Современное состояние и приоритетные задачи развития в перспективе нефтяной отрасли в мире и Казахстане

Раскрыта общая тенденция развития современной нефтяной отрасли в мире. Дана ее характеристика как одной из основных отраслей экономики Казахстана. Доказывается, что нефтегазовый комплекс является движущей силой проводимых в республике социально-экономических реформ, проводником современных инновационных и управленческих решений. Отмечается, что нефтегазовый комплекс имеет специфические особенности, усиливающие интенсивность техногенного воздействия в загрязнении окружающей среды. Подчеркивается, что морская добыча становится новым этапом освоения запасов углеводородов в республике. Рассматриваются приоритетные направления эффективного развития нефтехимии в стране. Обосновывается целесообразность формирования кластеров в нефтегазодобывающей промышленности Казахстана. Делается вывод о путях развития и поддержания системы магистральных нефтепроводов для надежной транспортировки нефти на экспорт и внутренний рынок. 

Общая тенденция развития современной няфтяной отрасли в мире

Под термином «энергетическая безопасность» в мировом сообществе принято понимать защи­щенность граждан, экономики, государства от угрозы дефицита в обеспечении энергией на приемле­мых условиях (качество, цена, доставка).

Уже сегодня мировое сообщество столкнулось с серьезными проблемами, которые способны за­тормозить поступательное развитие человечества из-за ограничения в увеличении добычи полезных ископаемых из природных ресурсов, которые носят конечный характер. По прогнозам экспертов, в течение текущего столетия многие из них будут исчерпаны.

Как известно, ведущее место в топливно-энергетическом секторе занимает нефть. Она составляет основу топливно-энергетических балансов всех экономически развитых стран. Нефть — национальное богатство добывающих стран, источник могущества, фундамент их экономики, фактор обороны и безопасности.

Доказанные запасы нефти в мире оцениваются в 140 млрд т, а ежегодная добыча составляет около 3,5 млрд т. Запасы нефти в крупных странах мира на сегодняшний день составляют, млрд т: Саудовская Аравия — 36,1; Ирак — 18,1; Иран — 15,5; Кувейт — 13,3; ОАЭ — 13; Венесуэла — 11,2; США — 4,2; Китай — 3 [1; 38].

За последние два десятилетия человечество вычерпало из недр более 60 млрд т нефти. В то же время, чем выше спрос на нефть, чем больше ее добывают, тем большие капиталы вливаются в от­расль, тем активнее идет разведка, тем быстрее открываются и осваиваются новые месторождения.

В мире общей тенденцией развития современной нефтяной отрасли является уменьшение разве­данных запасов легкой нефти. Практически весь прирост запасов происходит за счет тяжелой вязкой сернистой нефти.

В связи с этим дальнейшее развитие нефтеперерабатывающей промышленности направлено на повышение глубины переработки нефти и нефтяных остатков. Поиск новых технологий и катализа­торов, стойких к высокому содержанию серы, металлоорганики, парафинов и других примесей, явля­ется основной задачей ближайшего будущего.

Нефтяная отрасль как одна из основных отраслей экономики Казахстана

За годы независимого развития Казахстан вошел в число ведущих производителей и экспортеров нефти в мире, обладая крупнейшими запасами в Каспийском регионе.

Если на заре суверенитета республики перспективы десятилетий связывались с крупными про­ектами, начатыми в 1980-1990 гг., такими как «Карачаганак», «Тенгиз», то с начала XXI в. в казах­станских ведомствах и институтах снова в разряд актуальных попал вопрос наращивания разведан­ных запасов и дальнейшего развития отрасли геологоразведки. Новые планы строились на основе разведки и разработки глубоких залежей Прикаспийской низменности, что позже вылилось в проект «Евразия», и освоения морских недр. В целом же на протяжении 2000-2010 гг. были открыты порядка 30 месторождений нефти и газа с различной величиной запасов [2; 37].

В начале первого десятилетия ХХІ в. в акватории Каспия было открыто гигантское месторождение Кашаган, ресурсы которого увеличили запасы страны сразу вдвое.

Дальнейший прирост запасов нефти был обеспечен в 2005 г. за счет месторождений Карамандыбас, Каракудук и Кашаган (пересчет запасов); в 2008 г. — Кожасай, Арыстановское и Кайран; в 2010 г. — Акшабулак Центр, Кондыбай, Жангурши, Тасым, Тамдыколь, Мортук Восточный и других; в 2012 г. — Аккар Восточный, Карабулак Юго-Западный, Башенколь, Новобогат ЮВ надкарнизный, Чинаревское, Кашаган (пересчет запасов) и Урихтау. В 2013 г. дополнительный вклад в нефтяную копилку республики внесли месторождения Хазар, Каламкас, Морское и Дунга.

В сегменте производства нефти и газа наиболее весомыми проектами последных лет стали:

  • открытие новой залежи нефти на месторождении «Рожковское» (Западно-Казахстанская область), которое эксплуатирует предприятие с участием АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» (АО «РД «КазМунайГаз») — ТОО «Урал ойл энд Газ». Примечательно, что изначально разведочные работы на этом месторождении были нацелены на поиск углеводородов в бобриковском и турней-ском горизонтах, а запасы категории 2Р по этим горизонтам, согласно проводимым по международ­ным стандартам техническим аудитам, выросли с 5,4 млн т в 2012 г. до 7,9 млн т в 2013 г. Однако, помимо этих горизонтов, нефть была найдена еще и в отложениях башкирского возраста. По планам оператора, данное месторождение должно быть введено в эксплуатацию в 2017 г. [3; 7];
  • ввод в опытно-промышленную эксплуатацию «КазТрансГазом» месторождения «Жаркум», ко­торое в течение почти трех десятилетий сможет снабжать газом Жамбылскую область, еще больше снизив зависимость юга страны от узбекского импорта [4; 6].

Сейчас среди стран СНГ Казахстан занимает второе место после России по добыче нефти. Так, в 2013 г. страна занимала 12-е место в мире по объемам доказанных запасов нефти и газового конденсата, 17-е — по объему нефтедобычи, 22-е — по доказанным запасам природного газа и 28-е — по объему газодобычи.

