PMC, Jakarta, 23.07.1996. URL: http://www.aseansec.org/4813.html.
  20. Participation of Russia in the counter-terroristic cooperation: AsEAN Regional Forum format//Ministry of foreign affairs of the Russian Federation 28.10.2011. URL: http://www.mid.ru/bdomp/ns-rasia.nsf/3a0108443c964002 432569e7004199c0/c32577ca0 017458644257937002733dd!
  21. Decree “On measures of external policy course realization of the Russian Federation”//Official website of the President of Russia. URL: http://www.kremlin.ru/acts/15256
  22. Haokip, Thongkholal. India’s Look East Policy // Third Concept - An International Journal of Ideas. 2011. Vol. 24, № 291. P. 7-11.
  23. Лебедева, Нина. Курс Индии: движение на Восток // Новое восточное обозрение. 13.06.2013. URL: http://www. ru.journal-neo.com/node/117377
Фамилия автора: Ж.А. Таубаева
Год: 2013
Город: Алматы