Проблемы и перспективы прикаспийского нефтегазового комплекса 

Цель исследования – состоит в обосновании проблем и перспектив нефтегазовой отрасли Прикаспийского региона, обеспечения его позиций на мировом рынке нефти и газа.

Методология – при работе главным являлся основной метод научного познания – диалектический. Соответственно, проблемы и промышленное природопользование рассматривалось комплексно, всесторонне и в развитии.

Оригинальность/ценностьданы основные направления расширения нефтегазового сотрудничества стран Каспия.

Выводы – взятый Прикаспийскими государствами курс на форсированное освоение природных ресурсов не согласован с важнейшей целью развития региона – с целью сохранения уникальной экосистемы Каспийского моря.

В приоритетных направлениях развития общества до 2030 г., поставленных Президентом страны Н. Назарбаевым в своем Послании народу Казахстана, центральное место занимает экономический рост, базирующийся на открытой рыночной экономике с высоким уровнем иностранных инвестиций и внутренних сбережений. Реализация такого курса требует принятия ряда соответствующих мер на национальном уровне, создания действенного механизма регулирования инвестиций с учетом изменений, происходящих в мировом хозяйстве. В послании Президента РК народу Казахстана «Стратегия Казахстан-2050» – был обозначен новый политический курс состоявшегося государства»:

  • угроза глобальной продовольственной безопасности – высокие темпы роста мирового народонаселения резко обостряют продовольственную проблему;
  • острый дефицит воды – мировые водные ресурсы также находятся под большим давлением;
  • исчерпаемость природных ресурсов – в условиях ограниченности, исчерпаемости природных ресурсов Земли беспрецедентный в истории человечества рост потребления будет подогревать разнонаправленные как негативные, так и позитивные процессы [1].

Рациональное использование и охрана минеральных ресурсов в нашей республике заключаются в выполнении следующих условий:

  • государственная собственность на все виды природных ресурсов, что позволяет комплексно и планово подходить к их использованию и сохранять богатства недр для будущих поколений.
  • осуществление обеспеченности народного хозяйства в минеральном сырье с минимальными общественно необходимыми затратами, внедрение прогрессивных малоотходных и безотходных технологий для снижения уровня вредного воздействия на окружающую среду горнопромышленных производств.

В настоящее время вопросы недропользования в Казахстане регламентируются введенным в действие в январе 1996 г. Указом Президента РК, имеющим силу закона о «Недрах и недропользовании». В соответствии с этим Указом и с Конституцией республики все недра, в том числе и полезные ископаемые, находятся в государственной собственности. Правительство страны выполняет следующие функции:

  • организует управление государственным фондом недр;
  • устанавливает правила пользования недрами;
  • определяет участки,  предназначенные  для  удовлетворения  государственных  потребностей в  стратегических  и  дефицитных  видах  минерального  сырья,  устанавливает   ограничения на пользование недрами в делах обеспечения национальной безопасности, сохранности окружающей природной среды, безопасности населения, производит консервацию для сохранения запасов в интересах будущих поколений;
  • определяет порядок уплаты платежей и налогов для недропользователей, осуществляющих деятельность в отраслях добывающей промышленности;
  • определяет порядок лицензирования и заключения контрактов;
  • осуществляет выдачу лицензий на право недропользования, а также контроль за соблюдением условий выполнения лицензий и контрактов и др. [2].

Каспийский регион, в который входит западная часть Центральной Азии (Казахстан и Туркменистан), Закавказье и прилегающие к Каспийскому морю районы России и северного Ирана, географически формирует центральную зону Евразийского материка и занимает особое место на политической карте современного мира.

Регион находится в географическом центре Евразии и равноудален от всех наиболее заселенных политически и экономически важных регионов Восточного полушария – Европы, Ближнего и Среднего Востока, Южной Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона и развитых районов Северо-Западной и Центральной части России. Так уж получилось, что ввиду своих топографических и климатических особенностей Каспийский (Кавказско-Центрально-Азиатский) регион связывает все эти регионы, одновременно отделяя их друг от друга.

Через него проходят все наиболее удобные сухопутные пути, напрямую и кратчайшим образом связывающие прилегающие к нему регионы между собой. Соответственно, текущие политические, торгово-экономические и демографические особенности определяют, могут ли прилегающие к Каспию другие значимые в современном мире регионы посредством центра Евразии контактировать между собой во благо друг друга, либо будут использовать стратегические преимущества, которые дает эта территория, для взаимного противоборства [3].

Каспийское море является крупнейшим внутриконтинентальным бессточным водоемом длиной 2030 км, шириной 435 км, не имеющим связи с океаном, но обладающими всеми признаками моря.