Существующие тенденции говорят о том, что нефтегазовая отрасль Казахстана продолжает на­ходиться в зоне активного роста наряду с сохранением ее высокой инвестиционной привлекательности. Сегодня на долю инвестиций в недропользование УВС (углеводородное сырье) приходится порядка 70 % от общего объема инвестиций в развитие минерально-сырьевого комплекса Казахстана.

На данный момент в отечественной нефтянке действует ряд крупных иностранных компаний, представляющих более чем 45 государств мира, включая США, Великобританию, Францию, Италию, Швейцарию, Германию, Россию, Японию, Китай, Индонезию и другие. В общей сложности в 2000­2013 гг. в нефтегазодобывающую отрасль ими вложено 150,1млрд долларов США, в том числе 18 млрд долларов пришлось на проведение геологоразведочных работ (ГРР). За этот период объем инве­стиций возрос почти в 5 раз. Наибольшую инвестиционную активность проявляют такие крупные компании, как «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (18 %), СП «Тенгизшевройл» (15 %), АО «Мангистаумунайгаз» (12 %), АО «СНПС-Актобемунайгаз» (11 %), АО «Озенмунайгаз» (8 %), АО «Эмбамунайгаз» (4 %), АО «ПетроКазахстан Кумколь Ресорсиз» (3 %), АО «Тургай — Петролеум» (3 %), АО «Каражанбасмунай» (2,5 %), а также ФК «Бузачи Оперейтинг Лтд» (2 %) [5; 19].

Одним словом, нефтегазовый комплекс является движущей силой выполняемых в республике социально-экономических реформ, проводником современных инновационных и управленческих решений. Особенно заметна в этом процессе роль АО «НК «КазМунайГаз», которое обеспечивает порядка трети всей нефтедобычи, практически 96 % транспортировки газа, 67 % трубопроводной транспортировки нефти, 83 % нефтепереработки в стране и уже давно стало национальным нефтега­зовым брендом.

Согласно оценке маркетинговой компании Епе^у Intelligence Croup в настоящий момент «Каз-МунайГаз» входит в список 50 ведущих нефтегазовых компаний мира. В ближайшем будущем нацхолдинг ставит своей стратегической целью войти в топ-30 лучших корпораций в мировой нефте­газовой отрасли [6; 6].

Сегодня государственным балансом полезных ископаемых Казахстана учтены извлекаемые запасы по 253 месторождениям нефти (около 5 млрд т). Общие прогнозные ресурсы по нефти составляют свыше 17 млрд т. Если говорить о приросте запасов, то в 2000-2013 гг. он достиг 2,025 млрд т нефти (прирост запасов опережает их погашение в 2,5 раза).

Необходимо отметить, что порядка 88 % запасов нефти (категории А+В+С1 и С2) распределены между крупными компаниями, в том числе 70 % приходится на «Норт Каспиан Оперейтинг Компа-ни» (45 %) и СП «Тенгизшевройл» (25 %). По 3 % имеют АО «Мангистаумунайгаз», АО «СНПС-Актобемунайгаз», АО «Озенмунайгаз» и «Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б. В.». Доля АО «Эм-бамунайгаз» составляет 2 %, а компаниям «Бузачи Оперейтинг Лтд», ТОО «Казахойл Актобе» и АО «Каражанбасмунай» принадлежат по 1 %. На остальных средних и мелких недропользователей при­ходится лишь 7 %. Еще 5 % запасов свободны от недропользования и находятся в общем фонде[5; 18,19].

Основные месторождения нефти расположены в Западном Казахстане и приурочены к прибор-товым зонам Прикаспийской впадины, Южно-Эмбенскому и Северо-Бузачинскому поднятиям, Севе-ро-Устюртской системе прогибов и Южно-Мангышлакскому прогибу, а также к шельфу казахстан­ского сектора Каспийского моря [7-9]:

  1. В административном отношении в состав Западного Казахстана входят Актюбинская, Западно-Казахстанская, Атырауская и Мангистауская области. Анализ данных о распределении запа­сов нефти и газа по областям Западного Казахстана отражает неравномерность распределения запа­сов углеводородного сырья по территории.
  2. В Атырауской области разрабатываются более 39 месторождений из открытых 88, что состав­ляет 40 % от республиканских разведанных запасов нефти.

На территории Атырауской области располагаются подсолевые гиганты «Тенгиз» и «Кашаган» (акватория Северного Каспия). Имеется ряд других месторождений, как подсолевых («Имашевское», «Королевское» и др.), так и надсолевых («Прорва», «Мартыши», «Кульсары», «Доссор» и др.), кото­рыми определяется уровень добычи нефти в области.

  1. Мангистауская область содержит 35,3 % от республиканских разведанных запасов нефти. В данный момент на территории области открыто 59 месторождений, из которых разрабатывается 27. Большинство месторождений расположено в Южном Мангышлаке (66,5 % от общих запасов), 29,8 % запасов — на полуострове Бозащи, на плато Устюрт — 2,5 и 1,2 % (6 месторождений) — в районе Южного Прикаспия.

Самые крупные нефтяные месторождения области: «Каламкас» (14,2 %), «Жетыбай» (13,6 %), «Каражанбас» (7,6 %), «Северный Бозащи» (6,2 %), «Озен», «Тенге» (3,2 %), «Южный Жетыбай» (2 %), «Тасболат» (1-4 %), «Донга-Еспелисай» (1,2 %), «Асар» (0,8 %). Месторождения «Озен», «Ка-ламкас», «Жетыбай» и «Каражанбас» определяют уровень добычи нефти в Мангистауской области.

  1. Актюбинская область обладает 11 % республиканских разведанных запасов нефти. В данной области открыты также крупные подсолевые месторождения: «Жанажол», «Кенкияк», «Алибекмо-ла», «Урихтау» и надсолевые: «Кенкияк», «Шубаркудук», «Каратюбе», «Акжар», «Кокжиде» и дру­гие. Имеются 23 месторождения нефти и газа, из которых разрабатываются только залежи в надсоле-вом комплексе «Кенкияка» и в отложениях карбона на «Жанажоле».

Одной из основных проблем наращивания уровней добычи нефти в Актюбинской области явля­ется наличие в растворенном газе концентраций сероводорода, достигающих 4-5 % на месторожде­ниях «Жанажол» и «Алибекмола», которые будут определять основной объем добычи нефти в области.

  1. Западно-Казахстанская область имеет 9 % от республиканских разведанных запасов нефти, связанных с Карачаганакской, Дарьинской, Тепловской, Гремячинской, Восточно-Гремячинской, Чи-наревской группами месторождений, и газовые месторождения — «Цыгановское», «Ульяновское», «Токаревское».

В целом из выполненного анализа следует, что по количеству разрабатываемых месторождений, величине разведанных промышленных запасов, а также по перспективным и прогнозным ресурсам основным нефтегазоносным районом на сегодняшний день являются Атырауская и Мангыстауская области. Территории данных областей занимают (в большинстве) в геоморфологическом отношении самую уязвимую часть Прикаспийской низменности — морскую аккумулятивную равнину. На по­верхности этой равнины расположены почти все основные нефтяные месторождения двух областей, построены производственные комплексы, населенные пункты, проложены сотни километров авто- и железных дорог, трубопроводы, являющиеся основными источниками загрязнения и нарушения при­родных компонентов и влияющие на антропогенное преобразование рельефа территории [10; 272-274].

Важно отметить то, что нефтегазовый комплекс имеет свои специфические особенности, усиливающие интенсивность техногенного воздействия в загрязнении окружающей среды. К ним от­носятся:

  • агрессивные свойства углеводородного сырья (содержание сероводорода — 25 %);
  • аномально высокое давление извлекаемого флюида (до 550-900 атм.);
  • освоение прежде всего крупных месторождений, так как их эксплуатация более рентабельна;
  • необходимость применения мощной буровой и строительной техники, разнообразных средств большой грузоподъемности с высоким разрушающим среду воздействием;
  • создание специальных транспортных систем большой протяженности для вывоза углеводо­родного сырья, расширяющих территориальную сферу воздействия на среду;
  • пониженная в сложных природных условиях надежность безаварийной эксплуатации промы­слового оборудования и транспортных средств.

Основные проявления этого воздействия представлены на рисунке 1.

Как видим, данная схема демонстрирует ярко выраженную негативную роль в ухудшении окружающей среды нефтегазодобывающей промышленности. Поэтому в настоящее время стал особо острым вопрос об экологической обстановке в Западном Казахстане как крупном техногенном факторе в преобразовании рельефа территории, которая сложилась не только в пределах одной области, но и всего региона. Для решения данной проблемы срочно нужны проведение и соблюдение природоохранных мер.

Что касается перспектив развития Казахстана, то с момента обретения независимости страны они были связаны с долгосрочными планами добычи углеводородов, доходы от которых должны стать базой создания диверсифицированной отечественной экономики. По прогнозам мировых экс­пертных организаций нефть и газ в обозримой перспективе десятилетий останутся основным энерге­тическим ресурсом. Этот фактор напоминает, что в противоречивой ситуации отрасль остается инст­рументом политики, зачастую превращаясь в силу своей значимости и масштабности в орудие давле­ния. Республика Казахстан с ее открытыми месторождениями и еще неразведанными запасами недр остается в сфере внимания и влияния как региональных, так и мировых держав, вместе с тем пытаясь вывести свою экономику в число наиболее развитых государств мира.

Схема воздействия нефтегазодобывающей промышленности Западного Казахстана на окружающую среду

Рисунок 1. Схема воздействия нефтегазодобывающей промышленности Западного Казахстана на окружающую среду (данные работы [11; 24])

По одним планам, которые рассматривались на первоначальном этапе развития отрасли, были варианты доведения добычи нефти до пиковых — 150-200 млн т в ближайшие десятилетия. Но позже пиковая планка была снижена до 100-120 млн т. Такие подходы предполагают форсированную раз­работку морских проектов, а также Тенгизского и Карачаганакского месторождений и вовлечение запасов средних компаний. В последние годы становится очевидным, что столь форсированные тем­пы наращивания добычи стали неактуальными для Казахстана, и не только из-за сложности природ­ных и технических условий разрабатываемых проектов.

В рамках Стратегии «Казахстан - 2050» отраслевым ведомствам предстоит выработать наиболее оптимальный сценарий освоения энергоресурсов страны и вхождения Казахстана в число 30 наибо­лее развитых государств. Источником прогресса должна стать не столько сырьевая, сколько дивер­сифицированная экономика с развитым аграрным и промышленным перерабатывающим сектором, машиностроением, инновационной экономикой и т.п.

Согласно озвученным ведомственными источниками данным [12; 41] в последние годы Казахстан придерживается прагматичного сценария, ориентированного на последовательное увеличение добычи нефти до 95-100 млн т в 2020 г., до 110-115 млн т — к 2030 г., стабилизацию в 2040-2050 гг. на уровне 110 млн т.

Морская добыча — новый этап освоения запасов углеводородов

Современная ситуация, свойственная развитию нефтегазодобывающей промышленности во всех странах мира, свидетельствует о том, что новые регионы сосредоточения крупных запасов углеводо­родного сырья характеризуются наличием продуктивных площадей либо в зонах, где залегающее сырье приходится извлекать с огромными финансовыми и материальными затратами, либо в шель-фовой зоне некоторых морских территорий. Эта закономерность предопределяет всю сложность про­цессов обнаружения новых нефтегазовых месторождений и последующего их освоения как с позиции финансово-экономических, технико-технологических результатов, так и с точки зрения необходимо­сти решения столь важной проблемы, какой является поддержание экологического равновесия, осо­бенно в зоне такого столь уязвимого для интенсивного промышленного освоения, каким является Каспийское море. В пределах его шельфа к настоящему времени уже начаты крупномасштабные ра­боты поисково-геологического и эксплуатационного характера в российском, азербайджанском, туркменском и казахстанском секторах [13; 5].