По рельефу дна и гидрологическим особенностям Каспий делится на три части: северную, среднюю и южную. Северная мелководная часть занимает 80 тыс.кв.км. Площадь всего моря 371 тыс. кв.км., объем вод около 75 тыс.кв.км., глубина 194 м.

Характерные черты климата: преобладание антициклонов, сухие ветры, резкие изменения температуры воздуха. Многолетняя средняя температура воздуха в июле-августе над всем Каспием 24-260С, в среднем над водоемом выпадает 200 мм осадков. Воды Каспия бедны ионами натрия и хлора, богаты кальцием и сульфатами. По солености Каспий относится к мезогалинной зоне, где соленость воды составляет от 3 до 15-16%. Планктон и бентос играют огромную роль в жизнедеятельности рыб, обитающих в Северном Каспии. В Каспийском море обнаружены 449 видов и разновидностей водорослей, 315 видов и подвидов зоопланктона и 306 видов данных животных, из них в Северном Каспии – 414 видов водорослей и 216 видов зоопланктона.

Ценность Каспийского моря заключается в содержащихся во всей акватории биологических ресурсах. В настоящее время фауна рыб Каспийского моря и устьев, впадающих в него рек представлена 123 видами и подвидами, из которых 45% составляют эндемики. Промысловое значение имеют около 40 видов, но основой промысла являются примерно 25. При этом наиболее важными из каспийских рыб являются осетровые. Другой животный мир Каспийского моря с устьями рек представлен водными и околоводными млекопитающими – 8 видов, птицы – 110 видов (из них 18 редких).

Глобальная ценность Северного Каспия определяется следующими критериями:

  • наличием осетровых и других ценных видов рыб;
  • наличием единственного эндемика млекопитающих – каспийского тюленя;
  • наличием миллионов водоплавающих и околоводных птиц, в период гнездования, линьки, сезонных миграций и зимовки;
  • наличием морских слабосоленых, прибрежных пресноводных и впадающих речных пресноводных типов экосистем, обеспечивающих жизнедеятельность населяющего всего биологического разнообразия.

В соответствии с Законом Республики Казахстан «Об особо охраняемых природных территориях» северная часть Каспийского моря объявлена заповедной зоной. К основным угрозам, оказываемым биологическому разнообразию, следует отнести:

  1. Нерациональное использование биоресурсов Каспия: а) за счет высокого уровня браконьерства; б) легального сверхинтенсивного, слабо контролируемого рыболовства;
  2. Загрязнение среды обитания (нефтяные углеводороды, тяжелые металлы, фенолы, синтетические поверхностно активные вещества, хлорорганические пестициды, кумулятивный политоксикоз каспийского тюленя, вызванный загрязнением моря и т.д.);
  3. Биологическое загрязнение Каспийского моря гребневиком Mnemiopsis и результаты его воздействия на экосистему; 

Проблема сохранения биологического разнообразия Каспия уже перестала быть уделом только пяти прикаспийских государств и превратилась в проблему планетарного значения. В Каспийском море практически не встречается в последние годы каспийская минога, одиночными экземплярами попадаются в уловах волжская многотычинковая сельдь, каспийский лосось, белорыбица и кутум. Все эти виды включены в Красную книгу Республики Казахстан [4].

Переход к экологически безопасному и устойчивому развитию в настоящее время становится одним из приоритетных направлений стратегии развития Казахстана. Хозяйственная деятельность в Каспийском регионе вызвала целый ряд проблем, которые самым тесным образом связаны с социальноэкономическим развитием и условиями жизни населения. Эти проблемы можно определить на основе экологических, экономических, социальных и культурных факторов и разделить их на две группы: существовавшие ранее и появившиеся вновь.

К первой группе проблем можно отнести такие как деградация прибрежных ландшафтов и разрушение земель, общее ухудшение качества окружающей среды, загрязнение вследствие добычи и обработки нефти и газа. Все эти проблемы известны давно, хотя они прогрессируют с различной скоростью.

К новым трансграничным проблемам следует отнести резкое снижение запасов некоторых видов промысловых рыб, включая осетровых, угрозу общему биоразнообразию, ухудшение здоровья населения. Новой проблемой является интенсификация промышленного освоения углеводородного сырья на всем протяжении шельфа Каспийского моря [5].