Разработанная в Казахстане Государственная программа освоения казахстанского сектора Каспийского моря, утвержденная Указом Президента РК от 16 мая 2003 г., стала системой широкомасштабных проектов по вовлечению в промышленную разработку ряда перспективных ме­сторождений углеводородного сырья. В соответствии с этой программой в том же году АО «Нацио­нальная компания «КазМунайГаз» учредила специализированное дочернее предприятие «АО «Морская нефтяная компания (МНК) «КазМунайТениз» для реализации нефтяных и газовых проектов в казахстанском секторе Каспийского моря.

Сегодня осуществляемая компанией разнохарактерная производственная деятельность концентрируется вокруг реализации ряда проектов.

Во-первых, Северо-Каспийский проект включает освоение месторождений «Кашаган», «Актоты», «Кайран», «Каламкас», «Юго-Западный Кашаган», в котором доля АО «НК «КазМунайГаз» со­ставляет 16,81 %.

Как скоро возобновится добыча нефти на самом главном, «козырном» проекте Казахстана — «Кашагане»? Вопрос сегодня волнует многих — от разработчиков месторождения до Правительства республики. Этим озадачены в первую очередь в международном консорциуме North Caspian Operat­ing Company (NCOC), акционеры которого вложили миллиардные инвестиции, чтобы добыть «черное золото» из недр в казахстанской части Каспийского шельфа. Такой интерес вполне оправдан, ведь «Кашаган» был признан одним из самых крупных открытий последних десятилетий в мировом неф­тяном промысле.

А потому «первую кашаганскую нефть» терпеливо ждали много лет, однако из-за сложной гео­логической структуры месторождения, высокого содержания сероводорода и сильного пластового давления это событие неоднократно откладывалось. И вот 11 сентября 2013 г. долгожданной добыче нефти на «Кашагане» был дан старт.

Однако это радостное событие длилось недолго из-за возникших неполадок на наземном газо­проводе, который соединяет остров D, где добывают нефть, с заводом «Болашак» — здесь ее очища­ют от примесей. После двух обнаруженных утечек газа добыча кашаганской нефти была приостанов­лена. Международный консорциум NСОС, чтобы в будущем избежать неприятностей в виде эколо­гической катастрофы, пригласил авторитетных экспертов и начал тщательное расследование причин утечки.

Сейчас консорциум обсуждает возможные сценарии безопасного запуска добычи нефти на «Кашагане», но с оговоркой, что в большой степени сроки начала добычи будут зависеть от ре­зультатов интерпретации данных, полученных после завершения проверки труб [14; 2].

Как надеются в «КазМунайГазе», после проведения необходимых ремонтно-восстановительных работ и мероприятий по возобновлению добычи это месторождение сможет ежегодно обеспечивать значительный объем в общереспубликанскую нефтегазовую копилку.

Во-вторых, освоение участка Тюб-Караган находится на стадии анализа и обобщения получен­ных геолого-геофизических данных. Учредителями их с 50-процентной долей участия являются АО «МНК «КазМунайТениз» и «ЛукОйл Оверсиз Шельф Б. В.».

И в-третьих, проекты «Жамбыл», «Абай» и «Исатай» считаются перспективными в отношении содержания углеводородных ресурсов и находятся в стадии начального изучения путем проведения сейсморазведочных и гравиметрических работ.

Ожидаемым результатом реализации данных проектов должны стать не только добыча десятков миллионов тонн извлекаемой на месторождениях шельфа Каспийского моря нефти и миллиардов ку­бических метров газа, но и кардинальное решение проблемы сохранения окружающей среды уни­кального бассейна Каспийского моря.

Безусловно, Северо-Каспийский проект внесет серьезный вклад в обеспечение глобальной энергетической безопасности, так как имеет неоценимое значение для будущего развития Казахстана.

Приоритетные направления эффективного развития нефтехимии в Казахстане

Казахстан, богатый углеводородным сырьем, всегда стремился развить сектор глубокой перера­ботки, с тем чтобы переориентировать сырьевой потенциал на выпуск продукции с высокой добав­ленной стоимостью. На протяжении многих лет в стране, ежегодно увеличивающей добычу нефти и газа, разрабатывались и принимались специальные программы для развития сектора переработки уг­леводородов и получения продукции с высокой добавленной стоимостью. Так, меры по развитию нефтехимической промышленности были предусмотрены в Программе по развитию нефтегазового сектора РК на 2010-2014 гг., Государственной программе по форсированному индустриально-инновационному развитию (ГП ФИИР) на 2010-2014 гг.

31 мая 2014 г. постановлением Правительства РК принят Комплексный план по развитию нефтегазового сектора на 2014-2018 гг. Разработан проект второй пятилетки ГП ФИИР РК на 2015­2019 гг., согласно которой нефтепереработка и нефтехимия являются одними из шести приоритетных отраслей.

На сегодня Казахстан уже реализует несколько проектов, нацеленных на развитие нефтехимической отрасли. Это прежде всего инвестиционные проекты по организации производств с широкой гаммой нефтехимической продукции: полипропилена, полиэтилена, бутадиена, синтети­ческих каучуков. Такие нефтехимические производства представляют собой сложную систему тех­нологически взаимосвязанных процессов, осуществляемых на лицензионном оборудовании. Между­народный опыт и маркетинговые исследования показывают, что наиболее востребованными базовы­ми нефтехимическими продуктами являются полипропилен и полиэтилен.

Как показывают расчеты [15; 6], к 2030 г. прогнозируется значительная потребность в полипропилене на международных рынках (до 115 млн т). Это почти в 2 раза больше по сравнению с показателем 2015 г. (60 млн т). Высокие темпы роста рынка ожидаются в Азии, Восточной Европе, Ближнем Востоке, Латинской Америке, Африке, Карибском бассейне. Казахстанский полипропилен, за исключением того объема, который будет покрывать потребности внутреннего рынка, планируется экспортировать на рынки Восточной и Западной Европы, Китая, Турции. Ожидается, что в перспективе спрос на полиэтилен будет также высок. Наибольшим спросом он пользуется в странах Средней и Восточной Азии, а также в Западной и Восточной Европе. К 2025 г. спрос на полиэтилен прогнозируется в объеме до 137 млн т, что в 2 раза больше в сравнении со спросом в 2011 г. Основными рынками потребления казахстанского полиэтилена, как ожидается, будут Западная и Восточная Европа, а также Китай и Восточная Азия.

Главным проектом на территории СЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» в Атырауской области (создан Указам Президента РК от 19 декабря 2007 г. № 495) является строительство интегрированного газохимического комплекса, реализуемое в две фазы. Пер­вая фаза позволит обеспечить производство полипропилена мощностью 500 тыс. в год, вторая — 800 тыс. т полиэтилена в год. В целях гарантированного сбыта полипропилена компания, реализующая данный проект, — Kazakhstan Petrochemical Industries (КРІ) уже заключила договоры на сбыт готовой продукции. В рамках второй фазы проекта стратегическим партнером выступает южнокорейская компания LG Chem. На сегодня суммарные инвестиции в данный проект оцениваются в 6300 млн долларов, а ввод в эксплуатацию первой фазы комплекса запланирован на четвертый квартал 2017 г.

Другой системообразующий проект, реализуемый в рамках СЭЗ, предполагает строительство за­вода по выпуску бутадиена мощностью 250 тыс. т в год и полибутадиенового каучука мощностью 125 тыс. т в год. На сегодня ведутся переговоры с потенциальными стратегическими партнерами из Польши, Германии и Южной Кореи.

Еще один проект ориентирован на дальнейшую переработку базового сырья с интегрированного газохимического комплекса и связан с налаживанием производства полимерной продукции. До ввода в эксплуатацию этого предприятия апробация технологии будет осуществляться на завозном сырье — из Российской Федерации, Узбекистана, Туркменистана, Южной Кореи. По данному проекту уже заключены договоры о намерениях по сбыту продукции на рынках Европы, Турции, Китая, Юго-Восточной Азии, стран СНГ [15; 6].

Приоритетное направление инновационного развития нефтегазового сектора РК — глубокая переработка углеводородного сырья 4-5 переделов с полным завершением технологического цикла, начиная от добычи до производства продукции с высокой добавленной стоимостью. В этих целях сегодня осуществляется модернизация всех трех крупных нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ).

Уже совсем скоро, согласно утвержденному Правительством страны Комплексному плану мо­дернизации НПЗ, нефтеперерабатывающие заводы прекратят производство бензина марки А-80, на­ладят выпуск нефтепродуктов, соответствующих стандарту Евро-4 с перспективным выходом на Евро-5, а внутренний рынок будет полностью обеспечен высокооктановыми бензинами местного про­изводства. При этом суммарная мощность по переработке нефти возрастет до 18,5 млн т в год с ны­нешних порядка 14 млн т в год, а глубина переработки увеличится и составит более 90 %. Кроме то­го, появится базовая продукция для нефтехимии — бензол и параксилол.

К примеру, уже проведенная реконструкция вакуумного блока установки ЭЛОУ-АВТ-3 и уста­новки замедленного коксования в рамках второго этапа реконструкции АНПЗ (Атырауский нефтеперерабатывающий завод) позволила увеличить мощности по первичной и вторичной перера­ботке, а также производство дополнительных объемов целевых нефтепродуктов с добавленной стои­мостью. Скоро здесь заработают еще два крупных объекта — Комплекс по производству ароматиче­ских углеводородов, строительство которого направлено на улучшение экологических параметров автомобильных бензинов за счет извлечения бензола и ароматических углеводородов из бензиновой фракции, а также Комплекс глубокой переработки нефти, что позволит увеличить мощность завода и глубину переработки.

На Шымкентском нефтеперерабатывающем заводе (РКОР) завершается разработка проектно-сметной документации реконструкции и модернизации, к работе над которой привлечены итальян­ская компания Technip Б.р.А. совместно с ТОО «ИК «Казгипронефтетранс». В ближайшее время планируется завершить строительно-монтажные работы в рамках первого этапа. Во исполнение вто­рого этапа проекта завершены инженерно-геологические изыскания, проектирование по западным стандартам, ведутся работы по адаптации документации по казахстанским стандартам.

Реализацию проекта по модернизации ПНХЗ (Павлодарский нефтехимический завод) планируется осуществить в два этапа: первый из них включает запуск двух пусковых комплексов до конца 2016 г., решение же о реализации второго этапа будет принято после завершения разработки проектно-сметной документации с учетом заключения Госэкспертизы [6; 7].

Впрочем, не только этим трем заводам предстоит в будущем сыграть роль в развитии сектора downstream. Введенное в декабре 2013 г. предприятие по выпуску высококачественных дорожных битумов на производственной площадке существующего завода пластических масс в городе Актау тоже вносит существенный вклад в формирование нефтехимической отрасли.

В целом выпуск новой для Казахстана базовой нефтегазохимической продукции позволит в бу­дущем перейти к реализации «нишевых» проектов по производству продукции высших переделов, таких как полиолефины, терефталевая кислота и полиэтилентерефталат. В свою очередь это даст возможность освоить производство полиэфирных волокон, упаковочных материалов, шин, труб и многих других товаров бытового и промышленного назначения [16; 12].

Как считают специалисты [17; 18], в перспективе строительство и пуск в эксплуатацию различных нефтехимических комплексов, а также модернизация и технологическое обновление дей­ствующих нефтеперерабатывающих заводов позволят:

  • приступить к формированию структур по глубокой и комплексной переработке углеводород­ного сырья, что даст возможность говорить о создании рынка нефтехимических продуктов с высокой добавленной стоимостью;
  • уменьшить зависимость экономики Казахстана от конъюнктуры мировых цен на нефть, обес­печить наполнение Центрально-Азиатского и внутреннего рынка нефтехимической продукцией казахстанского производства;
  • создать основу для формирования в Республике Казахстан вертикально интегрированных ком­плексов, деятельность которых может осуществляться в широком спектре — от добычи и очи­стки нефти до создания действующих технологий и производств по глубокой переработке уг­леводородного сырья и выпуска товарной нефтехимической продукции с высокой добавленной стоимостью.

Одновременно изложенное выше позволяет сделать вывод о необходимости дальнейшего исследования проблем и путей развития нефтехимического производства в Казахстане.