Новый этап освоения ресурсов нефти и газа Прикаспийского региона уже сейчас, на ранней стадии, вызывает необходимость решения ряда общих проблем. Аномально высокие температуры и давление, агрессивность соединений, содержащихся в сырье, геологические особенности залегания ресурсов обусловливают необходимость детального изучения «поведения» продуктивных горизонтов, анализа методов поддержания пластового давления. Особо следует отметить отсутствие отечественных разработок технико-технологического характера, связанных с обеспечением необходимым оборудованием процессов бурения, добычи и переработки углеводородных ресурсов, являющихся сырьевой основой для ряда базовых отраслей.

В целом по региону специализация носит явно выраженный добывающий характер. Первостепенное значение принадлежит нефтегазодобывающей отрасли, которая в большей или меньшей степени развита практического во всех районах. На базе извлекаемого из недр углеводородного сырья здесь возник комплекс производств перерабатывающего характера, имеющих тесные сырьевые связи  друг с другом. Нефтедобывающие предприятия Урало-Эмбинской зоны, Мангышлака, Атырауские нефтеперерабатывающий завод и АО «Полипропилен», Казахский газоперерабатывающий завод (г. Жана Озен), завод пластмасс (г. Актау), газоперерабатывающий завод (пгт. Кульсары) в целом рассматриваются как единый нефтехимический комплекс, базирующий на собственной сырьевой основе.

При разработке вариантов развития и размещения нефтегазодобывающих и перерабатывающих производств непременным условием должен быть учет сырьевого фактора и прежде всего его качественных аспектов.

Поэтому, говоря о проблемах эффективности производства, комплексного и рационального использования природных ресурсов, нельзя останавливаться только на тех вариантах, которые, казалось бы, являются наиболее экономичными [6].

Подобное направление использования природных ресурсов означает, что мы сознательно идем на реализацию малоэффективных вариантов развития, характерной чертой которых являлись (да и являются в настоящее время) заметные экономические потери, классифицируемые по следующим позициям:

  • −  потери  сырьевых  ресурсов  непосредственно  в  недрах.  Эта  практически  полностью теряемая часть полезных ископаемых составляет в  нефтедобывающей  отрасли  примерно 70%, в газодобывающей – 30-40%. Столь высокий уровень ресурсов, оставляемых в нефтегазосодержащих  горизонтах,  предопределен  именно   укоренившейся   практикой ввода   новых   месторождений   в   эксплуатацию,   которая   осуществляется   при  отсутствии полного цикла технологических мероприятий. Новые месторождения, особенно крупные, уникальные, подготовленные к промышленной разработке, как правило, вводятся в эту стадию слишком поспешно, без достаточно надежной технической, технологической, экономической подготовки. Следствием является то, что технологическая схема разработки месторождений обновляется по прошествии значительного периода, в течение которого и происходят изменения в количественных параметрах залегания сырья, в качественных его характеристиках. Во избежание большого ущерба необходимо на начальной стадии подготовки месторождения к эксплуатации разработать рекомендации, направленные на обоснование технологии извлечения сырья, использование методов поддержания пластового давления, создания комплекса технологических средств по всей системе «добыча-транспорт-переработка», обеспечивающих отбор ценных компонентов, надежность работы в конкретной среде. Своевременное принятие решений о технологической схеме разработки месторождения, темпах отбора сырья из продуктивных горизонтов способствует сокращению его потерь в недрах;
  • потери ресурсов вследствие некомплексной переработки. Нефть и газоденсат, кроме продуктов, непосредственно получаемых при переработке – моторные топлива, мазут, кокс и другие – содержат в своем фракционном составе ряд соединений, которые не улавливаются в процессе перегонки, в результате чего снижается эффективность добычи и переработки сырья, создается дефицит в  отдельных  видах  продукции,  что  зачастую  вызывает  необходимость  закупки   ее за валюту, ухудшает параметры, характеризующие состояние окружающей среды. В нефти отдельных месторождений выявлено содержание металлов – ванадия, никеля промышленных концентраций, парафина, сернистых соединений. Из-за несогласованности интересов развитых компаний извлечение, например, металлов из отечественной нефти вообще не осуществляется [7].