Необходимость формирования кластеров в нефтегазодобывающей промышленности Казахстана

Мировой опыт свидетельствует, что конкурентоспособность национальной экономики во мно­гом обеспечивается формированием комбинации фирм и организаций, связанных между собой пото­ками знаний, технологическими связями и другими взаимоотношениями. Подобная группа географи­чески локализованных участников получила название «кластер». На сегодняшний день развитие кла­стеров является широко признанным инструментом, сопутствующим экономическому развитию и повышению конкурентоспособности. Быстро распространяющееся число кластерных инициатив как в развитых, так и в развивающихся странах по всему миру отражает их эффективность и жизнеспо­собность.

По определению Портера, «кластер, или промышленная группа, — это группа географически со­седствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в опреде­ленной» сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга.

Географические масштабы кластера могут варьироваться от одного города или штата до страны или даже ряда соседствующих стран. Кластеры принимают различные формы, в зависимости от своей глубины и сложности, но в большинстве случаев включают компании готового продукта, или сер­висные компании; поставщиков специализированных факторов производства, компонентов, машин, а также сервисных услуг; финансовые институты; фирмы в сопутствуюших отраслях. Кластеры часто включают также фирмы, работающие в низовых отраслях (т.е. с каналами сбыта или потребителями); производителей побочных продуктов; специализированных провайдеров инфраструктуры; прави­тельственные и другие организации, обеспечивающие специальное обучение, образование, поступле­ние информации, проведение исследований и предоставляющие техническую поддержку (такие как университеты, структуры для повышения квалификации в свободное время); а также агентства, уста­навливающие стандарты. Правительственные агентства, оказывающие существенное влияние на кла­стер, могут рассматриваться как его часть. И наконец, многие кластеры включают торговые ассоциа­ции и другие совместные структуры частного сектора, поддерживающие членов кластера» [18; 207].

В Республике Казахстан имеется ряд условий, которые могут как способствовать, так и препят­ствовать развитию территориальных кластеров [7; 266].

К позитивным результатам внедрения кластерного подхода в региональное развитие следует от­нести: расширение технологической, научной и информационной инфраструктур; готовность субъек­тов бизнеса к кооперированию; мобильность в использовании местных ресурсов; повышение устой­чивости межрегиональных связей; усиление партнерских отношений во внешнеэкономическом со­трудничестве и ряд других.

К факторам, сдерживающим развитие кластеров в РК, можно отнести следующие: низкое каче­ство управления совместным бизнесом в отдельных секторах деятельности международных хозяйст­венных структур; слабый уровень развития приграничных территориальных кооперационных струк­тур, которые, как правило, самостоятельно не справляются с задачей выработки и реализации при­оритетов для продвижения интересов регионального бизнеса; недостаточный уровень коллективных плановых и программных решений по территориальному хозяйственному развитию; большие гори­зонты достижения ожидаемых результатов, так как реальные выгоды от создания кластеров могут проявиться через 5-7 лет.

Критерием для выделения базовой отрасли кластера является ее способность производить про­дукцию, конкурентоспособную на мировом рынке.

По мнению специалистов [19; 6], весь комплекс проблем, возникающих при развитии нефтегазо­вой отрасли, должен своевременно решаться поэтапно — с момента начала геолого-поисковых и раз­ведочных работ до ввода в эксплуатацию месторождения и строительства объектов переработки уг­леводородных ресурсов. Такая стратегия может быть успешно реализована в процессе формирования нефтехимических кластеров на системной основе.

Проблема формирования кластеров в нефтяной промышленности заключается в необходимости создания цепочек взаимоувязанных производств — от геолого-поисковых и разведочных работ до пе­реработки извлеченных углеводородных соединений и реализации товарной продукции (рис. 2).

Реальная возможность формирования кластеров, в основу которых будет положено использова­ние нефтегазовых ресурсов, существует в регионах Западного Казахстана. Первый из них может быть образован с учетом существующего промышленного и научного потенциала в Атырауской области. Данная область, благодаря сосредоточенным на ее территории запасам нефти и газа, является одним из перспективных и привлекательных регионов республики, где уже идут формирование нефтехими­ческого кластера и создание интегрированного нефтехимического комплекса. Анализ эффективности кластеров может производиться в различных направлениях: институциональная организация; внут­ренняя мотивация инициирования и поддержания; сравнительная конкурентоспособность участни­ков; стратегический потенциал.

Исследование и классификация характерных признаков кластеров показывают их отличия в раз­ных странах, но в целом можно выделить систему следующих основных показателей по ресурсам и ожидаемым результатам, которые имеются в Атырауской области для создания нефтехимического кластера [20; 20]:

  • достаточные возможности и ресурсы по проведению исследований структур вне и внутри кла­стера и перспектив его развития;
  • возможность развития трудового потенциала и трудовых ресурсов внутри предприятий кла­стера;
  • близость поставщиков углеводородного сырья и других материальных ресурсов;
  • наличие собственного капитала у участников кластера.

Схема производственных взаимосвязей структурных подразделений кластеров

В основу формирования второго кластера должны быть положены существующие мощности по нефтедобыче (месторождения «Мангыстау» и «Бузачи»), по переработке углеводородных ресур­сов (завод пластмасс, Казахский газоперерабатывающий завод, а в перспективе — Мангыстауский нефтеперерабатывающий комплекс).

Третий кластер должен быть ориентирован на использование газоконденсата Карачаганакского месторождения, а в последующем и на сырье, которое в перспективе будет добываться на новых ме­сторождениях Западно-Казахстанской области — Тепловской, Токаревской и иных структур.

Развитие собственной разветвленной базы нефтегазопереработки и нефтехимии необходимо республике, во-первых, в связи с ростом своих потребностей в исходных ресурсах углеводородов; во-вторых, вследствие того, что конечная продукция этих производств — от индивидуальных углеводо­родов до полимерных материалов — представляет собой достаточно выгодную статью экспорта, о чем свидетельствует постоянно растущий спрос на нее на мировых рынках.

Рост нефтегазодобычи и предстоящее освоение месторождений Каспийского шельфа создают базу для создания мощных нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств, продукция ко­торых способна не только полностью удовлетворить внутренние потребности, но и поставляться на внешние рынки [7; 267-269].