Происходит подобное в условиях, когда имеются реальные предпосылки использования отечественной технологии, позволяющие извлекать металлы на стадии непосредственной добычи или же в процессе переработки;

  • потери сырья в процессе переработки. Переработка сырья производится, как правило, в смеси нефти разных месторождений страны, имеющих разные физико-математические параметры. Такая практика не способствует рациональному и комплексному использованию сырья, ведет к снижению экологической эффективности. Поэтому не случайно, что в процессах перегонки нефти на отечественных предприятиях велик удельный вес тяжелого остатка, направляемого на конкретные топливные цели, составляющие в Республики Казахстан до 44%.  В  то же время в развитых капиталистических странах, например США, аналогичный показатель составляет всего лишь 8%. Это свидетельствует о недостаточном развитии в отечественной нефтепереработке вторичных ресурсов, которые в качестве исходного сырья используют мазут. Вовлечение его в деструктивные процессы позволяет дополнительно произвести широкую гамму светлых нефтепродуктов (автои авиабензины, топливо для реактивных двигателей и дизельное, керосин), смазочных материалов различного назначения, парафинов, ряда фракций, являющихся ценным сырьем для химической промышлености.
  • потери легких углеводородов в процессах переработки нефти и газа. Этот вид продукции, потенциально содержащейся в нефти, конденсате, попутном (нефтяном) и природном газе, находит применение в значительно меньших объемах, чем это могло быть. Основной причиной можно назвать хроническое запаздывание строительства установок по использованию фракций легких углеводородов – этановой, пропановой, бутановой – в связи с отсутствием генеральной схемы комплексной переработки сырья. В результате теряется огромный объем углеводородов, из которых при наличии необходимых технологических производств могут вырабатываться высококачественное топливо, полиэтилен и полипропилен, дефицит в которых ощущается сегодня как на внутреннем, так и внешнем рынках. Последующее использование полимерных материалов дает существенные экономические выгоды. Так, цена 1 т. этана составляет 100 единиц, полиэтилена – 1000 единиц, полипропилена – 1200 единиц, в то время как широкая фракция легких углеводородов (ШФЛУ) оценивается в 66 единиц за 1 т. [8]. 

Следовательно, размер получаемого экономического эффекта находится в прямой зависимости от полноты использования легких углеводородов, содержащихся в ШФЛУ. Наряду с обеспечением исходным сырьем предприятий нефтехимической промышленности (заводы по производству полиэтилена, полипропилена, пластмасс и т.д), легкие углеводороды, в частности, фракция С4 (бутан), в настоящее время пользуются огромным спросом в связи с возможностью получения из них высокооктанового бензина без добавки этиловой жидкости. Роль этой группы углеводородов возрастает еще и потому, что во многих странах мира действуют законы, запрещающие применение этилированного горючего.

Все отмеченное подтверждает отсутствие взвешенной программы комплексного использования углеводородных ресурсов, недопустимое отсутствие ввода в действие мощностей, способных в максимальной степени извлечь все возможные компоненты, содержащиеся в сырье [9].

Выделенные группы потерь относятся к числу тех факторов интенсификации производств, которые способны сыграть решающую роль в повышении эффективности использования ресурсов, повышении конкурентоспособности выпускаемой продукции, обеспечении высокого эффекта с хозяйственных позиций в целом, удовлетворении потребностей ведущих отраслей в специфической продукции.

Складывающаяся ситуация на казахстанском шельфе Каспийского моря в определенной мере напоминает процесс освоения нефтегазовых месторождений страны прежних лет. Интенсивное наращивание добычи углеводородных ресурсов не имеет надежного обеспечения в виде заключенных контрактов на строительство новых объектов их переработки, предприятий производственной и социальной инфраструктуры.

Из приведенной информации следует, что добыча нефти в течение 2011-2015 гг. вырастет ориентировочно до 120-170 млн т. в год с учетом объемов извлечения на континентальных месторождениях. Это в значительной мере превышает суммарные возможности экспорта углеводородов и их переработки на отечественных заводах [10].

Изложенные в этой работе соображения относительно направлений развития нефтегазового комплекса страны в целом позволяют обосновать следующие предложения:

  1. Существует настоятельная необходимость создания полнопрофильного нефтегазохимического комплекса в Западном Казахстане (вблизи г. Атырау), сырьем для которого послужат нефть и попутный газ месторождения Кашаган, а в дальнейшем и ряда других структур шельфовой зоны.
  2. Следует детально определить варианты обеспечения исходным сырьем существующие предприятия нефтехимии Западного Казахстана, расположенные в городах Актау и Атырау.
  3. Необходимо разработать научно-практические обоснования формирования кластеров, основой развития которых должна стать переработка углеводородного сырья, и наметить направления их эффективного функционирования [11].

 

Список литературы 

  1. Послание Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050» Новый политический курс состоявшегося государства» // Официальный сайт Президента Республики Казахстан. – [Электронный ресурс] // http://www.akorda.kz/ru/page/page_poslanieprezidenta-respubliki-kazakhstan-n-nazarbaeva-narodu-kazakhstana-14-dekabrya-2012-g_1357813742
  2. Тонкопий М. С., Мамыров Н. К., Упушев Е. М. Экономика природопользования: учеб. – Алматы: Экономика, 2003. – 464 с.
  3. Абишев А. Е. Каспий: нефть и политика. – 2-е изд. – Астана, 2004. – 380 с.
  4. Дуйсен Г. М. Проблемы рекреационного освоения казахстанской части Прикаспийского региона // Эколого-экономические проблемы освоения Каспийского шельфа: Материалы международной научно-практической конференции (г. Актау, 11 мая 2006г.). – Алматы: 2006. – С. 120-126.
  5. Виноградова О. Нефть и газ Центрально-Азиатских республик-2003 // Нефтегазовая вертикаль. – 2004. – № – С. 18-20. 
  6. Тонкопий М. С., Ишкулова Н. П., Анисимова Н. М., Сатбаева Г. С. Экология и устойчивое развитие: учеб. – Алматы: Экономика, 2011. – 377 с.
  7. Тонкопий М. С. Зеленая экономика и устойчивое развитие // Зеленая экономика и устойчивое развитие: Материалы международного научного семинара (г. Алматы, 28 июня 2011г.). – Алматы: Экономика, 2011. – С. 58-65.
  8. Гумарова Т. А., Ишкулова Н. П. Интегрированное управление водными ресурсами: учеб. пособие. – Алматы: Экономика, 2011. – 222 с.
  9. Жильцов С. С. Каспийский регион как геополитическая проблема современных международных отношений: 90-е годы XX века [Текст]: дис. … д-р полит. наук: 00.04: защищена 14.04.04 / Жильцов Сергей Сергеевич. – М.: РУДН, 2004. – 335 с.
  10. Кошелев В. К. Ноосферное экологическое образование, зеленая экономика и устойчивое развитие // Зеленая экономика и устойчивое развитие: Материалы международного научного семинара (г. Алматы, 28 июня 2011г.). – Алматы: Экономика, 2011. – С. 66-76.
  11. Надиров Н. К. Нефть и газ Казахстана. – Алматы: Ғылым, 1995. – 396 с.
  12. Дабикова Ж., Карпеков Қ. Д. Қапшағай аймағының табиғат ерекшеліктеріне байланысты туризмді дамыту жолдары // ҚазЭУ Хабаршысы / Вестник КазЭУ. – 2011. – № – Б. 259-262.
  13. Мирзалиева С. С. Современные тенденции развития специальных экономических зон в мировом хозяйстве и экономике Казахстане // ҚазЭУ Хабаршысы / Вестник КазЭУ. – – №4. – С. 147-152.
  14. Salazar-Aramayo, Jesus Leodaly; Rodrigues-da-Silveira, Roseane; Rodrigues-de-Almeida, Mariana; de Castro-Dantas, Tereza Neuma. A Conceptual Model for Project Management of Exploration and Production in the Oil and Gas Industry: The Case of a Brazilian Company // International Journal of Project Manage– 2013. – Vol. 31, No. 2. – pp. 589-601. DOI: 10.1016/j.ijproman.2012.09.016
  15. Thorpe S. A. On the biological connectivity of oil and gas platforms in the North Sea // Marine Pollution Bulletin. – 2012. – Vol. 64, No. 12. – pp. 2770-2781. DOI: 1016/j.marpolbul.2012.09.011
  16. Shevchenko D. I.; Kudryavtsev A. A. The “oil and gas enterprise” integrated training system // Oil Gas-European Magazine. – 2012. – Vol. 38, No. 4. – pp. 218-219.
  17. Adewuyi Adeolu  ;  Oyejide  T.  Ademola.  Determinants  of  backward  linkages  of  oil   and gas industry in the Nigerian economy // Resources Policy. – 2012. – Vol. 37, No. 4. – pp. 452-460. DOI: 10.1016/j.resourpol.2012.06.007.
  18. Teka Linkages to manufacturing in the resource sector: The case of the Angolan oil and gas industry // Resources Policy. – 2012. – Vol. 37, No. 4. – pp. 461-467. DOI: 10.1016/j.resourpol.2012.06.009
  19. Mares Miroslav; Larys, Oil and natural gas in Russia’s eastern energy strategy: Dream or reality? // Energy Policy. – 2012. – Vol. 50. – pp. 436-448. DOI: 10.1016/j.enpol.2012.07.040
  20. Qiu Wanfei; Jones Peter J. S. The emerging policy landscape for marine spatial planning in Europe // Marine Policy. – 2013. – Vol. 39. – pp. 182-190. DOI: 10.1016/j.marpol.2012.10.010
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Экономика