Значит, основной целью создания нефтехимического кластера, исходя из природных богатств нашей страны, а также расположения нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, должно стать развитие конкурентоспособности нефтехимического комплекса Казахстана и его про­дуктов, выход на мировой рынок, повышение эффективности его вклада в конкурентоспособность национальной экономики.

В Казахстане формирование названных выше кластеров позволит поэтапно реализовать задачи комплексного социально-экономического развития регионов. Кластеры должны быть взаимосвязаны между собой процессами добычи и переработки сырья, а также инфраструктурой, которую предстоит создать (нефтяное машиностроение, социальная сфера, нефтепроводный транспорт, научно-техническое сопровождение и др.).

Предпосылки для этого реально существуют в регионах Западного Казахстана, где имеются, во-первых, значительные объемы добычи нефти и газа, во-вторых, уже введенные в эксплуатацию мощ­ности по нефтегазопереработке и нефтехимии в-третьих, в достаточной степени развитая инфра­структура. Все это будет способствовать в пределах кластера созданию большой системы взаимосвя­занных по сырью, финансовым и трудовым ресурсам производств, территориально расположенных в Западных областях. Более того, реализация кластерной инициативы именно здесь создает предпо­сылки для возрождения таких крупных объектов нефтегазопереработки и нефтехимии, как завод пла­стмасс (Актау), АО «Полипропилен» и нефтеперерабатывающий завод (Атырау), Новоузеньский и Жанажолский газоперерабатывающие заводы.

Пути развития и поддержания системы магистральных нефтепроводов для надежной транспортировки нефти на внутренний рынок и экспорт

В свете реализации Стратегии «Казахстан — 2050» создание многовекторной и экономически эффективной нефтетранспортной системы Казахстана стало главной стратегической целью нацио­нального оператора РК по магистральному нефтепроводу «КазТрансОйл», обеспечивающему сегодня транспортировку до 60 % от всего объема добываемой в республике нефти. Сейчас «КазТрансОйл» управляет сетью магистральных нефтепроводов протяженностью более 5,5 тыс. км, свыше 2,1 тыс. км водоводов, 37 насосными станциями, обеспечивая рабочими местами более 8 тыс. человек. Произ­водственные объекты АО «КазТрансОйл» расположены в 11 областях Казахстана [21; 7].

Поскольку нефтепроводная система Казахстана создана, сегодня нефть, добываемая в нашей стране, может транспортироваться как на западные рынки, так и в восточном направлении, в бассей­ны Черного, Балтийского, Средиземного морей. В целях обеспечения транспортировки отечественной нефти на территории России и Беларуси национальный оператор Казахстана по магистральному нефтепроводу АО «КазТрансОйл» заключил с нефтетранспортными и транспортно-экспедиторскими компаниями договоры на предоставление услуг транспортировки по системе магистральных нефте­проводов этих стран и транспортно-экспедиторских услуг по организации перевалки экспортируемой казахстанской нефти в морских торговых портах (ОАО «АК «Транснефть», ОАО «Гомельтранснефть Дружба», ЗАО «Транснефть-Сервис», ООО «Невская трубопроводная компания», ООО «Приморский торговый порт»). Например, объемы экспорта по системе «Атырау — Самара» уже расписаны на долгосрочную перспективу, и это дает нашим нефтяным компаниям уверенность в планировании, так как каждый рынок — Черного моря, Восточной Европы, Балтийских стран — имеет определенную ценовую политику.

Через территорию России ежегодно осуществляется транспортировка казахстанской нефти: по нефтепроводу Атырау — Самара — порядка 15 млн т; по нефтепроводу Махачкала — Тихорецк — Новороссийск — до 3 млн т. Соглашение между Правительствами РК и Российской Федерации о транзите нефти в настоящее время продлено до 2027 г.

В ближайшей перспективе ожидается рост объемов добычи нефти, связанный в основном с пла­нируемой добычей на месторождении «Кашаган» и увеличением добычи на месторождении «Тенгиз». Так, ТОО СП «Тенгизшевройл» (ТШО), являющееся лидером по объему нефтедобычи в Казахстане и добывшее в 2013 г. рекордный объем сырой нефти — 27, 1 млн т, уже через несколько лет сможет продемонстрировать новую мощь разрабатываемого им месторождения «Тенгиз» (Атырауская область). Реализация проекта будущего расширения (ПБР), а также связанного с ним проекта управления устьевым давлением скважин (ПУУД), совокупно оценивающихся в 23 млрд долларов, позволит нарастить добычу нефти в ТШО на 12 млн т и довести ее до 38 млн т в год. «Тенгиз» — самое глубокое в мире нефтяное месторождение-гигант, верхний нефтеносный коллектор которого залегает на глубине около 4000 метров, или 13 000 футов. Общие разведанные запасы в разбуренных и неразбуренных участках прогнозируются в объеме 3,1 млрд т, или 26 млрд баррелей. А площадь коллектора столь велика, что потребовались бы две марафонские дистанции, чтобы обежать вокруг него. Сегодня ТШО производит четыре вида высококачественной продукции для использования как внутри Казахстана, так и за его пределами. Это сырая нефть, которую компания продает в Европу и Северную и Южную Америку; сжиженный углеводородный газ, реализуемый потребителям в Казах­стане и Европе по железной дороге; сухой газ, большая часть которого используется в республике; а также сера — жидкая, чешуированная, гранулированная и комовая, отгружаемая в страны Средизем­номорского бассейна Центральной Азии и Китай [22; 6].

Как известно, основным маршрутом транспортировки тенгизской нефти с 2001 г. является система Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). В связи с указанным выше увеличением потенциального объема добычи нефти на Тенгизском месторождении в перспективе в настоящее время реализуется проект расширения пропускной способности КТК общей стоимостью в 5,4 млрд долларов США. Это позволит увеличить со временем мощность КТК до 67 млн т в год (с антифрик­ционными присадками — до 76 млн т в год). В рамках его реализации будут модернизированы 5 су­ществующих и построены 10 дополнительных НПС (2 — в Казахстане и 8 — в России), возведены под Новороссийском в дополнение к четырем существующим шесть новых резервуаров, объемом 100 тыс. кубометров каждый, для хранения нефти, а также третье выносное причальное устройство на морском терминале КТК. Кроме того, проект предполагает замену 88-километрового участка трубопровода на территории Казахстана на трубу большего диаметра [23; 6].

Известно, что одним из важных направлений является перспективный рынок углеводородов КНР. В связи с этим АО «КазТрансОйл» последовательно реализует проект по увеличению пропускной способности нефтепроводной системы Казахстан — Китай (Атырау — Кенкияк — Кум-коль — Атасу — Алашанькоу) до 20 млн т в год к 2017-2019 гг. при наличии ресурсной базы [24; 5].

В рамках дальнейшей реализации данного проекта предполагаются строительство и реконструк­ция объектов нефтетранспортной инфраструктуры, в том числе реконструкция и расширение НПС № 663, реконструкция ГНПС «Кенкияк», строительство НПС «Кызылжар», строительство н/п Кум-коль-Каракоин, замена трубы на участке н/п Каракоин-Атасу; строительство 3 НПС и реверс нефте­провода Кенкияк — Атырау для транспортировки нефти месторождений Западного Казахстана в на­правлении ПКОП, ПНХЗ и Китая; а также строительство 3 НПС на нефтепроводе Кенкияк — Кум-коль.

В заключение важно подчеркнуть то, что вопросы диверсификации позволят также решить загрузку собственных нефтеперерабатывающих заводов. Так, остро стоит задача обеспечения загрузки Павлодарского завода нефтью западноказахстанского происхождения. Значит, наряду с развитием экспортного потенциала важнейшей задачей в рамках обеспечения внутреннего рынка республики нефтепродуктами является также развитие сети внутренних нефтепроводов. В этом на­правлении предполагается осуществлять инвестиции для поддержания текущих активов, обеспечения надежности линейной части трубопровода и эффективности насосных станций. 

 

Список литературы

  1. Коренчук Г., Масимов К., Вершков А. Энергетическая безопасность Прибалхашского региона // Промышленность Казахстана. — 2013. — № 2 (77). — С. 38-46.
  2. Тасекеев М., Васильянова Л. Новые проекты нефтедобычи // Промышленность Казахстана. — 2012. — № 6 (75). — С. 37-40.
  3. Кусаинова А. РД КМГ: падение цен на нефть — серьезный вызов // Казахстанская правда. — 2014. — 24 дек. — С. 7.
  4. Бутырина Е. Нефтяному рынку Казахстана 2014 год запомнится обвалом мировых цен, председательством в Энергетической хартии и ростом расходов по проекту Кашаган // Панорама. — 2014. — № 50. — 26 дек. — С. 6.
  5. Джантуреева Э. Нефтегазовый комплекс: запасы, добыча, инвестиции // Kazakhstan. — 2014. — № 5. — С. 18-22.
  6. Национальный нефтегазовый бренд // Казахстанская правда. — 2014. — 14 сен. — С. 6.
  7. Джолдасбаева Г.У. Пути повышения конкурентоспособности нефтегазового комплекса за счет диверсификации и реструктуризации: теория, практика, приоритеты (на примере Республики Казахстан): Монография. — Алматы: Экономика, 2012. — 312 с.
  8. Егоров О.И., Чигаркина О.А., Баймуканов А.С. Нефтегазовый комплекс Казахстана: проблемы развития и эффективного функционирования. — Алматы: Полиграфкомбинат корпорации «Атамұра» Республики Казахстан, 2003. —536 с.
  9. Каренов Р.С. Приоритеты стратегии индустриально-инновационного развития горнодобывающей промышленности Казахстана. — Астана: Изд-во КазУЭФМТ, 2010. — 539 с.
  10. Кошим А.Г. Состояние и экологические проблемы нефтедобывающей промышленности Прикаспийского региона // XXVH Пленум геоморфологической комиссии РАН: Материалы Междунар. конф. — Томск: Томский гос. ун-т, 2003. —С. 272-274.
  11. Кошим А., Сакиев К. Нефтяная промышленность как техногенный фактор развития современного геоморфогенеза // Промышленность Казахстана. — 2011. — № 4 (67). — С. 22-25.
  12. Масштаб и значимость: в поисках оптимального сценария // Промышленность Казахстана. — 2014. — № 5 (86). —С. 40-45.
  13. Медиева Г. Сохранить уникальность Каспия // Казахстанская правда. — 2014. — 15 окт. — С. 5.
  14. Конырова К. Кашаган: поиски истины продолжаются // Казахстанская правда. — 2014. — 9 янв. — С. 1-2.
  15. Бутырина Е. Эффективное развитие нефтехимии в Казахстане возможно лишь при реальной поддержке государства // Панорама. — 2014. — 13 июня. — № 22 — С. 6.
  16. Карабалин У. Инновации в сфере углеводородов // Казахстанская правда. — 2014. — 19 дек. — С. 12.
  17. Чигаркина О.А., Джолдасбаева Г. У. Развитие нефтепереработки как фактор структурных преобразований экономики Казахстана // Экономика: стратегия и практика. — 2014. — № 4 (32). — С. 14-19.
  18. Портер Майкл Э. Конкуренция: Учеб. пособие: Пер. с англ. — М.: Изд. дом «Вильямс», 2000. — 495 с.
  19. Сабден О., Егоров О. Потенциал использовать сполна // Казахстанская правда. — 2014. — 8 авг. — С. 6.
  20. Оразбаева К., Утенова Б., Курсина М. Формирование нефтехимического кластера и создание интегрированного нефтехимического комплекса в Казахстане // Промышленность Казахстана. — 2014. — № 4 (85). — С. 20-22.
  21. Тулешева Г. Курс — на устойчивый рост // Казахстанская правда. — 2014. — 22 окт. — С. 7.
  22. Бутырина Е. ТШО работает над поиском альтернативных маршрутов транспортировки углеводородного сырья для смягчения возможных последствий от антироссийских санкций // Панорама. — — 14 нояб. — № 44. — С. 6.
  23. Бутырина Е. КТК отметил существенный прогресс в реализации проекта расширения в Казахстане // Панорама. — 2014. — 14 нояб. — № 44. — С. 6.
  24. Саудегерова Д. Уверенность в завтрашнем дне // Казахстанская правда. — — 28 авг. — С. 5.
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Экономика
loading...